Нина Штадлер. Змеиная горка

21.07.2016 20:47

ЗМЕИНАЯ ГОРКА

 

Нюша сделала еще два шага в сторону и поняла, что окончательно заблудилась. И зачем только ее понесло за этими ящерками? Но зверушки были такими забавными, что она просто не смогла удержаться! Ящерок было две. Одна изумрудно-зеленая, другая – желтовато-серая. И они так смешно гонялись друг за другом, словно в догонялки играли! То прятались, то подкарауливали одна другую, чтобы прыгнуть сверху… Совсем как дети! Вот и шла Нюша за ними следом, забыв про все, пока ящерки вдруг разом не исчезли, нырнув под огромный валун, поросший мхом и наполовину вросший в землю.

А она, подняв голову, с изумлением обнаружила, что потихоньку забрела Бог весть куда и находится теперь на невысокой, поросшей густым кустарником и соснами горке.

Нюша вообще-то про эту горку слышала, и даже видела. Издалека. Горку эту в народе называли Змеиной, и с незапамятных времен ходила о ней дурная слава. Будто бы народ на этой горке часто пропадает. А, если потом и находится, то странный какой-то. Ничего не помнит, кроме того, что часами здесь кружил, а выйти никак не мог. Словно глаза кто отводит!

Потому и обходили эту горку стороной, хотя грибов и ягод здесь было видимо-невидимо, а змеи, если и водились когда-то, то давно исчезли, оставив одно только название.

Нюша с девчонками пошла сегодня в лес по ягоды. Давно они собирались, да все время что-то мешало. То Надежда не может, то Катюха занята. Сегодня вот, наконец, все собрались – и на тебе! Угораздило же ее засмотреться на играющих ящерок, отстать от подруг и заблудиться!

Нюша была девушкой приезжей. Она гостила здесь у родственников, а потому лес знала не очень хорошо. И горку эту узнала лишь потому, что девчонки предупреждали ее сюда не ходить. А она…

Нюша горестно вздохнула и села на траву прямо у огромного валуна, под которым исчезли заманившие ее сюда шкодливые ящерки. Вот и набрала ягодок! Найти-то ее, конечно, найдут, без помощи не оставят… Но вот только когда это произойдет? А звать на помощь неудобно...

«Подожду немного! – решила Нюша, – Может, спохватятся, звать начнут, я и отвечу!»

Подумала так и легла на теплую, прогретую солнцем траву под молоденькую рябинку. Лежит она на травке, ветерком ее обдувает, солнышком припекает… Словом, разморило нашу Нюту, задремала она. Только вдруг словно кто ее под бок толкнул. Открывает глаза – а перед ней на камне старушка сидит. Странная такая старушка, в сарафане и с лукошком в руках. Платочком белым голова повязана. А глаза большие, синие, молодые. И внимательно так нашу девицу из-под платочка разглядывают.

Посмотрела эдак старушка на Нюшу и спрашивает с любопытством:

– Ты, девонька, милая, чьих будешь-то? Не Муськина ли родня, часом? Больно уж похожи вы с ней! Да и она давно тебя дожидается!

И, наклонившись, неожиданно расплылась в добродушной улыбке.

– Девка ты вышла справная, что и говорить! И ладна, и баска! Хозяйка-то наша как довольна будет такой новой подмогой!

И неожиданно облизала губы тонким змеиным языком.

Нюша вздрогнула и отшатнулась, увидев себя в синих глазах старой женщины. Не отражения своего она испугалась – девушка Нюша и вправду была симпатичная – высокая, стройная, с большими голубыми глазами и красиво очерченным улыбчатым ртом – а глаз, в которых она случайно отразилась! Глазки-то у бабушки оказались необычные! Мало того, что синью сапфировой отливали, так еще и с вертикальными зрачками! И смотреть в них, надо сказать, было довольно жутко! Зрачки то сужались, то снова становились круглыми. Словно кошачьи или змеиные!

– Не знаю я никакой Муськи! – в испуге отшатнулась от морщинистого лица со странными глазами Нюша и, вскочив, кинулась прочь от страшной старушки. А та закатилась ей вслед дробненьким смешком:

– Беги, беги, девонька! От судьбы все одно не уйдешь!

Потом неожиданно быстро для своего преклонного возраста поднялась, оперлась рукой о камень и вдруг побежала по нему уже ящеркой. Вместо рук и ног появились лапки с коготками, по хребту вышел маленький хвостик, а на спине зазмеилась черная полоса.

