Ренарт Шарипов. Неизвестная история Хайборийской эпохи

30.05.2017 22:28

НЕИЗВЕСТНАЯ ИСТОРИЯ ХАЙБОРИЙСКОЙ ЭПОХИ

Или что нам не успел рассказать Роберт Говард

 

В первую очередь мы должны понять, что название самой Хайборийской эпохи необходимо читать как Гиборийская эпохаHiborian Age. Термин Хайбория в переводе на русский представляется нам не совсем корректным, поскольку он отражает английское произношение, и это искаженное название полностью лежит на совести недобросовестных (а скорее – неграмотных) переводчиков.

То же самое можно сказать и о многих географических названиях Гибории, неверно переведенных. Это во многом связано с тем, что переводчики Саги о Конане не обладали должным пониманием специфики перевода, специфики описываемой эпохи и, возможно стремлением сделать максимально понятным для простого читателя географию этого мира.

Конечно, у обычного, не обладающего историческим образованием читателя такие названия вызывают нужные (а может и не совсем нужные и правильные) ассоциации.

Коринфия – сразу возникает ассоциация с Древней Грецией, хотя эта страна практически не имеет отношения к эллинам. Это – небольшое, отрезанное от моря царство, играющее в Саге о Конане весьма незначительную роль. Поэтому мы считаем более правильным называть Коринфию Коринтией.

Черные королевства – термин тоже необходимо трактовать весьма условно. В Черных королевствах нет королей, и нет королевств – есть племенные союзы, возглавляемые черными вождями. Обитатели т. н. Черных королевств – чернокожие, ведущие первобытный образ жизни.

Представляется более правильным называть Черные королевства на русском языке как Черные земли.

Большое раздражение вызывают романы о Конане, где Зингара – это Испания, Аргос – Италия, Аквилония – Франция, а Немедия – Германия. В романах из цикла «Скрижаль Изгоев» упорно повторяется, что жрец Ораст родом из Магдебарха. О чем мы пишем? О крестоносцах? Или жителях Земли в эпоху после падения Атлантиды?

Если бы Говард хотел, чтобы Аквилония была Францией, он назвал бы ее столицу Паризиум, или Лютеция, а не Тарантия. Довольно странная получается Франция, отрезанная от моря. Аквилония – не Франция, и реки в ней носят названия не Луара (Лигер) и Сена (Секвана), а Тайбор и Хорот.

Смех вызывает термин Кхитай, упорно повторяющийся во всех произведениях о Конане, переведенных на русский или написанных на этом языке. Китай по-английски – China, и Говард использовал слово Khatai, взяв его с карты Марко Поло, чтобы дать намёк на некое протокитайское царство, существующее на Дальнем Востоке Гиборийского мира, но не на исторический Китай, который мы знаем. Поэтому мы считаем, что здесь надо использовать обратный перевод – называть Кхитай Хина

Стоит подкорректировать и саму карту Гибории, набросанную Мастером скорее всего наспех, и впоследствии искаженную его последователями. Странно, что в Заморе и Хауране стоит круглый год жара, и в то же время в Аквилонии, лежащей на той же географической широте – умеренный климат. Восточные страны Гибории необходимо сместить к югу.

Самая грандиозная река Гиборийского мира – Стикс, гораздо больше Нила, но с точки зрения географии и геологии весьма непонятен ее поворот на запад. Такой её выверт может быть объясним лишь, если на этом повороте в нее впадает другая большая река. Мы предлагаем включить в карту Гибории еще одну реку, про которую забыл Говард. Это река – Ахерон, река Печали, являвшаяся в свое время границей между Стигией и Ахероном. Она протекает к западу от Замбулы и к востоку от Шема, и в эпоху Конана носит название Херонея, поскольку название Ахерон в эту эпоху является табу.

Немного о геполитике Гиборийской эпохи.

Аквилония в отличие от Франции полностью отрезана от моря, и этим скорее напоминает историческую Россию допетровской эпохи. С юга доступ к морю ей отрезают Зингара (это не Испания, а страна протоцыган – так у Говарда!) и Аргос (вот скорее аналог древней Эллады). К Морю Запада Аквилонии доступ закрыт благодаря тянущимся вдоль всего побережья материка Пустошам Пиктов – диким землям, населенным воинственными и первобытными племенами. Попытки аквилонских монархов прорваться в эти земли терпят неудачи, что, в принципе, достаточно странно, если не учитывать факт того, что Аквилония – просто большая аграрная страна, жители которой не столь воинственны, как соседящие с ней с востока немедийцы.

