Эдуард Байков. Великая коэволюция. Часть III. Коэволюционные основания ноосферы

04.11.2015 18:04

ЧАСТЬ III. КОЭВОЛЮЦИОННЫЕ ОСНОВАНИЯ НООСФЕРЫ

 

 

НООСФЕРА И ПОСТИНДУСТРИАЛИЗМ

 

 

Жизнь на Земле эволюционировала поэтапно: от геосферы – неживой природы, косной материи, через биосферу – живую природу, оживотворенную материю, к ноосфере – разумной природе, одухотворенной материи (Рис. 8). Отсюда ноосфера – естественно-социальное явление, составляющие стороны которого – природное и общественное – приобретают совершено новое качество.

В своих работах российский геохимик, радиогеолог, философ и науковед Владимир Иванович Вернадский («Научная мысль как планетное явление», «Биогеохимические очерки 1922-1932», «Несколько слов о ноосфере») наряду с французским палеонтологом, антропологом и философом Эдуаром Леруа и французским палеонтологом, философом и теологом Пьером Тейяром де Шарденом («Феномен человека») обосновывал становление новой человекорожденной планетарной оболочки – ноосферы, ставшей определяющим фактором и основанием эволюции природы в целом и человеческой цивилизации в частности в рамках их системного единства – биосоциосистемы. «Ноосфера – биосфера, переработанная научной мыслью, подготовлявшаяся шедшим сотнями миллионов, может быть миллиарды, лет процессом, создавшим Homo sapiens faber, не есть кратковременное и преходящее геологическое явление. <…> …Биосфера неизбежно перейдет так или иначе, рано или поздно в ноосферу…» (Вернадский В. И. Биосфера и ноосфера. – М.: Айрис-пресс, 2004, С. 277).

Ныне скорее нужно говорить о том, что разум действительно сделался преобладающей силой в общественном развитии, и он же привел человечество к информационному обществу. Биосоциосистема пронизана и опутана информосферой, управляющей антропосферой (техносферой, социосферой и этносферой). Такова реальность постиндустриального общества.

В традиционном (доиндустриальном) обществе человек жил, прежде всего, в окружающей среде и лишь затем в обществе себе подобных. «Человек жил в родном и беспроблемном мире. Он не противостоял ни природе, ни сообществу» (Финогентов В. Н. …И ропщет мыслящий тростник (О бессмысленности и смысле жизни человека. О временном и вечном в бытии человека. О свободе и несвободе человека). – Уфа: Уфимский технологический институт сервиса, 2000, С. 91). В современном (индустриальном) обществе жизнедеятельность человека осуществляется уже преимущественно в социуме, а природная среда отходит на второй план. В ультрасовременном информационном (постиндустриальном) обществе человек живет, в основном, в условиях информационной сферы, окутанный и пронизанный ею, все более обособляясь индивидуально от общества и прерывая всякие связи с окружающей природной средой, возводя вокруг себя искусственную среду обитания, опять же основанную целиком на информационных технологиях. Так происходит постепенное (процесс этот растянут на века) отчуждение человека от природы, общества, техносферы и, в конечном счете, от самого себя.

Технико-технологическая деятельность присуща человеку с тех самых пор, как люди превратились в разумные общественные организмы. Ныне же «гомо информатикус» окружил себя миром техники и технологий, отгородившись от той среды, откуда вышел сам, и не осознавая глубоких неразрывных связей с биосферой. Все необходимое для нормальной жизнедеятельности человека создано исключительно биосферой – совокупностью живого вещества планеты, – то есть главное, основное значение для существования антропосферы приобретают в процессе эволюции опять же биокосные (вещественные, но порожденные биогенными процессами) компоненты биосферы. И давно уже следует признать себя не «венцом творения», а звеном (пусть и важнейшим на сегодняшнем этапе) единой высокоорганизованной биосоциосистемы – системы «человек-общество-природа». Предназначение человечества – преодоление с помощью разума мировой энтропии. На современном этапе вместо обуздания хаоса человеческая деятельность во многом способствует энтропийным процессам. Самое важное, но и самое трудное заключается в том, чтобы духовно и нравственно изменить самого себя и свое отношение к миру каждому Человеку разумному. «…Ноосферным императивом, несомненно, являются формирование разумных потребностей, создание условий и факторов культурного потребления, что возможно при наличии соответствующих таким требованиям нравственных параметров в жизнедеятельности социальных организмов» (Мусин Г. Х. Потребностный подход в технико-технологической деятельности: Учебное издание. – Уфа: Изд-во УГНТУ, 2002, С. 144).

Согласно закону возвышения потребностей, преобладающую роль в бытии общества и каждого его члена по мере совершенствования общественных отношений и возрастания экономического благосостояния играют духовные потребности. Так и духовно-творческий рост людей детерминирует дальнейшее небывалое развитие производительных сил, а значит и удовлетворение материально-биологических потребностей. Во многом комплекс духовных потребностей обеспечивается и осуществляется с помощью новейших информационно-коммуникационных технологий. Вне духовной культуры, которая составляет сущность информосферы, человек ныне существовать уже не может. «Наряду с природными инвариантами бытия, выступающими на уровне генетического кода, существуют инварианты культуры – долговременные структуры архетипического или ценностного порядка» (Поздяева С. М. Российское общество в условиях модернизации (социально-философский анализ). – Уфа: Изд-е Башкирск. ун-та, 1998, С. 108). Здесь отчетливо проявляются две из основополагающих человеческих потребностей – потребность в общении и потребность в познании, в интеллектуально-когнитивном освоении мира.

Состояние и развитие общества на современном этапе характеризуется возросшим влиянием информационных технологий во всех сферах общественного бытия – экономической, социальной, политической, духовной, экологической. Невиданный доселе скачок научных достижений привел к их массовому использованию и увеличению роли в жизни общества. При анализе процессов, происходящих в созданной человеком искусственной среде – информационном поле, важно выделить роль коммуникационных технологий в нынешнем и грядущем общественном устройстве.

Тип общества, приходящий на смену индустриальному, имеет несколько названий – постиндустриальное, постсовременное, информационное, технотронное, коммуникационное, супериндустриализм, сверхобщество. Сегодня получает распространение термин «общество постмодерна», которое характеризуется преобладанием в общественном бытии информационных составляющих. В нем сервис преобладает над производством, когда определяющей становится сфера услуг, и развитие информационных технологий выдвигается как доминирующее направление. При этом классовое деление общества основывается не только на отношениях к средствам производства. Форму собственности приобретают знания, информация, ноу-хау. «В постиндустриальном обществе максимальную прибыль получает тот, кто владеет сверхновыми технологиями, далеко опережающими все остальные. Для этого необходимо интенсифицировать научные исследования, ускорить внедрение их результатов, поднять уровень образования, в том числе массового, организовать широкую информационную сеть… В новых условиях на первый план выходит использование не физического, а интеллектуального потенциала общества» (Лисичкин В. А., Шелепин Л. А. «Глобальная империя Зла». – М.: Крымский мост-9Д, Форум, 2001. С. 25).

В экономике, потеснив традиционную сферу бизнеса, вперед вырываются наукоемкие отрасли, в первую очередь, связанные с индустрией информации и коммуникации (микроэлектроника, информатика, робототехника). Основные производительные силы прошлого – люди и предметы труда – вытесняются на задний план новой производительной силой – наукой, новейшими информационными технологиями. «…Становление постиндустриального общества знаменует собой поворотный пункт в наиболее фундаментальном историческом опыте человека – выделении его социальной сущности в процессе труда. Человек будет заменен машинами, и ему придется искать новый смысл и цель жизни в мире» (Белл Д. «Наступление постиндустриального общества // Мир нашего завтра: Антология современной классической прогностики / Ред.-сост. И. В. Бестужев-Лада. – М.: Изд-во Эксмо, 2003. С. 172).

Распространение коммуникации приняло невиданный размах, глобальный характер, практически объединив всю планету в единое, информационное пространство. Новейшие средства транспорта, новые технологии в области коммуникации позволили выйти на передний план свободе передвижения людей и идей между странами и континентами в считанные сроки. Благодаря «информовзрыву» и широкому, повсеместному распространению информтехнологий, в производство и быт вошли цифровая техника, спутниковое телевидение и связь, Интернет и компьютеры. В обществе постмодерна информационная система гипертрофированно разрастается, так, что имитирует функции производительно-распределительной системы.

