Ренарт Шарипов. Тюрский доллар

30.11.2015 21:49

ТЮРКСКИЙ ДОЛЛАР

 

Почему, если тюрки возродят свое государство, они будут продолжать пользоваться долларом?

По той причине, что доллар – это исконные тюркские деньги, вот почему!

На первый взгляд это покажется странным – ну, конечно – вроде какая тут связь? Что за чушь – тюрки – и американский доллар! Сом, тенге, манат – вот ваши деньги! Какой вам еще доллар? А в том-то и дело что и доллар туда же надо включить – в эту общетюркскую семью дензнаков.

Великая древнетюркская цивилизация внесла свой вклад в европейскую систему денежного обращения в средние века. Точно так же как в древности и раннее средневековье – римская денежная система. Денарий, солид, сестерций имели хождение по всей территории Европы и даже более – распространились на арабский Восток через Византию. Знаменитый арабско-персидский динар – это прямой потомок римского денария.

Но потом пришли гунны а за ними – последовали татары. Огромный след татары оставили в русской денежной системе. Деньга, алтын, куна – все это сиречь тюркские синонимы дензнаков. Алтын – золото, куна – шкурка (чаще всего беличья, то есть у этой денежки был меховой эквивалент, ее всегда можно было обменять на беличью шкурку – и наоборот). Само слово деньга – более сложное. Возможно, оно позаимствовано из Китая (тан-га, то есть танское), а возможно и исконно тюркское – тиенкэй, то есть опять-таки – белочка, шкурка. Тиен – это по-тюркски белка, тиенкэй – ласкательно-уменьшительное. Тиен у тюркских народов, живших в СССР, а теперь живущих в России, до сих пор означает копейку. Так же непонятно происхождение слова сом (сум), эквивалентного в тюркских языках рублю. Возможно, тут мы имеем обратное заимствование – на Восток с Запада и это производное от латинского сумма. Отсюда промежуточное русское сума, сумка – то есть кошелек для денег. Очевидно, вначале словом сумма как раз и обозначали энное количество денег, которые вмещались в кошелек, названный поэтому сумой.

Монета – слово безусловно тюркское и изначально означало вообще очень крупную сумму. Монета – это мен ат, то есть тысяча лошадей. Как видим, деньги в те времена ценились дорого. На монету можно было купить табун лошадей, рубль (сом) – был целым кошельком (а может и мешком) денег, а на жалкую ныне копеечку можно было купить хотя бы беличью шкурку. А сейчас даже как в советское время и коробка спичек не купишь.

Слово рубль конечно – чисто русское изобретение и связано с киевской денежной единицей гривной. Гривна не была монетой – это было золотое или серебряное украшение в виде кольца, которое одевали на шею (гриву то есть). Было очень удобно для варягов, которые жили по типу братков девяностых – проигрался в пух и прах – снял с себя свой капитал и отдал выигравшему. А что? Пошел, ограбил каких-нибудь кривичей и снова гривна на шее. Но вскоре разбойные скоробогатые варяги исчезли, землепашцев стало грабить только государство, золото выросло в цене и азартным игрокам стало неэкономично расплачиваться всем своим достоянием. Стали поступать экономно – проиграл или захотел что-то купить на базаре – снял гривну, отрубил от нее кусочек и расплатился. Так и появилось понятие рубль, рубалек. Несколько позже уже при московских князях эти рубленные от гривны кусочки стали для удобства плющить молотком, поэтому первые московские деньги не всегда были круглой классической формы и скорее напоминали бляшки. Еще чуть позже, чтобы как-то контролировать денежный оборот, государственные органы стали ставить на скопившихся в казне бляшках гербовое клеймо. На бляшки побольше – собственно рублях – ставили двуглавого орла, на совсем крохотные – деньгу и прочую мелочь, ставили Георгия Победоносца, поражавшего копьем змия. Так появилось понятие копейка. Часто от большой нужды копейку резали пополам и тогда получалась совсем уж крохотная, меньше детского ногтя, – ногата, полукопейка, или полденьги. Но и это для многих были вполне серьезные деньги. Вспомним Алексея Толстого – как пирожник Заяц торговал пирогами: Полденьги пара, с пылу с жару! Деньги были очень дороги. На три рубля, подаренные сыном, бывшим на царской службе, захудалый холоп Ивашка Бровкин начал свое дело и стал купчиной. Тяжело тогда приходилось на Москве.

В четырнадцатом веке Московское княжество было очень маленьким захиревшим владением, стиснутым между Золотой Ордой и Великим княжеством Литовским. Граница между Московией и двумя великими державами, как это видно по карте, проходила в районе современной Тулы. А Тула была уже тогда татарским городом. И не просто городом. Это был город, где жили кузнецы, здесь была развитая металлургическая база. Здесь ковали оружие, чеканили медные кувшины и, разумеется, ордынские деньги. Для ордынских властей это было очень удобно – золото и серебро, поступавшее в виде гривен и рублей – брусков и бляшек, из взимаемой с Руси дани, тут же, на границе переплавлялось и отчеканивалось в нормальные деньги и шло дальше в Орду. И само название Тула было неслучайным. Город назывался так, потому что в нем чеканили тулы.

