Людмила Виноградова. Путевые заметки: Смоленщина. Усадьба Н. М. Пржевальского

09.10.2017 18:40

ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ: МОЯ СМОЛЕНЩИНА. УСАДЬБА Н. М. ПРЖЕВАЛЬСКОГО

 

Мир смотрит на нас нашими глазами.

 

А дорога серою лентою вьется, а ведь здорово, что вьется. Значит, я мчусь по ней, значит, не иссякла удаль молодецкая и есть силушка, и желание узнавать, познавать, удивляться! А всё это вместе просто моя жизнь!

Куда еду? В национальный парк «Смоленское Поозерье». В прошлый раз я немного приоткрыла в него дверцу и обещала распахнуть ее пошире! Обещанья, данные себе и моим друзьям, надо выполнять! Ведь лучшая характеристика человека это сравнение того, что он обещал, и того, что он сделал.

Светит солнышко. Подпевает ветер. Шуршит под колесами дорога. Машут ветками, как крыльями, деревья. С этими друзьями не скучно. И вот уже мы прибыли в поселок Пржевальское (Слобода до 1964 года), расположенный на высоком северном берегу озера Сапшо. Кстати, первое поселение на месте современного поселка относится к IV веку н. э. Причина переименования как на ладошке. В этом месте располагалась усадьба и дом великого русского путешественника Николая Михайловича Пржевальского. Его имя не нуждается в представлении. Все знают, как минимум, что он «открыл лошадь». Из Слободы отправился в свою последнюю пятую экспедицию на озеро Иссык-Куль. Напился воды из киргизской речушки Чу и заболел брюшным тифом, от которого не оправился, ему было 49 лет. Пржевальский считал, что путешественник должен быть похоронен там, где его застала смерть, и это завещание было выполнено. Его похоронили в киргизском городе Каракол. В своей усадьбе, которую очень любил, прожил всего 7 лет.

Жители деревни долго сохраняли его дом, даже во время гражданской войны, но в 1941 году не уберегли, немцы сожгли. Остался фундамент и одна балясина, на которой Пржевальский, отправляясь в последнюю экспедицию, написал карандашом: «5 августа 1888 года. До свиданья, Слобода!». Дом-музей восстановили и открыли для посещения в 1975 году. Здание и интерьеры, расстановку мебели воссоздавали по мемуарам современников, довоенным фотографиям и архивным документам. Усадьба – не родовое имение, хотя Пржевальский родился тоже на Смоленщине, в уже несуществующей деревне Кимборово современного Починковского района.

И вот мы перед воротами усадьбы. Открываем калитку и входим. Первое, что видим, это гранитный бюст Пржевальского (скульптор Георгий Огнев), мужественное и гостеприимное выражение лица, мол, заходите гости дорогие. В усадьбе сохранилась столетняя березовая аллея, ясень, четыре тополя, маньчжурский орех, доставленный когда-то из Внутренней Монголии. Дерево плодоносит.

Перед домом пруд в форме сердца, выкопанный в 1886 году. Пруд зарастает, как сказал экскурсовод, из-за изменения система водообмена, но это не портит его прелести. Водоем очень живописен. Дом небольшой, деревянный, двухэтажный, с балконом и террасой. Построен по собственному проекту Пржевальского. Вообще-то все особняки знаменитых людей, прославивших Россию в XVIII веке и живших на Смоленщине, чем-то похожи. Они построены для спокойной, размеренной и счастливой жизни. В них нет громадных залов, излишеств, зеркал до пола. Всё строго и степенно. Тепло и уютно. Они идеально вписываются в окружающую их природу.

Окна большие, отсутствует тюль. Переходя из зала в зал, создается впечатление, что ты в Картинной галерее, где проходит уникальная выставка шедевров живописи великого художника по имени Природа. Они все разные, эти картины, но все прекрасны. Взору открывается то березовая аллея, то пруд, то лужайка, то беседка, то кусты сирени, то нежные и красивые цветы, то сливово-яблоневый сад, то садовая сторожка. О! Эта «хатка», по словам Петра Кузьмича Козлова (ученик Николая Михайловича, тоже ставший выдающимся путешественником и географом), была для Пржевальского вторым домом и рабочим кабинетом «святая святых души Пржевальского». В доме слышится из сада пение птиц, что усиливает впечатление.

Из маленькой прихожей попадаем в большую гостиную. Воссоздана мемориальная обстановка. Встречает нас чучело тибетского медведя, стоящего в углу на задних лапах. Вот такая азиатская экзотика! Вообще в музее много трофеев экспедиций, это чучела уссурийской енотовидной собаки, центрально-азиатского каракала, орла с распростертыми крыльями под потолком в гостиной, пернатой дичи — рябчики, тетерева, глухари, а также и горного козла, и волка, и кабана.

У Пржевальского было две страсти: путешествия и охота. Семьи никогда не имел и не желал иметь, к наградам и собственной славе был равнодушен. Хотя он был доктором наук сразу нескольких университетов, почетным членом ещё 23 научных учреждений Европы и России. Был удостоен высшей награды Императорского Русского географического общества – Большой Константиновской медали, именной золотой медали Петербургской Академии наук с подписью: «Первому исследователю природы Центральной Азии», имел различные награды иностранных географических обществ.

