Суфиян Сафуанов. Из когорты первооткрывателей

23.03.2017 11:39

16.01.2017 17:44

 

ИЗ КОГОРТЫ ПЕРВООТКРЫВАТЕЛЕЙ

 

На фронтах Великой Отечественной войны с оружием в руках сражались многие мастера пера из Башкирии. Немало из их числа сложили голову в жестокой борьбе против фашистских захватчиков. Среди них был и ученый-литературовед Султан Байков.

Султан (Шагисултан) Шагимарданович Байков родился в 1905 г. в деревне Шланлыкуль Белебеевского уезда Уфимской губернии (ныне Буздякский район Республики Башкортостан) в семье, принадлежавшей к видному роду дворян – мурз Байковых. Первоначальное образование получил в своей родной деревне, в школе, когда-то организованной известным общественным деятелем Шайхайдаром Сыртлановым. В 1918 году поступил в Белебеевское реальное училище. Через год перешел там же в учительскую семинарию, которая была вскоре преобразована в педагогические курсы, а затем в педагогический техникум. Но голод 1921 года, охвативший все Поволжье и Урал, вынудил юного Султана прервать учебу и пойти рабочим железной дороги – на этом поприще ему пришлось трудиться в разных краях.

 

Байковы Шагимардан и Султан

 

Вернулся он в педтехникум в 1922 году и окончил его в 1925 году. Работал учителем школы № 6 в г. Белебее, Зильдаровской школе крестьянской молодежи. В 1928–1931 годах он учился на отделении татарского языка и литературы Восточного педагогического института в Казани. Получив диплом о высшем образовании, приехал в Уфу, около двух лет работал старшим научным сотрудником, заведующим сектором детского движения Башкирского научно-исследовательского института педагогики и педологии.

 

Султан Байков (крайний справа)

 

В 1933 году известный писатель, ученый-литературовед, доцент Восточного педагогического института, который стал называться Татарским государственным педагогическим институтом, Галимджан Нигмати (кстати, тоже наш земляк, уроженец села Удрякбаш Чишминского, позже Благоварского района) пригласил своего бывшего одаренного студента в аспирантуру по татарской литературе. Под руководством Г. Нигмати, ставшего в 1934 году профессором, учились тогда в аспирантуре будущие крупные ученые Латиф Заляй, Мухамет Гайнуллин, приехавшие из Башкирии Забих Искужин, Афзал Кудаш и другие. Галимджан Нигмати и его земляк, уроженец Чишминского района, писатель Рахим Саттар были в ближайшем окружении Султана Байкова в Казани. На всех троих очень благоприятное влияние оказали идеи просветительства Зии Камали и медресе «Галия». Как известно, старший из этой троицы – Г. Нигмати – являлся воспитанником медресе «Галия». В их среде очень популярными были имена Сайфи Кудаша, Мажита Гафури, Шайхзады Бабича, Хасана Туфана – воспитанников З. Камали.

 

Султан Байков (Казань, 1933 г.)

 

Мой научный руководитель в аспирантуре, доцент Казанского института Джемал Вазеева, учившаяся в аспирантуре в одно время с С. Байковым, рассказывала, что он был широко эрудированным, инициативным. Г. Нигмати сам в основном занимался исследованием современной литературы, вопросами реализма. Он ориентировал и С. Байкова на изучение реализма в татарской литературе; в фондах хранилища отдела рукописей и текстологии Института языка, литературы и искусства им. Галимджана Ибрагимова Академии наук Татарстана находится рукопись труда на татарском языке под названием «Положительные герои социалистического реализма», написанного в те годы.

Как известно, существовавший до этого Татаро-башкирский агропедагогический институт в Оренбурге в 1934 году преобразовывается в полноценный педагогический институт с самостоятельным факультетом татарского языка и литературы. Но не хватало на факультете квалифицированных педагогических кадров. В 1935 году пединститут приглашает профессора Г. Нигмати для чтения лекций по истории татарской литературы. Он берет с собой в качестве ассистентов своих аспирантов Султана Байкова и Джемал Вазееву. После прочтения определенного курса лекций Нигмати уезжает в Казань, а его ученики остаются на некоторое время для продолжения практических занятий, притом, по воспоминаниям бывшего преподавателя этого института Камиля Абдразакова, он поручил Байкову чтение лекций по остальным разделам истории татарской литературы.