В своей книге «Монеты Среднего Поволжья» казанский исследователь А. Мухамадиев ошибочно переводит арабское «фул» выбитое на монетах ордынского времени как пул. Но нигде не зафиксирован пул в качестве денежной единицы – ни на Востоке, ни на Западе. Поэтому гораздо более убедительна версия, что свои деньги ордынцы называли «тул». Пул – что это такое? Абсолютно бессмысленное слово. Сейчас – название американской карточной игры, но это уже на совести янки. А вот слово тул означает полный, полноценный, в данном случае – полновесную монету. Стандартизация в Орде как в высокоразвитой империи была весьма высокой и там не могли допустить денежной анархии, которая на тот момент царила на Руси. Там, как известно, свои дензнаки привели к более или менее адекватному стандарту лишь к семнадцатому веку, а полностью денежная система в России сформировалась уже в послепетровскую эпоху, когда стали отмирать такие понятия, как деньга, полденьги, гривна и главное место в ней стали играть рубль и копейка, как это и существует поныне. Но вплоть до революции в народе оставались такие обозначения для монет, как гривенник, двугривенный, алтын, пятиалтынный и т. д. Примерно как в старой доброй Англии, где до сих пор в деньгах невозможно разобраться! Гинея, полсоверена, фунт стерлингов, шиллинг, пенс – черт ногу сломит! Интересно, что фунт стерлингов есть, а отдельного стерлинга нет. Первыми здраво поступили французы – отказались от средневековых крон, ливров, луидоров, флоринов, денье, патаров, каролю – то чем пестрит Легенда об Уленшпигеле, и оставили франк и су.

Подтверждение моя версия, что ордынские деньги назывались все-таки тул, а не пул (арабское фул можно перевести и так и эдак, никакой разницы), находит в том, что в татарском и других тюркских языках существуют производные от этого корня. Тулерга – платить. Тулек – товар, то есть то, что можно купить за деньги. И, наконец, название города Тула, в котором эти самые тулы чеканились.

Тулами охотно пользовались и русские князья, которые использовали эти полновесные и легко конвертируемые валютные знаки (престиж Орды в Европе тогда был высок) в торговле с Западом. Так что уже тогда на Москве был в ходу этот первый ордынский доллар – свободно конвертируемая валюта. Так тул или по-другому тулер, проник в Германию. А в Европе того времени царил настоящий денежный интернационал. Принимались к оплате любые дензнаки – главное чтобы это были полновесные качественные монеты из настоящего золота. В Германии тул-тулер стал называться талером и со временем эту монету (уже после гибели Золотой Орды) стали чеканить в тогда немецком, а ныне – чешском городе Иоахим (теперь – Йохимов). Такие тулеры-талеры стали называть иоахимсталер, чтобы не путать их с восточными. К шестнадцатому веку эти уже германские теперь талеры широко распространились по всем европейским странам. И на некоторое время вернулись в Россию с новым названием – ефимки. Талеры, забывшие о своем татарском происхождении, дошли до Голландии, где их стали называть уже далерами. Еще через какое-то время голландцы попытались колонизовать Северную Америку. Инициативу у них довольно быстро перехватили англичане, но кое-какое свое наследие нидерландцы успели им передать. В заокеанских колониях наряду с английскими деньгами стал иметь хождение голландский далер – далар – доллар и он стал настолько популярен, что в пику метрополии образовавшиеся Соединенные Штаты выбрали его в качестве своей главной денежной единицы. И доллар, проделав сложный исторический путь, и превратившись из полновесной золотой татарской монеты в «грязную зеленую бумажку», снова вернулся в Европу и в Россию, где живут напрочь забывшие о своей славной истории тюрки.

Если отойти от сугубо тюркской проблемы, то можно упомянуть и о другом дензнаке США – центе – американской копейке. Ее, кстати, американцы позаимствовали у своих южных соседей – жителей испанских еще тогда колоний. В Мексике, да и в других латиноамериканских странах их копейка до сих пор называется сентаво. А вот название латиноамериканской денежной единицы песо как ни странно имеет много общего с происхождением рубля. Дело в том что песо означает кусок. У меня есть своя версия происхождения этого слова. Очевидно конкистадоры, испытывая дефицит испанских денег – ведь между ними и родиной был огромный океан, – поступали как в свое время русские князья – рубили на куски золотые украшения из награбленных ацтекских и инкских сокровищ и использовали их в качестве дензнаков.

Индейцы же вообще не использовали драгметаллы в качестве денег. Ацтеки, инки и майя конечно ценили и золото и серебро, но для товарно-денежного обмена использовали другие материалы – например бобы какао. Североамериканские индейцы поступали как их дальние родичи в Сибири и Восточной Европе – для обмена использовали шкурки пушного зверя. В средневековой Японии долгое время в качестве денежной единицы фигурировало коку риса. А практичные китайцы просверливали в своих монетках дырочки, чтобы можно было их носить в связке на шнурке. Не зря китайцев иногда называют евреями Азии – именно они додумались до первой виртуализации денег и стали выпускать их бумажный эквивалент. А от бумажного носителя до электронной версии денег – всего один шаг. Надо было лишь изобрести компьютер.

Если случится беда – к примеру, некая катастрофа отрубит все электричество на Земле, или компьютерную сеть поразит глобальный вирус, наступит катастрофа – ведь весь мир останется без денег, сосредоточенных на электронных счетах. Людям придется научиться выживать без зарплаты и банкоматов. Так настанет новое средневековье. И в ход опять пойдут материальные ценности, как это уже однажды чуть не случилось в России после распада СССР. Ведь у нас довольно долгое время была в широком ходу «жидкая валюта» – бутылка водки. Эх, поскорей бы уж настал коммунизм! Боюсь, не доживу. До пенсии бы дожить…

© Ренарт Шарипов, текст, 2014

© Книжный ларёк, публикация, 2015

Опрос

Нравится ли Вам сайт "Книжный ларёк"?

Общее количество голосов: 1206

Koнтакт

Книжный ларек keeper@knizhnyj-larek.ru