Игорь Вайсман. Безработный гражданин

10.03.2015 15:13

БЕЗРАБОТНЫЙ ГРАЖДАНИН

Российская версия

 

 

«Была в советские времена статья 209 УК о тунеядстве, согласно которой человек, не работающий больше 4 месяцев, привлекался к уголовной ответственности, – сообщает еженедельник «Аргументы и факты». – Таким образом, граждан принуждали к работе по принципу “кто не работает, тот сидит”. Согласно статистике, в России сегодня 2 млн вакантных рабочих мест. Безработные россияне не особенно стремятся заполнить вакансии, поскольку работу часто предлагают тяжелую и низкооплачиваемую. Но скоро безработных принудят занимать имеющиеся вакансии. Ведь с 2015 года Минфин планирует осуществить принцип “кто не работает, того не лечат”. Согласно логике министерства, неработающий гражданин не отчисляет взнос в Фонд обязательного медстрахования, поэтому бесплатного медобслуживания не заслуживает».

Теперь давайте разберемся, по кому ударит очередное нововведение Минфина – только ли по тунеядцам и лицам, ищущим легкие заработки? И что вообще представляет из себя неработающий человек в современной России?

Слово «безработный» жителю благополучного Запада говорит чаще всего о не слишком удачливом человеке, живущем на социальном пособии. Для жителя благополучного Советского Союза оно имело два значения: это либо тунеядец, либо «несчастный житель страны загнивающего капитализма».

А вот в современной России число значений этого слова возросло, и они могут весьма существенно отличаться. Безработным может быть и человек, живущий на социальном пособии, и тот, кто действительно ищет непыльную работу, и тот, кто просто не хочет работать и, наконец… работающий человек. Да еще как работающий! В связи с планами Минфина, имеет смысл поговорить как раз о последней категории. Кого же это министерство хочет лишить бесплатного медицинского обслуживания?

Для выяснения этого вопроса я поговорил с самими «безработными». Предоставим им слово.

Александр, 59 лет: «Я работал на уфимском УППО имени Ленина, но в 1992 году попал под сокращение. Несколько лет не мог найти работу, перебивался случайными заработками. Наконец, устроился разнорабочим в частную строительную компанию. Пообещали одну зарплату, платили, однако, меньше, а работать приходилось по 11 часов шесть дней в неделю. При этом трудовую книжку у меня даже не спрашивали. Значит – ни больничных, ни отпусков, ни пенсионных отчислений, ни юридических прав. Там я проработал почти четыре года, пока эта компания не закрылась. Устроился в другую подобную организацию. В ней все обстояло примерно так же, с одной разницей. Мастер, выдававший нам зарплату, постоянно выплачивал ее с задержкой на 1,5–2 месяца и каждый раз не полностью. В результате никто из строителей так ни разу и не получил целиком заработанные деньги. И пожаловаться было некому. Один отделочник обратился в суд, но не смог доказать, что работает в данном предприятии. Это стало уроком для остальных, а владельцы компании лишний раз убедились в своей неуязвимости. Промучился я там три года, пока один знакомый не посоветовал пойти в охранники в соответствующее частное предприятие. При оформлении пришлось подписать такое количество документов, что я даже не смог в них как следует вникнуть. Но на руки мне ничего не выдали, сказали, выдадут позже, да видно «забыли». Трудовую книжку же на сей раз взяли. Я подумал, что наконец-то буду работать официально, но никто не собирался вносить в нее запись, она просто лежала в сейфе у бухгалтера. Особенностью этой организации были постоянные проверки, особенно по ночам. Проверяющие тщательно искали упущения охранников и за каждое нещадно штрафовали. В итоге получить зарплату в полном объеме удавалось далеко не всегда. Однажды перед выходом на дежурство у меня разболелся зуб. Я позвонил непосредственному начальнику и попросил подменить меня кем-нибудь часа на два. Он ответил, что по инструкции, я обязан явиться на рабочее место в положенное время и только после этого просить подмену. Но в этом случае я не успевал на прием в поликлинику, и мне предстояло промучиться целые сутки. Пришлось ослушаться, за что меня оштрафовали на 500 рублей. При этом меня все же подменили, а предоставленную мной справку из стоматологии со смехом выбросили в урну. В другой раз у меня умерла тетка в Санкт-Петербурге. Я попросил неделю отпуска за свой счет, показал телеграмму. Обещал, что по возвращении отработаю. Мне как бы пошли навстречу, сказали: «Отработай завтра смену и отпустим». Но на похороны я в этом случае не успевал. Пришлось написать заявление об увольнении. «По закону тебе нужно отработать две недели», – заявили мне. «По закону я не должен работать больше 40 часов в неделю, и вы не имеете права штрафовать охранников», – отвечаю. «Ты плохо знаешь законы», – сказали они. Оставив заявление, я самовольно уехал. Когда же вернулся и зашел за расчетом, получил половину суммы. Остальное удержали за прогулы. Тогда я обратился с жалобой в Инспекцию по труду. Там мне сказали, что в данном ООО я работал по договору разовых услуг, а споры по таким договорам они не рассматривают. «Но я проработал в нем больше трех лет, какие же это разовые работы!» – возмутился я. Инспекторы в ответ лишь развели руками и посоветовали искать правду в суде. Но для суда у меня не было никаких документов на руках. После этого я устроился в другое охранное предприятие. Там было чуть лучше. Работаю охранником по сию пору, и работать придется и после выхода на пенсию, пока не выгонят из-за старости. Ибо, на какую пенсию я могу рассчитывать, если с 1992 года считаюсь безработным? Все эти годы я ни разу не был в отпуске, отдыхал только, когда искал работу. И, слава Богу, пока не болел, хотя неизвестно, что будет дальше».

