Евгений Юрченко. Катастрофа Як-42 под Ярославлем

31.01.2017 14:05

КАТАСТРОФА ЯК-42 ПОД ЯРОСЛАВЛЕМ

 

Надоело слушать рассуждения некоторых, очень грамотных, специалистов, отлично знающих буквально все регламентирующие документы, находясь в кабинетах, но мало выполнявших полёты сами лично, не испытавшие возникающие режимы, но рассуждающие о причинах падения самолётов.

 

 

События с Як-42 под Ярославлем (2011 г.) как-то перекликаются с катастрофой Як 40 в Шереметьево (2000 г.). Достаточно проанализировать радиообмен между членами экипажа на взлёте. Экипаж взлетал с полным полётным весом, даже с небольшим перегрузом, что особенно не влияло на дистанцию взлёта.

Первой ошибкой экипажа было решение, с полным полётным весом взлетать на номинале.

К/к: «Время. Фары. Взлетаем, Номинал!» (номинальный режим двигателей – не полная мощность – Авт.)

Командир корабля отпускает тормоза, самолёт начинает разбег.

Б/и: «Скорость растёт, номинал (диктует вслух скорость) – 130,150, 170, 190, 210!..»

Самолёт разгоняется, но скорость дальше не растёт, командир командует: «Взлётный!»

Б/и: «Взлётный… 200, 230!»

2-й пилот (видя, что скорость дальше не растёт): «Наверное, стабилизатор? Что ты делаешь?» (Перекладывает стабилизатор во взлётное положение.)

(Второй ошибкой командира было – продолжение взлёта – Авт.)

К/к (повторно): «Взлётный!» (Но нет команды «держать РУД»; рычаги могут самопроизвольно отходить, уменьшая мощность двигателей – Авт.)

2-й пилот: «Андрюха?!»

К/к, видя, что полоса кончается, скорость не растёт, не важно по какой причине, вместо того, чтобы прекратить взлёт, со всей силы тянет штурвал на себя. Уже по грунту пробежав 400 м, самолёт отрывается и с большим тангажём (задранным носом) на углах атаки крыла, близких к критическим, с постоянной скоростью отходит от земли, кренясь на левое крыло, командир парирует крен, отклоняя полностью штурвал вправо, опущенный вниз левый элерон увеличивает сопротивление, усугубляя ситуацию. Самолёт задевает антенну, сваливается на крыло в 2-х км от ВПП, разрушается. Падает частично в речку Туношна.

 

 

Следов торможения нет ни на полосе, ни даже на траве.

О каких положениях ног на педалях можно говорить, и столько рассуждать, что ноги создавали – хоть и не большое – торможение, если даже на траве не было следов, при нулевом коэффициенте, а самолёт бежал по траве, вернее над травой, почти половину километра!!! И не было следов торможения на траве, не было!!!

На этом типе я не летал. На 154-м после установки Рычагов Управлением Двигателем (РУД) обязательно подавалась команда:

«Взлётный! Держать РУД!» – иногда на разбеге рычаги отходили от положения взлётного режима. Рычаги держал бортовой инженер, или штурман, при наличии в составе экипажа.

 

© Евгений Юрченко, текст, 2013

© Книжный ларёк, публикация, 2017

Опрос

Нравится ли Вам сайт "Книжный ларёк"?

Общее количество голосов: 1204

Koнтакт

Книжный ларек keeper@knizhnyj-larek.ru