Сергей Авраменко. "Ю.Ф.А."

12.02.2017 12:02

«Ю.Ф.А.»

 

Вместо предисловия

 

В июле 1941 года нынешняя территория Сафоновского района стала прифронтовой. В результате Смоленского оборонительного сражения рвущийся к Москве враг был остановлен и даже на некоторых участках фронта потеснён назад. Фронт стабилизировался по реке Вопь. Сафоновские и Издешковские районные органы управления создали истребительные отряды для борьбы с забрасываемыми немцами диверсантами. Они же должны были стать костяками партизанских отрядов на случай возможной оккупации районов.

В начале октября немецкие войска начали мощное наступление на Москву, фронт под Ярцевом был прорван 6 октября, а уже 7 октября большая часть Сафоновского района была оккупирована. Ещё почти сутки бои шли на издешковской земле; на Днепровском рубеже войска, попавшие в окружение, вели бои до середины октября. После оккупации начался период партизанской и подпольной борьбы с врагом. Уже к концу декабря в лесах севернее Сафонова были созданы три партизанских отряда. На территории бывшего Издешковского района к этому же времени были созданы пять партизанских отрядов. Особенностью формирования партизанских отрядов в этих районах было то, что в составе отрядов было очень много бойцов и командиров Красной Армии, попавших в окружение или бежавших из плена. Сочетание хорошего знания военного дела со стороны военных и знание местности и окружающего населения со стороны местных подпольщиков имело большое значение для развёртывания партизанской войны.

В декабре месяце 1941 года партизанские отряды начали боевые действия: на железной дороге, идущей к Москве, полетели под откос первые составы с техникой, боеприпасами, живой силой врага.

В директиве Совнаркома СССР и Центрального Комитета партии от 29 июня 1941 года указывалось на необходимость «создавать партизанские отряды и диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания партизанской борьбы всюду и везде, для взрыва мостов, порчи телефонной и телеграфной связи, поджога лесов, складов и т. д. В захваченных районах создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу, срывать все их мероприятия».

Постановления ЦК ВЛКСМ, как и партийных органов, явились для молодежи руководством к действию. 3 сентября 1941 года ЦК ВЛКСМ принял специальное Постановление «О мобилизации комсомольцев на службу в войска Особой группы НКВД СССР». На основании этого постановления в ОМСБОН НКВД СССР прибыло 800 комсомольцев из Москвы и ряда областей страны.

В это же время на оккупированные районы, в том числе и на Сафоновский, забрасываются различные диверсионные группы.

В 1942 году в район деревни Ямище Дуровского сельского совета Сафоновского района была выброшена диверсионная группа, состоящая из трех молодых патриотов.

Какова была цель этой выброски? Скорее всего перед ними, как и перед большинством ставились задачи следующего характера:

– организация связи с партизанскими отрядами и диверсионными группами, находящимися в тот момент в тылу на территории района;

– организация агентурной и войсковой разведки вероятных действий партизанских отрядов и диверсионных групп;

– разведка тыла противника и мест переправы партизанских отрядов;

– изучение настроение местного населения и обстановки, которая на тот момент складывалась на территории района;

– проведение диверсий в тылу противника.

 

– Тебе известно что-нибудь о местоположении деревни Ямище в вашем Сафоновском районе? – как-то на одном мероприятии по открытию «Вахты-памяти» спросил у меня Олег Гуреев, командир поискового отряда из г. Владимира.

– Вообще-то, наверное, ничего, а отчего тебя так заинтересовала эта деревня? Если что, я могу попытаться отыскать ее, – ответил я.

– Знаешь, 8 мая 1989 года тогда еще Ковровским поисковым отрядом «Поиск» молодежного общежития завода имени Дегтярева из этой деревни были перенесены останки 3-х молодых разведчиков, которые в 1942 году, будучи там, создали организацию «Ю.Ф.А.» и, рассекреченные, были казнены немцами, – продолжил Олег.

Мне показалась довольно интересной эта информация, тем более что события проходили в нашем Сафоновском районе.

Обговорив все детали, мы с Олегом решили поставить точку над этой историей и вот, что у нас получилось.