 

Оренбургский госпедуниверситет

 

После окончания аспирантуры С. Ш. Байков в 1935 году по направлению Народного комиссариата просвещения РСФСР снова приезжает в Оренбург, преподает в педагогическом институте татарскую литературу и теорию литературы. В 1938 году возглавляет кафедру татарского языка и литературы, становится доцентом. (Пусть нынешнего читателя не удивляет последний факт: в то время для того, чтобы быть избранным доцентом и даже профессором, не обязательно было иметь диплом кандидата или доктора наук – лишь бы имел печатные научные труды и опыт работы в вузе. Учитель С. Байкова Г. Нигмати тоже не имел ученых степеней, тем не менее был вначале доцентом, а потом стал профессором. Кстати, такая практика и сейчас существует во многих странах Запада. В западных университетах, как правило, нет такой степени, как кандидат наук, а сразу присваивается звание доктора.)

В оренбургской периодической печати он выступает со статьями о виднейших представителях татарской литературы. Но неожиданно настоящей кладезью для него оказался творческий архив татарского писателя-демократа начала XX века Шакира Мухамедова (1865–1923), хранившийся в его семье. Ш. Мухамедов начал писать на стыке двух столетий, его повести, разоблачающие алчность купцов, ложность буржуазного патриотизма в период русско-японской войны, выходили в основном в Оренбурге. В 1906–1907 годах там же он издавал сатирический журнал «Карчыга» («Ястреб»). С 1910-х годов он уже не печатался, хотя и продолжал писать прозаические и драматические произведения, которые оставались в рукописях. В советские годы ни один из историков литературы не интересовался этим богатым творческим наследием, и писатель был незаслуженно забыт. С. Байков, тесно общаясь с семьей писателя, ознакомился с его творческим и эпистолярным наследием и решил написать монографию о нем.

В 1939 году в Оренбургском пединституте упраздняется факультет татарского языка и литературы, и Султан Байков приезжает на родину и становится преподавателем татарской литературы и заместителем декана факультета Башкирского государственного педагогического института им. К. А. Тимирязева, одновременно с марта 1940 года работает старшим научным сотрудником Башкирского научно-исследовательского института языка и литературы. Султан Байков был одним из первых деятелей, внесших огромный вклад в развитие норм башкирского литературного языка и литературы, воспитания башкирских национальных кадров писателей, литературоведов и языковедов.

В Уфу он привозит с собой основную часть творческого архива Шакира Мухамедова и интенсивно продолжает работу над монографией. В результате разностороннего, углубленного изучения повестей, стихотворных произведений, публицистических выступлений и писем писателя, а также воспоминаний о нем С. Байков написал большую литературоведческую работу, сокращенный вариант которой был опубликован в 1940 году в четвертом номере литературного журнала «Совет эдэбияте» («Советская литература», ныне журнал «Казан утлары») под названием «О писателе Шакире Мухамедове».

Автор вначале подробно рассказывает о жизненном пути писателя. Впервые обнародованные факты биографии впоследствии перекочевали из одной статьи в другую, из одного учебника в другой, подготовленные другими исследователями. Отметив, что произведения Ш. Мухамедова наряду с творчеством Г. Тукая, М. Гафури, Г. Камала, М. Файзи внесли весомый вклад в развитие татарской литературы начала двадцатого столетия, С. Байков сетовал на то, что писатель в советские годы был совсем забыт, его имя никем и ни разу упоминалось, произведения оказались «спрятанными от народа». Он отмечал, что писатель во всех произведениях с заботой говорил о простом народе и бичевал буржуев-стяжателей, «донкихотствующих» лжепатриотов, заботящихся лишь о своем животе. Для подтверждения того, как в свое время оценивались произведения Ш. Мухамедова, С. Байков со ссылкой на письма Г. Камала отмечает такой факт: классик татарской драматургии время от времени просил Мухамедова присылать в Казань по 200 экземпляров его книг. Байков в заключение пишет, что творческий путь и литературное творчество писателя должно внимательно изучаться и, безусловно, занимать свое достойное место в истории татарской литературы.