Обернувшаяся как раз в этот момент Нюша разом обмерла и остановилась, не веря своим глазам. А ящерка, добежав до середины камня, повернула к ней голову с человеческим лицом и весело крикнула:

– Ты, девонька, вниз сейчас ступай! Там деревня будет! Мусю спроси, тебе всяк ее дом покажет! Да не бойся ты, судьба у тебя такая! Это она тебя сюда привела, а вовсе не ящерки! Те только провожатыми были!

И скрылась в расщелине, мелькнув зеленым в крапинку хвостиком.

 

…Царапая руки колючками, Нюша свирепо продиралась сквозь заросли дикой малины и тупо бормотала:

– Господи! Бред-то какой! Рассказать – не поверят! Да еще в психушку упекут! Говорящая ящерка! Ага! Говорящая бабушка со змеиными глазками… Тьфу! С ума я не сходила, это точно! Так! Будем мыслить логически… Я заблудилась, легла под рябину и уснула... Конечно! Я ПРОСТО СПЛЮ И МНЕ СНЯТСЯ КОШМАРЫ! Но как же мне не нравится этот сон! Больно уж он натуральный, даже вон кровь из царапин идет! И больно к тому же! Скорее бы уж проснуться!

С этими словами она неожиданно для себя вывалилась на узкую проселочную дорогу.

– Ну, слава Богу! – облегченно выдохнула девушка. – Теперь-то уж я точно не заблужусь! Дорога обязательно выведет меня к людям! Даже во сне!

Спустя несколько минут Нюша уже входила в небольшую деревушку, стоящую на берегу реки.

«Странно… Никаких речек поблизости здесь раньше точно не наблюдалось… – подумала девушка и вспомнила: – Ах, да! Это же сон! А во сне может быть всякое! И речки тоже!»

Недолго думая, она вошла во двор первой попавшейся избы и смело постучала в окно. Чего ж во сне бояться!

Дверь ей открыла точная копия первой старушки, только глаза у этой были желто-зеленые.

– Тебе Мусю, девонька? – поинтересовалась она, пытливо вглядываясь в Нюшу своими жутковатыми глазками и вытирая испачканные чем-то белым руки о вышитый передник. – Так это четвертый дом отсюда будет! Не стучи, милая, заходи сразу, она давно тебя ждет! А мне, прости, недосуг! Пироги ставлю!

И, не дав сказать ни слова в ответ, закрыла перед носом девушки дверь.

Нервно хохотнув, Нюша побрела дальше.

– Главное – не забывать, что ты спишь! – успокаивала она себя, – А, значит, рано или поздно все равно проснешься! А пока – следуй правилам, установленным во сне. Все тебя тут знают, все зачем-то очень ждут и все дружно хором посылают к Мусе, предвкушая при этом необыкновенную радость какой-то хозяйки… Может, все эти старушенции – бабки-ежки? А Муся у них главная яга? Или та самая хозяйка? Ну, а я – их праздничный ужин… Или обед… Как хорошо, что это всего лишь сон!

С такими оптимистическими мыслями Нюша подошла наконец к четвертому по счету дому. Деревянный пятистенок, срубленный из огромных сосен уже посветлевших от времени, с резными наличниками и крышей, крытой деревянной черепицей, ее впечатлил. Перед домом – ухоженный палисадник с цветущими деревенскими мальвами, а, точнее, шток-розами, простенькими васильками, разноцветными флоксами и чужеродной здесь лавандой с лиловыми соцветиями.

 

И вот здесь-то, стоя перед цветущим палисадником, Нюша вдруг неожиданно ясно вспомнила, что, действительно, была у них в роду какая-то Муся! Пра-прабабка ее, кажется. Которую соседи до сих пор частенько вспоминают, считая чуть ли не колдуньей, и исключительно уважают, судя по их словам! Только ведь Муся эта умерла за год до ее рождения! И чего ради тогда сниться, спрашивается?

Постучав на всякий случай и не дождавшись ответа, девушка вошла в дом. Тихо скрипнули под ее ногами половицы.

– Есть кто живой? – крикнула она. – Эй! Хозяева! Есть тут кто?

Сзади раздался шорох. Нюша обернулась и замерла. Потягиваясь и щуря желтые глаза, навстречу ей от русской печи шел здоровенный рыжий котяра.