На первом этаже в первом зале находится изображение герба и родословного древа Пржевальских; материалы, касающиеся преподавательской и военной деятельности Николая Михайловича, в их числе свидетельство Пржевальского об окончании академии Генерального штаба. Во втором зале экспозиция его рабочего кабинета, где стоят книги на пяти языках, многие с пометами хозяина. В следующих (всего 7) представлены экспозиции фигур монголов в национальных костюмах, фотографии тибетских лам и навьюченных верблюдов. Карты с маршрутами путешествий, альбомы, фотографии, гербарные листы, шкуры зверей. Оружие, патроны, охотничьи трофеи. Снаряжение Пржевальского, в том числе такие реликвии, как его экспедиционные ящики, фотокамера, походный самовар-чайник, нивелир, подзорная труба в кожаном чехле, на которой выгравирована надпись: «От Государя Наследника Цесаревича Н. М. Пржевальскому».

На втором этаже экспозиции учеников Пржевальского Петра Кузьмича Козлова и Всеволода Роборовского – карандашные зарисовки путешествий. Переходя из зала в зал, слушая рассказ экскурсовода, в тебя вселяется ностальгия о дальних странствиях, о которых все мы мечтали в детстве.

После музея зашли на территорию санатория Пржевальского и по широкой аллее, посредине которой расположены клумбы с цветами и скульптурами, стали спускаться к озеру Сапшо. Вообще скульптур большое количество на территории. Спокойно и уютно. На скамеечках сидят отдыхающие и о чем-то тихонько беседуют. И вот оно, озеро, самое громадное в национальном парке (площадь 304 га, максимальная глубина 18,6 м). Пржевальский в одном из своих писем так описал: «Кругом всё лес, а из обрывистого берега бьёт ключ. Местность вообще гористая, сильно напоминающая Урал. Озеро Сапшо в гористых берегах, словно Байкал в миниатюре…» Вода чистая, прозрачная. Сине-зеленого цвета. Плавают утки. Не удержалась и я, искупалась.

Ровно посредине, как парусники с зелеными парусами, шесть островов. Чистейший воздух кружит голову. На берегу стоят рыбаки и видно, как на наживку клюет рыбка. Есть лодочная станция, которая, к сожалению, в этот день была закрыта. Вот где надо отдыхать! А то всё заграница, да заграница, а здоровье русскому человеку только тут можно приумножить!

На обратном пути заехали в Демидов, маленький и тихий городок Смоленской области. Имя он получил в 1918 году в честь борца за власть советов, местного революционера Якова Ермолаевича Демидова. До того Демидов пять веков был известен под названием Поречье — селение, а с конца XVIII века уездный город у слияния речек Каспля и Гобза, на старинном торговом пути. В IX–XII веках по рекам Каспля и Гобза в районе будущего города проходили ответвления водного торгового пути Из варяг в греки.

В городе много старой деревянной застройки. На пересечении Мареевской и Коммунистической улиц находится главная достопримечательность Демидова, из-за которой мы и приехали сюда, памятник великому актеру и клоуну Юрию Никулину, который жил в городе в детстве. Бронзовая фигура грустного клоуна, присевшего на бортик циркового манежа (скульптор Игорь Чумаков). Видно, что жители любят этот памятник, блестят огромные клоунские башмаки, отполированные от прикосновений их рук. Перед нами молодожены положили цветы в руки клоуна и провели фотосессию. Бронзовый клоун сидит напротив городского историко-краеведческого музея. Это краснокирпичное здание постройки конца XIX века — дом купцов Минченковых , потомков смоленского героя Отечественной войны. В музей не зашли. К сожалению, он был закрыт.

До революции в Демидове было восемь церквей, сейчас действуют две – Покровская и Благовещенская. Идет реставрация огромного пятиглавого Успенского собора, построенного в 1851–1862 годах. Реки обмелели. Судоходства нет и пристань разрушена. На что обратили внимание, в городе почти нет общественного транспорта. Зато очень много велосипедистов.

Следующая наша остановка на озере Чистик. Озеро маленькое, его площадь всего 54 га. Это самый прозрачный и чистый водоем в национальном парке «Смоленское Поозерье». С мостика видны резвящиеся стайки рыб. Видимость до восьми метров. Это озеро, как лучший аквамарин в короне, окруженный песчаными грядами с вековыми еловыми и широколиственными лесами. Ввиду опасений экологов по загрязнению воды туристические стоянки возле озера запрещены. Можно приходить, купаться, но установка палаток на берегу озера может закончиться внушительным штрафом, о чем предупреждают указатели на въезде.

А солнышко уже стало клониться к горизонту. Пора и нам домой. Хочется закончить мой отчет о поездке словами Николая Гавриловича Чернышевского: « Вот, говорят, путешествие – лучшее средство образовать себя во всем: правда, точно, правда! Как многому тут научишься». Так что путешествуйте, друзья, мир смотрит на нас нашими глазами!

 

© Людмила Виноградова, текст, фото, 2017

© Книжный ларёк, публикация, 2017

Koнтакт

Книжный ларек keeper@knizhnyj-larek.ru