Назар Нафиков. Огоньки во тьме

10.09.2017 22:33

ОГОНЬКИ ВО ТЬМЕ

 

У маленького Василия ещё с рождения была слепота, абсолютная. Но зато отменный слух, голос, нюх и очень чувствительная кожа ладоней и подушечек пальцев.

Сейчас он уже учился в 9 классе. Жил с матерью и отцом в однушке. А ещё у них были собака-поводырь Шинка и ящерица Бенц.

Ненавистный всеми одноклассниками, обычно он сидел на последней парте, а его соседка Лера всегда помогала ему на уроках, защищала и была с ним в очень хороших отношениях. Даже родители, относившиеся к нему не столь тепло, уважали выбор сына. Ведь это он выбрал, в какую школу идти учиться.

Перед ним стоял выбор – школа для слепых или же обычная школа. После некоторых тестов и проверок, его допустили к занятиям в обычной школе, но школьное руководство поставило одно условие: посещение школьного психолога – обязательный ритуал каждого месяца.

Васе нравилось общаться со школьным психологом, иногда он говорил про этого человека: «Он маленький, и меня не волнует что ему под 40». После этого мальчик хохотал.

Часто он говорил странные вещи, и учитель великого русского и литературы невзначай привела его в пример как типичного юродивого. Но все восприняли это всерьёз. И с того дня дразнили, иногда даже били, иной раз забирали карандаши, ручки тетради.

 

Сейчас ему 16 лет, то время прошло.

Но одним утром он заметил странное. Он видел родственников так, будто они маленькие искры или огоньки.

Мама и папа были очень серыми огоньками, почти чёрными будто нефть. Огоньки Бенца и Шинки различались, но были светлее, чем души родителей.

«Неужели, я и вправду юродивый?!» – спросил сам себя, мысленно Вася.

Выйдя на улицу, он созерцал множество серых и чёрных блуждающих огоньков.

Не в силах поверить новым ощущениям, он решил коснуться одной, самой светлой в округе. Он потянулся пальцами рук прямо в середину этого огонька, но неожиданно упёрся всё ладонью во что то мягкое, и только через пару секунд он осознал что это… женщина и её грудь. И в следующее мгновение как ошпаренный моментально отпрянул.

– Ты что? Слепой, что ли?! – метнула гром и молнию в сторону парня девушка лет двадцати пяти.

– Да, я и впрямь слепой, – твердо ответил парень. – Вы простите! Простите меня… Я просто…

И он поспешил уйти, ему было жутко стыдно и неловко. Пока он спешно ретировался, сзади послышались слова, переходящие в крик: «Это ты меня прости! Я не знала!» Девушка заплакала, от всхлипов ему стало ещё хуже.

Уже в школе он увидел сотни серых, белых и иногда чёрных огоньков.

– Вася! – окликнула его подруга.

– Я здесь! – промолвил как обычно парень.

– Ты сегодня что-то долго!

– Да, проспал немного, – замялся он. – Пошли в класс?

– Пойдём!

Подруга, что так легко с ним сейчас общалась, была его соседкой по парте, её звали Лера, Валерия. Девушка среднего роста, каштановые волосы она всегда собирала в пучок и закрепляла обычно резинкой или заколкой. Всё детство она провела на улице с мальчиками, так что общение с Васей было простым делом. Носила Лера всегда чуток мешковатую одежду, в повседневном это джинсы, кофта, иногда бейсболка, и обязательно пара браслетов из ниток или ленточек. Так бы описал её зрячий Василий.

Все учителя относились благосклонно к парню, постоянно помогали ему во всём. Кроме одной… того самого учителя по русскому. Она относилась к нему крайне презрительно.

На самом деле, все, кроме его класса, восхищались юношей, ведь выбрал он путь не из лёгких! А что случалось с девочками из параллели, когда по их слёзной просьбе он снимал чёрные очки! Глаза хоть и имели мутноватый блеск, но сами по себе, будто изумруды искрились зелёным цветом на свету.

 

Шли месяцы, огоньки не пропадали. Он до сих пор не понял, кара или дар это было, но одно знал точно: теперь его мир окрашен в более тёплые и светлые тона. Через некоторое время он привык ориентироваться без помощи собаки-поводыря, а после начал изучать на собственном примере этот феномен. Но никак не мог до конца понять всю силу своего дара.

Собаку-поводыря он всё реже использовал, знакомые люди-огоньки сидели там же, где он ходил. Как по путеводным звёздам, как по солнцу, он ориентировался по пьяницам, бабкам на лавочках, продавщицам в магазинах, по полицейским, иногда даже по автомобилистам. Хоть это и было тяжело, но он привыкал.

 

Они сидели на пристани, недалеко от берега раскачивался и шелестел камыш, вечер наступал на небо этого, грешниками наполненного, города. Они сидели, свесив ноги. Василий опустил голову вниз. Он не знал, что видит, хотя под его ногами вода ласкала деревянные сваи, полностью опутанные водорослями.

На том берегу, за деревьями, виднелось закатное солнце, оно, пробиваясь сквозь листву своими лучами, как бы прощалось с уставшим от собственного шума городом. Тишину никто не мог нарушить кроме них самих и парочки чаек, непонятно откуда появившихся.

Они вели неспешную и задушевную беседу, и вот, он решил ей всё рассказать, что так утаивал очень долго. Свою сокровенную и дорогую тайну.

– Знаешь… Я хочу кое-что рассказать, – робко произнёс Вася. – Ты же не будешь смеяться надо мной?

– Конечно не булу! – мило улыбнулась Лера.