Можно сказать, таким образом, что С. Байков возродил имя забытого писателя, ибо с того времени произведения Ш. Мухамедова включались в школьные учебники, стали изучаться в национальных отделениях высших учебных заведений.

Следует отметить, что 1940 год был весьма плодотворным для героя нашего очерка в смысле публикации научных литературоведческих работ. В том году в Казани, в соавторстве с товарищем по аспирантуре Латифом Заляем, Байков опубликовал учебник-хрестоматию по литературе для 8-го класса средних школ. В нем излагалась история татарской литературы XVII–XIX столетий. В предисловии к учебнику отмечалось, что биографии многих писателей минувшего малоизвестны, и поэтому авторам пришлось приложить немало усилий для поисков и выяснений материалов прошлого. В этом же году в 5-м номере башкирского литературного журнала «Октябрь» (ныне «Агидель») С. Байков опубликовал большую статью о выдающемся татарском писателе Шарифе Камале.

В Уфе, в дни подготовки к юбилею шестидесятилетия со дня рождения Мажита Гафури, С. Байков особенно активно включился в изучение жизненного и творческого пути классика татарской и башкирской литератур. В газетах «Красная Башкирия», «Кызыл Башкортостан», «Комсомолец Башкирии», «Яшь коммунар» («Молодой коммунар»), журнале «Октябрь» были опубликованы его обширные статьи о поэте, а в 1941 году он выпустил книжку «Народный поэт Мажит Гафури». Как известно, хотя о Мажите Гафури печаталось немало статей в периодической печати Татарии и Башкирии, до этого не было ни одной книги о нем, кроме юбилейной брошюры Газима Касимова, увидевшей свет еще в 1923 году. В 1941 году почти одновременно увидели свет книги Г. Халита в Казани и С. Байкова в Уфе. Как отмечал исследователь творчества М. Гафури Гилемдар Рамазанов, в своей книге С. Байков анализирует весь творческий путь поэта, довольно полно освещает его литературную деятельность. Для этого он привлекает большое количество фактического материала, особенно подробно анализируются первый период творчества и его источники. Интересны рассуждения автора об отношении М. Гафури к проблемам нации и национализма. Некоторые биографы народного поэта, ссылаясь на то, что он в своих стихотворениях часто употреблял слова «нация», «национальное», заявляли, что, мол, Гафури на первых порах творческой деятельности «болел» национализмом. С. Байков же, полемизируя с ними, утверждал, что под этими словами поэт подразумевал свой народ, размышляя о его судьбе, никогда не противопоставлял его другим нациям, то есть использовал понятие «национализм» в прежнем, дореволюционном, прогрессивном смысле.

 

Книга Султана Байкова о Мажите Гафури

 

7 июля 1941 года Султан Байков назначается директором Научно-исследовательского института языка и литературы. Последней его работой было составление и издание сборника стихов и рассказов М. Гафури «Я – патриот» (1942 год). Как писал С. Байков в предисловии к книге, издание ее вызвано тем, что стихотворения и рассказы народного поэта играют огромную роль в поднятии патриотического духа народа, выполняют функцию сильнейшего оружия; в дни Великой Отечественной войны в поэзии М. Гафури еще сильнее звучат мотивы призыва к борьбе за свободу и независимость, за правое дело, воспитания в массах ненависти к врагам.

В предисловии к данной книге не только говорится о злободневности творчества народного поэта, но звучат и сокровенные мысли самого автора-составителя. Он, например, пишет, что во время войны, борьбы против врагов страны должны ярко проявляться три качества людей: самоотверженность в труде, отвага в битве и готовность пожертвовать собой за родную Отчизну. «В дни, когда идет великая битва в защиту социалистического общества, надо стремиться быть в передовых рядах борцов, – писал Байков. – Это – самое святое место!»

