Последняя твердыня

10.04.2015 16:47

Фрагмент романа "Рой: Битва бессмертных" (боевик, постапокалипсис, Зона, нанопанк, зомби-апокалипсис)

 

Бывший капитан-грушник Валерий Подольский рассчитал точно. Чуть меньше часа понадобилось им, чтобы обойти рубежи и убедиться, что самые непрочные участки обороны – именно там, где оба конца вокзальной территории, депо и ремзавод, упирались в склоны холма. Конечно, место это было огорожено, но столь жиденько, что… Словом, и говорить нечего.

На окраине ремзавода, пропущенные туда бдительным часовым, Валера и его верный помощник спецназер Денис Степанов, по прозвищу Штепа, недолго постояли, вслушиваясь. Тихо…

– Ну и какие выводы? – спросил Подольский.

– Слабовато, – припечатал Степанов, а затем неожиданно спросил: – Слышь, командир. А оно нам надо?..

– Не понял?

– Да я думаю: стоит ли овчинка выделки?

Оказалось – Денис засомневался, нужно ли вообще укреплять линию обороны. Вокзальные сегодня эвакуируются, а семерым оставшимся бойцам, пусть и спецназовцам, случись что, защищать такую территорию все равно не по силам. Так, может, и корячиться незачем? А появятся мутанты, отобьемся, не впервой.

Резон в этих словах был, и Валерий не мог этого не видеть.

– Так-то оно так… – промолвил он.

Конечно, прав был Штепа, сержант Степанов, – он мыслил разумно и точно. Но его правота видела только поверхность событий. А офицер Подольский был прав по-другому. Он видел дальше и понимал больше.

Вряд ли он смог бы объяснить – и самому себе тоже, – как возникло в нем это понимание. Оно родилось из какой-то смутной недосказанности, угаданной им в словах майора Ракитина, из анализа ситуации на свежую с утра голову…

Валерий чувствовал, что Рой не даст просто так уйти вокзальным. Хотя вроде бы чего там: к почти миллиону зомби добавить еще сотню – тьфу, пустяк… Но тут не расчет, тут что-то иное. Вернее, расчет, но с неким дальним прицелом, пока Валерию Подольскому не известным. И вообще ничего, кроме ощущения собственной правоты, у него нет.

Поэтому он не стал раскрываться перед начальником вокзальных Силантьевым, а Штепе сказал. Денис знал, что командир зря говорить не будет, не тот человек.

– Раз так, – начал соображать Штепа вслух, – значит… значит, этих уродов с часу на час ждать?

– Вот именно.

– Ну, так не успеем мы.

– Успеем, – взгляд Валерия стал жестким. – Если все грамотно сделаем.

Зоркий глаз капитана успел заметить в одном из составов цепь цистерн – пять или шесть штук. Потом в разговоре с Трофимом Силантьевым выяснил, что это солярка, которой осажденные успешно пользовались. И единственный способ быстро создать преграду против зомби – наполнить соляркой бочки, установить их в слабых местах обороны и в случае штурма запалить зажигательными пулями, создав огненный барьер…

– Как там, на складах, – понял Степанов.

– Точно, – подтвердил Подольский. – Другого решения нет.

Денис поскреб ногтями сильно заросший подбородок, после чего осторожно поинтересовался:

– Это… А ты что, командир, типа Лехи Меркурьева стал? Ну, чуешь опасность, или там вообще все…

Валера помолчал.

– Не знаю, – сказал он.

Он помнил речи ученых об удивительном феномене бывшего журналиста Меркурьева, о том, как нановиты активизировали организм Алексея… о том, что подобное исключение из правил встречается раз на миллион, а может, и того реже… Не то чтобы ему стало страшновато – нет, такого, слава богу, с Валерием Подольским не бывало с первого курса военного училища… но он ощутил, что мысль заводит его в дебри, из которых ему самому не выпутаться. А вот ослабеть, поддаться душевному смятению – этого нельзя ни в коем случае.

