Александр Леонидов. "Декабристы" и "олимпийцы"

22.12.2016 10:43

«ДЕКАБРИСТЫ» И «ОЛИМПИЙЦЫ»

 

20 декабря 2016 года в здании Союза писателей Башкортостана творческое объединение русскоязычных писателей (ОРП СП РБ) ждало выступления своего председателя Юрия Горюхина. И не дождалось. Горюхин решил, что это ниже его достоинства – с писателями общаться. Тем более что, по его мнению, они не писатели. Некоторые, правда, члены Союза писателей, но на это наплевать. А другие – нет. И потому говорить не о чем. Собрание высказало недоверие председателю, выбрало себе нового председателя, Р. Г. Шарипова, приняло ряд других решений. В любом случае, хотя непонятно, чем это кончится, – раскол налицо. И у раскола – давние, давние корни-причины…

Эдуард Байков отказался участвовать в этом событии, это его позиция, и я её уважаю. Он считает, что всё это – игры с нулевой суммой. Но я участвовал, и хочу разъяснить свою позицию, которую тоже прошу уважать, как и позицию «невмешательства» Байкова.

Я побывал в давно не посещаемых мной родных стенах Союза писателей РБ по причине застарелого и постоянно возрастающего недоумения. Я решительным образом не могу понять, что происходит, и почему энтузиазм людей, доказавших всем, чем можно, свою преданность художественной литературе, вместо одобрения регулярно, много лет, встречается плевками и надменным замалчиванием?!

«Как можно рассматривать кандидатуру Ренарта Шарипова? – говорят нам оппоненты. – Он ведь не член Союза писателей!».

Во-первых, чья это вина? Незаслуженно обойдённого вниманием столичного автора из нашей республики, признанного всюду, кроме СП РБ? Или же ОРП, с его странной позицией «держать и не пущать»?

Вопросы формального членства у нас решаются неоправданно сложно. И при этом они никогда не смущали оппонентов, если дело их не касалось.

Напомню, что я почти пять лет проработал старшим литконсультантом Союза писателей, на штатной основе (зарплату получал) – не будучи при этом членом СП РБ. Пять лет! И не на общественной должности, на которую претендует Шарипов, а на оплачиваемой…

Все эти пять лет я умолял коллег по ОРП исправить это положение, потому что, на мой взгляд, я выглядел мошенником: как я могу писать рецензии другим, если сам не принят? Ведь это всё равно, что член ЦК партии, но при этом… не член партии!

Меня уверяли, что «ничего страшного», литконсультант, но не член, подумаешь! Теперь те же люди говорят прямо противоположное: как можно-с? На общественную должность – и не принятого в члены?!

Так возьмите и примите. И разговоров никаких. В чьих руках, в конце концов, это решение?!

Пора прекратить проституирование темы «нечленов» (как в Прибалтике – неграждан). Много лет «нечлены» – это такая устойчивая группа в писательской среде, которых то вытаскивают – когда нужно собрать побольше народу, то задвигают – когда нужно принять келейное решение. То эти «нечлены» входят в ОРП, то не входят, то входят частично, то вводятся, то выводятся…

Тут дело не в формальной закорючке, не в заветном кусочке картона. Тут столкнулись две разных философии отношения к делу.

Ю. Горюхин занял позицию традиционную для ОРП: «доктрину сдерживания». Но есть и другое мнение: ОРП создано не для сдерживания, а для помощи и расширения писательского движения. Оно не враждовать должно с авторами, изображая из себя заградотряд, а наоборот – радоваться их активности по принципу «чем больше, тем лучше»…

Ну, в самом деле: Шарипов ли, или любой другой активист хочет работать. Он не рассчитывает на зарплату, он не просит у Горюхина квартиры, служебного автомобиля, премий и почётных званий. Даже медали не просит. Он готов работать даром, как энтузиаст и доброволец. Казалось бы, для нормальной общественной организации такой человек – находка!

