Ильдар Атауллин. Казацкому роду нет переводу

22.12.2017 18:44

КАЗАЦКОМУ РОДУ НЕТ ПЕРЕВОДУ

 

В последние годы традиция сбора и сохранения информации о предках, о древе рода – шежере, в информационном пространстве республики ушла как-то на второй план. И тем отраднее видеть, что эта традиция жива, что люди интересуются прошлым и даже открывают новые, ранее малоизвестные факты, к которым некоторая твоя «долька» даже имеет прямое отношение. Ведь недаром говорят, что память о прошлом, о предках равносильна нашей чести…

Именно об этом совсем недавно мне удалось побеседовать с давним товарищем, известным в республике экспертом эко-туризма и общественником, организатором клуба путешествий «Авантюра» Артуром Алакаевым.

– Как ты пришел к мысли, что необходимо знать свое родословие, свое шежере? С какими трудностями пришлось при этом соприкоснуться?

– Мне еще с детства хотелось узнать, как появилась моя фамилия «Алакаев», и историю своего рода. Поэтому, сколько помню себя, всегда расспрашивал деда и других родственников о прошлом, о наших предках. По большей части, их истории оказались неверными, но в них всё же оказалась информация, на основе которой в дальнейшем я смог начать свои генеалогические изыскания.

Первым делом я составил свое древо до прапрадеда Алакаева Сабирьяна, его как раз и помнил мой дед – Алакаев Анвар. Таким образом, получилось древо: Алакаев Артур – Алакаев Раиль – Алакаев Анвар – Алакаев Муллаян – Алакаев Сабирьян.

Даты рождения до Муллаяна были известны, так как дед был еще жив. А вот год рождения прадеда Муллаяна я обнаружил на могиле на фамильном кладбище, где в течение двадцатого века хоронили Алакаевых. Прадед Муллаян родился 1892 году и жил в деревне Шариповка (Благовещенский район Башкортостана). Место его рождения мне подсказали родственники. Оказывается, Алакаевы переехали туда из Буздякского района, часть из них жила там до 1980 года, возможно, живет и сейчас. Мне еще предстоит их разыскать. Быть может, это интервью они прочтут и отзовутся.

Алакаевы Муллаян и Гульгина

 

На этом этапе мои поиски предков на какое-то время прекратились, где далее искать информацию – я не знал.

– Обычно сбор информации о родословии и начинается с опроса родителей, дедушек и бабушек. Но зная тебя, я думаю, ты бы на этом этапе всё равно не остановился. Что послужило следующим толчком в поисках информации о предках?

– В 2007 году Архив РБ оцифровал и выложил в открытый доступ часть так называемых ревизских сказок. Я начал активно искать предков в этом архиве, зная, что они изначально были из Буздякского района.

Нашел некоего Иксана Алакаева. Стал смотреть информацию по нему. Самым интересным фактом, о котором говорится на сайте ufagen.ru, было то, что семья Иксана Алакаева была одной из тех четырех семей, которые собственно и основали Буздяк.

Нашлось упоминание об Иксане Алакаеве и его сыновьях в Буздяке в ревизских сказках 1816 и 1834 гг. Одного из его сыновей звали Якупом. Отчество у моего прапрадеда Алакаева Сабирьяна было Якуповичем (это вспомнила одна из пожилых родственниц). Таким образом, появилась призрачная тоненькая ниточка. Однако нужно было установить более точное возможное родство.

В следующей переписи населения – ревизской сказке от 1859 года в Буздяке Алакаевы уже не упоминаются. Я начал было искать их по другим населенным пунктам, но не нашел.

– Кроме собственно ревизских сказок приходила ли мысль поискать еще в других источниках?

– Да. Параллельно я вел поиски всех известных родственников на сайте «Память народа», там опубликованы данные о гибели или наградах солдат, участвовавших в Великой Отечественной войне. Нашлось много записей о сыновьях Муллаяна и его брате. В информации об их месте проживания указаны две деревни: Шариповка (Благовещенский район) и Ново-Богады (Буздякский район).

Обратившись вновь к сайту ufagen.ru, я обнаружил, что поселение Ново-Богады появились в середине XIX века и просуществовали до середины XX века.