– Не знаю, – повторил он. Улыбнулся: – А думать некогда. Пошли, сержант!

 

*  *  *

 

Валерий умел убеждать. Не так много сказал он Трофиму, но тот проникся. И начал распоряжаться. Закипела работа!

Люди в поте лица качали из цистерн топливо, заливали в бочки, грузили их на тележки, маленький транспортный трактор волок все это в депо, в ремзавод, там бочки сгружали, устанавливали… Силантьев, между прочим, выдвинул дельную мысль: уставить бочками не только узкие места, но и вокзальную площадь, – так, чтобы всем возможным атакам преградить путь сплошным огненным валом. Валерий сам об этом думал, потому мог только поднять обе руки «за». Работы стало больше, но вырос и темп, все взмокли, несмотря на раннее еще утро.

Точно в десять, как обещал, вышел на связь майор из штаба Николай Ракитин. Разговор состоялся недолгий.

Николай подтвердил, что все остается в силе, плюс одно дополнение:

– Я сам напросился в экспедицию. Начальство не возражает. Так что увидимся.

– Буду рад, – сказал Валера искренне.

Поговорили о деталях и отключились. Подольский окунулся в гущу дел, а Ракитин, доложив руководству, постарался уединиться. Ему хотелось поразмыслить.

Хотя опять-таки – чего тут мыслить, когда одно ясно, а другое совершенно туманно…

Ясно то, что прибывшие в расположение Кордона незаметные штатские – явные тихари из гэбни – с началом операции оживились, их таинственные эволюции усложнились, и Николай понял: у этих людей интерес к теме серьезней некуда. Но вот какой именно?! Кто стоит за всем этим?..

Вопросы без ответов! Как они тревожили майора Ракитина… Он понимал, что играть в угадайку бесполезно и глупо. Но и отделаться от вопросов уже не мог и чувствовал, что темная игра вокруг Зоны лишь начинается…

Люди на вокзале ничего этого знать не могли, да им было и некогда забивать себе голову загадками, они спешно возводили горючие баррикады – и к полудню наконец справились с поставленной задачей.

В начале первого часовые, стоявшие на дальних рельсовых путях, сообщили, что на противоположном берегу обозначилось движение. Два катера подошли к пристани, что несколько западнее, стояли в готовности, пыхтели дизелями. Минут через десять показались два буксира с небольшими баржами… Эвакуация стала очевидной реальностью.

Еще в самом начале возни с бочками и соляркой Подольский отправил двух бойцов в дозор – метров за триста-четыреста южнее вокзала. Предчувствия не обманули, черт бы их взял, – в половине первого один из дозорных, вспотевший и запыхавшийся, примчался к шефу:

– Командир!..

«Началось», – не сговариваясь, враз подумали Подольский и Силантьев.

– Идут! – выпалил гонец. – Толпа – смерть!

По-спартански – в трех словах – он описал все.

– Далеко? – спросил Валера.

– Когда увидел – где-то в километре были.

– Ну, минут десять у нас есть, – решил Подольский. – Трофим! Давай своих на берег! Женщин и детей. Мужчины – все на фронт! – Сам он бросился к рации: – Материк! Материк, Зона вызывает вас. Ответьте срочно! Материк, слышите меня?..

– Слышу, Зона, – раздался незнакомый недовольный голос. – Что там у вас? Мы через четверть часа отправляем…

– Поздно! – перебил Валерий. – Поздно будет… – и объяснил суть дела.

Незнакомый голос ахнул, засуетился:

– М-мать… Ах, сволочи!.. Все, приступаем! Немедля!

– Ну, и то слава богу, – вздохнул Подольский.

Теперь одно – продержаться!

 

*  *  *

 

Из всего того добра, что было на складе МЧС, у Валеры осталось двадцать зажигательных патронов к «калашу» – и он их берег как зеницу ока, на самый крайний случай…

И вот он, этот случай, – прет сюда.