За всем этим, по словам американского футуролога Алвина Тоффлера, стоит сокращение продолжительности отношений «человек-вещь» (Тоффлер А. «Футурошок». – С-Пб.: Лань, 1997. С. 40-43). Быстрота смены, текучесть товаров, вещей личного пользования становится феноменальной. Товары, не успев насытить рынок и «прижиться» у владельцев-потребителей, успевают устареть. Закономерным явлением становится поток, конвейер взаимосменяемых вещей, предметов обихода. Это же справедливо и для услуг, идей, информационных сообщений. Главенствующее положение, преобладающее над производительной и творческой деятельностью, занимает потребление, которое институализируется. Сама социальная система все более нуждается в людях не только в их качестве трудящихся и налогоплательщиков, а в качестве потребителей. Можно сказать, что человек из homo sapiens producentis (человека разумного производящего) превращается в homo sapiens consumentis (человека разумного потребляющего), а из homo economicus (человека хозяйственного) в homo informaticus (человека информационного). Потребление товаров переходит в новое качество – потребление услуг плюс потребление информации.

Реальная жизнь подменяется искусственным информационно-потребительским пространством, а естественная для природы человека среда обитания, окружающий его предметный мир – технико-техногенными элементами, символической квазиреальностью. В связях между людьми преобладают символические посредники – не столько вещественные и реальные объекты, сколько выдуманные, искусственные институты и персонажи, населяющие особое информационно-виртуальное пространство. Люди общаются не друг с другом, а с виртуальными образами, обмениваясь информационными символами, удовлетворяют мнимые не отвечающие человеческой сущности потребности. Этому предшествует обмен не «живых» человеческих существ, а обмен товарами и услугами, общение одних социальных масок с другими.

Характерный для постиндустриального общества виртуальный мир нами понимается как условный, возможный, вероятный. Информационные технологии, генерируя виртуальные реальности, погружают людей в мир иллюзий и подменяют ими действительность. «Подобно наркотическим состояниям это может привести к психическим заболеваниям; увлечению эффектами виртуальной реальности и выключению из других видов активности, к однобокому и ущербному развитию личности, а также к «калькированию» восприятия и мышления в соответствии с программами, шаблонности поведения в пределах схем, «созданных» компьютерной виртуальной реальностью» (Корсунцев И. Г. «Прикладная философия: субъект и технологии». – М.: Российское философское общество, 2000. С. 114).

Особенность современного этапа жизнедеятельности заключается в том, что благодаря информационным технологиям люди стали придавать области грез, основанных на иллюзорном восприятии действительности, особое значение. Наиболее мощным средством воздействия как на отдельных индивидов, так и на все общество в целом, являются СМИ. При этом, потребление информации, как беспрерывного потока сведений и развлечений, становится преобладающим. В этой связи выделим шоу-бизнес, который, владея умами миллионов людей, прививает им строго определенный вкус к своей продукции. Достигается это с помощью различных методов, в числе которых реклама является наиболее действенной.

Средства массовой информации (медиа) превратились своего рода в идеологический центр современного общества. «Медиа стала не орудием сбора и распространения информации, производимой кем-то другим, а производителем, контролером и властителем информации… Она формирует информацию по своим правилам, придает информации вид, отвечающий ее интересам… Она сконцентрировала в себе основные и наиболее влиятельные информационные потоки и силы общества» (Зиновьев А. А. «Запад». – М.: Центрполиграф, 2000. С. 330-331). Благодаря техническим возможностям и силе воздействия медиа приковывает внимание, интерес большинства населения. Так осуществляется манипулирование сознанием и идеалами людей.

Информационные технологии создают в социально-ментальном пространстве особую виртуальную реальность, являющуюся духовным содержимым социального субъекта – человека. Эта виртуально-субъективная реальность совсем не обязательно адекватно отображает действительность (природу, общество). Происходит своеобразный отрыв от подлинной реальности благодаря получению информации «из рук» посредников – средств масс-медиа. «Живое», непосредственное восприятие и оценка фактов, событий, предметов и отношений уступает место односторонним отношениям «экран-зритель», «динамик-слушатель», «печатный лист – читатель». Личный опыт уходит на задний план, становится ненужным и обременительным. Все можно пережить, не выходя из дома, в воображении, интроецируя этот опыт внутрь себя и идентифицируясь с участниками изображаемых событий. Опыт подменяется его эрзацем, добытые собственным путем знания – вложенным в сознание извне и навязанным информационным суррогатом. Личность плавает в «море» информации, барахтаясь и порою захлебываясь среди «волн» разнообразных и противоречивых сведений, «валов» ненавязчивой пропаганды и откровенной агитации, и «цунами» непрерывного зомбирования. И чем ниже порог критичности и здорового скепсиса, тем человек более восприимчив и доверчив к обрушивающимся на его сознание мнениям, оценкам и выводам СМИ.

В современном мире человек живет в таком обществе, где манипуляция сознанием стала обыденным явлением. «…К людям, сознанием которых манипулируют, относятся не как к личностям, а как к объектам, своего рода вещам» (Кара-Мурза С. Г. Манипуляция сознанием. – М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2001, С. 17). Люди все более погружаются в мир грез, «снов наяву» и фантазий, воспринимая иллюзии как реальность. Так складывается сознание спящего человека, внушаемого и интроецируемого, наделенного множеством масок и социальных ролей, приспосабливающегося и некритичного конформиста. Это человек-хамелеон, который потерял связь со своим подлинным «Я», идентифицируясь с вымышленными героями, идолами и кумирами, ежедневно и ежечасно преподносимыми в яркой и красочной упаковке СМИ и индустрией развлечений. На рубеже тысячелетий исторический круг замкнулся – исчезло физическое рабство начала новой эры, но на пороге III тысячелетия человек становится рабом информационных технологий. Массовое зомбирование приняло невиданный доселе размах и формы. Не случайно определяющим явлением в духовной сфере общества становится феномен массовой культуры, которая, превратившись в элемент рынка, формирует некритическое восприятие действительности, следование господствующим мнениям и стандартам, пропагандистским установкам.

Современные информационные технологии совершили «индустриализацию» духовной культуры. Тем самым духовные ценности и достижения, которые были привилегией лишь «высшего света», ограниченного круга избранных, растиражировались, распространились среди широких слоев общества. Вместе с тем они не столько приобщили массы к достижениям человечества, сколько низвели духовную культуру до уровня толпы.

Рассмотрим влияние масскультуры на социально-мировоззренческую мотивацию деятельности людей. Человек, наблюдая за жизнью вымышленных экранных (или литературных) героев, психологически идентифицируется с тем или иным персонажем, выбирает для себя определенную модель поведения и самореализации. По сути, это – заимствование чужого мировоззрения и социально-культурных установок. Зависимость от экрана превращается своего рода в «телеманию». Происходит привыкание, человек нуждается в информационном допинге, регулярном и частом приеме «телевизионного наркотика». Жизнь вне красочной экранной реальности кажется скучной, серой, неинтересной. Ему требуется новизна событий и ощущений, все новые интересы – и это подстегивается умелой пропагандой со стороны СМИ. «В телевидении образы проецируются на вас. Вы служите экраном. Образы обволакиваются вокруг вас. Вы являетесь точкой исчезновения» (Маклюэн М. Средство само есть содержание / Информационное общество: Сб. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2004, С. 347).

Здесь подчеркнем, что в деле насаждения ложных мифов и искаженных ценностей преобладающую роль сегодня играет реклама, отодвинувшая на задний план таких традиционных «производителей иллюзий», как кинематограф и телепрограммы. Реклама, как информация о товарах и услугах, с другой стороны, является не только пропагандой, но и навязыванием определенных ценностей, вкусов и образа жизни. Рекламное искусство охватывает практически все сферы человеческой жизнедеятельности. Помимо экономики она внедрилась в политику, науку, искусство и даже в религию. Сегодня, в мире рыночной конъюнктуры и невиданного прогресса коммуникационных технологий, рекламируют все – от специфичного товара до идеологической позиции, от преимуществ той или иной конфессии до творческих исканий и продуктов духовной культуры.

С приходом информационных технологий и всеобщей компьютеризации значение воображаемого (виртуального) мира в жизни людей приобретает невиданный размах. Разочарованный человек бежит от неприглядной, полной кризисов реальности в мир иллюзий, превращаясь в пассивного потребителя информации. «…Мир иллюзий окажется столь привлекательным, что большинство людей захотят, возможно, провести в нем жизнь. Виртуальная реальность может практически полностью подменить действительность» (Корниш Э. Кибербудущее / Мир нашего завтра: Антология современной классической прогностики. – М.: Изд-во Эксмо, 2003, С 213). Казалось бы, в общении с компьютерной виртуальной реальностью человек из пассивного созерцателя превращается в активного участника, управляя внутренним содержимым квазиреальности. Но при этом продуцируется виртуальная реальность, имеющая собственное поле воздействия на реальные субъекты. Создается видимость, что вне этого информационного поля уже не может происходить большинство процессов – политических, культурных, социальных. В итоге становятся подвластны мнению и оценке СМИ даже процессы, происходящие в экономике и природе.

