Эль Мурто. Рин Браяр

01.12.2015 23:01

Из цикла "Легенды и сказки Вышнего Рарога"

РИН БРАЯР

Вначале было слово. Точнее лист пергамента с непонятными знаками. Рин Браяр знала, что нашла лист пергамента, но что это были за знаки, Рин знать не могла. А знаки были так красивы и выстроены в ровные ряды, что Рин осознавала, что неспроста они были так аккуратно выписаны и что таят некий смысл, недоступный её разуму. Рин глубоко вздохнула и бережно спрятала таинственный пергамент в складках своей мешковатой одежды.

– Рин Браяр! Куда ты запропастилась, несносная девчонка? Ты хочешь опять остаться без ужина?

Рин вздрогнула. Её искала сестра Алета.

– Сестра Алета, я иду, – отозвалась Рин.

– Рин Браяр, твоё стремление к уединению, дабы воздать хвалы и благодарность Отцу Нашему Небесному, похвально, но не нужно забывать и о делах земных. Завтра тебе надо выткать добрую часть шпалеры для сэра Пайса Вилберна. Ведь в первый раз в нашем сиротском приюте появилась такая удивительная мастерица, как ты. Ты в столь раннем возрасте проявила интерес к ковроткачеству, что мать-настоятельница была немало удивлена. А уж как ты умеешь видеть картинки для будущих ковров, как ты быстро умеешь ткать, не перепутав ни единой ниточки, ей-богу мне становится боязно, Рин, как бы не обвинили тебя в сделке с дьяволом. Пойдём, Рин, глаза твои и руки должны отдохнуть, чтобы завтра взяться за работу.

Рин смиренно последовала за сестрой Алетой. В словах сестры Алеты всё было правдой.

Рин случайно нашли под каким-то колючим кустарником деревенские дровосеки и отнесли в монастырь. В монастыре ей и дали это имя – Рин Браяр, что значило «заново рождённая под колючим кустарником». В монастыре сирот содержали лет до 10–12, обучали какому-либо ремеслу и при хорошем раскладе отдавали в услужение в семьи.

Рин Браяр решили обучить ремеслу ковроткачества, ведь действительно она очень рано проявила интерес к этому виду рукоделия. И сюжеты на коврах рождались как бы сами собой. Но на самом деле не это привлекало Рин. Ей было интересно, кто были эти люди, которых она умело изображала на своих полотнах. Откуда появлялись сюжеты для полотен? Да, ей объясняли, что на картинках этих изображаются Отец Небесный, сын его Иисус, ангелы и архангелы. Научили произносить молитвы во славу Господа Бога нашего, но всего этого Рин было мало. И она стала задавать вопросы, откуда сестры и мать-настоятельница узнали об этом. И самая добрая из сестёр, сестра Алета, наконец, рассказала Рин об удивительной вещи под названием книга. Помимо мощей святой Урсулы именно книги были настоящей драгоценностью монастыря. Сестра Алета также рассказала, что главная книга всех христиан Библия хранилась у матери-настоятельницы под надежным замком. И сама Алета лишь раз видела это сокровище…

Рин в сопровождении сестры Алеты дошла до своей комнаты. Пожелав спокойной ночи сестре Алете, Рин осталась одна в своей крохотной комнатке, убранство которой составляли лишь каменная скамья, накрытая старым тюфяком и тонким шерстяным одеялом, и каменный же стол со свечой. Помолившись, Рин поужинала куском черного хлеба с козьим сыром, запила свой скудный ужин стаканом воды и собралась спать. Но перед сном она достала свою находку и стала вновь разглядывать пергамент с непонятными знаками. Потихоньку Рин стала погружаться в сон.

Свеча догорала, свет её стал пульсировать, прежде чем окончательно погаснуть. Но почему-то свет не погас, а, наоборот, разгорелся, и разгорелся необычным переливающимся светом. Рин заворожённо стала смотреть на свет, не понимая сон это или явь. И вдруг из глубины этого волшебного светового потока появился силуэт. Он приближался и стал обретать очертания. Рин смогла разглядеть появившуюся фигуру – это был старец в светлых одеждах. От неожиданности Рин сжала находившийся в руке лист пергамента, но тут старец заговорил и голос его был так ласков и приятен, что Рин стала успокаиваться.

– Рин Браяр, не пугайся, дитя моё, – сказал старец, – разожми свои кулачки и не мни этот лист пергамента. Потому что кусочек кожи телёнка с нанесенными на нём знаками – символ перемен в твоей жизни и жизни многих и многих тех, кто придёт после тебя.

– А кто ты? И о каких переменах говоришь ты? – спросила Рин.

– Я – Смотритель.

– Смотритель? Значит, ты всё время смотришь? А куда ты смотришь?

Смотритель рассмеялся наивным вопросам средневековой девочки.

