Александр Леонидов. Сковородка скороговорок

10.11.2016 19:39

СКОВОРОДКА СКОРОГОВОРОК

 

От собирателя: я не знаю, как назвать этот жанр устного народного творчества оренбуржского казачества: это и не сказки, и не поговорки, и не прибаутки, и уж тем более не мифы и не легенды. Это такое бытовое игрословие, складывающееся временами в устойчивые разговорные формы, трунящее над человеком, учащее его уму-разуму или, наоборот, подчеркивающее абсурд жизни. Многие фольклористы заметят, что некоторые сюжеты собранных мною присказов – в изменённой форме дублируют аналогичные собрания В. И. Даля, А. Н. Афанасьева и др. собирателей фольклора. Ничего странного в этом нет – сюжеты «гулящие» и порой преломляются о землю, сохраняя общий строй. А порой и совершенно уникальны – я иных присказов ни у кого не встречал, и думаю – их сюжетная ветка мною записана впервые…

 

ПЕРЕПУТАНИЦА

Привез брат томат. Сели пить – ан это овощ…

 

 

НЕ ПИРОГИ ДОРОГИ…

Была у Аввакума кума. Ему да мужу своему пшеничны пироги пекла. А жена Аввакума – пекла аржаные ему да куму. Раз подумала жена Аввакума – приготовлю-ка тож пшеничны! Но кум с Аввакумом всё одно приняли их за аржаные…

Что за притча? Пошла кума к куме, говорит – научи, как пшеничны пироги ставить…

– Ты, – отвечает кума Аввакума, – ставь аржаные, да только в лыбедь наливай не взвар, а бражку!

На ин день приходит кум Аввакума домой и говорит куме Аввакума:

– Ты знашь, чудеса-то! Жинка-то кумова пшеничны пироги печь научилась на старости лет – да такие, что пальчики оближешь!

(Лыбедь – большая, обычно расписная чашница в форме лебедя, на бока которой вешаются черпаки, как вёсла на боках ладьи.

Взвар – отвар из сушёных фруктов, ягод, душистых листьев и т. п.)

 

 

ЧТО В НОЖНАХ РАСТЁТ?

Есть такая казачья загадка: «Что в ножнах растёт, а на свету позорит?» Ответ всякому в степи сызмальства известен: «В ножнах у сабли ржа растёт, а ржава сабля казаку стыд». Ну, это вроде «под лежачий камень вода не течёт» – коли саблю не достанешь, ни до чего не достанешь…

Одна богатая на землю вдова вынуждена была нанимать батраков, и чуть кто заленится – непременно спрошала: «Что в ножнах-то растёт»?

Ну и всяк-батрак стыдился, начинал лучше работать. Пока не попался в батраки иногородний.

Вдова, не подумавши, ему и брякнула – видя, что прохлаждается:

– Что в ножнах-то растёт, а на свету позорит?!

Обрадовался иногородний босяк, сама хозяйка, думает, похабно приветила!

– А то, – скалится, – сударушка, что к ночи встаёт, когда все ложатся…

(Иногородние, иногородцы — переселенцы, представители некоренного населения казачьих земель, так казаки называли всех пришлых поселенцев, подразумевая под этим людей «иного роду».)

 

 

РАЗМЕРНАЯ

Взял казачок удочку да кинул крючок с плотика – сомище и утащил на середину речищи: «По мне, – речет, – крюк да удилище плачёт, оказать почёт, а ваши удочки мне как дудочки… Токмо играть да на лесе плясать – леса не лес, без топора рвётся… Кому, – речёт, – и плотва годна, а я проглочу плот, два…» Был бы казак дурак – не убыл бы с-под коряг… А был казачок-дурачок – нырнул куда речка течёт… Велик бы сник, а мал – удрал… Жаль однова: сома. Жирён был – сойти с ума!

 

 

ХИТРОПОЛЬЕ

Наврали казаки барину, что в степи ходють волки – оборотни. Переплавил барин серебряны рубли в пули. С кажной стре́льбы всем хорошо: барину волчья шкура, а казакам рупь серебром…

 

С ПОСОЛОНИ НЕСОЛОНО…

Посолонь понаехали гости – да каждый богат на тосты. За столом сидят – как над ульем гудят. Несолоно хлебали – соли им не дали… Не соли жаль, а того, что солить станут…

(То есть с солнечной стороны, со стороны, откуда солнце светит.)