 

Перед войной

 

– В нашей семье – Акимовых Петра Трофимовича и Анастасии Иосифовны, в 1925 году 13 февраля родился первенец, сын Алексей: мальчик рос очень спокойным, никогда не плакал и не капризничал, любил играть один и обязательно что-нибудь строить.

Перед тем, как пойти ему в первый класс, он у нас заболел скарлатиной, болел долго и сильно, у него были большие осложнения, болели почки и был круп горла. В школу он пошел почти в девять лет. В первом и втором классе часто болел и много пропускал уроков, а когда пошел в четвертый класс, его послали от школы в детский санаторий «ХАРИНКА». Находясь в санатории, он очень окреп и поправился. Со временем он вообще перестал болеть и очень полюбил спорт.

С пятого по седьмой класс он много занимался спортом: в результате чего часто брал призы по бегу и прыжкам. Помимо занятия спортом Алеша любил подражать военным делам, оружие у него было сделано всех видов: наганы, сабли Пугачева, Лермонтова и другие.

С товарищами он дружил по выбору, всё больше старался быть один, много читал, иногда целые ночи напролет, в результате чего посадил зрение, носил очки [Из воспоминаний матери Алеши – А. И. Акимовой].

 

На фронт

 

– Когда началась Великая Отечественная война с фашизмом, он стал очень сильным и крупным мальчиком; ему в то время было 16 с половиной лет, его рост был 1 метр 78 см, размер костюма носил 48.

3-го июля 1941 года, когда партия призывала всех на защиту Родины, они с товарищами Юрой и Фланей Сорокиными ушли на фронт, прибавив себе лет. Их приняли в парашютно-десантную школу, куда им, видимо, очень хотелось, как мы узнали из их письма.

В октябре 1941 года они уже по заданию командования были в тылу врага на Смоленщине. В своем последнем письме Алеша писал, что их посылают в тыл врага с заданием, он писал: «Работа очень и очень опасная, но когда мы разобьем врага, заживем хорошо, они у нас покатятся восвояси».

А в 1943 году мы получили от одного очевидца письмо, что наши дети были схвачены и казнены фашистскими палачами в деревне Ямище Сафоновского района в феврале 1942 года [Из воспоминаний матери Алеши – А. И. Акимовой].

 

Алексей Акимов

 

В тылу врага

 

Десантировавшись в тыл врага, деревню Ямище Сафоновского района Смоленской области, ребята создают подпольную группу «Ю.Ф.А», что в переводе означала «Юрий-Фланий-Алексей», и сразу же приступают к работе: налаживают связь с партизанами, тайком собирают оружие и боеприпасы, изготавливают взрывные устройства.

Местные жители помогали им в это тяжелое время: снабжали продуктами, одеждой. В свою очередь ребята помогали жителям в труде. Но своими планами ни с кем не делились. В более близких отношениях они были с Алексеем Морозовым 1911 года рождения, инвалидом труда. Он так же собирал оружие. Немцы узнали об этом и устроили обыск в деревне. У ковровчан и у Морозовых нашли оружие. Ребят арестовали и повели в комендатуру на допрос.

 

Флавий Сорокин

 

Казнь

 

В комендатуре их избивали, стремясь узнать, где находятся партизаны. Больше других от допросов пострадал Алексей Морозов и Юрий Сорокин. Все тело и лицо их было в кровоподтеках, а у Морозова даже выбит глаз. Не добившись никаких показаний о партизанах, ребят повели на казнь.

Их привели в пустой сарай, где наспех приготовили виселицы. Первым повесили Юрия Сорокина. Когда же подвели к виселице Алексея Морозова, его сестра Мотя Морозова (физически очень сильная женщина) бросилась на немца, пытаясь выхватить у него автомат. Немцы замешкались, этим воспользовался Алексей Акимов. Он кинулся к Морозовой, чтобы помочь ей, но кратковременное замешательство немцев прошло, и один из них заколол штыком Мотю и Алексея. Флавий Сорокин и Алексей Морозов были повешены.