– Дитя моё, я действительно могу смотреть, да притом в самых различных направлениях, куда пожелаю, но главное, я смотрю ЗА ЧЕМ. А смотрю я за знаниями, которые надёжно хранятся в том, что сейчас в вашем времени доступно только избранным – в книгах. Пришёл же я к тебе, чтобы немного рассказать о связи времён и о том, что случайно найденный кусок пергамента, обронённый нерадивым послушником, породит цепь событий, участницей которых станешь и ты, Рин Браяр. Дитя моё, ты не сможешь понять всего того, о чём я тебе поведаю. Но не твоя в том вина, ты всего лишь дитя своего времени. Да к тому же рождённая девочкой.

Он на мгновение смолк и, ласково глядя на нее, продолжил:

– Замечала ли ты, что в твоей головке рождается много вопросов, ответы на которые ты не можешь получить?

– О да, Смотритель. Когда я задаю свои вопросы, обычно это вызывает гнев сестёр. И все грозятся, что если я и впредь буду задавать свои вопросы, то меня сожгут на костре святой инквизиции. И только сестра Алета пытается понять меня, но и она не знает ответов.

– Повторяю, Рин Браяр, ты рождена женщиной. А удел женщин вашего времени продолжать род и быть прислужницами своего господина, то есть мужа. Вас обучают только ведению домашнего хозяйства и рукодельному мастерству. Грамота вам не доступна. Ведь грамоте в ваше время обучают только мальчиков.

Так вот, Рин Браяр, ты будешь одной из первых женщин, которая овладеет тайной непонятных тебе знаков, написанных на листе пергамента. Знаки эти называются буквами, а буквы складываются в слова. У слов же, Рин, великая сила! А записанное слово – это память на века.

Увы, воспользоваться своим знанием в полной мере ты не сможешь. Тебе придётся скрывать своё знание, чтобы не быть сожженной на костре за тайное овладение умением открывать смысл написанного слова. Ведь в этом усмотрят пособничество дьявола.

Ты спрашиваешь, как ты овладеешь этим умением? Это очень просто. За твоё мастерство в деле ковроткачества тебя определят в хорошую семью. Хозяйка по прихоти будет обучать своего сына чтению. А так как у тебя цепкое зрение и хорошая память, ты будешь запоминать те буквы, которые будет учить хозяйский сынок, и так ты научишься читать. Найденный лист пергамента поможет тебе осваивать этот навык в уединении, ведь хозяйский Псалтирь будет для тебя недоступен.

За красоту твою, добрый нрав и мастерство полюбит тебя племянник хозяйки и возьмёт тебя в жёны. И будешь ты ему доброй женой и мудрой советчицей. Мудрость свою будешь ты черпать из Священного Писания, которым ты уже сможешь воспользоваться. Но, повторяю, делать это будешь втайне, даже от мужа. И вот тут, самое главное, Рин Брайяр, пойдут от тебя потомки, которые расселятся далеко во все стороны света. Ведь мир так велик, ты и вообразить не сможешь себе, дитя моё. А самый добрый род будет жить в северной стороне – Рутении. И будут они хранителями знаний, которые скопятся за сотни и сотни лет. А сколько событий произойдёт, дитя моё, я и сказать не могу. Не понять тебе, не понять, просто слушай. Вот уж скоро и книги не будут писать рукою, а изобретут такой станок, много книжек можно будет делать быстро. И книги те в лавках специальных продавать будут всем желающим. Вижу, не веришь мне, дитя моё. Что ж, понимаю. Просто слушай. А потом и лавок не будет. Книги можно будет в воздухе хранить и по воздуху читать можно будет. Вот и я - Смотритель одного такого хранилища с непривычным твоему маленькому ушку названием – «Таберна либрария».

Но хватит, дитя моё, ты устала. Ты слишком много и в то же время слишком мало узнала сегодня. Спи и заклинаю тебя сохранить этот пергамент. Впереди у тебя непростая жизнь, ведь ты дитя своего времени. Всё должно идти своим чередом.

Свеча погасла и комната Рин погрузилась во тьму. Рин спала крепким сном и во сне она крепко держала лист пергамента. Рин знала, что на одном из своих полотен она изобразит Смотрителя, в ногах у него будет сидеть маленькая девочка, а в руках девочки будет... книга…

Наше время.

На досуге заглянула к Ромуальду Сайкову. На Стене славы и почёта, а также прочих достоинств и регалий меня привлёк неприметный пожелтевший лист непонятного происхождения с выцветшими от времени буквами вроде бы готического шрифта. На мой вопрос «что это такое», Ромуальд, пожав плечами, ответил: «Точно не знаю, но это всегда было в нашем роду».

 

© Эль Мурто, текст, 2015

© Книжный ларёк, публикация, 2015

Опрос

Нравится ли Вам сайт "Книжный ларёк"?

Общее количество голосов: 955

Koнтакт

Книжный ларек keeper@knizhnyj-larek.ru