Слепая, бездушная, безумная толпа запрограммированных на мочилово монстров! Впервые Валерию пришла в голову мысль: зомби могут вести себя сравнительно разумно в сложных ситуациях – Рой позволяет им включать какие-то довольно сложные психические механизмы. А когда надо, он отключает психику бывших людей – и они превращаются в бессмысленную биомассу, давящую все вокруг тупой силой…

Но это открытие не имело сейчас никакого значения.

Валера раздал каждому из своих по два-три зажигательных патрона:

– Сперва обычными пробиваем штук десять бочек. Бейте понизу, чтобы побольше солярки вытекло! А когда толпа выйдет на рубеж – лупим зажигательными.

– Шашлык сделаем! – хохотнул Штепа.

– Только жрать не придется, – добавил еще кто-то.

Спецназовцы рассредоточились по фронту, образованному людьми Силантьева. Все замерли в полной боевой готовности.

Топот тысяч мерно шагающих ног сливался в грозный шум, похожий на рокот океанского прибоя, когда волна жмет к берегу с неукротимой страстью сокрушить все на своем пути. Да так оно и есть – в самом деле волна, бессмысленное нечто, масса бывших человеческих существ.

Будь Валерий Подольский иным человеком, он, возможно, пережил бы сложную душевную минуту. Но он был готов к схватке – и только. Отложил ненужную пока СВД и взял «калаш», аккуратно пристроил рядом два зажигательных патрона с зеленым ободком вокруг пули.

Он находился сейчас на вокзальной площади, за баррикадой из бетонных блоков. Решение перекрыть огненной чертой площадь капитан считал верным.

Шум сделался близким настолько, что острый слух Валеры стал различать топот отдельных подошв… Пора!

Он вскинул автомат. Выстрел! Пуля звонко пробила бочку ниже центра. Светло-сизая струя солярки туго плеснула на асфальт. И тут же по фронту захлопали выстрелы, зацокали пробитые бочки. Стрельнули, услыхав это, и на флангах – в депо и на ремзаводе…

Началось!

Рой умел исправлять ошибки. На этот раз падать с обрыва никто не стал. Толпы зомби обтекли контрэскарп с флангов, а жидкие заборы им были не помеха. На ремзаводе раздалась пальба – торопливая, беспорядочная, и Валерий невольно поморщился: слух профессионала даже по характеру стрельбы различил, что дело пошло неважно.

Но не время для печали – вот они, зомби, показались здесь. Мужчины, женщины, подростки, дети… Да, и эти мелкие существа с пустыми глазами семенили рядом со взрослыми, и они составляли массив, брошенный Роем на последнюю человеческую крепость в городе.

Толпа зомби быстро росла. Валерий отомкнул магазин, втиснул туда оба зажигательных, примкнул.

– Огонь, – негромко сказал он самому себе, и первая «зажигалка» полетела в цель.

Расчет был верен: пролитая солярка вспыхнула – и почти сразу же страшно рванула пронзенная двумя пулями бочка. Факел из горловины вымахнул метров на десять вверх.

Валерий выстрелил в другую бочку, захлопали выстрелы следом: полыхнуло пламя, гулко рванули бочки там, сям – и линия огня стала такой в прямом смысле слова.

Защитники думали, что огненная стена напугает, остановит первую шеренгу зомби, они отпрянут, а следующие сомнут их, втолкнут в огонь, начнется свалка, суматоха, паника… Но ничего подобного! Первый ряд нелюдей просто-напросто… шагнул в огонь, а за ним второй, третий – и еще, еще!..

Да, эти создания выходили из пламени горящими, обугленными, делали шаг-другой, и у них подламывались ноги, их тела валились на мостовую, дергались в конвульсиях, из пламени вышагивали новые горящие фигуры, спотыкались об упавших, тоже падали… И все это молча, бесстрастно и бесчувственно, – видно, Рой научился блокировать нервные центры, ответственные за болевую реакцию. Зомби молча шагали в огонь, молча горели, так же молча падали и умирали – а за ними шагали все новые и новые…

Подольскому, может, впервые в жизни стало не по себе. Он понял, что армию нелюдей в силах лишь задержать, но не остановить.