– Я вижу души людей, ну как души, их разум и душа – вместе образуют свет или тьму, исходя из слов, помыслов и действий – я вижу общую картину этого человека. Я не знаю, как ты отреагируешь на это… Но я всегда видел, что твоя душа… Точнее твой огонёк – белый, не ослепляющий, но белый… А недавно он стал более серым, неужели что-то произошло?

– Знаешь, я тебе верю… Ты прав, произошло. Парень, что любил меня, ушёл к другой, – голос её начал дрожать. – Я хочу его убить!

– Оу, – вырвалось из уст парня, он лишь развёл в стороны руки. – Объятия могут облегчить боль?

– Да! – сквозь горючие слёзы ответила девушка.

Они обнялись, слёзы девушки падали ему на плечо, и она жалела, что друг не видел её счастья.

Со стороны казалось, будто они брат с сестрой, но они лишь были лучшими друзьями.

Слепой и зрячая.

Это не звучит оскорбительно, не звучит глупо, это звучит очень по-доброму.

То, что со слепым дружит зрячая, да не просто зрячая! Частенько она описывает картины, которые видит на пути. Ему лишь и остаётся удивляться этим невообразимым картинам.

Глубоко в своей душе, он давно мечтает стать зрячим…

А она – свободной.

Увы, их замыслам не свершиться никогда.

 

Через четыре месяца мама Валерии сильно заболела и долгое время не могла встать.

Саму девушку это сильно волновало, и это понимал Василий, хоть и не видел лица девушки.

– Что-то не так? – спросил он на уроке географии.

– Нет… ничего…

Учитель шикнул на обоих.

– Я же чувствую, что-то с тобой не так! – сказал он, повернувшись к девушке.

– Я…

Тут снова послышался протяжный «ш-ш-ш-шик!».

Она моментально замолчала, да и парню больше не хотелось спрашивать, давить на мозоль.

Но после уроков, всё же, она сумела рассказать.

Ещё через пару дней в больнице умерла мама Леры. Девушка не могла успокоиться целую ночь, а под утро обессиленная уснула.

В 10 часов утра дверной звонок разверзся громким дребезжанием. Неохотно поднявшись, Лера лишь простонала и пошла открывать дверь, потирая глаза.

– Что? Вася… – она окончательно проснулась, её глаза широко распахнулись. – Что ты тут делаешь?

– Я пришёл просто в гости…

– Сколько сейчас времени?

– Около 10 часов.

– Что?! – она легонько подпрыгнула и вцепилась в плечи друга. – Мы же опоздали в школу!!!

– Нет, не опоздали, твой отец позвонил в школу, моя мама тоже меня отпросила, мы свободны на пару дней. Если не хочешь, я могу уйти…

– Нет-нет! Останься! Мы можем погулять. Проходи, чего тебя на пороге держать.

Скрип закрывающейся двери и два поворота ключа, а вскоре свист закипевшего чайника, аромат чая с мятой и мелиссой.

– Твой отец мне всё рассказал, я не понимаю, как так получилось… – он остановился, осознав, что лишь навредит своими словами.

– Да я и сама не понимаю, врачи ничего толком не сказали, будто она и не умирала, а так… Прилегла да уснула, – она сделала глубокий глоток чая.

– Это называется летаргический сон…

– Что?

– Заснула, но при этом не умерла, и надолго заснула, но это и не кома. Летаргический сон.

– Ясно…

Потом молчание затянулось надолго, у обоих уже остыл чай, да и желание пить его пропало. И это неловкое молчание лишь давило на обоих.

– Может, сходим погулять? – наконец нарушила она тишину.

– Да, конечно!

– Подожди меня на кухне, я переоденусь и скоро буду.

Василию оставалось лишь ждать. Через пару минут в дверном проёме кухни появилась Лера.

– Как я тебе? Ах… да, я забыла, прости…

– Ничего, я уверен, ты выглядишь классно.

 

Гулять решили в одном многолюдном парке. Шутили и вспоминали, прохаживались под зелёными елями и соснами. Смеялись и, не останавливаясь, рассказывали друг другу многое. Это был один из тех дней, когда шёл тихий и нежный, холодный и кристально чистый снег. Ветра почти не было, а солнце прекрасно освещало дорогу в парке.

Но… Неожиданно Вася увидел девушку с чистыми помыслами и душой, с настолько белым огнём, что было больно на него смотреть. Он хотел узнать, кто же это был, и пустился бегом за девушкой, та в свою очередь тоже побежала. Он бежал будто за искрящейся звездой, за столь великой и недостижимой, что слёзы катились из-под очков, он налетал на людей, падал, но бежал дальше, рвался вперед…

Но не догнал, споткнулся и упал… И разбил нос….

 

– Ты куда так рванул?!.. Да так быстро… Ты же слеп!

– Я… Я должен был поймать её! – парень плакал горючими слезами.

– Зачем?

– У нее самый светлый огонёк во мгле, он затмевал всех остальных! Он даже твой свет смог заглушить, я думал, она будет моим спасением…

 

Спасением, не любовью, не другом. Спасеньем! Но его это ослепило, и вот, он с разодранными руками, с разбитым носом, с нервным срывом, на улице на глазах у прохожих плачет.

Это негаданная встреча была столь странной и потрясающей, но… более он не встречал нигде этот ослепляющий огонёк.

Зрение к парню не вернулось, но дар лишь усилился.

Через две недели он предложил встречаться Лере.

И она согласилась.

 

Теперь его путеводная звезда, его огонёк во тьме, давно уже с ним.

Про ту странную девушку он больше не вспоминал.

Но однажды он проснулся поздней ночью весь в холодном поту. Ослепляющая душа умерла в его сне. Навсегда.

 

© Назар Нафиков, текст, 2017

© Книжный ларёк, публикация, 2017

Koнтакт

Книжный ларек keeper@knizhnyj-larek.ru