Разумеется, при всех своих недостатках и кроящихся в них опасностях, новейшие информационные технологии, всеобщая компьютеризация, имеют и положительные стороны. Экономика, социальная сфера, культура, наука, повседневный быт значительно выигрывают от применения информтехнологий. Расширились возможности индивидуального творчества и самообразования. Компьютеризация улучшает условия медицинского обслуживания, отдыха, интеллектуального труда и т. д. Упростился и ускорился во много раз обмен информацией. Не говоря уже о пользе систематизации и сбора данных в экономической сфере, в службах спасения и охраны правопорядка, в науке. Интернет, став «мировой паутиной», превратился в глобальный банк человеческих знаний и самой разнообразной информации. А в сфере образования широкая компьютеризация совершает существенный переворот. Но выиграл ли от этого человек в своей интеллектуальности и духовности, в плане обогащения своего внутреннего духовного мира?

Человечество необратимо вступает в информационную эпоху – в общество постмодерна. Уже сегодня доля информтехнологических факторов для развитых стран составляет более половины общего суммарного рабочего времени. Триединые составляющие информационных технологий – компьютеризация (совершенствование средств поиска и обработки информации), медиатизация (создание современных средств сбора, хранения и распространения информации), интеллектуализация (повышение интеллектуального потенциала общества, включая использование средств искусственного интеллекта) – объективно обусловливают переход настоящего состояния бытия общества на постмодернистскую стадию.

Беспредельное развитие возможностей, предоставляемых информационными технологиями, актуализирует вопрос о сохранении условий для естественного развития личности, без которого невозможно удовлетворение фундаментальной общецивилизационной потребности в продолжении человеческого рода. Безграничность информационного поля делает достижения культуры достоянием миллионов людей, одновременно создает мощный инструмент для манипулирования их сознанием. Информационные технологии, оказывая решающее значение в росте производства предметов потребления, создавая условия для повышения эффективности здравоохранения и образования, позволяют создать гигантские силы разрушения. Зомбирование населения путем информационно-психологического воздействия СМИ; преступления в области высоких технологий; угроза тотального контроля со стороны спецслужб за личной и общественной жизнью любого члена общества; вытеснение живого труда из производства и другие следствия информтехнологий есть сегодняшняя реальность становления общества постмодерна.

Здесь необходима коэволюция индивидуального и общественного сознаний, проявляемая в паритете личных и коллективных духовных потребностей. Интересы личности в духовной сфере, если только они не базируются на заведомо деструктивных и асоциальных установках, не должны ущемляться обществом, государством, другими социальными группами и организациями. В то же время и духовные потребности индивида по возможности должны иметь неантагонистический характер, коэволюционировать с установленными в обществе духовно-нравственными нормами, традициями, устоями, обычаями. Необходим мультикультурный и толерантный диалог, взаимопонимание. В области противостояния духовной, информационно-психической агрессии велика роль устоявшихся традиционных ценностей и идеалов, прошедших многовековую проверку историческим временем. Каждому народу, каждой нации, каждой цивилизации присущи свои нормы морали, особенности культуры, психосоциональный склад. Можно лишь приветствовать процесс конвергенции культур, взаимного добровольного влияния и ассимиляции их элементов. И со всей твердостью как в плане этическом, так и правовом необходимо пресекать и противостоять попыткам навязывания чуждых данному этносу и социуму ценностей, манипуляции сознанием отдельных граждан и всего общества. Реализовать этот императив можно лишь при обеспечении коэволюционной парадигмы.

 

 

ВИРТУАЛЬНОСТЬ В НООСФЕРЕ

 

 

В настоящее время сложились разные трактовки понятия «ноосфера», которые можно произвольно объединить в три основных дефинитных комплекса.

В широком смысле (и это есть центральное научно-философское определение) под ноосферой понимается совокупное человечество, как разумный биосоциальный феномен, включая продукты его культуры (духовной – информосферы, и материальной – техносферы). Именно в этом смысле ноосфера является «разумной оболочкой Земли» (В. И. Вернадский), «мыслящей пленкой планеты» (П. Тейяр де Шарден).

Человеческое общество (глобальная цивилизация) распространяется по всему земному шару, в результате своей сознательно-общественной творческой деятельности (технико-технологической, научно-познавательной, производственной, социокультурной) вовлекая в антропогенный оборот вещества, энергии и информации живую и косную природу (биогеосферу) и, таким образом, превращаясь в геологическую силу планеты. «Ноосфера – биосфера, переработанная научной мыслью, подготовлявшаяся шедшим сотнями миллионов, может быть миллиарды, лет процессом, создавшим Homo sapiens faber, не есть кратковременное и преходящее геологическое явление. <…> …Биосфера неизбежно перейдет так или иначе, рано или поздно в ноосферу…» (Вернадский В. И. Биосфера и ноосфера. – М.: Айрис-пресс, 2004, С. 277).

В более узком смысле ноосфера – глобальная духовная область, совокупный человеческий разум, то есть взаимосвязанная совокупность и целостность сознания отдельных индивидов. В подобной трактовке речь в большей степени идет о духовной культуре человечества и сфере сознания каждого живущего в данный момент индивида, который в процессе общения и совместной жизнедеятельности с другими членами общества непрерывно творит виртуальную реальность – идеальное, и шире – духовное. Здесь духовный мир каждой личности взаимосвязанно опосредует и опосредуется сам духовным миром общества, его духовной культурой. Наука, философия, искусство, мифология, религия, оккультизм, идеология, мораль, право – все эти сферы духовной культуры (и типы мировоззрения, способы познания) одновременно являются важнейшими компонентами ноосферы.

Следует упомянуть, наконец, и эзотерическое определение ноосферы в рамках неомистицизма и учения «Нового Века» («New Age»). Согласно современным оккультным воззрениям, ноосфера представляет собой особую духовную область, имеющую тонкоматериальный (субфизический) энергоинформационный характер. Эта область включает в себя все «наработанные» человечеством (за всю историю его существования) продукты его мыслительной и в целом психической деятельности (желания, чувства, эмоции, побуждения, намерения, идеи, мысли, переживания, образы, волевые акты, проекты). То есть помимо чисто познавательной (понятия, суждения, умозаключения) и эмоциональной (ощущения, восприятия, представления) сторон сюда включаются и все сверхсознательные процессы, духовные акты, проявления духовной сущности человека – интуиция, инсайт, любовь, сострадание, чувство долга, стыд, совесть, равно как и ненависть, гнев, ярость, обида, страх, агрессия…

Но все эти духовные акты имеют своей основой (согласно эзотеризму) отнюдь не грубоматериальный субстрат в форме мозга, нейронов и нервной системы (которые являются лишь посредником-передатчиком), а тонкоматериальные образования полевой природы (различные «духовные тела» – эфирное, астральное, ментальное, кармическое, боддхическое, божественное) и соответствующие им энергоинформационные процессы, происходящие на тонких уровнях бытия – доматериальных (субфизических) плоскостях Универсума.

В этом аспекте ноосфера рассматривается как некое глобальное пси-образование, состоящее из душ (полевых структур) людей – живущих и умерших (оставивших «земной план» плотной материи). С этой точки зрения, ноосфера возвышается до понятия и статуса Сверхразума, Бога. Этот Сверхразум перманентно и имманентно связан с каждой личностью (тонкоэфирными связями и взаимодействиями), обмениваясь информацией и духовной энергией, наполняя личность (форму) неповторимым духовным содержанием, а значит, и творя историю общества, опосредуя все достижения и свершения цивилизации через сознание всех отдельных людей.

Мы склоняемся к первому прочтению понятия ноосферы.

Ноосфера и входящие в ее состав человекорожденные оболочки планеты тесно связаны с виртуальной реальностью. Отсюда ВР распространяется (актуализируется, объективируется) исключительно в пределах ноосферы, являясь, таким образом, одним из важнейших ее компонентов, а значит, компонентов бытия общества и в более узком смысле – содержанием духовного бытия человека.

Сфера психики, сознания, виртуального – представляет собой систему с очень тонкими и подчас хрупкими структурой и функционированием, внутренними и внешними связями и отношениями. Любое вмешательство в этот «кибернетико-органический механизм» с целью манипулирования сознанием и побуждениями индивида ведет к изменению нормальных взаимосвязей внутри психики. Мир виртуальной реальности не случайно ставит множество нерешенных вопросов перед исследователями. Прежде всего, необходимо разобраться с определениями.

Как в средствах массовой информации, так и в общественном сознании принято сводить понятие виртуальной реальности к компьютерной реальности (Интернет, содержимое жестких и гибких дисков). При этом дефиницию термина «виртуальный» редуцируют до понятия «компьютерный». Такой подход представляется в корне неверным, чересчур узко-упрощенным.

