Сергей Русаков. Австралия: угловой камень

13.10.2015 20:31

Из дальних странствий

АВСТРАЛИЯ – КАМЕНЬ ОСТАВЛЕННЫЙ СТРОИТЕЛЯМИ...

Частное мнение об австралийской глубинке

Камень, оставленный строителями, сделался главою угла, – гласит цитата из библейской притчи. В Южном полушарии такой камень и есть Австралия. Многие горячие ученые головы вообще договорились до того, что объявили этот континент колыбелью человечества. Может оно и так, чего не сделаешь ради собственной популярности. Я ж решил проявить чувство меры и всего лишь поделиться собственными впечатлениями о зеленом континенте (на самом деле он вовсе не зеленый, а красный... нет коммунизм здесь не при чем, просто почва красного цвета).

 

Жаркая зима Квинсленда

В первый день австралийской зимы, то есть первого июня, самолет австралийской авиакомпании Qantas доставил меня из Гонконга в Брисбен – столицу штата Квинсленд. Всего же штатов на этом континенте семь.

В Южном полушарии все необычно и как бы наоборот. Зимой бурно цветет растительность, а летом, пик которого приходится на Рождество, все высыхает – и травы, и реки. Бросается в глаза, что здесь все поголовно курят. Как же борьба с курением, в авангарде которой шагает Великий кормчий Запада – США? А плевать хотел весь мир на главного кормчего дядюшку Сэма. Это Литл Джони (прозвище австралийского премьера, чем-то смахивающего на нашего Никиту Сергеевича) – пусть стремится угодить америкосам во всем, простым австралийцам все это до лампочки: как и европейцы, они также недолюбливают (мягко сказано) американцев и готовы хоть в малом, но показать свою независимость – да, курим, курили и будем курить в общественных местах, назло янки!

Прогулявшись часа три по зимнему субтропическому Брисбену, тороплюсь в аэропорт. Надо лететь дальше, в тропики, в столицу северного Квинсленда – городок Таунсвиль. После полуторачасового перелета на север приземляюсь в провинциальном аэропорту Таунсвилля, который, впрочем, имеет статус международного. В Таунсвилле мне предстояло пробыть трое суток, после чего последовать еще километров триста на север в городок Кернс, где тропики уже в полном смысле этого слова.

Мои австралийские коллеги и друзья из русскоязычной газеты «Горизонт» взялись показать мне Австралию во всем ее многообразии.

 

Аборигены

Подобно коренным жителям Африки, аборигены Австралии также относятся к негроидной расе. И хотя здесь не было рабства, коренные жители испытывают синдром завоеванного народа. Гражданами собственной страны они стали лишь в 80-е годы двадцатого века. И хотя ныне аборигены уравнены в правах с англоавстралийцами, многие их проблемы просто невозможно решить. Они имеют свой флаг. Их курирует специальная островная ассоциация. Кроме того каждый из семи штатов имеет свой флаг (прямо как при параде суверенитетов в РФ). Однако суверенитет аборигенов весьма условен. В отличие, например, от маори Новой Зеландии, которые имеют свою автономию, партию, места в парламенте, а в средних школах изучается их язык, понятие «аборигены Австралии» размыто. Оно включает в себя множество племен, у каждого из которых свой язык и культура. При столь обширном национальном многоцветии очень трудно привести все эти народы к одному знаменателю. В итоге аборигены оказываются предоставлены сами себе, а в результате исправно повышают кривую криминальной статистики.

 

Морской «Железный занавес»

Тем, кто в совершенстве владеет английским языком в его оксфордском варианте, при путешествии в Австралию свои знания лучше оставить при себе. На худой конец, залезть перед поездкой на сайт www.australia.ru и сделать распечатку словаря австралийского сленга. Впрочем, академический английский австралийцам понятен, но вы будете понимать их с трудом. Примерно как русский понимает украинца.

Что же касается культуры, то добившись экономического процветания, континент оказался весьма отсталым в культурном отношении. Беседуя с австралийцами и о литературе, сам я честно признаться, с трудом вспомнил лишь одну писательницу Катарину Причард и ее роман «Золотые мили» (а как же Колин Маккалоу и ее шедевр «Поющие в терновнике»? – прим. Смотрителя «Книжного ларька»).

Театр, живопись, кино (помимо сериалов) – во всех этих областях чувствуется острая нехватка «рабсилы». Интеллектуалы там не задерживаются, предпочитая искать выгодные контракты в США (верно подмечено, ибо большинство ярких австралийских актеров плавно перемещаются в Голливуд – прим. Смотрителя «Книжного ларька»), Европе, у молодых азиатских тигров. По телевидению показывают немецкие фильмы, американский и русский балет. Местная живопись базируется в основном на тропических и аборигенских мотивах. Они трепетно относятся к своей скромной истории, которая берет начало с капитана Джеймса Кука. Собственно вся история построена на этом имени. В тропическом музее Таунсвилля представлен макет фрегата «Пандора» в натуральную величину. Как живые выглядят восковые фигуры каторжников и пиратов. Такой же восковой капитан Кук сидит в своей каюте и пишет в судовом журнале гусиным пером. Вы можете примерить на себя кандалы и колодки каторжников. Много экспонатов, поднятых со дна моря: дорогой фарфор, бутылки из-под рома, оружие.