 

РЕЧНАЯ МУДРОСТЬ (советовали новобранцам)

На Ори – коли хошь, ори! Ближе к Волге – заткнись да смолкни. А выйдешь на Буг – припрячь испуг. Дойдёшь до Дуная – скажи, «страха не знаю»… Перейдёшь Прут – покажи, что норов крут. Но кады дойдёшь до Рейна – не озверей, на…

 

ХОЗЯЙСТВЕННОСТЬ

Пили хлебное вино, а хлебной коркой закусили хозяину в укорку: добро, мол, переводишь посуху…

(То есть, собственно говоря, водка, но в некоторых случаях употребляется как обозначение особо качественной водки.)

 

СМЕШЛИВЫМ ПОКОР

Жать не ржать, в жатке и кони мóлчут…

 

РАДОСТЬ ЛОШАДНИКА

Овёс? О, вёз! О… Вес!

 

ЖУТЬ!

Кабы да вроде – было в огороде: шёл пьян через тимьян Прокоп. Да и упал лицом в укроп. Лежит-дрожит: страшно брашно! Рассолом видится и пахнет – а огурца не сыскать…

(«Тимьян» – инвариант «бурьян».)

 

БЛИН ДА ПЕРИНА

Напился казак вусмерть пьян, да и упал на пол. Жена пошутила – лицо ему блином накрыла.

Блин горячий, жжётся. Открыл казак глаза – темно… Ну, думает казак, не видно не зги и горячо, видно я помер и в ад попал…

Принюхался – ан маслом топлёным пахнет… И блинным духом…

«Эка, – думает, – благодать! Не может в аду блинами пахнуть… Видно, в рай меня берут…»

Прикусил, что на лице лежит, чувствует – и вправду, блинный дух, что ковриг стоит двух! Точно, думает, в рай меня определили… Спасиба, конешна, да за какие же такие добродетели?

Сжевал казак блин – и видит: дома он, лежит на полу в собьей горенке, а на постеле жена его дожидается…

– Чего, – говорит жена, – на полах-то лежать? Иди уж ко мне под бочок!

– Отстань, дура! – рассердился казак. – Меня из-за твоих срамных предложений из рая отчислили!

 

КАЗАЧЬЯ НАУКА

Вывез казак сына в поле. Прямо из седла выстрелил с карабина – и под копыта их коней упала дикая утка…

– Видишь, сынок, – учит казак, – на меже живём, тут не плачь: добра всякого полно, не как у мужиков тягловых…

Спешился сын казацкий, пошёл дичь подбирать. Идёт – а под ногами косточки хрустят: и утиные, и сайгачьи, и собачьи, и ещё каки-разны…

– Слышишь, сынок, – учит казак, – на меже живём, тут не веселись: зла всякого полно, и всё через нас идёт…

 

КАША ИЗ ОДНОЙ ГОРОШИНЫ

Один казак был богат, да жаден до невозможности. И вот как-то услышал он от соседа, что можно и из одной горошины сытную, густую горошницу сварить…

Запало это ему на ум. Как же так? Из одной горошины – да чтобы вышло не жидко?! По-разному пробовал – ничего не получается: вор горох, воду оставит, а сам уйдёт…

Ну, и решил, что враки всё это, пустая похвальба. «Нельзя, – говорит, – из одной горошины каши сварить!»

– А ты, – спрашивает его сосед, – пробовал?

– Пробовал!

– А в чём варил?

– Известно в чем: в чугунке, в котле…

– Эх ты! – смеются люди. – Чтоб из единой горошины густа горошница вышла – надо ведь в напёрстке варить!

 

ВДОВИЙ ПЁС

У вдов, известное дело, самые злые кобели. Да на коротком прицепе. Одной жить страшно – вот и заводит кобеля лютого. А коротко сажает его – потому как одной жить скучно…

 

НЕЗАВИДНЫЙ ВЫБОР

Сбежала свинья к кабану в лес. День ходят, два ходят – стало свинье шибко голодно.