– Кстати, многие башкирские деревни возникли в период 1834–1859 гг. после указа губернатора Оренбургской губернии, в состав которой тогда входили земли башкирского казачьего войска «О сокращении унитаров, летних кочевий (джайляу)». Для того чтобы сохранить унитары, некоторые семьи, как правило представители одного и того же рода, переселялись на них, так возникали новые деревни. Обычно они назывались по имени первого переселенца или наиболее знатного и уважаемого жителя деревни. Не пробовал искать в этом направлении?

– Не знал таких тонкостей. Мысль интересная. Конечно же, поработаю и в этом направлении. Но давай вернемся к прерванному пересказу результатов сбора информации о родословии. На чем мы остановились? На возникновении поселения Ново-Богады. Так вот, тогда имея новый задел данных, я снова стал искать в ревизских сказках от 1859 года поселение Ново-Богады. Но такового поселения в них указано не было, зато были Богады (Бугады). И в Богадах нашелся Якуп, правда, не Алакаев, а Иксанов. То есть, его отчество записали как фамилию. Как мне позже объяснили специалисты, это была довольно распространенное практика в то время. Кроме Якупа многие другие родственники, указанные в ревизских сказках 1834 года по Буздяку, оказались тоже здесь.

Дальше у меня было два пути продолжения поисков: либо самому идти в Архив РБ и поработать там, либо обратиться к специалистам, которые смогут помочь мне в этом деле. Первый вариант требовал много свободного времени в будние дни, которого у меня естественно не было. Поэтому я выбрал второй вариант – обратился к специалисту Руслану Масагутову.

Первым делом он указал на упоминание моих предполагаемых предков в одной из книг серии истории башкирских родов «Канглы». Этому роду как раз принадлежала территория современного Буздякского района. В этой книге и была приведена перепись поселения Ново-Богады от 1917 года. Где в частности был указан Алакаев Сабирьян Якупович и его семья. Чтобы уточнить данные о семье, мы через него заказали переписи от 1917, 1920 и 1926 гг. В них оказались Сабирьян, Муллаян и другие известные и неизвестные мои родственники по линии Алакаевых.

Кроме того, в книге о роде «Канглы» упоминается и Иксан Алакаев с сыновьями, в том числе и Якуп, который, как я говорил, по данным другой переписи жил в Богадах. Но что еще более важно, в книге были приведены и другие документы, например, договора по земельным отношениям, где так же значится башкир Алакай (Аликай) Тохтаров (Тактаров).

Тогда я попросил Руслана Масагутова разыскать копии и других документов по тем же земельным делам, которые указаны в книге по истории рода «Канглы». И в этих документах мы нашли список башкир-вотчинников, в том числе, Алакая Тохтарова и даже его тамгу. Однако не всё было гладко с результатами поисков на тот момент. Оставались некоторые слабые моменты. Типа тех же документальных подтверждений родственной связи линии: Иксан – Якуп – Сабирьян – Муллаян. Ведь, несмотря на многочисленные совпадения, эти связи могли быть просто случайностью. Подходящими документами могли быть метрики, в которых, например, могло быть указано место и год рождение прапрадеда Сабирьяна и его родителей. Годом рождения Сабирьяна Алакаева предположительно являлся 1858 год.

Для этого мы с моей семьей заказали копии метрик по Богадам за 1858 год. Надо отметить, что все метрики того времени написаны на фарси. С переводом очень помог Винер Ахмадуллин. Но в данных метриках упоминания о рождении Сабирьяна Алакаева мы тогда не нашли.

Тогда решили заказать метрики за 1859 и 1860 года, так как могли быть неточности в документах. Но их, к сожалению, в Архиве РБ не оказалось.

Следующим моим шагом стал заказ метрик за 1880–1882 года. В эти годы предположительно должна была быть свадьба Сабирьяна Алакаева. Но и в них не оказалось информации о нем.

Тогда мы заказали метрику за 1892 год. Ведь по данным, найденным ранее, именно в этот год родился сын Сабирьяна – Муллаян. Получили метрику, качество её гораздо выше, чем у предыдущих метрик. И, несмотря на использование фарси, сами бланки с надписями были уже на русском языке. Например, «О родившихся в 1892 году». Лист с родившимися в этот год был всего один. Именно его и перевел нам Винер Ахмадуллин.