– Ой! Киса! – умиленно проговорила Нюша и в ответ услышала ленивое:

– Ну, и где Вы, сударыня, увидели тут кису?

С этими словами кот обернулся рыжеволосым мальчишкой лет тринадцати с желтыми лукавыми глазами и широким, обсыпанным коричневыми конопушками вздернутым носом.

– Ну да, конечно! – индифферентно пробормотала Нюша. – Как же иначе! Кот – это мальчик. Мальчик – это кот. Все, как положено во сне. Что хотят, то и делают… Интересно, а о чем мне хочет рассказать подсознание, посылая такого рода сновидения? Говорят, что в сновидениях оно часто посылает предостережения человеку. И еще подсказки… Ну, посмотрим, чего мне тут умного подскажут!

С явным интересом выслушав невнятное Нюшино бормотание, рыжий малец нагло заявил:

– Не подсознание вовсе, а Мария Кузьминична! Наставница моя и Ваша дражайшая родственница просила меня встретить и развлечь свою родную внучку, пока она не вернется от Хозяйки. Как развлекать прикажете, сударыня?

Нюша медленно, как учила мама, набрала в грудь воздуха и резко выдохнула, чтобы успокоиться. Потом еще раз. Развлечь, значит, да?! Ну, так сейчас и я тебя развлеку! Мало не покажется! Сон-сном, а изгаляться над собой всяким рыжим… котам она и во сне не позволит!

Правильно истолковав выражение ее глаз, мальчишка быстро отступил назад и испуганно пискнул:

– Не сердитесь на меня за этот небольшой экспромт! Просто очень хотелось произвести на Вас впечатление!

– Можешь считать, что ты этого добился! – сердито бросила ему Нюша, остановив свою руку на полпути к рыжим вихрам и успокаиваясь. – Вообще, ты кто такой и что здесь творится, можешь мне объяснить?! Хоть я, конечно, и сплю, но знать, что происходит со мной даже во сне, мне все же хочется! Знаешь, как-то спокойнее себя чувствуешь! А мне пока еще совсем ничего не понятно!

Малец удивленно округлил глаза.

– Да, что Вы, сударыня! Это вовсе не сон, смею Вас заверить! Просто Вы прошли сюда, в параллельный мир, через временной портал, чтобы получить нужную для Вас информацию. Попасть же на Змеиную горку может только тот, кого выбрали для передачи своего дара сами колдуньи, так что...

– Ктоооо?! – не выдержала Нюша, слушая этот горячечный бред и все больше уверяясь в том, что смотрит дурной сон – Кто меня сюда пригласил?!

– К-колдуньи! – запнувшись, повторил мальчишка, опасливо отодвигаясь от нее подальше. – Характер у Вас, сударыня, надо сказать, точь-в-точь, как у Марии Кузьминичны, взрывной уж очень! В дрожь бросает! Я ведь всего-навсего ученик колдуна, тихий, скромный...

И вежливо шаркнул ножкой.

– Позвольте представиться: Роберт Макклейн, Шотландия. Можно просто Роб или Боб. Третий месяц нахожусь здесь на стажировке по программе обмена студентами. Простите, если невольно напугал Вас.

С этими словами он низко склонил голову. А когда поднял, Нюша с удивлением обнаружила на месте лохматого рыжего тринадцатилетнего оболтуса тоже рыжего, но высокого и худого юношу лет этак двадцати с желтыми, искрящимися смехом глазами.

– Упс! – выдохнула Нюша и свет вдруг внезапно померк в ее глазах. Нервная система бедняжки не выдержала, и девушка потеряла сознание.

Сознание она не теряла еще ни разу в жизни, хотя в некоторых ситуациях это было бы очень кстати. Здоровая, насыщенная красными кровяными тельцами суровая уральская Нюшина кровь решительно не давала ей такой спасительной возможности. Но последнего удара не выдержала даже она!

В результате Нюша сомлела, совсем как тургеневская девушка, и очнулась от того, что кто-то добросовестно поливал ее ледяной водой. Холодную воду Нюша очень не любила. Даже в походных условиях она умывалась исключительно теплой водичкой из термоса, а потому мгновенно пришла в себя и разозлилась.

– Да что это за безобразие такое, в конце концов! Прекратите немедленно меня поливать! – отфыркиваясь и отплевываясь от попавшей в рот воды сердито крикнула она. – Иначе я за себя не отвечаю!