Первоначально, в античности и раннем средневековье латинское слово «virtus» означало «добродетель», «доблесть», «мужество» (от «vir» – «мужчина»). Впоследствии, средневековые авторы употребляли этот термин для обозначения потенции, способности к чему-либо. Virtus стало означать могущую силу.

Если говорить о Новейшем времени, то поначалу слово «виртуальный» использовалось в терминологии физики (квантовой теории поля и физике элементарных частиц) для обозначения виртуальных частиц (особых короткоживущих частиц, которым не свойственна обычная связь между энергией, импульсом и массой) и означало – «вероятный», «возможный». Затем этот термин взяла на вооружение кибернетика, он стал применяться в сфере информационных технологий, и, наконец, прочно вошел в обыденный лексикон, по большей мере применительно к феномену генерируемой компьютером реальности. «Виртуальный (лат. virtualis – возможный) – такой возможный объект, который нами еще не воспринимается как что-то вполне определенное, но способный при наличии известных условий возникнуть, проявиться…» (Кондаков Н. И. Логический словарь-справочник. – 2-е изд., испр. и доп. – М.: Наука, 1975, С. 89).

В философии существуют категории «духовное» и «идеальное». Понятие духовного намного шире понятия идеального. Духовность (духовная природа) включает в себя как сознание, так и психику в целом (не только сознательные интеллектуально-разумную и эмоционально-чувственную сферы, но и подсознание). Идеальное же ограничивается сферой сознания индивида или коллектива. В этом плане мы не согласны с той трактовкой идеального, согласно которой «идеальное в самом широком смысле слова не исчерпывается сознанием, как бы оно ни понималось» (Жуков Н. И. Проблема сознания: Философские и специально-научные аспекты. – Минск: издательство «Университетское», 1987, С. 201). Определенным кругом авторов идеальное также трактуется исключительно как абстрактно-логическое и понятийно-всеобщее. Такое ограничение идеального, как совершенно верно подчеркивает Д. И. Дубровский, «порождает серьезные теоретические неувязки, ведет к отказу от определения идеального как субъективной реальности» (Дубровский Д. И. Проблема идеального. – М.: Мысль, 1983, С. 53). Идеального, добавим мы, как сознательной стороны субъективной реальности (в отличие от бессознательной, составляющей содержание и сущность такого структурного компонента психики, как подсознание).

При этом идеальное есть преимущественно образы вещей и явлений, отраженных человеческим сознанием. Отображение внешнего в голове (мозгу) людей проявляется в форме тех или иных идеальных образов, имеющих интеллектуальную либо эмоциональную окраску. По сути, идеальное есть одновременно и свойство и основа духовной культуры человечества, а также сущностная сторона человека. «Сознание – важнейшая, вслед за способностью к труду, сущностная черта человека» (Орлов В. В. История человеческого интеллекта. Ч. 3. Современный интеллект. – Пермь: Издательство Пермского университета, 1999, С. 113). Необходимо подчеркнуть: сознание не просто свойство высокоорганизованной материи – человека, но именно человека как социального существа, что проявляется в его (человеческой) коллективности, общественном содержании его жизнедеятельности, в труде, производственной, технико-технологической деятельности, а также в языке и речи. Сознание опосредуется такими сторонами бытия человека и общества, потребностями и целями, как практика, познание, общение.

Идеальное, как и духовное, вне человека (как носителя и того и другого) не существует. «Сознание (идеальное) неотчуждаемо от психического, не существует вне и помимо психики реальных социальных индивидов» (Дубровский Д. И. Проблема идеального. Субъективная реальность. – М.: Канон+, 2002, С. 61). Когнитивно-ментальное (познавательно-умственное), как и сенситивное (чувственно-эмоциональное), может быть передано с помощью знаков (символов), несущих определенную информацию, т. е. тот или иной закодированный смысл. Но постигается ментальное и сенситивное лишь разумом человека и существует только в человеческом сознании. Носителем информации могут быть те или иные знаковые системы, отображенные материальными (техническими) средствами.

Виртуальная реальность (ВР) есть идеальное, в котором субъект преобразовывает содержание вещественной, социальной или психической реальностей. Базисом, субстратом проявления идеального (а значит и виртуального) являются материальные нейродинамические процессы, происходящие в мозгу. Носитель виртуальной реальности имеет материальное основание, так же как идеальное есть свойство живой высокоорганизованной материи, заключающееся в отражении бытия. Информация, заключенная в материальных системах, созданных обществом (человеком как разумным общественным организмом), является коллективной памятью и становится идеальным (виртуальной реальностью), будучи затребована индивидами (отображена в их сознании, мозгу, голове).

Существует точка зрения, что идеальное «…– коллективно созидаемый людьми мир духовной культуры, внутри себя организованный и расчлененный мир исторически складывающихся и социально зафиксированных («узаконенных») всеобщих представлений людей о «реальном» мире… á…ñ …Это – мир представлений, а не действительный (материальный) мир, как и каким он существует до, вне и независимо от человека и человечества» (Ильенков Э. В. Философия и культура. – М.: Политиздат, 1991, С. 235). То есть, согласно Э. В. Ильенкову, идеальное выступает как объективная реальность по отношению к индивиду – в качестве духовной культуры, коллективного сознания, «…образов общественно-человеческой культуры…» (Ильенков Э. В. Философия и культура. – М.: Политиздат, 1991, С. 249).

Подобное утверждение представляется нам неправомерным. Действительно, в объектах духовной культуры, в информационных источниках и шире в социальной действительности – ВР присутствует (содержится), но лишь потенциально, как возможность осуществления (актуализации) в сознании, в психике каждого живого человека. Знаки, сигналы несут лишь объективную информацию, которая превращается в субъективную реальность, будучи задействована (воспринята, потреблена) именно субъектом – живым человеком, и включена, таким образом, в его виртуальную реальность. Любая информация лишь тогда становится виртуальной реальностью, когда она отображена в психике живого человека. Поэтому, идеальное может существовать лишь в субъективном виртуальном мире.

Виртуальная реальность (и идеальное) всегда субъективна; носителем и выразителем этой реальности является субъект – индивид, коллектив, общество. Поэтому идеальное и ВР тождественны субъективной реальности. «…Идеальное не может быть не чем иным, как субъективной реальностью» (Дубровский Д. И. Проблема идеального. – М.: Мысль, 1983, С. 18). Потенциально (как знаково-смысловая возможность) ВР существует в объектах – предметах духовной и материальной культуры человечества, несущих определенную информацию. Продукты духовной культуры составляют содержание информосферы, продукты материальной культуры – содержание техносферы. Духовное опредмечивается в результате технико-технологической деятельности людей и находит свое конечное выражение в элементах техносферы.

С виртуальной реальностью тесно связаны все пять человекорожденных оболочек планеты: психосфера, этносфера, социосфера, информосфера, техносфера – являющиеся составными частями ноосферы. При этом ноосфера нами понимается как антропогенная оболочка Земли, включающая совокупное человечество и продукты его духовной и материальной культуры. Отсюда ВР (идеальное, духовное) распространяется (актуализируется, объективируется) исключительно в пределах ноосферы, являясь, таким образом, одним из важнейших компонентов ноосферы, а значит, бытия общества и в более узком смысле – духовного бытия человека.

Информация может быть записана в виде букв-слов, чисел-цифр, звуков, изображений-образов (рисунков), электронных сигналов (электромагнитных импульсов). Книги, картины, скульптуры, аудио- и видеоносители, любая аудио-, видео-, теле- и компьютерная техника содержат и передают информацию, потребляемую индивидами посредством органов чувств и головного мозга. Но виртуальной реальностью эта информация становится в форме идеального лишь в сознании – индивидуальном, общественном. Два важнейших аспекта этой информации: когнитивный (познавательно-мысленный) и аксиологический (ценностно-смысловой). Первый оперирует мысленными образами и понятиями, второй – идеями и идеалами.

Сам по себе какой-либо текст или изображение не являются ни виртуальной реальностью, ни, конкретнее, идеальным. Таковыми текст или изображение становятся, лишь будучи затребованы человеком, отражены в его сознании. Так и материальная основа психики – головной мозг, спинной мозг и нервная система вкупе с органами чувств – не являются вышеуказанными категориями. Виртуальной реальностью является сама психика (и сознание) как совокупность духовных процессов, происходящих в голове (в мозгу) людей.

Таким образом, знаковые системы сами по себе не могут считаться виртуальной реальностью. Они лишь носители информации, содержащие потенциально виртуальную реальность, а значит, выступают как посредники между виртуальными реальностями (психиками, духовным, субъективными реальностями) живых людей. На том же основании материалистическая диалектика отказывается выделять эти системы в особую, третью, реальность (наряду с субъективной виртуальной и объективной материальной – вещественно-энергетической и социальной), как это делает, например, К. Поппер (Поппер К. Логика и рост научного знания: Избр. работы / Пер. с англ. – М.: Прогресс, 1983, С. 439). Подробнее этот вопрос будет рассмотрен ниже.