 

Султан Байков с сыновьями Германом и Артуром

 

Несмотря на возможность остаться в тылу, имея бронь как руководитель научного учреждения, и продолжать свою исследовательскую работу, С. Байков неоднократно обращался в военкомат и вышестоящие органы с просьбой отправить его на фронт. В феврале 1942 года его просьба была удовлетворена. 28 февраля он передает свои директорские дела однокашнику по аспирантуре Афзалу Кудашеву. Пройдя двухмесячные командирские курсы в Уфе, он в звании старшего лейтенанта отправляется на фронт, участвует в освобождении Донбасса.

Вот сухие строки приказа:

«Приказ № 4 от 27.02.1942 г.

По Институту языка и литературы им. М. Гафури

По случаю своего ухода в ряды РККА и на основе договоренности с отделом пропаганды и агитации Обкома ВКП(б) (тов. Хафизовым) и зам наркома просвещения БАССР тов. Тимашевым временное исполнение обязанности директора оставляю тов. Кудашеву А. Г.

Директор                      С. Байков (подпись)»

Как известно, многие писатели Башкирии, находившиеся на фронтах Великой Отечественной войны, присылали свои письма и новые произведения на адрес старейшему поэту республики Сайфи Кудашу. Он не оставлял их без внимания. В архиве народного поэта находятся также несколько писем Султана Байкова.

 

Султан Байков на фронте

 

6 июня 1942 года он сообщает С. Кудашу, что пишет свое письмо перед вступлением в бой и что он лелеет надежду вернуться в родные края к празднику победы над фашистскими оккупантами. «Не хватает времени. Дел невпроворот. Боевая подготовка идет очень интенсивно. Встречаются разные человеческие типы, здесь кого только не увидишь – людей с разным психическим складом. Эх, иметь бы время, чтобы написать о них…» Одновременно С. Байков просит руководителя писательской организации республики позаботиться о его семье.

В ответ на его просьбу С. Кудаш сообщает, что его семье за счет Союза писателей доставлено четыре кубометра дров.

Вот письмо Султана Шагимардановича от 6 апреля 1943 г.

«Уважаемый Сайфи-ага!

Сегодня я в газете “Красная звезда” ознакомился с Указом Президиума Верховного Совета СССР о награждении тебя орденом Красного Знамени. В связи с 30-летием творческой деятельности и награждением орденом поздравляю, хотя с некоторым опозданием, но от всей души. Вот что хочется сказать: я тебя вижу не только в тылу, но и на передовых линиях фронта. Вижу через пламенные твои произведения. Как только выкрою свободное время, читаю твои стихотворения, опубликованные в книжке серии “Фронт и тыл”, и получаю большое вдохновение. Твои стихи читал русским и украинским товарищам. Твои пламенные слова, глубокие чувства всколыхнули и их сердца, дали большое эстетическое наслаждение и вдохновение».

В одном из очередных писем он сообщает о желании перевестись в башкирскую кавалерийскую дивизию и просит прислать адрес Тагира Кусимова.

Последнее письмо С. Байкова С. Кудашу датировано 8 августа 1943 года. Он пишет: «…Нет времени писать длинное письмо, подошла горячая пора “уборки”. Предыдущие письма посылал с этой стороны реки, а следующие, если буду жив, пошлю с той стороны, написал было три очерка под общим названием “Письма в Башкирию”. Но, к сожалению, потерял вместе со всеми другими вещами. Не суждено было послать».

Если учесть, что в этот момент он воевал в районе Донбасса, упомянутая им река, возможно, была Северский Донец.