– Огонь! – он нажал на спусковой крючок.

Зомби валили сквозь пламя такой густой массой, что кому-то из них удавалось выйти невредимыми или почти невредимыми. Этих и косили из всех стволов – с половинным успехом. Часть существ, чьи мозги вспарывались пулями, безмолвно проваливалась в небытие, часть падала, вставала, кровоточа, продолжала двигаться вперед… пока наконец чей-то меткий выстрел не пронзал череп или разрывал сердце.

Патроны быстро подходили к концу.

Валерий понял, что рубеж не удержать. Мысленно он крыл себя последним словом: и за то, что не предусмотрел всего, и за то, что теперь привязан к месту, – а на флангах, поди, сейчас совсем худо.

– Капитан! – крикнул Трофим. – Патроны на исходе.

– Знаю.

Подольский отбросил пустой автомат, схватил СВД. Выстрел! Женщина-зомби кувыркнулась наземь. Выстрел! Еще один труп.

– Отходим!

Огрызаясь одиночными выстрелами, защитники стали пятиться к зданию вокзала… и тут вдруг Валерия озарила светлая мысль.

– Трофим! – вскричал он. – Трофим!..

– Ну?

– Идея!

И в три секунды объяснил Силантьеву, что следует делать. Тот лишь кивнул: годится.

И своим:

– Айда туда! – махнул рукой в сторону путей.

А Валерию:

– Капитан! Скажи там, на флангах, пусть тоже отходят!

– Есть, – Подольский бросился влево, к ремзаводу.

Он бежал, видел полыхающее пламя, слышал выстрелы, вопли, мат – а думал только об одном: «Успеют?!.» – о катерах и баржах с того берега.

 

*  *  *

 

Когда тревожное известие достигло Николая Ракитина, он тут же отрапортовал по начальству и сломя голову бросился на пристань. Баржи уже отчалили, и один катер тоже, – майор отчаянным прыжком махнул на второй, с которого едва убрали трап.

– Я из штаба! – чуть ли не на лету гаркнул он оторопевшим матросам.

Командир катера, молодой лейтенант, не удивился. Много их тут, штабных крыс! Вон еще две штатские рожи, вози их почем зря… Ладно, наше дело маленькое, а деньги даже как бы и большие: Кордон приравнен к району боевых действий, так что тут тебе и боевые, и командировочные, и всякие. А штабным надо – пусть бегают и прыгают, козлы…

– Право руля, – приказал командир рулевому.

Ракитин в горячке сперва не разглядел двух посторонних, а потом заметил: ух ты! А вот и они. Такие скромненькие, аккуратненькие, с незапоминающимися лицами. Занятно, черт возьми… А хотя – шайтан с ними, вон что на том берегу творится!

На том берегу вовсю шел бой.

Пламя, дым, взрывы, адская пальба – и с кораблей увидели, как на широкой мощеной лестнице, ведущей к пристани, показалась нерасторопная толпа женщин и детей. Они казались такими слабыми, такими беспомощными в этом хаосе, что у Николая сжалось сердце. Да и у всех, видно, тоже: вода за кормой буксиров вскипела, неуклюжие посудины отчаянно устремились к берегу, рискуя врезаться в пирс. Про катера и говорить нечего – они ринулись вперед как ужаленные. Еще немного, еще чуть-чуть!.. Пулеметчик на катере Ракитина что-то проорал своему второму номеру – тот метнулся в трюм.

«За патронами…» – успел подумать Николай, а больше ничего не успел.

На путях рвануло так, что вздрогнули небо и земля…

…Идея, осенившая Валеру, была суммой вдохновения и расчета. Он вспомнил о цистернах на путях – и понял, что в нынешних условиях лишь это сможет задержать, а может, и остановить зомби.

На флангах творилось примерно то же, что и на площади. В депо, где обороной руководил Штепа, защитники беспощадно расстреливали нежить, прущую сквозь пламя. Зомби горели, падали, умирали… по их телам шагали другие… и обороняющиеся вынуждены были отступать к вокзалу.