Поток воды немедленно прекратился. А открывшая глаза Нюша увидела отскочившего на безопасное расстояние бывшего рыжего кота, теперь уже красивого худого юношу с кружкой воды в руках.

– Тоже мне, ученик колдуна нашелся! А кроме как примитивным поливанием водой девушку из бессознательного состояния вывести не можешь! – сердито буркнула она, вытирая лицо рукой и брезгливо стряхивая капли с пальцев. – Полотенце-то хоть у вас есть?

– Что здесь происходит? – раздался внезапно властный голос, и, повернувшись, Нюша увидела в дверях немолодую статную женщину в длинном платье с рыжеватой косой, уложенной короной вокруг головы и внимательным взглядом изумрудно-зеленых глаз. – Роберт! Я всего лишь попросила Вас встретить дорогую мне родственницу и побыть с нею до моего прихода. Что случилось?

Нюта посмотрела на несчастное лицо рыжего и, с трудом удержавшись от смеха, пришла ему на помощь.

– Простите! Мне просто стало нехорошо, и Ваш помощник пытался привести меня в чувство холодной водой. Мне это не очень понравилось, о чем я не преминула ему сообщить. Понимаете – дорога, волнение… Слишком большой объем информации… Я просто не выдержала!

Лицо женщины мгновенно разгладилось, и она улыбнулась в ответ. Стажер нервно сглотнул и, бросив благодарный взгляд на Нюшу, вежливо поинтересовался:

– Я могу уже идти, учитель?

Женщина кивнула.

– Спасибо, Роберт! Вы свободны до завтра. Дальше мы разберемся сами.

Когда за рыжим закрылась дверь, она повернулась к Нюше и сказала, улыбаясь одними глазами:

– Будем считать, что с моим помощником ты уже познакомилась! Он хороший мальчик, только большой шутник, за что часто получает… По заслугам! Кстати, тоже наш с тобой дальний родственник, потому что чужих мы сюда не пускаем. А вот с тобой, милая, нам предстоит познакомиться поближе. Мы возлагаем на тебя большие надежды…

– Кто это – вы, простите? – не удержалась Нюша и снова вздрогнула от страха, увидев, как сузились до вертикальных линий зрачки изумрудно-зеленых глаз прапрабабки.

И то, что она снова испугалась, неожиданно рассердило ее и придало сил.

– Так кто Вы, все же? Скажите, наконец! – с некоторой долей раздражения вызывающе спросила Нюша. – И почему я здесь?! Что значат все эти тайны?! Я имею право знать!

Женщина одобрительно кивнула.

– Наш характер, что и говорить! Вот прямо сейчас все и узнаешь. Я – твоя прапрабабка Мария. Или Муся, как меня по-родственному зовут в этой деревне. Мы же здесь все родственницы и верные помощницы Медной горы Хозяйки. Слыхала про такую?

– Ну, знаю. Сказку в детстве читала... Дух горы это. Хранит богатства горных недр, хозяйка несметных сокровищ. Каждому, кто с ней встречается, воздает по заслугам. Злых наказывает, добрым помогает. Вроде так, насколько я помню… – пробормотала несколько озадаченная таким вопросом девушка. – А что?

– Все верно, дитятко! А теперь присядь-ка, милая! Да смотри хорошенько! – приказала прапрабабушка.

И, усадив Нюшу на лавку, она приложила свою прохладную ладонь ко лбу девушки. Словно сильный ветер ворвался в комнату. А перед взором изумленной Нюши, как в калейдоскопе, стали складываться картинки.

 

Огромное помещение, вроде палат каменных. Потолки высокие, сводчатые, на малахитовых резных столбах. Стены тоже узорами из малахита выложены, а по карнизу кромка малахитовая же идет.

А по полу каменному, плитками малахита выложенными, несчетно ящериц бегает. И все они разные. Одни зеленые, на малахите почти не видны, другие голубые, как глина, третьи совсем как песок с золотыми вкраплениями. Большие и маленькие. У кого-то корона на голове… И не просто ящерки это, знает откуда-то Нюша, а войско Горного духа, Медной горы Хозяйки, Малахитницы. Ее помощницы верные, ящерицы-ведуньи.