Предметы и явления бытия познаются (отражаются в сознании) людьми не сами по себе, а посредством образов. Каждому предмету (явлению) соответствует определенный образ. Образы предметного (реального) мира осознаются и выражаются людьми как знаки. Таким образом, в рамках объективной реальности создается особый символический мир, в котором информация выражена в виде знаков и символов. Информационная сфера (содержащая потенциально виртуальную реальность) – это мир символов. Отражение бытия (объективной реальности – материальной и социальной) происходит в сознании людей посредством образной системы. А образы, в свою очередь, кодируются и декодируются (осознаются) как знаки-символы. То есть речь идет об отражении отражения бытия. По сути, символический мир – искусственная (неприродная) и в значительной степени иллюзорная (нереальная) действительность, продукт субъективной духовной реальности – «реальности второго уровня» (ведь даже цвета в природе не существует, это – ощущение разной длины электромагнитных волн, присущее человеческому восприятию). При этом, знаки (символы, имена) могут обозначать любые объекты и явления – денотаты (десигнаты, номинаты, референты): как реальные, существующие в объективной действительности, так и иллюзорные, существующие лишь в субъективной реальности (единорог, Кощей Бессмертный, Терминатор, бластер и т. п.). Подчас символические посредники – не столько вещественные и реальные объекты, сколько выдуманные, искусственные институты и персонажи, населяющие особое информационно-виртуальное пространство. «Несмотря на схожесть виртуальной реальности с действительностью, ее кажущуюся натуральность, она – лишь имитация, развернутая в духовном мире» (Мусин Г. Х. Потребностный подход в технико-технологической деятельности: Учебное издание. – Уфа: Изд-во УГНТУ, 2002, С. 112).

Применительно к человеку необходимо говорить о двух коэволюционно взаимосвязанных типах восприятия: голографическом и сигнальном. Первый являет собой целостное мышление (мышление образами, голограммами), второй – дискретное мышление (мышление знаками, то есть образами, переведенными в коды), которое порождает феномены языка, речи и письма. «…Ответная реакция организма на полученную информацию также может быть выражена интегрально – это «мимика», жесты, позы, поведение, или дискретно, например, в виде отдельных звуковых сигналов» (Рау В. Г. Общее естествознание и его концепции: Учеб. пособие. – М.: Высш. шк., 2003, С. 9).

Содержимое виртуальной реальности актуализируется индивидом несколькими способами: записью на каком-либо материале в виде знаков, рисунков; звуком в форме речи, пения, музыки (игры на музыкальных инструментах); телесно в форме жестов, мимики, поз. То есть идеальное овеществляется, опредмечивается, становясь наличной объективной реальностью, но порожденная всегда субъективно-индивидуальным или субъективно-коллективным способом. Можно сказать, что образы виртуальной реальности (как компоненты идеального) всегда субъективны по восприятию, но объективны по своему содержанию. Благодаря своему сознанию, функциям психического отражения объективного мира, человек в голове (головном мозге) создает, выстраивает и оперирует идеальными образами независимо и материально существующих предметов и явлений, при этом проникая за пределы феноменального уровня в сущностный. Этому способствует мышление, благодаря которому индивид не только осознает проявления феноменального мира, но и создает новые идеи, т. е. проявляет себя творчески. Таким образом, виртуальная реальность – это всегда субъективное бытие, возможность осуществления, вероятностная сторона материальной реальности. ВР создает идеальные модели (ментальные паттерны) действительности и, будучи объективирована, порождает продукты материального и духовного характера (культуру), т. е. осуществляется как конкретный результат.

В то же время следует отметить, что и понятие «виртуальная реальность» несколько шире понятия «идеальное». Виртуальным является любое ментально-психическое (как сознательное, так и бессознательное; как рационально-дискурсивное, так и чувственно-эмоциональное) отражение объективной реальности, идеальное же ограничено сферой сознания и всегда связано с творчеством, с целеполаганием, с мысленным проектированием бытия, с результативностью мышления (осознания эмоционально-когнитивных образов, становящихся идеями). Виртуальное в отличие от идеального охватывает все компоненты психики – не только ощущения, восприятия, представления, проекты-идеи, понятия, суждения, умозаключения (т. е. все формы абстрактно-чувственного мышления), но и бессознательные акты. Поэтому виртуальная реальность представляет собой бытие (существование, взаимодействие, развитие) всего комплекса внутрипсихических образов, изоморфных внешним и внутренним объектам и явлениям, воспринимаемым или представляемым человеком или животным, обладающим психическим отражением.

Поскольку животным – многоклеточным эукариотам (за исключением губок) – равно как человеку присуще психическое отражение (наличие примитивной нервной системы имеется уже у кишечнополостных), то правомерно утверждать, что и многоклеточным животным присуща ВР (исключая сознание, идеальное). «То, что у животных есть своя, во многом еще непонятная нам субъективная реальность, свой «внутренний мир», в некоторых отношениях аналогичный человеческому, не подлежит сомнению» (Дубровский Д. И. Проблема идеального. – М.: Мысль, 1983, С. 111). Возможно, следует ограничить круг животных, которым свойственна ВР, подтипом позвоночных (рыбы, земноводные, пресмыкающиеся, птицы, млекопитающие) либо типом хордовых (позвоночные, бесчерепные, оболочники).

Но ВР животных выступает как данность, человек же способен на конструирование новых виртуальных реальностей, он творчески продуцирует их в себе и объективирует наружу в интерсубъективные антропогенные реальности – социальную и знаково-символическую. Отсюда, будучи по своей природе субъективной, ВР человека и отчасти высших животных (коллективная деятельность животных, сигналы, которыми обмениваются особи) в своей функциональности интерсубъективна. То есть ВР субъективна в сущности и интерсубъективна в явлении.

Представляется возможным расширить понятие «виртуальная реальность» до категории «духовное», «душа». Для обоснования данного тезиса, прежде всего, необходимо определиться с дефинициями таких понятий, как «сознание», «психика», «дух» и «душа».

Сознание человека включает в себя два аспекта – рациональный (абстрактно-дискурсивный) и сенситивный (чувственно-эмоциональный). Компонентами первого являются понятия (включая понятия-идеи), умозаключения и суждения; компонентами второго – ощущения, представления и восприятия.

Психика включает в себя три уровня индивидуального отражения действительности: 1) подсознание, или Бессознательное (бессознательные процессы), включающее предсознание; в сфере личного Бессознательного действуют психические инстанции – Оно (Ид) и Сверх-Я (Супер-Эго), а также архетипы (первообразы коллективного Бессознательного) – Тень, Анима-Анимус; речь идет «…о двух видах бессознательного: о латентном (скрытом) бессознательном, которое может быть осознано, и о вытесненном бессознательном, недоступном для осознания… Первый вид бессознательного З. Фрейд назвал предсознательным, второй – собственно бессознательным» (Психоанализ. Популярная энциклопедия / Сост., науч. ред. П. С.Гуревич. – М.: Олимп; ООО «Фирма «Издательство АСТ», 1998, С. 344); 2) сознание, или Сознательное («дневной разум»), включающее интеллект (разум и рассудок); в сфере сознания действует инстанция Я (Эго) и архетип Персоны (Личины, социальной маски); 3) надсознание, или Сверхсознательное («космическое сознание»), включающее высшие духовные переживания и состояния – любовь, сострадание, мудрость, веру, волю, и, кроме того, вдохновение и интуицию (озарение); в сфере сверхсознания действует архетип Самости (центр психической целостности, высшее духовное «Я» человека, интегрирующее все остальные психические сферы и проявления души). «Самость можно определить как внутренний регулирующий центр, отличающийся от личностного сознания… Самость является центром, постоянно направляющим развитие и созревание личности» (Юнг К. Г., Франц М.-Л., Хендерсон Дж.Л., Якоби И., Яффе А. Человек и его символы / Под общ. редакцией С. Н. Сидоренко. – М.: Серебряные нити, 1997, С. 158). В наиболее чистом своем проявлении сверхсознание выражается в актах интуитивного познания, инсайта, «прямого знания», духовного «просветления» (мистического экстаза) и катарсиса; к нему же относятся состояния медитации, созерцания. Также можно интерпретировать сверхсознание как индивидуальное проявление (компонент) особой интерсубъективной реальности, некую субъективную структуру и форму надличностного социокультурного бытия, включенную в духовный мир общества, связанную с общественным сознанием и менталитетом. «…Исторически сложившиеся способы жизнедеятельности, материальная и духовная культура для каждого начавшего жизнь индивида предстают как особая «сверхприродная», «надсознательная» объективня действительность (социогеном), как особый предмет, сопоставимый с… первой натуральной действительностью» (Терегулов Ф. Ш. Теоретическая педагогика: Учебное пособие. – Уфа: Восточный университет, 2004, С. 48).