– В этом вашем лесу с голоду помрёшь… – говорит.

– И-и, матушка… – ответствует кабан. – Помрёшь-то может и с голоду, да зато своей смертью…

 

КАЖДОМУ СВОЯ МЕРА

Для воробья и напёрсток – ведро…

 

САМО СЕБЕ НЕ РОВНЯ…

Никак не пойму: билет до Судака дороже судака, а билет в Калугу – дешевле калуги… А в Елец добраться – никаких ельцов не хватит…

(Судак – вид лучепёрых рыб из семейства окунёвых (Percidae).

Калуга – пресноводная рыба рода белуг, семейства осетровых. Длина до 5,6 м (не исключено существование 6-метровых особей), весит до 1 т.

Елец – мелкая рыбка семейства карповых. Длина тела – обычно около 15 см, максимально зарегистрированная – 40 см.)

 

НАШЕ ВСЁ!

Нас рожь рожает, с нами пшéница-жéнится, с гречи все наши речи, с утки – наши дудки, а уж с порося – музы́ка вся…

 

ЗОЛОТÓ, ДА НЕ ТО…

Кабы наше золотó – не было б олово, были бы и пироги други́.

 

ПАМЯТЬ

Как все люди, вестимо – так помер и Зосима. На поминках Зосимы – пили мы сильно. Потом подрались – за сковородки взялись.

С побоев да похмелья – поболели с неделю. А всё ж казаки добры, зла на Зосиму не подержим, не тем помянут будь...

 

ПИРÓГИ ДА ПИРОГИ́

Умные люди, не то, что мы, дураки! Где мы по малограмотности смолчим, там они беспременно глупость скажут...

Послухал умных людей немного – грят: «В Америке индейцы ездят на пирóгах».

Сел я на пирог с капустой – под гору-то съи́хал шустро... А в гору назад пирог не везёт: вот как в Америке индейцам не везёт!

 

ЛАД ДА ДРУЖБА

Жил Панкрат дюжий – с рюмочками да стаканчиками душа в душу… Расставались – скучал, да на долго не оставлял… Соскучится не успеют – а встречаются радостно…

 

ХАРАКТЕРИСТИКА С МЕСТА РАБОТЫ

Умом лечёный, нравом сучонок, а брюхом бочонок…

 

СУДЬБА ПЕРЕМЕНЧИВА

То пироги были плохи – а теперь запахом мякины накушался!

 

ЧЕСТЬ СОСЛОВИЯ

Стар стал казак Никодим – стал себе в карман дохлу мышь класть. Его спрашивают друзья: зачем?

– Я, – отвечает, – постарел, могу, не ровён час, и с седла спасть…

– А мышь тут при чём?

– А вот коли спаду – станут люди спрашивать: неужто Никодим в седле не усидел? А я встану да скажу: нет, робяты, за мышью я сиганул… Непорядок, кады мыши по базу разгуливают…

 

ОПАРА – ВСЕМУ НАЧАЛО!

Бог положил творить мир, а человеку положено ставить творить хлеб… (Нерадивым хозяйкам, которые покупают магазинные буханки.)

 

В ОСКОРБЛЕННЫХ ЧУВСТВАХ…

Одному казаку очень хотелось выпить. А нечего было – шёл великий Пост и даже в лавке не продавали… Вдруг смотрит казак – идёт по улице сосед Сысой – да не пустой: в руке бутылка!

Стал казак соседа к себе зазывать, заманивать: мол, заходи, Сысой, угощу колбасой, пожарю грибов, на кухне стол готов…

Польстился Сысой на уговоры – повернул к соседу. Тот его в воротах спрашивает – а что это у тебя в бутылке, Сысой?

– Масло подсолнечное…

Огорчился хозяин, но виду не подал. Вместо кухни повёл Сысоя в нужник.

– Ты что, – удивился Сысой, – нужник кухней зовёшь?!