Австралийцы чтят своих героев. Есть памятники героям Первой мировой войны, когда австралийский корпус воевал во Франции. Во вторую мировую войну солдаты этой страны сражались с японцами в Новой Гвинее и на островах Тихого океана. Позже солдаты Зеленого континента воевали в Корее и во Вьетнаме. Сейчас американцы привлекают их к участию в своих многочисленных авантюрах вроде Ирака или Югославии.

Сами австралийцы редко выезжают за пределы Океании. Большинство жителей, а в основном это средний класс, путешествуют не дальше Гонконга или Таиланда. Изредка в Европу, но никто, с кем мне приходилось общаться, не был в России. В этом нет необходимости. Самодостаточная страна за морским железным занавесом, где все свое – от бананов до нефти.

 

Национальный характер

Средний австралиец доброжелателен и слегка наивен. Он смотрит новости по CNN, местным телеканалам, слушает в рождественскую ночь обращение государыни Елизаветы II, любовно лелеет лужайку возле дома и банковский счет, смотрит в рот начальству и исправно высиживает, а кто и вкалывает на работе, ибо лишившись ее, он рискует многим, ибо придется продать дом, а жена, забрав сопливых чад, подаст на развод, хлопнет дверью и уедет к маме в другой штат. В общем, жизнь его, бедолаги, рухнет, а науке выживания он не обучен. Что же до австралиек (европейского происхождения), то они откровенно страшненькие и стервозненькие (как их соплеменницы американки). Да и относятся к себе как к прекрасному полу наплевательски. За все про все одна помада. При том, что могут вырядиться, к примеру, в зелененькую блузку, розовую юбочку и желтые гольфы. Нет, все в порядке, они знают, что существует высокая мода, есть там и масса женских журналов, но, рассуждают австралийки, зачем все это нам, мы же на краю мира живем, на отшибе, и так сойдет. Такой вот национальный гендерный комплекс неполноценности.

 

Флора и фауна

Действительно, Австралия – самодостаточная страна. Из продуктов что производит, то и потребляет. Впрочем, это не относится к ширпотребу. Вещи, как и везде в мире, в основном китайские. Что же до сельхозпродукции, то рядовые граждане ее производством не занимаются. Люди живут в одно- и двухэтажных домах без системы отопления, в окружении пальм и вечнозеленых кустарников. Мне объяснили, что кокосовая пальма и кокосово-ореховая – это разные виды. Плоды собственно кокосовой пальмы – мелкие и не пригодные в пищу.

В садах множество цветущих растений-эндемиков, встречающихся только здесь. Самая великолепная, пожалуй – джокоранда – дерево или кустарник, цветущий нежно-фиолетовым цветом. Как правило, в центре садового участка – лужайка. С наступлением темноты лучше сидеть дома, плотно заперев дверь. Это вам не Новая Зеландия, где нет ядовитых животных и насекомых. В Австралии в этом отношении надо держать ухо востро. Змеи в садах – обычное явление. Их здесь множество видов. Маленькая невзрачная змейка – тайпан – имеет обыкновение падать на жертву с дерева. Укус кобры по сравнение с укусом тайпана – это укус комара. От его яда нет противоядия – умираете мгновенно. Просто кровь свертывается и превращается в желеобразную массу. К счастью у человека мало уязвимых для укуса этой змеи мест. Дело в том, что пасть тайпана очень маленькая, и она способна укусить вас либо между пальцами руки, либо за ухо.

Другая опасность подстерегает в море севернее Брисбена. Это куба-медуза или желе-фиш. Опасный сезон для купания длится в период с октября по май. Потом медузы уходят с побережья в океан. Яд желе-фиш обладает нервнопаралитическим действием. От него также нет сыворотки. В лучшем случае человек умирает. В худшем – становится инвалидом. От опасных медуз работники пляжей придумывают всякие ухищрения – ставят предупреждающие указатели, раскладывают в емкостях отпугивающую медуз жидкость, которой следует намазаться перед тем, как лезть в воду.

Еще одна опасность – пауки. Одного невзрачного паучка собрался было щелкнуть пальцем, но местные вовремя схватили меня за руку, после чего дали мне почитать книжку, из которой следовало, что укус этого паука по воздействию похож на укус энцефалитного клеща. И такая мелочь, как комары, также опасны в тропиках. Некоторые виды переносят болезнь, похожую на артрит. Помереть не помрете, но будете страдать от болей в суставах всю жизнь.