В более узком смысле психика – предпосылка сознания («животный рассудок», «инстинктивный разум»), эмоциональная сфера личности.

Традиционно в философской литературе принято отождествлять дух с сознанием и душу с психикой. «В диалектическом и историческом материализме «дух» – философское понятие, означающее невещественное начало (в отличие от материального, природного начала), часто тождественное понятиям «сознание», «идеальное», «разум»…» (Орешников И. М. Что такое гуманитарная культура? – Саранск: Издательство Мордовского университета, 1992, С. 8). Можно определить душу как внутренний мир человека, выраженный его сущностными силами. Последние есть совокупность разума, чувственной сферы и волевых аспектов. «…Понятием «дух» можно обозначать психические способности и сознание, внутреннюю моральную силу и мышление, некое начало внутри человека, определяющее его поведение, действия. á…ñ Так складывается понимание духовного мира как совокупности, целостности сознательно-психических сторон жизни человека и общества» (Галимов Б. С., Мусин Г. Х. Биосоциосистема: опыт потребностного подхода / Изд-е Башкирск. ун-та. – Уфа, 2002, С. 160). Таким образом, духовное включает в себя любые проявления человеческого сознания (духа) и психики (души) – как в индивидуальной форме, так и в общественной.

В то же время, согласно Д. И. Дубровскому, философское понимание категории «сознание» включает в себя «не только сознательно-психическое, но и нерефлексируемые компоненты и структуры субъективной реальности, т. е. то, что в психологии рассматривается как разновидность бессознательно-психического» (Дубровский Д. И. Проблема идеального. – М.: Мысль, 1983, С. 52).

На наш взгляд, более продуктивным выглядит такой подход, при котором чисто психологическое понятие «психика», включающее, как указывалось выше, бессознательные, сознательные и сверхсознательные компоненты, не элиминируется в философском поле исследовательско-аналитического творчества, а используется как тождественное чисто философскому понятию «духовное» и постулируемому нами понятию «виртуальная реальность». Отсюда идеальное как преимущественно сознательное (осознанные рационально-абстрактное, чувственно-конкретное и чувственно-эмоциональное) выступает в качестве компонента духовного (наряду с бессознательным – теми рационально-абстрактным, чувственно-конкретным и чувственно-эмоциональным, которые когда-то было осознанными, но затем ушли в сферу Бессознательного, а также тем, что никогда не было осознано).

В связи с этим, формулировка основного вопроса философии нуждается в корректировке: необходимо говорить о соотношении не идеального и материального, а духовного и материального.

Еще раз подчеркнем: духовное всегда шире идеального, так как включает в себя все структурно-функциональные компоненты психики и, таким образом, охватывает не только сознательные, осознанные феномены субъективной реальности, но и бессознательные, неосознанные.

Кроме всего, духовная сфера человека имеет две ипостаси: экзистенциальную, охватывающую все интеллектуально-психические акты, которые отражают реалии этого, «земного» (посюстороннего) мира; и трансцендентальную, подразумевающую отношение человека к Инобытию – отношение, выраженное в дискурсивных и интуитивных формах, но всегда имеющее своей целью сверхъестественное, сверхчеловеческое, сверхпсихическое (Иное, инобытие, «потустороннее» трансцендентное бытие). «Мы полагаем, что даже тщательная копия природы, если она достигается высоким качеством произведения искусства, по существу является созданием и трансформацией Реального в Иное и началом всего, что суть типично «культурное». Это Иное – средство, с помощью которого искусство противопоставляет свой мир подобия миру реального существования. Короче, через свою духовную силу искусство дистанцируется от реальности и приближается к Иному» (Полак Ф. Образ будущего / Мир нашего завтра: Антология современной классической прогностики. – М.: Изд-во Эксмо, 2003, С. 221).

Получивший в последние годы широкое распространение термин «виртуалистика» нуждается в уточнении. Представляется, что правомерно определять виртуалистику как подход, а не научную дисциплину или научное направление. «Виртуалистика, согласно словарю виртуальных терминов Н. А. Носова, – парадигматический подход, в рамках которого виртуальные реальности рассматриваются как реалии, обладающие онтологическим статусом существования, а не как феномены» (Пронин М. А. Виртуалистика в Институте человека РАН: история и результаты / Генезис категории виртуальная реальность: Материалы международной научной конференции (15 февраля 2008 г.) / Под ред. А. В. Захряпина и др. – Саранск: Тип. «Рузаевский печатник», 2008, С. 11). Скорее, на сегодняшнем этапе развития науки и философии представляется целесообразным создание новой научной дисциплины, рождающейся на стыке философии и многих (в особенности передовых) научных направлений, – виртуологии. Виртуология – наука, изучающая феномен виртуальной реальности, состоящий из виртуального времени и виртуального пространства. Последнее включает в себя различные виртуальные миры (уровни виртуального бытия) с присущими им виртуальными объектами и явлениями.

Так к источникам виртуальной реальности (т. е. виртуальной реальности в потенциальном состоянии) относятся: содержимое печатных изданий (книг, журналов, газет, буклетов, брошюр, комиксов, бюллетеней, проспектов, альбомов, сборников, плакатов, листовок, календарей, фотографий, визиток, этикеток), содержимое компьютеров (жестких дисков), содержимое компакт-дисков (CD-ROM) и гибких дисков (дискет или флоппи-дисков, зип-дискет и съемных дисков Flash), содержимое аудио- и видеоносителей (аудиокассет, музыкальных компакт-дисков, мини-дисков, грампластинок, кинолент, видеокассет, видеокомпакт-дисков, DVD), содержимое фотопленок и слайдов; содержание передач телевидения и радио, Интернета; содержание мифов, фольклора, литературных произведений, текстов, чертежей, фильмов, музыки, песен, образы картин и прочие художественные изображения (включая скульптурные образы), танцевальные образы. К актуальным источникам виртуальной реальности относится содержимое человеческой психики, включая сознание и подсознание (сновидения, фантазии, воображение, представления, образы, символы, мысли, эмоции, желания, чувства, побуждения, мечты и т. д.). Таким образом, источники виртуальной реальности – все то, что несет информацию, созданную и используемую людьми.

Как уже указывалось выше, ВР состоит из информации (данных, выраженных в образах и знаках-символах, в том числе, в буквах-словах и цифрах-числах). Знание, являющееся основой духовной культуры, принадлежит к сфере виртуальной реальности, как и сама духовная культура человечества (составные части которой: наука, искусство, религия, мифология, философия, оккультизм, мораль, право, идеология). Искусство, мир художественного представляет собой целиком вымысел, хотя и является аналогией реальности, копией наличного бытия. По сути, проявления искусства, художественного творчества есть своеобразное отражение действительности, создающее реальность второго порядка – виртуальную реальность, выраженную посредством своих материальных носителей – произведений искусства. Это – осмысление и отображение мира преимущественно через призму эстетическо-чувственного сознания. Познание бытия посредством эстетического чувствования и составляет сущность феномена искусства.

Таким образом, проявленное бытие (бытие в мире) состоит из нескольких глобальных реальностей, основой которых является универсальная реальность – объективная материальная реальность. Последняя подразделяется на природно-вещественную (естественную), социальную (естественно-искусственную), знаково-символическую (естественно-искусственную) и виртуальную (искусственную) реальности. Отсюда: виртуальная реальность есть искусственное (созданное человеком) духовное бытие, в отличие от естественного (природного) бытия и искусственных материального (техника, сооружения, доместикаты и пр.), социального (общество, социальные институты, связи и отношения) и символического (знаковые системы) бытия. По сути дела, применительно к бытию человека, можно говорить о двух взаимосвязанных и взаимообусловленных мирах – эмпирическом (опытном) и символическом (образном), в которых протекает его жизнедеятельность и творческая самореализация. Впрочем, следует подчеркнуть особо, что так как носителем виртуальной реальности является живой человек (материальная биосоциальная система), то в своей субстратной основе ВР – естественна, а в своем содержании – искусственна.

ВР (духовное), будучи высшей формой отражения как атрибутивного свойства материи, предполагает коэволюцию субъективной (идеально-психической) и объективной (материально-вещественной и материально-социальной) реальностей, внутреннего и внешнего мира, сознания и материи. Сознание человека коэволюционирует как с окружающей объективной действительностью (включая и организм самого индивида), так и – в актах рефлексии – с субъективной внутренней реальностью. Различные системы перманентно отражаются, а значит, взаимодействуют, коэволюционируют. Так и человек как социальный субъект отражает в своем сознании внешний объективный мир различных систем (как и внутренний субъективный мир – в процессе рефлексии), таким образом, сосуществуя и соразвиваясь с различными объектами, процессами, явлениями – в коэволюционном плане.