«Умираем за Родину!» – с такими словами умирали ковровчане комсомольцы.

Трупы казненных висели в сарае несколько недель, так как фашисты не разрешали местным жителям их похоронить. Только в марте 1942 года смогли предать земле их тела. Похоронили их в деревне Ямищи на высоком берегу реки Верпа.

 

 Юрий Сорокин 

 

Воспоминания очевидцев

 

– В конце ноября 1941 года прибились к нам три молодых человека в деревню Ямищи Костелевского района, проживали в пустой хате. Наша деревня была занята немцами, кругом была немецкая полиция, выхода совершенно никакого не было. Ребята вели себя очень тихо, чтобы не быть замеченными немцами, только иногда заходили ко мне, так как мы их кормили втихомолку от немцев; долго мы не знали, что это за люди, но продолжали помогать, вскоре они вошли к нам в доверие, со мной, как с председателем колхоза, поделились, что они за люди, они мне часто рассказывали – откуда они, зачем и как сюда опали. Они говорили, что были посланы с заданием в Смоленскую область, где находились до февраля месяца 1942 года. Мы помогали им во всем, уважали их за скромность, а также берегли их от немецкой полиции.

4 февраля 1942 года был арестован немцами местный житель деревни Ямищи Алексей Морозов за то, что немцы обнаружили у него в доме оружие, и когда его стали пытать, то он показал, что это оружие не его, а вот этой партизанской группы, их тоже арестовали, водили в немецкий штаб, который находился в соседней деревне, на допрос и пытки. Они не сказали ни слова: 5 февраля их повесили в деревне Ямищи. Трупы их висели около месяца, потом были похоронены.

Умирая, они кричали «ЗА РОДИНУ!» [Из воспоминаний председателя колхоза им. Буденного А. И. Харитоновой, извещение 3/VI-1945 г.]

 

– В конце ноября 1941 года прибыли в нашу деревню три молодых человека: Акимов Алексей Петрович, Сорокин Юрий Николаевич и Сорокин Фланий Александрович. В нашей деревне тогда были немцы и выхода из нее у ребят никакого не было. Жили они в пустой хате до февраля 1942 года. Мне и председателю колхоза они рассказали, что прибыли сюда с заданием к партизанам.

4 февраля 1942 года немцы обнаружили оружие у одного из местных жителей Морозова Алексея Климовича и арестовали его. При допросе он заявил, что оружие не его, а этих троих ребят-партизан. В этот же день были арестованы и эти трое ребят. После допроса их всех повесили 5 февраля 1942 года в сарае деревни Ямище. Трупы их висели в деревне около месяца, затем нашими местными жительницами были похоронены на горе [Воспоминание жителя д. Ямищи Н. Г. Маслова, подтверждение 3/III-1949 г.].

 

На могиле

 

В 1944 году, как нас освободили, мы написали в деревню Ямищи и нам ответил председатель с/с Карпенко Иван Васильевич, он был тяжело ранен и остался без руки, он писал нам о том, что было известно о гибели наших сыновей. Вместе с тем просил нас приехать на место могилы сыновей.

В августе 1945 года мы, две матери, я, Акимова А. И., и Сорокина М. М. ездили в деревню Ямищи, видели их могилу, где их похоронили местные жители. Нам много о них рассказывали, как они там воевали вместе с партизанами и как их берегли и укрывали местные жители, а они помогали им взаимно.

В 1952 году их перезахоронили, перенесли в братскую партизанскую могилу в город Сафоново в парк около Дома культуры имени В. И. Ленина и поставили памятник Народному мстителю. Шефствуют над могилой учащиеся школы № 2 города Сафоново, могила находится в очень хорошем состоянии: всегда вся в цветах. Мы ее видели в 1960 году, ездили туда на день Победы, где участвовали на митинге [Из воспоминаний матери Алеши – А. И. Акимовой] (как выяснится позже, ребята не были перезахоронены в эту могилу по объективным причинам!).

 

 

Домой

 

В книге «Революцией призванный» наткнулись ребята из отряда «Поиск» на скупые строчки о том, как попали на фронт в годы Великой Отечественной войны 16–18-летние подростки-земляки Алеша Акимов, Юрий и Флавий Сорокины.