Нечто похожее застал Подольский и на левом фланге. Но теперь люди знали, что делать! Часть железнодорожников, пока другие отстреливались, бросилась к цистернам. Открыли их люки, окунули в солярку буксирные канаты… вот и готовы запальные шнуры.

– Стой пока! – велел Трофим. – Пусть бабы подальше отойдут…

Подольский бросил взгляд на реку: люди были уже на пристани, а первая баржа маневрировала, готовясь пришвартоваться. Валера испытал облегчение… да не тут-то было – Рой приготовил человечеству новый сюрприз.

Бойцы сосредоточились на путях, готовые к подрыву цистерн. По прикидкам, зомби вот-вот должны были появиться на перроне… Они и появились. Но, господи ты боже мой, что это были за твари!

То есть на перрон вышли и обычные зомби – множество безгласных безликих существ. Но между ними откуда-то возникли роботоподобные монстры двухметрового роста и словно сделанные из латекса: гладкая и блестящая поверхность этих жутких фигур светло-серого цвета слегка отливала еще и зеленым…

Виденное мгновенно вспыхнуло в памяти Валеры и выдало итог. Пирамиды! Волны! Исчезающие трупы!..

Рой научился порождать вторую генерацию зомби – новые биомашины, более совершенные, менее уязвимые, быть может, менее способные на разумные действия, – но Рою это, должно быть, больше не нужно. Он достиг такого уровня, на котором может куда более свободно оперировать существами-щупальцами.

Несмотря на громоздкость, монстры двигались неправдоподобно быстро, хотя и без присущей человеку грации – резко, порывисто, и это выглядело еще страшнее: антропоиды с движениями насекомых. И все – молча. Вернее, беззвучно.

– Твою… – ошалело произнес кто-то.

Валерий схватил за плечо одного из своих:

– Патроны есть?

– Да.

– Ну-ка, дай очередью!

Боец вскинул автомат, пальнул – пули отскочили от блестящей поверхности тела, как мячики. Монстр покачнулся, взмахнул руками, ловя равновесие… и пошел дальше.

Одна надежда – на цистерны!

Тут и командовать особо не пришлось. Мужики сами умные, грамотные, смекнули – как надо. Выждали, рассчитали время, зажгли концы пропитанных соляркой канатов – и пустились наутек.

Основная группа к этому моменту находилась ближе к лестнице. А главное – первая баржа уже почти пришвартовалась! Бойцы-вэвэшники на ходу прыгали с нее на пирс, готовясь грузить людей, часть солдат побежала на подмогу к обороняющимся…

– Ложись! – срывая голос, заорал им Силантьев. – Ложись, служба, сейчас рванет!..

Ну, тут и рвануло, – аж небо обожгло.

Никто в жизни не видал такого пламени – даже эмчеэсовец Ракитин. Горело все! Казалось, что горит железо: пешеходный мост над путями, тепловозы, мостовой кран…

Катера остановились, не дойдя до пристани. Точнее, один подошел вплотную, а тот, на котором был Николай, сбавил ход почти до нуля: так, чтобы не сносило течением…

– Лейтенант! – заорал в рубку Ракитин. – Ты что? Ты что делаешь?!.

– Не могу, товарищ майор! – крикнул командир катера. – Приказ, – он кивнул на дальний берег. – Стоп машина!

Николай разразился бессильным матом.

А защитники вокзала, придя в себя после фейерверка, увидели…

Они увидели, что серо-зеленые вышли из пламени и идут на них. Семеро.

Идут, твари! Так, словно никакого пламени и не было, словно не горело там все напропалую, не плавилось железо. Ничего им не сделалось – так, прогуляться вышли.

Валера оглянулся и побледнел. Погрузка была в самом разгаре. Еще и половина людей не перешла на судно.

Справа матюкнулся Силантьев.

– Дай! – услыхал Валера его голос, обернулся и увидел, что Трофим выхватил у одного из подоспевших солдат гранатомет РПГ-7.