Пожал плечами хозяин, словно бы с самого начала так задумал:

– Ну, ты же постное масло в бутылку наливаешь…

 

О БЕДНОСТИ

Вбил бедняк в землю кол – сел на него, как сокол. Душе-то высоко, вольно – жалко, седалищу больно… А подложишь мочало – дык ничо – но расходы печалят…

 

О ЛЕСОВОДСТВЕ

Яблоню заяц дерёт – а липой вор берёт. Хороша же осина-древо: кору на лапти, кол на упыря, а подосиновики на сковородку!

 

О ПЛОХИХ ЛЮДЯХ

Кто кровь людскую пьёт – завсегда потом чернилами похмеляется…

 

НАЧАЛЬСТВО

Высокий пост занимает – да не постится, а всё любит, чтоб его подмаслили…

 

СЫРНЫЕ ГРИБЫ

Один казак сватался к дочери атамана. Тому девку отдавать неохота – за прислугу служила. Вот и выдумал: уважь, говорит, принеси к вечеру свеженьких грибов – тогда и поладим…

Откуда грибы взять? Степь, лето, жара… Нигде до вечера грибов не сыщешь… Что делать? Купил казак в лавке ноздреватого голландского сыра, да кинжалом из него грибы вырезал: издалека похоже, может, атаман пробовать не станет?

Однако не таков был жадный атаман. Стал спорить – мол, не грибы это, а подделка. Казак же на своём стоит: нет, грибы, просто ты, батько, на кухне не стоишь, породы такой не знаешь…

– Давай! – сердится атаман. – Дочку спросим! Она кашеварит, она все грибы знает! Вмиг различит, врёшь али нет…

Пришла краса-девица, дочка атаманская. Она весь разговор с бабьей половины слышала, долго ждать себя не заставила… Внимательно посмотрела на казака, после фыркнула заносчиво и говорит:

– Мало того, что грибы, батько, так ещё и червивые: посмотри, вон, все в дырочках…

 

УПАКОВКУ СЕБЕ ЗАБИРАЙ!

Одна бедная честна-вдова жила на станице бедновато. Думали станичники ей помочь – но как бы не обидеть, чать, не нищая, подаяние-то принимать…

Атаман и придумал:

– Агафья! – говорит из окна на улицу. – Ты на ярмонку собралась, так купи мне дырок от бубликов, вот тебе рупь!

И про себя думает: «Вот и славно, вроде не милостыню подал, а по делу послал, услугу сыскать…»

Однако Агафья была проста, накупила на рубль бубликов и притащила вязанку атаману.

– Батюшка, не обессудь, по-другому не знала, как тебе дырки от бубликов доставить!

Атаман бублики на столе стопкой сложил, как блины, и кинжалом рассёк.

– Вот, – говорит, – Агафья, дырки я себе оставил, а упаковку ты себе забирай, зачем мне в избе намусорила?!

 

РАБОТНИЦЫ

У одного казака соседские куры изрыли весь огород. Как ни чинил плетень – кура дырочку найдёт, а за одной и вся их окаянная рать…

Что делать? И с соседом ругаться не хочется…

Взял казак мелку серебряну монету и пошёл к соседу. Пришел, положил деньги на стол, говорит:

– Вот, Устин, подённая плата работницам твоим! Они мне весь огород вскопали, я отблагодарить пришёл…

Поклонился поясно соседу казак и ушёл, оставив копеечки на столе.

Час ли, другой прошёл – приходит к казаку сосед Устин и приносит четыре рубли.

– Вот, – говорит Устин, – работницы-то мои у тебя и харчевались, и ночевались, а за постой не внесли… Не взыщи, соседушка, припозднился я за них оплатить…

Смутился казак, сумма больно уж велика.

– Как же так, – говорит, – Устин, обсчитался ты: не стоит куриный постой таких деньжищь… Да и огородик у меня маленький, чего уж там… Погостевали, и ладно…

– Э нет! – качает сосед бородой. – Постоялицы мне хвастались – больно уж им у тебя понравилось, тихий, говорят, хозяин, без шума и покладистый… Нонче мало таких…

 

© Александр Леонидов (Филиппов), текст, 2016

© Книжный ларёк, публикация, 2016

Koнтакт

Книжный ларек keeper@knizhnyj-larek.ru