В то же время, необходимо упомянуть и о получивших в последнее время развитие (в рамках постнеклассической философии) идеях полионтизма – представления о множественности реальностей. С точки зрения полионтизма существует множество виртуальных реальностей. Каждый живой человек (живущий в данный момент) обладает своей собственной виртуальной реальностью. То есть таких виртуальных реальностей может быть одновременно 6 с лишним миллиардов (по количеству живых людей). При этом эти виртуальные реальности одинаковы в сущностном аспекте, но различны в феноменологическом – то есть по своему содержанию, конкретному наполнению.

Возникает вопрос: существует ли единая – континуальная – ВР, в пространстве-времени которой бытийствуют виртуальные реальности живых существ, обладающих психикой, или же существует множество (человеческих и животных) дискретных виртуальных реальностей, не связанных субстратно и субстанциально друг с другом? Одно представляется несомненным: виртуальные реальности живых людей и представителей животного мира (обладающих психикой, то есть психическим отражением внешнего мира) коэволюционируют – существуют и развиваются совместно, во взаимодействии и взаимовлиянии.

Но если принять тезис о дискретности виртуальных реальностей, то можно с очевидностью постулировать, что объединяющим их полем взаимодействия выступают несколько объективных реальностей, существующих в рамках единой материальной реальности. Прежде всего это вещественная реальность (вся окружающая среда и телесность каждой живой личности либо каждой живой особи животных). Далее, у человека – это социальная реальность (общество как система с множеством связей и отношений между элементами социума). И, наконец, необходимо говорить (в случае с человечеством) об особой – тоже объективной и материальной – символической реальности. Последняя представляет собой духовную культуру человечества, информацию, выраженную в символах-знаках, представленных на материальных носителях. Собственно, символическая реальность в первую очередь является полем взаимодействия (коэволюции) многочисленных человеческих виртуальных реальностей. Содержимое последних объективируется и овеществляется посредством символической реальности. Отсюда мир символов играет первостепенную роль в процессах объективации виртуальной реальности человека. Образно выражаясь, через символических посредников ВР эманирует из субъекта наружу, развертывается в объективных реальностях. В символах ВР обретает «вторую жизнь», воплощается в интерсубъективной рельности.

Обладают ли вышеупомянутые реальности онтологическим статусом? Если под последним подразумевать бытийствование, то да, обладают, ибо бытийствуют. Это – бытийствующие реальности. Если же под онтологическим статусом подразумевается инфинитивность, то есть беспредельность и вечность (тезис: «материя – бесконечная во времени и пространстве»), то очевидно, что данные реальности (за исключением материальной вещественной реальности) не обладают подобным статусом, так как имеют начало и, скорее всего, будут иметь конец, то есть элиминируются (завершатся и исчезнут). По крайней мере, социальная и знаковая реальности появились с возникновением человечества – то есть они суть человекорожденные (антропогенные) реальности. С исчезновением человечества прекратит свое существование и социальная реальность, а символическая (знаковая) продолжит существование какое-то время вещественно, но потеряет свою сущность в качестве хранителя и транслятора информации. ВР же имеет место лишь при наличии живых существ, обладающих психикой психическим отражением. При полном исчезновении подобных живых существ она также полностью элиминируется.

Отсюда, подлинным онтологическим статусом обладает лишь универсальная материальная действительность в форме объективной вещественной реальности. (Это – точка зрения целиком в рамках диалектического материализма; постнеклассическая философия и наука придерживаются идей полионтизма – множественности равноправных сопряженных реальностей, каждая из которых обладает онтологическим статусом.)

Следует вкратце упомянуть и о негативной стороне явления виртуальности. Феномен воздействия виртуальных миров на человеческую психику таков, что нужно говорить не более и не менее, как об особом душевном заболевании – синдроме виртуальной зависимости, относящемся к классу психоневрозов. По аналогии с различными бредовыми состояниями – манией величия и манией преследования, а также с наркоманией, токсикоманией, табакоманией, алкоголеманией и кофеманией, это расстройство (от легких проявлений до тяжелых форм) может быть названо виртуоманией, включающей телеманию, видеоманию, компьютероманию и т. п. В психологии же употребляется термин аддикция – зависимость, в частности, компьютерная аддикция, виртуальная аддикция…

Источниками и предметами виртуомании являются созданные человеком носители потенциальной виртуальной реальности, такие, как (убывание по степени воздействия): компьютеры, видеоаппаратура, телевизоры, кинопроекторы, книги, периодическая печатная продукция, средства мобильной связи, электронные игрушки, картины, скульптуры и прочая продукция изобразительного искусства, зрелища и зрелищные мероприятия (различные шоу, театральные постановки, балет, эстрада и др.).

Отсюда видно, что все виды искусства, как и средства массовой информации, содержат в себе потенциально виртуальную реальность, а значит, могут являться источником патологической зависимости от их содержимого – виртуомании.

Сознание, целиком погруженное в пространство виртуального, с трудом переключается на реальность первого уровня и, в конечном итоге, все менее способно адекватно воспринимать подлинную окружающую действительность – материальное бытие в мире.

Парадокс ВР заключается в том, что чрезмерное увлечение ею ведет к быстрому привыканию и очень трудному избавлению от маниакальной болезненной тяги к ней. В особенности, этому подвержены натуры, склонные к визионерству – фантазированию, мечтательности, уходу от насущных проблем жизнедеятельности и взаимодействия с внешней средой в миры грез и снов. По сути, виртуомания – ослабленная разновидность аутизма, эскапизма (бегства от мира внешнего в мир внутренний, мир виртуальной реальности). И в наше ультрасовременное, постмодернистское время «уход» личностей в виртуальные миры растет по экспоненте – чему в значительной степени способствует идеология и реклама обществ постмодерна.

Человек – вообще существо, постоянно нацеленное на непрерывную виртуализацию бытия в мире. Воспринимая с помощью органов чувств мир вокруг и внутри себя, а также самого себя как объект (тело, психика), и отражая все это в сознании, человек творит перманентную ВР в своем душевном аппарате, состоящем, как уже было указано выше, из трех уровней (ярусов, областей, инстанций) – подсознания, сознания и надсознания.

Видимо, необходимо говорить о четырех состояниях человеческой виртуальной реальности: ВР бодрствующего сознания; ВР спящего сознания, продуцирующего сновидения; ВР подсознания; ВР надсознания, находящегося в экстатическом состоянии (медитация, транс, гипноз, озарение, инсайт).

Еще один аспект рассмотрения феномена виртуальности как способа существования духовных процессов (в форме виртуальной реальности) – это предположение о гуманитарной и нечеловеческих видах виртуальной (духовной) реальности, сводящееся к проблеме разных форм сознания. Наличие нервной системы и психики у многоклеточных животных подразумевает присутствие у них определенной виртуальной реальности (низшего по сравнению с человеком характера). Существуют также гипотезы, предполагающие наличие внеземной формы разума (а значит и виртуальной реальности у иных разумных существ), о существовании сознания у высших животных (примитивный рассудок) и о так называемом «машинном мышлении» («искусственном интеллекте», «электронном мозге»). Если подтвердятся вышеуказанные гипотезы, то мы будем вынуждены постулировать наличие сознания (и виртуальной реальности) не только антропогенного характера. «Если свойство той или иной материальной системы «быть живой» или обладать способностью «мыслить» будет определено чисто функциональным образом…, то придется признать в принципе вполне осуществимым искусственное создание живых и мыслящих существ» (Колмогоров А. Н. Автоматы и жизнь / Информационное общество: Сб. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2004, С. 286). По крайней мере, роботам присуща своя (потенциальная) ВР – киберпространство, правда, заданная искусственно человеком. Но мыслительные процессы (логические, вычислительные, запоминающие – по заданным программам) в работающих кибер-машинах могут происходить и происходят независимо от участия и воли человека (пользователя). Здесь человек выступает звеном системы «человек-машина», одной из сторон обеспечиваемого интерфейсом взаимодействия, интерактивного диалога человеческой личности и «искусственного разума» (ЭВМ, робота). Тем не менее, следует отметить, что, исходя из принципа целесообразности (телеономной детерминации), деятельность «искусственного интеллекта» (т. е. интеллекта, созданного человеком) является целеисполняющей; цель здесь задается человеком и исполняется кибер-машиной. Деятельность людей же целеполагающая. В этом – принципиальное отличие человеческого (естественного, живого) сознания от машинного (искусственного, неживого) – по крайней мере, на сегодняшнем этапе. Интеллектуальная (кибернетическая) «…техника заменила и гипертрофировала лишь самые примитивные интеллектуальные операции людей. Самые тонкие и сложные интеллектуальные способности людей остались за пределами этого прогресса» (Зиновьев А. А. Глобальный человейник. – М.: ЗАО Изд-во Центрполиграф, 2000, С. 139).