– Валите! – крикнул бригадир всем. – Чего вам пропадать зря… А я их задержу.

– Мы с тобой, Иваныч, – твердо сказал Валера за всех своих.

Трофим взглянул ему в глаза.

– Ну, смотри, капитан, – выдохнул он. А своим тут же скомандовал: – Ну, мужики, не поминайте лихом. Все на пристань! Это приказ. И вы тоже, – велел он солдатам. – Еще выстрелы есть?

– Да, – сглотнул слюну гранатометчик. – Две штуки…

– Давай.

Монстры были уже метрах в десяти. Стали видны кошмарные подобия лиц, маленькие, как у динозавров, глаза, огромные рты с острыми зубами, пальцы, заостренные подобно пикам…

Трофим встал на одно колено, вскинул трубу на плечо.

– Берегись! – крикнул он.

Бум-м!..

Огненный шквал хлестнул из ствола РПГ, ударил одного урода прямо в грудь. Огромную тварь швырнуло как куклу, со всего маха шмякнуло о бетонный столб. От удара монстр дернулся и свалился, точно в нем лопнуло что-то главное. Но странно – его не разорвало, не разметало, а лишь как будто смяло. Все же замочить их, оказывается, было можно.

– Есть! – возликовал кто-то. – Готов, тварюга!

Трофим, видно, был знаком с гранатометом. Он выхватил вторую гранату, зарядил и шарахнул в группу чудищ.

Но и Рой был не лыком шит. Его нейросетевой разум уже владел ситуацией. Монстры метнулись в стороны – выстрел даром улетел в бушующее пламя, взметнулся там взрывом.

– Во мразь! – вскричал Силантьев с изумлением, вмиг перезарядил РПГ и шмальнул в ближнюю тварь почти в упор.

Та не успела рыпнуться, разорвавшийся кумулятивный смял ее, кинул наземь…

Но боеприпасов больше не было.

Один из бойцов в отчаянии хлестнул последней очередью в башку монстра, но того лишь мотнуло – и все.

Ну, теперь только рукопашная! До конца.

 

*  *  *

 

Николай с катера видел, как группа мужчин, солдат и гражданских, отступая, хлынула вниз по лестнице, – и, не ведая, что там происходит, догадался: спецназовцы-бээсники, в том числе и Валера, остались прикрывать отходящих. Он с ненавистью глянул на штатских: почему-то ему показалось, что это из-за них командир катера получил приказ не двигаться дальше.

А те двое, схватившись за поручни, не сводили глаз с изгиба дороги, за которым шла битва.

Женщины и дети почти погрузились на баржу – вторая оказалась ненужной. Но отряд бойцов – солдат и вокзальных – еще только бежал на пристань, а тут…

Тут из-за того самого изгиба возник монстр.

Кто-то из женщин, увидав его, истерично завизжал.

Пулеметчик на катере безо всякой команды крутанул ствол в сторону врага…

Один из штатских, резко повернувшись к стрелку, властным тоном кинул:

– Не сметь!

Солдаты на лестнице лихорадочно вскидывали автоматы, готовясь к последней безнадежной схватке… а монстр стоял и не двигался. Из-за поворота показался еще один, за ним еще… всего пятеро. И все они остановились, не делая никаких попыток двигаться дальше.

Вэвэшники, не опуская стволов, пятились к пристани, – а монстры стояли как вкопанные. Точно кто-то выключил их.

– Ты видел? – второй штатский – он был помоложе – схватил товарища за рукав. – Нет, ты видел?! Значит…

– Значит, рот закрой, – холодно сказал первый.

Уважаемый читатель, ты можешь приобрести электронную версию романа «Рой: Битва бессмертных» либо в магазине ЛитРес, либо напрямую у автора, вот здесь.

Опрос

Нравится ли Вам сайт "Книжный ларёк"?

Общее количество голосов: 2441

Koнтакт

Книжный ларек keeper@knizhnyj-larek.ru