Татьяна, 41 год: «Я закончила филологический факультет Башгосуниверситета. Мечтала стать журналистом. Но мечте не суждено было сбыться. Таких желающих оказалось гораздо больше, чем вакантных мест. Подумывала о том, чтобы пойти работать в школу, но условия у учителей в те годы были такими, что у меня духу не хватило. Вынуждена была устроиться продавцом на вещевой рынок. С одной стороны удобно то, что зарплату выплачивают часто – при сдаче смены, но с другой стороны – полное отсутствие соцпакета, а самое главное – никаких прав. Ты полностью зависишь от хозяина. Повезет, будешь жить более-менее, если не заболеешь и не родишь. Не повезет – тут чего только не может случиться: припишут недостачу, жалобы покупателей, неправильное оформление витрины, отсутствие на рабочем месте 5 минут… За все – штрафы или увольнение. А то и поставят условие стать наложницей хозяина. Не представляю, что будет дальше и какую пенсию я смогу получать. Трудовой книжки у меня вообще нет, никому она не нужна. Перспективы устроиться в нормальную организацию я не вижу».

Гузель, 50 лет: «Я вынуждена была уволиться из организации, в которой проработала многие годы, в связи с необходимостью ухода за больной матерью. Два года назад мама умерла. Мое место на прежней работе оказалось занятым. Я принялась искать новую работу, но всюду, куда бы ни обратилась, мне отказывали по причине возраста. То, что в газетах много объявлений о вакансиях, не говорит о том, что так и есть. В основном объявления дают компании сетевого маркетинга, называя свою работу, подходящую далеко не всем, «административной, офисной, творческой» и т. п. Представьте себе, даже найти место уборщицы чрезвычайно сложно. Наконец я натолкнулась на частную косметологическую компанию, в которой за три дня (!) учат профессии косметолога. Выучилась. Мне пообещали неплохую зарплату. Думала, повезло, наконец. Да не тут-то было! Моими непосредственными начальницами были девицы 20-ти с небольшим лет. Вот их отношения я и не выдержала. Они заставляли целыми днями сидеть на месте, даже тогда, когда клиентов не было. Следили за каждым моим шагом. Постоянно делали замечания и за малейшие оплошности обзывали тупой. Подобного унижения я просто не помню, тем более от девушек, годящихся мне в дочери. Я бы может быть смогла их понять, если бы они сами были безупречны. Но их поведение мне, специалисту с двумя высшими образованиями, было нестерпимым. Слушать целыми днями их примитивные суждения, их убогую речь, изобилующую грубыми словечками, лицезреть их вульгарные наряды, визиты их приятелей и бессовестное поведение с ними – это настоящая пытка. У меня хватило терпения только на три месяца. Да я бы сразу уволилась, если бы не долги. С ужасом думаю, как дотянуть до пенсии.

По словам писателя Эдуарда Лимонова, «взывать к трудовому законодательству могут только самые наивные или самые бестолковые люди. Давно пора смириться с тем, что вы все, в том числе и “привилегированные” офисные работники, стали самым настоящим пролетариатом, т. е. наемной рабочей силой, не имеющей средств производства, а значит, почти бесправными перед хозяином предприятия».

Один мой знакомый недавно оформлял пенсию.

– Вы сейчас работаете? – спросили у него.

– Работаю, – ответил он.

– А где запись в трудовой книжке?

– А меня не хотят официально оформлять. Я работаю в частном ООО.

– Но вы же понимаете, что никаких отчислений в Пенсионный фонд не поступает и на пенсии это никак не отражается?

– Понимаю. А что я могу сделать? Других вариантов с работой у меня нет.

Сотрудника Пенсионного фонда это удивило. Так может быть работающих «безработных» у нас считанные единицы? И мне не стоило обо всем этом писать? Отнюдь, просто время их выхода на пенсию только подходит и скоро удивляться никто уже не будет. А чтобы выяснить, какое количество от всех безработных составляют работающие, достаточно поговорить практически с любым продавцом на рынке или почти с каждым охранником. А также строителем, монтажником, дворником, уборщицей и прочими трудящимся на частный капитал. Их численность впечатлит любого. Потери государства от несобранных налогов выразятся поистине астрономическим числом. Так, по сообщению еженедельника «АиФ»-Башкортостан», бюджет Башкирии недополучает 10 млрд рублей из-за «серых зарплат».

Но налоговые органы, как и государственную власть, этот факт почему-то не беспокоит. И в голову приходит естественный вопрос: почему? Может быть, прав публицист Николай Стариков, написавший несколько книг о том, что все безумное и вредное, что происходит в современной России, – результат спланированной и реализованной программы по уничтожению нашей страны? В это не хочется верить, но очередное нововведение Минфина, с чего я начал, подтверждает такую мысль. Складывается впечатление, что российские власти, так много рассуждающие о своей заботе о пенсионерах, вознамерились ликвидировать их как класс.

 

© Игорь Вайсман, текст, 2015

© Книжный ларёк, публикация, 2015

Опрос

Нравится ли Вам сайт "Книжный ларёк"?

Общее количество голосов: 1196

Koнтакт

Книжный ларек keeper@knizhnyj-larek.ru