А вот и сама Хозяйка к ним идет. Невысокая изящная женщина красоты невиданной. Платье на ней из атласного малахита, глаза изумрудной зеленью отливают, а брови черные-черные и на переносице сдвинулись. Сердится хозяйка, значит. И коса. Длинная, до полу, и сизо-черная, тяжелая, словно прилипла к спине, не шелохнется даже. А ленты разноцветные на косе позванивают, словно металлические. Идет, а платье на ней цвет меняет. То блестит, словно слюда, то алмазной россыпью сверкает, то опять зеленым шелком отливать начнет...

Смотрит на все это Нюша, дивуется, а сама все понимает – что сейчас происходит, словно кто ей на ушко рассказывает. И, вроде, сама всю жизнь здесь прожила, все знает.

Хозяйка ладошками хлопнула – ящерки вокруг нее мигом сгрудились и вдруг в женщин превратились. Кто совсем девчоночка, кто пожилая уже. Но больше всего женщин среднего возраста, в самом расцвете сил. Человек сорок, а то и больше, собралось вокруг Малахитницы.

Воинство это ее, и воинство не простое – знает Нюша. Каждая ящерка – колдунья, у каждой своя служба. Кто за порядком в горах следит, чтобы ничего непоправимого не случилось, кто с Огневушкой леса от пожаров охраняет, кто оставшееся богатство в горах стережет, кто дурной народ от заповедных мест отгоняет, глаза им отводит, чтоб не порушили равновесие. Кто сохраняет для будущих поколений то, что в недрах гор еще осталось, чтоб нынешние дурачки от жадности все не выбрали, чтобы баланс порушен не был.

А портал временной, что на Змеиной горке находится, две ящерки охраняют. Нюша сразу узнала старых знакомых в двух девушках. Одна рыженькая, невысокая, смешливая, а другая – шатенка. Статная, высокая, только глаза озорные из-под каштановых бровей блестят. Так и подталкивают, так и подталкивают исподтишка друг друга локотками. Даже здесь играть продолжают! Повела на них Хозяйка бровью сурово – вмиг застыдились, притихли игруньи. Глазки потупили, молча стоят. Стражи это врат. Они же и провожают через портал тех, кого ведуньи ждут.

Сказала Малахитница своему волшебному воинству все, что нужно было, и снова в ладошки схлопала. И тут же женщины в ящерок обернулись и рассыпались во все стороны, словно бы их и не было.

А Хозяйка вдруг повернулась к Нюше и поманила ее к себе рукой.

Тут прапрабабка руку со лба девушки убрала, она и очнулась.

– Зови меня просто баба Муся! – улыбаясь, проговорила она. – Пора нам, девонька! Хозяйка ждет!

 

…Шли они недолго. И пяти минут не прошло, как очутились перед высокой скалой. Толкнула Мария Кузьминична легонько ту скалу рукой, и Нюша увидела, как раздвигается скала, и открывается лаз вниз. А там видна лестница широкая с перилами резными.

– Иди! Ждет тебя Хозяйка знакомиться! – ласково подтолкнула ее в спину прабабка, и Нюша опасливо шагнула вперед. Скала за ней тут же закрылась, а над головой и впереди свет замерцал.

Спустилась она по лестнице вниз. Перед ней двери каменные, все узорами покрытые, один узор краше другого, и все камнями драгоценными изукрашены. Подошла девушка к дверям, те сами перед ней и отворились. Смотрит – поляна чудная. Сделала шаг вперед, а под ногой что-то хрупнуло. Присмотрелась – трава вокруг каменная, да и лес какой-то необычный… Протянула Нюша руку, а дерево гладкое, холодное, словно камень шлифованный! Страшно стало Нюше. Остановилась она. И тут ее словно кто рукой по плечу погладил. Тепло стало, хорошо. И страх сразу куда-то ушел...

Трава вдруг снизу разными оттенками загорелась, деревья мерцающими огнями засветились. А вдалеке еще полянка показалась с прекрасными цветами, а над теми цветами золотые пчелки летают, словно искорки блестят. И на той полянке сама Малахитница стоит и рукой Нюшу к себе манит.

Подошла к ней девушка, поклонилась в пояс. Что говорить – не знает. А Хозяйка ей улыбается.

– Так вот ты какая, Мусина преемница! И ладненька, и басенька, словно бусинка из праздничного пояса выпала! Вся в бабку! Она такая же была, когда я ее впервые увидела! Вот лет через семьдесят пойдет она на покой, ты мне ее и заменишь! Хлопот-то у моих помощниц много, устают с годами! Как думаешь, хватит тебе семидесяти лет, чтобы жизнь человеческую сполна прожить?