И, конечно же, крокодилы… Как-то в компании австралийцев обратил внимание на темы разговоров. Говорили не о политике или экономике, а о том, кто как в различные периоды жизни встречался с крокодилом. Впрочем, далеко не все животные Австралии опасны для жизни. Помимо всевозможных опасных, здесь обитает множество безобидных и даже милых существ, которых нет больше нигде в мире. Это, прежде всего, мишки коалы. В пригороде Таунсвилля есть национальный парк Билабонг. Звери там обитают на воле, за исключением хищников. Туристы ходят по дорожкам в окружении страусов эму, кенгуру. Кормить животных разрешается, но лишь тем кормом, который вы купите здесь же в киоске. В специальных вольерах греются на солнышке крокодилы, дико воют собаки динго. И всюду великое множество птиц. Вторая по величине после страуса птица казуар похожа на гигантского индюка. Но в центре всеобщего внимания, конечно же, коалы. Служители зоопарка (все в специальной зеленой униформе и широкополых шляпах) носят коал на руках, как младенцев, и рассказывают об их повадках всем желающим, при этом периодически подкармливая мишек молочной смесью из специального шприца.

 

Русские в Австралии

К русским, а к ним причисляют всех россиян, вне зависимости от национальности, в Австралии относятся с уважением и любопытством. Здесь нет национального чванства, присущего моноэтническим странам.

Бывших советских граждан много в крупных городах Мельбурне и Сиднее. Но поскольку меня интересовала жизнь глубинки, я пытался найти «российский след» в провинции. И это мне удалось. В трехсоттысячном Таунсвилле местные жители мне с гордостью заявили, что и у них «рашенз» тоже водятся. Дали адрес, телефон. (Кстати, любую информацию в Австралии и Новой Зеландии можно получить в каждом населенном пункте в специальном офисе, называемом комьюнити сенте. Вам там дадут любой адрес, расскажут о местных достопримечательностях, в общем, выдадут об этом месте полную информацию, причем совершенно бесплатно.)

Итак, звоню. Отвечает приятный женский голос, естественно по-английски, с пикантным украинским акцентом… Мирослава – как зовут мою новую знакомую – родом из Киева. Живет в Таунсвилле десять лет. Вышла замуж за австралийца, но потом их совместная жизнь не сложилась. По профессии Мирослава инженер-электроник, но сейчас преподает психологию в местном университете. Мы встретились и долго говорили в основном о прошлой советской жизни. Мирослава вспоминала отдых в Ялте, на Черном море. На мой недоуменный вопрос, чем же здесь не «Ялта» и неужели Коралловое море хуже Черного, ответила, что здесь не то. Почему, трудно объяснить. Но я понял ее чувство. Это ностальгия. Она не жалеет, что оказалась в Австралии, куда приехала, кстати, абсолютно не владея английским языком, поскольку в школе учила немецкий. Вместе с тем съездила бы на свою родную Украину, но ненадолго.

Мы еще посидели в кафе под открытым небом на набережной, за разговором обменялись электронными адресами и расстались, только потом заметив, что наши пирожные съели ибисы (птица, похожая на журавля, но с загнутым вниз клювом – очень удобно таскать пищу со стола). Они живут тем, что объедают туристов в таких вот кафешках.

 

Национальные проблемы

Здесь хочется сказать о здоровье, поскольку ни политика, ни экономика особых тревог не вызывают, местный доллар – одна из самых надежных валют в мире, бюджет бездефицитный, а инфляция есть как и везде, но ее воздействия никто не ощущает. Но вот здоровье, точнее некоторые его аспекты вызывают серьезную озабоченность. Это, прежде всего, кожа австралийцев. Страна, увы, лидирует по кожным заболеваниям. И причина такой озабоченности – губительное влияние солнечной радиации сквозь так называемые озоновые дыры. Особенно страдают старики – англоавстралийцы, которые в молодости не знали о губительном влиянии местного солнца и от души загорали. В итоге многие заработали онкологические заболевания кожи. Особенно досадно видеть, когда многие тридцатилетние женщины имеют кожу семидесятилетних.

Впрочем, молодежь сейчас умнее. Молодые люди стараются избегать солнца. Особенно оно опасно летом, то есть на Рождество, когда коэффициент солнечной активности наиболее высок. Тогда люди получают сильные ожоги даже в пасмурную погоду. Вообще, летняя жара – одна из серьезных проблем континента.

Когда я покидал Зеленый континент, уже у пограничной стойки в аэропорту Сиднея местный пограничник, посмотрев мой паспорт, спросил на чистейшем русском языке – понравилась ли мне Австралия? Я ответил, что был счастлив побывать в волшебной стране Оз. Ведь сами австралийцы называют себя ози.

 

Москва-Гонконг-Сидней-Брисбен-Таунсвилль-Кернс-Мельбурн

 

© Сергей Русаков, текст, 2015

© Книжный ларёк, публикация, 2015

Опрос

Нравится ли Вам сайт "Книжный ларёк"?

Общее количество голосов: 954

Koнтакт

Книжный ларек keeper@knizhnyj-larek.ru