Немедия – в отличие от Аквилонии, изобилующей реками, – неплодородная, гористая страна, но именно поэтому в ней гораздо больше, чем в Аквилонии, развиты ремесла. В Немедии расположены месторождения олова, железа и серебра. Это – страна металлургов, ювелиров, оружейников и ученых. В Аквилонии более развиты феодальные отношения, поскольку плодородные ее земли сами предполагают держать крестьян на барщине. В Немедии крестьяне платят своим господам оброк, а в ее южной части процветают латифундии, где весьма активно используется рабский труд.

Котх (Коф) – мировой узел работорговли Гиборийской эры. Это – гористо-пустынная страна, в которой тем не менее расположены города, стоящие на Великом Пути Шелка и Нефрита. Государственный строй Котха напоминает Римскую империю времен ее расцвета, но ее власть над самыми восточными окраинами начинает ослабевать, благодаря чему от Котха смогли отложиться Хауран и Хорайя. А на западе от империи Котх отложился Офир.

Офир, Котх, Хауран и Хорайя процветают благодаря своему счастливому расположению на караванных путях. Здесь находятся перевалочные пункты между Востоком, Западом, Севером и Югом. С Востока поступают пряности, шелк, нефрит, предметы роскоши. Из Немедии поступают оружие и ремесленные изделия. С Севера (Гиперборея и Пограничное королевство) поступают рабы, пушнина и мамонтовая кость. С Юга (Куш, Черные Земли, Зембабве) через Стигию и Шем идут потоки чернокожих рабов, наркотики (черный лотос), золото, слоновая кость…

Весьма активно развивается и морская торговля между странами Гибории. Купцы Зингары, Аргоса и Шема активно осваивают морские торговые пути, снаряжая суда, идущие на юг – в Стигию, Куш и Черные Земли, и на север – в Ванахейм.

Рыжие обитатели Ванахейма смекнули выгоды, которые приносит им международная торговля, и поэтому снаряжают разбойничьи экспедиции в отрезанные от цивилизации места – Асгард и Киммерию. С востока земли варваров им охотно помогают терзать жители Гипербореи и Пограничного королевства. Гиперборейцы и пограничники, хоть и отрезаны от морских путей, довольно активно занимаются ловлей рабов в Киммерии, Асгарде и Бритунии, успешно сбывая их в Замору и Туран.

Наименьшие успехи в этом грязном деле – и ваниры, и гиперборейцы, и пограничники – имеют именно в Киммерии, поскольку ее жители славятся своей титанической силой и агрессией.

Киммерийцы – потомки атлантов, обладают огромным ростом и могучей статью. Они воюют со всеми – с дикими пиктами, гиперборейцами и пограничниками, с обитателями Ванахейма, которых особенно ненавидят, с жителями самой северной провинции Аквилонии – гандерами. Их единственные союзники в этом обманчивом мире – жители Асгарда, так же как и киммерийцы, испытывающие постоянные налёты алчных соседей.

Из всех варварских стран наибольшие потери терпит Бритуния. Её жители не столь воинственны, как киммерийцы и асы. Несмотря на то, что бритунийцы обладают достаточно могучим телосложением, у них флегматический темперамент, они туповаты и практически неспособны объединяться. Живя разрозненными кланами в своих почти непроходимых лесах, бритунийцы становятся легкой добычей для пограничников, гиперборейцев и северных гирканцев…

Гирканцы – загадочный с точки зрения людей Запада народ, а точнее – целая федерация кочевников, обитающих в основном к востоку от моря Вилайет. Во времена Конана гирканцы практически не контактировали с Западом, но в последующую эпоху сыграли важную (хоть и зловещую) роль в разрушении Гиборийского мира…

Говард считал гирканцев прямыми потомками жителей погибшей Лемурии, но это не совсем так.

В кочевые объединения гирканцев вливались как потомки лемурийцев, так и другие племена, изначально обитавшие на Турийском материке. Западные гирканцы похожи на жителей Гибории – это представители европеоидной расы, но ближе к Хине (Кхитаю, Кхатаю) гирканцы приобретают вполне монголоидные черты. Тем не менее, всех гирканцев объединяют общность культуры, хозяйства (кочевое скотоводство), общность религии (вера в Предвечное Небо), невероятная воинственность, гордость и свободолюбие.