Нюша смущенно улыбнулась. Откуда же она знает, как ее жизнь сложится? И кто вообще может знать, что его ждет?

– Ну, а как кончится твой земной путь, будем ждать тебя здесь! – продолжала Хозяйка. – А теперь прощай, девонька, пора мне! Это вот тебе на память. Как будет тягота какая в жизни или маета – ты вопрос вслух задай и погляди в зеркало, там ответ и получишь!

С этими словами она коснулась плеча Нюши рукой. Тут же погасла полянка с цветами, исчезло все. А Нюша вдруг оказалась рядом с Марией Кузьминичной у той самой скалы, в которую входила несколько минут назад.

 

– Ну, вот и познакомилась наконец с тобой Хозяйка наша! Камень с моей души свалился! Ведь из нашего рода набирает она сюда Хранительниц своих. Главные мы помощницы во всех ее делах. И, если бы не пришлась ты Хозяйке по душе, пришлось бы ждать рождения следующей Хранительницы через целых два поколения! Тайну нашу храни, девонька, никому ее не доверяй! Через год мы с тобой снова встретимся.

Я тебя всему научу, все свои знания передам. И про камни-минералы, и про травы, вредные и полезные, и про силу их расскажу, и в какое время собирать, чтобы трава полную силу имела, тоже. Узнаешь, как настойки из них варить, как корешки да ягоды сушить, как людей да животных лечить. Тайны недр земных открою, стихиями управлять научу... А коли захочешь меня просто увидеть, или просьбы какие будут – прибегай сюда, к камню этому. Постучи по нему три раза, стражи-то и выйдут, приведут тебя ко мне.

И не тужи ни о чем, милая! Всему свой срок придет! А сейчас просто живи, как прежде жила! Ходи веселенько, работай крутенько, и на простой постели тогда не худо поспишь, сладкий сон увидишь! Коль худых думок в голове держать не станешь, все у тебя ладом пойдет, гладко покатится! И белый день возвеселит, и темна ноченька приголубит, и красное солнышко обрадует! Счастье не ищи, то маета напрасная. Оно само к тебе придет.

Она вздохнула и поцеловала Нюшу.

– А теперь прощай, девонька! Пора тебе! Закрой-ка глазки!

И легонько толкнула Нюшу вперед.

 

– Мы ее везде ищем, а она тут спит лежит! – услышала Нюша возмущенный голос Катюши и открыла глаза.

Она все так же лежала под рябинкой у поросшего мхом камня, к которому привели ее игривые ящерки. А рядом стояли взволнованные и сердитые подруги.

– Весь голос сорвали, тебя аукая! Ноги сбили, по горам бегая, искали пропавшую! А она спит себе спокойненько, и в ус не дует! – возмущенно вторила подруге Надюха. – Это надо же так крепко дрыхнуть! Хорошо, ящерка у меня из-под ног выскочила! Я отшатнулась и тебя за камнем увидела!

«Выходит, это и вправду был только сон! – разочарованно хохотнула про себя Нюша. – Приснится же такое!»

И искренне покаялась:

– Простите, девчонки! Сама не знаю, как такое случилось! На ящерок засмотрелась и отстала!

– Да ладно, чего уж там! – махнула рукой Надюха. – Остались мы без ягод! Поднимайся давай, соня-засоня! Домой давно пора! Стемнеет скоро!

 

На следующее утро события вчерашнего дня показались Нюше всего лишь глупой шуткой подсознания. Но кое-какие сомнения у нее все же остались. Поэтому, умываясь, девушка решила кое-что проверить. И, стесняясь самой себя, тихонечко, чтобы никто не услышал, спросила:

– Это был всего лишь сон?

Потом подняла голову и ахнула.

Из зеркала над умывальником на нее смотрели искрящиеся смехом изумрудно-зеленые глаза с вертикальными зрачками. Зрачки то сужались, то снова становились круглыми.

Малахитница лукаво улыбалась.

© Нина Штадлер, текст, 2016

© Книжный ларёк, публикация, 2016

Опрос

Нравится ли Вам сайт "Книжный ларёк"?

Общее количество голосов: 954

Koнтакт

Книжный ларек keeper@knizhnyj-larek.ru