В канун праздника Победы поисковая группа вновь отправилась на Смоленщину, чтобы перевезти останки партизан в ту землю, с которой они ушли бить врага. Подробно об этих днях рассказала руководитель группы «Поиск» Н. П. Сырова:

– Работа проведена немалая: было проверено несколько версий захоронения. Так, по спискам архива военкомата фамилии ребят были обнаружены на мемориальной доске возле братской могилы в селе Николо-Погорелое Сафоновского района. Но когда мы пришли туда, местные жители сказали, что тела этих троих ребят сюда не переносились и искать их нужно в Ямищах, что в нескольких километрах от Николо-Погорелова. В деревне Ямищи осталось всего три дома, и живут в них три престарелые женщины. Именно они, как могли, ухаживали после войны за могилой и рассказали нам о февральских событиях 42-го года. Несколько лет назад группа «Поиск» установила на могиле памятник, на котором были высечены имена захороненных здесь ребят. И вот теперь, в канун праздника Победы, мы приступили к заключительному этапу нашей работы.

Трудно передать чувства, охватившие нас, когда лопата в первый раз стукнула о землю. И вот… По всем признакам это был Алеша Акимов – поза говорила о том, что это человек, который был не повешен или расстрелян, а именно заколот штыком: ребра были поломаны, руки лежали на ране, челюсти сильно раскрыты, словно в крике. Остались и следы одежды, полуистлевшие сапоги явно были на несколько размеров больше, остались черные волосы. Алексей был черноволосым – сомнений не оставалось – это Акимов.

Следующее захоронение нашли только на другой день. По тому, как лежал скелет, определили, что это Юра Сорокин: голова была сильно опрокинута, руки беспорядочно отброшены в стороны, без обуви. Очевидцы казни утверждали, что Юру перед казнью водили по снегу босиком, а потом повесили, так что сомнений тоже не было.

Утром следующего дня ребята приступили к раскопкам третьего захоронения. По размерам скелет значительно отличался от предыдущих: оно и понятно – Фланя был ростом меньше всех из ребят, на затылочной части сохранились пряди светлых волос, что тоже говорило о том, что это останки Флавия Сорокина.

Останки юных патриотов были привезены в Ковров. Ребята будут лежать в родной земле [«Знамя труда», № 76 от 17.05.1989 г.].

 

 

Последний приют

 

– 8 мая 1989 года в г. Коврове произошло перезахоронение останков Ю. и Ф. Сорокиных и А. Акимова, которые мальчишками в 1941 году добровольцами ушли на фронт и погибли в немецком тылу. Они были повешены фашистами и похоронены в деревне Ямищи Смоленской области.

Но ребят не забыли на их родине. Благодаря упорной и кропотливой деятельности группы «Поиск» завода имени Дегтярева был восстановлен фронтовой путь двоюродных братьев Сорокиных и А. Акимова, найдены их останки. От всех родственников Сорокиных и Акимова хочу поблагодарить группу «Поиск» и всех ковровчан за то, что сохранили память о ребятах и о моем сыне.

А. Акимова. [«Знамя труда», № 76 от 17.05.1989 г.]

 

 

Вместо заключения

 

С помощью кровавого террора гитлеровцы хотели поставить советских людей на колени, подавить их сопротивление, превратить в бессловесных рабов гитлеровской Германии, беспрепятственно грабить богатства нашей страны, но они просчитались. Наш народ не хотел мириться с фашистским «новым порядком» и поднялся на борьбу против оккупантов.

В борьбе с немецкими оккупантами пали смертью храбрых десятки тысяч партизан и подпольщиков. Среди них были сыновья и дочери всех народов Советского Союза, встретившие свой смертный час на смоленской земле.

 

© Сергей Авраменко, текст, 2013

© Книжный ларёк, публикация, 2017

Опрос

Нравится ли Вам сайт "Книжный ларёк"?

Общее количество голосов: 1396

Koнтакт

Книжный ларек keeper@knizhnyj-larek.ru