На стыке Запада и Востока гирканцы и гиборийцы, бежавшие от тирании своих владык, образовали сообщество, названное Говардом Козаками. Козаки живут на реке Запороска (Запорожка, Zaporoska), впадающей в гигантское море Вилайет, которое кичливые туранцы называют своим внутренним озером.

Туран – самое западное гирканское царство, граничащее с Хаураном и Стигией. Осев в полупустынных землях, ранее принадлежавших Стигии и Ахерону, туранцы практически утратили свои гирканские черты и стали народом торговцев, менял и чиновников. Повелители Турана – типичные восточные деспоты, мечтающие о мировом господстве, и напоминают персидских царей эпохи Ахеменидов. Несомненно, на них большое влияние оказала культура Иранистана

Иранистан – довольно неизученная Конаном местность. Это – перевалочный пункт между Вендией, Тураном и Зембабве. Несомненно, в более раннюю эпоху эта страна представляла Восток, но во времена Конана – это вырожденный конгломерат. Тем не менее, Иранистан представляет интерес, поскольку граничит с Южным океаном, где безраздельно царят кхатайские (хинские) пираты.

Пираты – без сомнения очень важные представители Гиборийской эры. Из произведений Говарда и его последователей, мы знаем, что Конан был пиратом на Черном Побережье, на море Вилайет и на Барахских островах.

Барахские острова – в Гиборийскую эпоху это был некий аналог исторической Тортуги. В произведениях о Конане они практически не описаны, что оставляет большой задел для дальнейшего творчества. Понятно, что барахские пираты составляли в первую очередь большую проблему для Зингары, и, в основном, рекрутировались из жителей Аргоса и Шема. Представляется очевидным, что во времена Конана в это преступное сообщество морских разбойников вливались и жители Ванахейма.

Жители Ванахейма на протяжении долгого времени были отрезаны от мировой цивилизации Гибории, пока к ним не приплыли алчные шемские торговцы. Шемиты быстро смекнули, что страны Севера сулят большие барыши в виде постоянного притока физически сильных невольников, ценного меха северных животных, янтаря, моржовой и мамонтовой кости. Шемиты научили ванов строить корабли и пользоваться Морем Запада как транзитным путем в цивилизацию. Именно сыны Шема надоумили ванов, что им необходимо совершать разбойничьи экспедиции в Киммерию и Асгард. С тех пор в варварских землях Севера царит непрекращающаяся война. Ванские ярлы совершают набеги на своих восточных соседей, и в обмен на рабов, пушнину и кость, получают от шемитов предметы роскоши, вино и наркотики.

Развитие мировой морской торговли вызвало большую зависть у владык Аквилонии. Король Аквилонии Хаген, а за ним – Вилер, прекрасно понимали, что море – это быстрый путь для обогащения, которому препятствуют дикие пикты. Но попытки колонизовать Пиктские пустоши потерпели неудачу. Это была слишком пустынная земля, населенная воинственными дикарями, пересеченная местность, которую было практически невозможно освоить. Тогда аквилонцы попытались прорваться к Северу и основали форт Венариум на пограничных землях киммерийцев. В их планах было идти дальше на северо-запад, чтобы обеспечить выход к военно-морским базам ваниров и завладеть ими.

Однако это не устраивало ни киммерийцев, ни самих ваниров, ни их шемских спонсоров. Кроме того, это вызвало законное раздражение у извечного конкурента Аквилонии – Немедии.

Немедия и Шем (через Офир и Аргос) снабдили оружием киммерийцев и форт Венариум был разрушен до основания. В этой битве участвовал юный Конан.

Аквилония отступила, и в ней самой в скором времени разразился политический кризис. Но шемиты и немедийцы понимали, что вооруженные варвары – это серьезная опасность. Поэтому на Киммерию обрушились вооруженные до зубов гиперборейцы. Сотни киммерийских воинов – победителей Аквилонии, разрушивших Венариум, были убиты, сотни уведены в рабство в столицу Гипербореи Халогу. Среди них был юный сын кузнеца, которого звали Конан.

Вряд ли 15-летний варвар-киммериец понимал, почему его взяли в плен и привели в страшную северную столицу. Но именно это событие положило начало грандиозной саге о нём…

 

Ральф Шеппард, 2017 год, Катманду. Специально для сайта «Книжный ларёк».

 

© Ренарт Шарипов, текст, 2017

© Книжный ларёк, публикация, 2017

Koнтакт

Книжный ларек keeper@knizhnyj-larek.ru