Но для «заградотряда» такой человек подозрителен и нежеланен. Ишь чего?! Он хочет слов одобрения и улыбок моральной поддержки? Нет, мы должны его ошельмовать, высмеять, послать на три и на все буквы – чтобы он как можно скорее ушёл из литературной жизни. Пусть, по незабвенному совету Паля, «ищет себе нормальную профессию».

Можно по-разному относиться к Р. Шарипову или А. Хусаинову, можно испытывать отвращение к их творчеству и открыто об этом писать – но какой странной представляется стратегия игнора, упорно делающая вид, что их… не существует! Их нет, и всё! – говорили десятилетиями Паль, Андрианов, Горюхин. – Как я могу с ними общаться, доклады им читать – если их нет? Пустому месту я, что ли, буду отчитываться?!

Традицию сию знаем мы хорошо весьма.

Так вёл дела незабвенный Р. В. Паль: немцы, они же честные, они врать не умеют. Даже когда они врут – у них на лице вся правда написана.

Роберт Паль видел свою миссию в том, чтобы сдерживать и отбрасывать стремление писать художественные произведения. Традиционно он начинал беседу с автором сочувственными вопросами – как это пришла ему в голову нелепая мысль начать писать, и зачем это ему нужно? Потом давал добрый совет – поскорее бросить это баловство и получить нормальную профессию, потому что «всё равно ведь ничего не получится».

Если сочинитель упорствовал во грехе – Роберт Васильевич заворачивал его рукописи, выискивал в них какие-то микроскопические огрехи, раздувая их до небес, делал всё, чтобы публикация не состоялась, доказывал, что «книга сырая», к печати не готова, и такой она будет, «как минимум» ещё лет 80 – а там вопрос сам отпадёт в связи с кончиной автора…

На робкие вопросы «как вступить в Союз писателей» Р. В. Паль драматично закатывал ласковые глаза и говорил что-то вроде:

«До этого ещё очень далеко! Бесконечно далеко! Как вы могли про себя подумать, что уже достойны стать членом Союза писателей?!»

Таковы были и тактика и стратегия, в итоге приведшие к микроскопической доле русскоязычных в составе СП РБ, что взвалили на «башкирский национализм», попутно раздувая межнациональную рознь и «забывая» сказать, что это сами русскоязычные писатели сплотились стеной, не пуская в свою среду никого нового…

Такова упорная традиция, которую продолжает Горюхин. В его понимании не Союз создан для пишущих людей, а наоборот, они делаются для Союза, и потому в любом количестве могут выбраковываться, отбрасываться за ненужностью и т. п. Аналогично и журнал «БП» сразу же (ещё при покойном Ю. Андрианове) стал на такую же позицию:

«Не журнал для писателей, а писатели для журнала! Опустим шлагбаум перед всеми, кто нам не нравится, или просто не знаком…»

В позиции Р. Паля в 80-е годы был определённый смысл, хоть и постыдный: в его глазах так и читалось:

«А вдруг его опубликуют? Ещё и гонорар сдуру дадут… Ему, А НЕ МНЕ?! А вдруг его в Союз примут? И там ему шапку дадут пыжиковую… Такую же, как у меня, а то и лучше?!»

Оберегание некоей поляны, щедрой на ягодные места при «старом прижиме», – низменно, но понятно. Сохранение этой позиции в давно уже опустынившихся краях, где ни ягод, ни даже цветов не растёт давно, – вызывает недоумение.

Для Горюхина весь казус декабря – «Фантасофия» номер 2». Очень жаль, что он не извлёк никаких уроков из «Фантасофии номер 1», не задумался ни о чём, кроме чисто-карательского наслаждения, что вот, мол, смутьяны подавлены, изгнаны, и снова можно делать вид, что их не существует.