– И как я понимаю, нашлись-таки задокументированные данные о прямой родственности твоего предка Сабирьяна Алакаева с прадедом Муллаяном?

– Да, именно так. В тот раз сильно повезло, я получил всю информацию, которую хотел и даже чуточку больше. В частности в документе указывается, процитирую:

«Мулладжан родился 2 марта. Его отец Сабирджан сын Якуба Ихсануф. Мать башкирка Амина Альхаят Исламгулова. Отец матери Мухаммадали».

То есть, связь Иксан – Якуп – Сабирьян – Муллаян Алакаевы доказана документально, кроме того, стали известны мать и дед Муллаяна.

Шежере Алакаевых

 

В итоге, у меня всё же получилось узнать реальную историю возникновения своей фамилии и построить ветвь предков примерно до 1700 года. Предки (Алакай Тохтаров) оказались башкирами-вотчинниками из рода Актау-канглы, владевшими землями на территории современного Буздякского района Башкортостана. Все это подтверждено земельными документами.

Кроме того, историк Адик Зайнуллин нашел информацию о дате смерти Алакаева Иксана. И в частности, документы, в которых указано, что Алакай Тохтаров был сотником башкирского казачьего войска.

– Он, получается, и стал родоначальником фамилии Алакаевых?

– Да, именно от Алакая и пошла современная фамилия Алакаевых.

– Кстати, стало ли сенсацией для тебя и для твоих родственников то, что вы на самом деле по происхождению вовсе не татары, а «затерявшиеся» башкиры, да еще к тому же из сословия казаков-вотчинников основателей Буздяка?

– Ну, отец отнесся к этому как-то спокойно, можно сказать, даже с некоторым интересом. Да и остальные скорее так же. Самому же стало просто интересно и в каком-то смысле даже конечно неожиданно.

Артур, Аскар и Раиль Алакаевы

 

Есть, конечно же, у нас и такие родичи, что всю жизнь себя считали татарами и даже гордились этим. А тут получили этакое «здрасти, я ваша тетя». Насчет того, что мы потомки казаков-вотчинников, осознание скорее всего еще не пришло. Тут нужно понимать тот факт, что и мои родители, и дед, и прадед в переписи от 1920 года и дальше везде записаны татарами, хотя в более ранних документах до 1920 года Алакаевы указаны как башкиры. Этот вопрос всегда носит у нас в республике политизированный характер и не нужно в него углубляться. С чем связаны такие изменения и забытие своих же корней в моей семье, я не знаю. По одной из версий, таким образом, в начале двадцатого века по разным причинам у нас практиковалось сокрытие своего сословного происхождения. Не стоит забывать того факта, что царская империя была сословным государством. И у каждого сословия в этом государстве были свои обязанности и своя роль. Может быть мои предки пошли по этому пути, для того что бы уцелеть в новую, постцарскую эпоху. Думаю, дальнейшие мои изыски дадут ответы на этот и другие вопросы…

– Скажи, а в результате всей этой работы над шежере-родословием возникло ли некое чувство какой-то ответственности, что ли, перед прошлым, перед предками, перед той же землей, на которой они столетиями когда-то жили?

– Думаю, что понимаю, о чем ты. Появился, можно сказать, повышенный интерес к истории именно нашего края. Ответственность может появиться лишь в том случае, если есть возможность повлиять на что-то. Эти возможности, к сожалению, сейчас сильно ограничены. Именно эти мысли, кстати, подтвердили необходимость посещения Буздякского района. И в частности тех мест, где находились Ново-Богады.

Мы с женой съездили в селение Старые Богады. Осмотрели два кладбища и пообщались с местными жителями. Про Алакаевых никто там ничего не слышал. Про Новые Богады тоже никто ничего не слышал и не помнил. Тогда мне в голову пришла мысль просмотреть старые карты этих мест. Мы с женой просмотрели множество карт от XVII до XXI века, но так же не нашли Ново-Богадов.

