Евгений Юрченко. Катастрофа в Нелькане

22.01.2018 20:27

КАТАСТРОФА В НЕЛЬКАНЕ

 

15 ноября 2017 года в 13.30 при заходе на посадку в 2 км от аэропорта поселка Нелькан Аяно-Майского района Хабаровского каря потерпел крушение самолёт L-410 RA-67047.

 

 

Ничего особенного, всё как всегда, собрались на предполётный разбор, получение заданий, согласно наряду.

Дошла очередь и до нашего экипажа. Вручая лист задания, командир эскадрильи пожелал успешного его выполнения. И вдруг: «Да, вот ещё что, Александр Александрович (второй пилот корабля ЗуевПрим. редактора), может, подскажете нам и своему командиру: летите, ещё не дошли до траверса Комсомольска-на-Амуре, встретили грозовой фронт, в локаторе всё чёрное, подняли антенну, всё равно, сверху не пройдёшь, восточнее можно, какие превышения там хребта Алиня, какую высоту безопасную, будете набирать, прикиньте нам, пожалуйста?! Да вы сядьте, не спешите, что, на память не помните?» – Зуев не смутившись: «Да нет, товарищ командир, помню, хребет, аж почти до двух с гаком тысячи, две сто, кажется?» – Смотрит на Шумакова (командир корабляПрим. редактора), Игорь Леонидович не выдерживает: «Да, да, товарищ командир, правильно он говорит, вершина хребта две тысячи сто, точнее две семьдесят семь, если сверху визуально надо набирать две семьсот, но лучше там не лазить, а вернуться, такое будет наше решение».

Командир эскадрильи: «Вот это правильно, и всем это надо понимать, в горах лазить нечего, не надо рисковать, да ещё на нашей технике. Все свободны, счастливого пути!»

Экипажи направляются кто на метеостанцию, и по плану, затем на стоянку. Приняли самолёт.

«Сколько заправили? Почему не хватило? Вызывай ТЗ!» – «Игорь, да ладно, хватит, смотри время, пусть объявляют посадку, и так уже с задержкой! Да вон, уже ведут! Пассажиров-то, кот наплакал». – «Ну ладно, хватит, так хватит, поехали!»

После пролёта Комсомольска-на-Амуре стало прижимать, снизились, пошли визуально, ниже низшего, благо всё время по Амуру, спокойно, без препятствий.

И вот уже осталось всего ничего, начался снегопад, да такой сильный, забивает фонарь, так и идут на 600 метров.

«Не проскочить бы Николаевск-на-Амуре! Уже подходим, докладывай! Саш, доложи…» – «Пролёт привода, заходим на посадку, Снижение, Леонидович!» – «Заход снижение по схеме разрешён, говорит – видимость ухудшилась, ни хрена, говорит не видно, не зайдёте?» – «Смотрите, разрешил зайти второй раз, поправь гарнитур Леонидович!» – «Олег, да, погода ниже минимума, уйдём в Нелькан. Скажи – третий раз не будем, занимаем опять 600, выход доложим». – «Ну вот, фронт пересекли, мороз помог, смотри уже ниже 20! А в Нелькане, наверное, ещё ниже?! Давай запрашивай, подходим, после пролёта проси снижение и заход, идём между слоями, рваные облака».

Пилот: «Нелькан, здравствуйте, подходим, снижение после пролёта?»

Диспетчер: «Снижайтесь».

П.: «Понял, снижаемся».

П.: «Готовлюсь к посадке».

П.: «Заходим на посадку».

Д.: «410, вам вышка! (работайте с вышкойПрим. автора)

Д.: «410 вам вышка…»

 

На высоте 85 метров неожиданно выключается правый двигатель, не происходит автоматического флюгирования правого винта.

На рабочем режиме левого двигателя и отказе правого появляются разворачивающий и пикирующий моменты, моментально загоняющие самолёт в крутую правую спираль! От возникших перегрузок пилоты не могут, даже вручную, зафлюгировать винт отказавшего двигателя и убрать режим левого, громкий рёв, который слышали на аэродроме.

С высоты менее 100 метров, в доли секунды, и самолёт на земле! Носовой частью с большой скоростью ударяется о землю, фюзеляж разламывается по центроплану.

От сильнейшего удара погибают пассажиры, только одна маленькая девочка (Жасмина ЛеонтьеваПрим. редактора), завёрнутая в одежду и закрытая телом сопровождающей женщины, с переломами ножки и ушибами, остаётся живой!

Впоследствии, после эвакуации, доставки в одну, затем в другую хабаровскую больницу, после сложнейших операций, девочку спасли. Позже мама Жасмины вторично отправила девочку в Нелькан к бабушке, сама оставшись с не давно родившимся сыном. Жасмин поправляется, и будет жить у бабушки в Нелькане.

 

 

Единственной причиной отказа двигателя, очевидно, могло быть прекращение подачи топлива, или любая неисправность, отказ которой неминуемо повлёк возникновение отрицательной тяги правого двигателя и возникновения, ранее обозначенных, аэродинамических моментов и неожиданных перегрузок.

Трудно осознать и привыкнуть к фактам гибели экипажа и пассажиров. Глубокие, искренние соболезнования всем родным, близким и друзьям погибших.

И вот неожиданные моменты. Глава центра стратегических исследований заслуженный спасатель РФ Михаил Фалеев: «Видимо, самолёт спланировал, поэтому и части какие-то оказались сохранены, т. е. экипаж боролся до последнего!» Так и хочется вспомнить старое изречение – высылайте запчастя, фюзеляж и плоскостя!

И ещё. Директор аэропорта Евгений Архинос, первым оказавшийся на месте катастрофы, торопился, как только мог, чтобы отсоединить аккумуляторы, предотвратив пожар. Что сказать, похвально, всего-то 2 км, минус 26 градусов, по лесу, сугробам, подбежал к развалившемуся самолёту, руками отогнул обшивку и отсоединил аккумуляторы!..

 

 

Экипаж:

1. Командир воздушного судна – Игорь Леонидович Шумаков;

2. Второй пилот – Александр Александрович Зуев.

Пассажиры:

1. Анна Александровна Лапонникова (с. Нелькан);

2. Ольга Анатольевна Лапонникова (с. Нелькан);

3. Денис Александрович Амосов (с. Джигда);

4. Светлана Ивановна Пахомова (с. Нелькан);

5. Жасмина Рухитдиновна Леонтьева, 4 года (г. Хабаровск).

 

© Евгений Юрченко, текст, 2017

© Книжный ларёк, публикация, 2018

Koнтакт

Книжный ларек keeper@knizhnyj-larek.ru