Следует отметить, что целеполагание присуще не только человеческому разуму, оно присутствует также везде, где мы имеем дело с биотой – ибо любому живому организму свойственны потребности. Если есть потребность (присущая только живому), то появляется и цель, и тут же присутствует обратная связь, при которой изменение условий корректирует действия и психические акты организма, направленные на достижение цели (для реализации, удовлетворения потребности). Речь идет об управлении, необходимом для механизма обратной связи и существующем лишь в рамках целеполагания. Принцип обратной связи при этом – нечто высшее по сравнению с обычными законами сохранения и принципами отбора, действующими в неживой природе; он свойственен более высокому уровню развития материи – живой природе в целом и человеческому разуму в частности. Любая потребность живого существа, проявляемая в форме рефлексов и инстинктов, как и разумная интенция человека, ведут к достижению определенного результата – это и есть целенаправленное поведение. «Деятельность кибернетической системы, которая проявляется в процессах управления, осуществляемого по принципу обратной связи на основе получаемой извне информации, обусловлена наличием связанной информации системы, ее целесообразной организацией» (Жуков Н. И. Проблема сознания: Философские и специально-научные аспекты. – Минск: издательство «Университетское», 1987, С. 54).

Разумеется, рефлекторная деятельность животных отлична от разумных целенаправленных действий человека и в известной степени близка лишь бессознательным психическим и поведенческим актам – инстинктам, влечениям, мотивам, импульсам, имеющим подсознательную природу.

Верно и то, что для целенаправленной деятельности животного или человека необходимо соблюдать условие хранения, передачи, приема и обработки информации – на основе чего и осуществляется управление. Живой организм всегда позиционирует себя по отношению к окружающей среде и ведет с ней определенный информационный диалог. При этом управляющее поведение направлено на достижение определенных целей, результатов, эффектов, необходимых для поддержания жизнедеятельности организма. Интерактивный диалог субъекта (организма) с объектом (окружающей средой) ведется под управлением со стороны организма, который, реагируя на получение информации, изменяет свое поведение так, что либо приспосабливается к параметрам окружающей среды (в большей степени это присуще животным), либо приспосабливает ее к условиям своего существования (в основном, это свойственно человеку). Но в любом случае происходит постоянный обмен информацией между организмом (являющимся открытой системой) и средой его обитания (надсистемой). Перманентный обмен информацией – непреложное условие существования любых организмов биоты, составляющее одну из важнейших сторон коэволюции.

Информация – это всегда поступление определенных сигналов, на которое получатель (организм, кибер-устройство) должен отреагировать пассивно или активно – то есть принять соответствующее решение. Последнее неотделимо связано с целеполаганием, стремлением к достижению той или иной цели. Отсюда вполне понятна основная поведенческо-потребностная цепочка: получение информации → принятие решения → достижение цели → получение информации. Таким образом, информация есть сигналы, преобразуемые в психике человека в образы – конкретно-чувственные и абстрактно-мысленные (у многоклеточных животных – только в конкретно-чувственные образы). Но собственно информацией – напомним! – эти сигналы становятся только в случае восприятия (отображения) их кибернетической системой – обществом, человеком, любым живым существом, биоценозом, кибер-устройством. Вне целесообразно упорядоченных (кибернетических) систем, то есть в доорганическом мире, информации как таковой нет.

В то же время присущая только живому обратная связь, как видим, присутствует и в интерактивном диалоге человека и кибер-устройства. Этот аспект не позволяет согласиться с тем определением живого (и его отличием от неживого), которое дал Н. Н. Моисеев: «…Организация живой материи отличается от организации неживой природы прежде всего наличием обратных связей, формирующих новый тип механизмов отбора, которые отсутствуют в последней, и, следовательно, информационными процессами, без которых понятие обратных связей лишено всякого смысла» (Моисеев Н. Н. Человек. Среда. Общество. – М.: Издательство «Наука», 1982, С. 84-85). Как мы видим, принцип обратной связи свойствен и кибер-машине. Но, еще раз подчеркнем, со стороны компьютера целеполагание отсутствует, так как информационная деятельность машины целиком определяется и опосредуется человеком, то есть информацией субъективного, идеального характера. Поэтому более верным будет следующее определение живого (организма): «…Организмом мы называем любую систему (организацию), обладающую собственными целями и определенными возможностями их достижения» (Моисеев Н. Н. Человек. Среда. Общество. – М.: Издательство «Наука», 1982, С. 126). Устройства с «искусственным интеллектом» на современном этапе развития науки и техники могут «выполнять многие действия лучше человека (в том числе и считать), но целеполагание и оценка действий всегда остаются за человеком. Машина действует в интересах человека» (Моисеев Н. Н. Человек. Среда. Общество. – М.: Издательство «Наука», 1982, С. 185). Функционирование компьютера целиком построено на определенных алгоритмах программ, заданных на основе формальной логики, а это значит, что «в машине… нет и не может быть понятийного мышления. Искусственный интеллект – лишь имитация естественного интеллекта» (Жуков Н. И. Проблема сознания: Философские и специально-научные аспекты. – Минск: издательство «Университетское», 1987, С. 196).

Здесь, как мы видим, осуществляется уже коэволюция человека и кибер-машин.

Неоднозначен и вопрос, рассматривающий соотношение информации с энтропией. «Как количество информации в системе есть мера организованности системы, точно так же энтропия системы есть мера дезорганизованности системы; одно равно другому, взятому с обратным знаком» (Винер Н. Кибернетика, или управление и связь в животном и машине / Информационное общество: Сб. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2004, С. 63). Не элиминируя чисто кибернетическое определение энтропии и негэнтропии (информации), тем не менее, необходимо уточнить: если информация однозначно истолковывается как мера упорядоченности, то, согласно воззрениям российского физико-химика М. Ю. Доломатова, энтропия есть мера разнообразия, переходящего при определенных условиях в упорядоченность, организованность, управляемость, – и наоборот. Отсюда энтропийные и негэнтропийные процессы осуществляют диалектические взаимопереходы на основании коэволюционного принципа взаимообусловленности.

Таким образом, в мире виртуальной реальности существует лишь возможность, вероятность, идеальность, проектирование, интенциональность, симуляция, подобие, подражание, дублирование, имитация – но отнюдь не подлинно актуальное, вещественно-материальное бытие человека и окружающего мира. Все здесь основано исключительно на отражении бытия (отображении в сознании идей и образов материальных и социальных объектов, явлений и отношений, существующих в мире материальной реальности). Условно говоря, мир виртуального – это существование паттернов (слепков, образцов) и симулякров (копий, подобий – без оригиналов, подлинников), то есть образов без их связи с десигнатами.

И последнее: для чего нами введены новый термин и такая категория, как «виртуальная реальность»? Не проще ли использовать традиционное понятие «духовное», «идеальное»? Представляется все же, что введение в поле философского дискурса категории виртуальной реальности необходимо. Во-первых, как мы только что показали, понятие виртуальной реальности шире понятия идеального. Во-вторых, использование однопорядкового виртуальной реальности понятия психики в философии не принято. В-третьих, использовать философское понятие духовного как аналога естественнонаучного и психологического термина «психика» не представляется правомерным, так как некорректно применять термин «духовное» по отношению к отражательной способности животных (ввиду того, что определенным животным присуще психическое отражение, а значит и своя ВР).

Итак, здесь речь идет о своеобразной коэволюции не только виртуального и реального, но и сознательного и бессознательного: подсознания, сознания и надсознания (как и психических инстанций – Оно, Я и Сверх-Я).

Таким образом, коэволюция бытия общества проявляется в самых разных сферах его деятельности и на самых разных уровнях бытия единой биосоциосистемы. При этом имеет место (в историческом аспекте бытия общества) непрерывное расширение ноосферы и постепенное включение всей биогеосферы в область ноосферных коэволюционных процессов и взаимодействий.

НООСФЕРНОЕ ОСНОВАНИЕ коэволюционных процессов, происходящих в обществе и природе, выражается прежде всего в деятельности человека как биосоциального разумного существа – в технико-технологической деятельности, подразумевающей творческое освоение окружающей действительности. В результате технико-технологической – производственной и познавательной – деятельности общество взаимодействует с природой на коэволюционных началах, при этом проявляется диалектический характер коэволюции бытия общества. Противоречивый характер сосуществования и совместного развития общества и природы обнаруживается как в единстве их материальной основы, так и в противоположности их функций, что предполагает диалектическое отрицание-снятие биогеосферы ноосферой.

© Эдуард Байков, текст, 2009

 

© Книжный ларёк, публикация, 2015

Опрос

Нравится ли Вам сайт "Книжный ларёк"?

Общее количество голосов: 918

Koнтакт

Книжный ларек keeper@knizhnyj-larek.ru