Помог историк Адик Зайнуллин. Он как раз, кстати, и был одним из составителей книги о башкирском роде «Канглы». Он нашел информацию о том, что Ново-Богады и Богады (Старые Богады) находились в разных сельсоветах. И что по данным от 1896 года здесь находилось около четырех дворов.

После этого поиски упростились, стало известно другое название села и его примерное местоположение. На старых картах Генштаба мы нашли урочище Новобогады и располагающееся рядом кладбище.

Надгробие в Ново-Богадах

 

Тогда мы снова с женой в ближайшие же выходные вновь съездили в эти места. В результате полевых поисков на месте, мы нашли местоположение кладбища Ново-Богадов. Кладбище заросло большими деревьями и плотным кустарником. Удалось найти две могильные ограды без табличек. Возможно, летом этого года получится найти и их. Заброшенное кладбище находится в виде островка посреди засеянных полей. И создается ощущение, что этот островок с каждым годом становится всё меньше. Могилы эти точно моих родственников, так как никто кроме них в Ново-Богадах не жил. Есть большая вероятность, что где-то здесь и захоронен мой прапрадед Сабирьян Алакаев.

И место деревни Ново-Богады нашлось, там так же сейчас ничего нет, просто поле. Но эта удручающая картина не повод останавливаться, так ведь? Сейчас вот думаем, какие сделать практические шаги, чтобы вся та информация, что была собрана мною, не пропала вновь через какое-то время, может даже через несколько поколений уже моих потомков.

– Ну, раз предки были казаками-вотчинниками, они, скорее всего, никак за весь этот период не могли обойти все те исторические события, в которых участвовало башкирское казачье войско. Это, конечно же, активное участие в восстаниях, в войне с французами 1812 году, ну а потом участие в том же Хивинском походе по «принуждению к миру» приграничных казахских родов, досаждавших набегами и работорговлей Башкирским землям.

– Да, ты прав. Как видишь, поле исследования истории прошлого, посредством сбора информации по родословию, богато на события. Мне, как и моей семье, конечно же, интересно знать о том, какое участие в них приняли мои предки, в контексте истории башкирского рода Канглы. Вот недавно, кстати, получили некоторые данные по линии ДНК-исследований.

– Сам или кто-то из родичей сдавал кровь на генетический анализ?

– Самому, увы, как-то не получилось. А вот мой троюродный брат Рустем Алакаев, сделал анализ ДНК в московской лаборатории на определение рода и происхождения.

Оказалось, что нашими далекими предками являлись ираноязычные племена из Анатолии. В школьных учебниках истории мы их всех помним под названием Печенеги.

– Интересный поворот, но вполне ожидаемый. Башкирский этнос та еще сборная солянка!

– Еще этот анализ подтвердил, что Алакаевы происходят из башкирского рода Актау Канглы. Нашелся и род родственников – Кинзекеевых. Их предки, также как и Алакаевы, являются основателями Буздяка. И Кинзекеевых так же сегодня очень много в Буздякском районе республики. Кроме Кинзекеевых, обнаружились благодаря ДНК-анализу и связи с родом Зайнуллиных, к которому собственно и принадлежит историк Адик Зайнуллин, один из составителей книги о роде «Канглы».

Вообще знакомство с ним оказалось очень полезным. Сам он, понятное дело, так же из рода «Актау Канглы» и в отличие от многих обладает огромными познаниями в области генеалогии и конкретно истории рода Канглы. Он и подарил мне книгу, посвященную истории нашего рода. В этом направлении у меня сегодня имеются еще кое-какие предварительные наметки. Не буду их пока озвучивать, как только информации станет больше, я думаю, мы вновь встретимся и так же интересно побеседуем на эту тему.

– Всегда рад встречам с тобой, мне тоже кажется, что тот новый пласт информации, что ты соберешь на этот раз, будет так же интересен не только тебе и твоей семье, но и другим нашим соотечественникам, занимающихся благородным делом сбора шежере-родословия.

 

© Ильдар Атауллин, текст, 2017

© Книжный ларёк, публикация, 2017

Опрос

Нравится ли Вам сайт "Книжный ларёк"?

Общее количество голосов: 988

Koнтакт

Книжный ларек keeper@knizhnyj-larek.ru