В одном из писем упомянутому бывшему коллеге по работе в Оренбургском пединституте К. Абдразакову, тоже находившемуся на фронте, Султан Байков писал: «…Друг мой, если со мной что-то случится, а ты останешься жив, принимай, пожалуйста, меры, чтобы издать мой труд “Творчество Шакира Мухамедова” и “Предисловие” к его сборнику… Это мое завещание как фронтовика к фронтовику. Все собранные материалы, а также готовые к печати вещи находятся у моей жены, в Уфе…»

Это было его последнее письмо-завещание. В жестоких боях за освобождение города Славянск на Донбассе комиссар батальона Султан Шагимарданович Байков 10 сентября 1943 года пал смертью храбрых и похоронен в деревне Крутогоровка. К. Абдразаков же, как офицер, надолго оставался в рядах Советской Армии и вышел в отставку лишь в 1958 году. Когда с целью исполнения завещания друга он приехал в Уфу, вдова С. Байкова Бибинур Ханова заявила, что весь огромный архив ученого уже забрали какие-то товарищи из Казани. У нас же повелось так: наследники некоторых писателей и ученых, не желая расставаться с творческим архивом близких людей, вовремя не сдают его в соответствующие государственные хранилища, либо, поверив в честное слово и благие намерения отдельных частных лиц, отдают им без всяких описей и расписок. К тому же и сданные в уфимские архивы рукописи и книги хранились небрежно, часто пропадали и портились. Сдавшие эти материалы лица, возмущенные таким отношением, забирали их обратно, и они часто оказывались в Казани.

Неизвестно, вел ли К. Абдразаков поиски следов архива С. Байкова в Казани. Профессор М. Ахметзянов в Путеводителе коллекций и фондов хранилища Института языка, литературы и искусства Академии наук Татарстана сообщает о том, что часть архива Ш. Мухамедова хранилась в Научном архиве Казанского филиала АН СССР и впоследствии передана вышеуказанному хранилищу. Профессор Мухамет Гайнуллин в своей книге «Татарская литература и публицистика» (Казань, 1983) писал, что личный архив писателя обработан им и хранится у него. Но часть архива покойного профессора, переданного в хранилище, еще не обработана, а другая часть вообще хранится у его наследников. Но нигде рядом с архивом Ш. Мухамедова не упоминается о рукописи книги о нем С. Байкова. Одним словом, пока трудно найти следы его труда.

В результате имя Султана Шагимардановича Байкова ныне остается почти неизвестным не только среди широкого круга интересующихся историей литературы и литературоведения, но даже среди научных работников. Этому способствовало и то, что историки татарской литературы в течение долгих лет не уделяли внимания тем деятелям, которые трудились за пределами Татарстана, а башкирская научно-литературная общественность не успела с ним близко познакомиться. Ведь вопросами башкирской литературы он успел позаниматься всего два года: кроме трудов о М. Гафури опубликовал две статьи о рассказах Гайнана Амири в журнале «Октябрь» (1941, № 3) и газете «Красная Башкирия» (1941, 24 июня). Таким образом, он как бы остался в «нейтральной» полосе.

Тем не менее, Султан Байков и как первооткрыватель отдельных страниц татарской и башкирской литератур, и как учитель и воспитатель будущих педагогов и ученых, и как воин, отдавший свою жизнь за свободу нашей Отчизны, достоин того, чтобы все новые и новые поколения не забывали и чтили его память.

 

P.S.

У Султана Байкова, когда он ушел на фронт биться с врагом, подрастали сыновья – старший Герман и младший Артур. Интересно, что сын Артура Эдуард пошел по стопам деда и стал известным не только в республике, но и далеко за ее пределами писателем и ученым. Ныне (Примечание Смотрителя: на момент написания статьи) Эдуард Байков активно трудится на поприще журналистики в качестве ответственного секретаря республиканской газеты «Истоки». Но это, как говорится, уже другая история.

 

Примечание: все снимки из семейного архива Смотрителя.

 

© Суфиян Сафуанов, текст, 2009

© Книжный ларёк, публикация, 2017

Опрос

Нравится ли Вам сайт "Книжный ларёк"?

Общее количество голосов: 954

Koнтакт

Книжный ларек keeper@knizhnyj-larek.ru