 

Вышла на улицу рожа суконная,

Всыпала ей жандармерия конная…

 

Это всё, что Горюхин вынес из драматической эпопеи первой «Фантасофии». Подобные впечатления от недовольства людских множеств довели однажды старшего венценосного коллегу Горюхина до ипатьевского дома…

Почему люди, готовые бесплатно трудиться в общественной организации, – не должны в ней ни трудиться, ни состоять?

А потому, видите ли, что когда-нибудь, чисто теоретически, могут вернуться гранты, бонусы и гонорары… Сейчас-то их нет, и на горизонте не видно, но вдруг?!

И вот в этой гипотетической ситуации люди, годами бесплатно и себе в ущерб работавшие на литературу, – могут в Союзе писателей получить себе шапку наравне с Ю. Горюхиным! Ужс, Ужс!

А потому, дабы такой беды не случилось, их сразу заклеймят маргиналами, графоманами, категорически откажут в членстве и попытаются утоптать почву забвения над ними. Нет их, и никогда не было! Ушёл человек, плюнув в глухую стену надменного зазнайства, – и слава Богу!

Я, может быть, пропустил – тогда подскажите мне, беспамятливому, в каком соборе помазали Ю. Горюхина на владыку окончательной истины при разделении писателей от графоманов? И когда этот божественный акт свершился? Ибо уверенность этого помазанника божьего велика есмь: по его слову писатели возникают в списке ОРП и по его же слову исчезают.

Поэтому, наверное, у ОРП так и нет устойчивого списка, который был бы должным образом заверен и хранился бы должным образом. Нет ни заявлений о приёме, ни решений об исключении.

 

*  *  *

 

Нам всем нужно понять, наконец, одно: делить в ОРП нечего. Там давно не осталось никаких материальных благ, за которые грызлись писатели старшего поколения. Руководитель ОРП – это не титул для визитки, а рабочая и неблагодарная должность Ходатая за всех, пишущих на русском языке.

Не Судьи, подчеркну, а Ходатая! Паль, Андрианов, Горюхин – все почему-то примеряли на себя сразу судейскую мантию: делить пишущих на «чистых» и «нечистых». Но, ребята, это решать не вам, и не мне, и не Шарипову, а только потомкам! А то у вас опять Бродский выйдет в «тунеядцы», а Мандельштам – в «окололитературные дельцы»…

А председатель ОРП – он для всех. Не только для редколлегии отдельно взятого, и далеко уже не единственного литжурнала. Контент того же «Книжного ларька» (о котором отчаянно молчат в «Бельских просторах») побогаче «БП» будет, и читателей побольше…

Ходатай должен открывать двери в зал, где собираются разные литераторы – талантливые и бездарные, понятные и непонятные, и те, кто дело делает, и те, кому на гитаре побренчать охота… Следить за порядком, отвечать за помещение… А ещё – ходить и ходить по всем органам власти, выбивая для писателей что-нибудь…

Такое вот моё мнение. Хотите – поспорьте. Только вы ведь опять сделаете вид, что меня не существует. Как покойный Андрианов, который на мои прямые упрёки, высказанные в печати, приходил разговаривать не со мной, а с… Равилем Бикбаевым! Для вас никого нет, вообще целого мира нет, кроме вашего кружка симпатий…

 

Примечание Смотрителя:

Я по-прежнему стою на том, что лично мне безразличны местные дрязги писательского сообщества и участвовать в сварах я не желаю. Но у меня есть друзья – Ренарт Шарипов и Александр Леонидов. У них есть свое мнение. Это мнение я, как нейтральная сторона, готов опубликовать. Если имеются иные точки зрения на данный вопрос – ради Бога, присылайте – они будут опубликованы на «Книжном ларьке», даже самые противоположные. Полемика приветствуется. Так что, без обид.

 

© Александр Леонидов, текст, 2016

© Книжный ларёк, публикация, 2016

Опрос

Нравится ли Вам сайт "Книжный ларёк"?

Общее количество голосов: 1264

Koнтакт

Книжный ларек keeper@knizhnyj-larek.ru