Тимур Савченко. Отголоски старой трагедии

27.11.2016 15:24

ОТГОЛОСКИ СТАРОЙ ТРАГЕДИИ

 

Города, как и люди, имеют свои судьбы. У одних они складываются вполне счастливо и благополучно, у других – драматично. Ейску в этом плане, можно сказать, повезло. Николай Чудотворец – наш небесный покровитель – уберег свой город от слишком уж масштабных потрясений и бедствий. Не скакали по его улицам вражеские эскадроны, сжигая дома, не падали с неба на его жителей авиабомбы…

И, все же, довелось Ейску и ейчанам хлебнуть настоящего горя. Было это в 1942 году, когда в город вошли германские войска. Этому предшествовал бой под Широчанкой, во время которого небольшие соединения Красной армии в течение дня удерживали оборону, давая возможность кораблям Азовской флотилии выйти в море. После этого сопротивление было прекращено, и в мирный, притихший город, ревя моторами, вошли броневики с черно-белыми крестами на бортах, пехотинцы в стальных касках, с закатанными по летнему времени рукавами, играющие на губных гармошках. Взметнулся над городом стяг со свастикой.

Начался период оккупации. Продлилась она не очень долго, тем не менее, более 600 горожан пережить ее не смогли. Самыми страшными днями того времени стали 9–10 октября. Наверное, каждый ейчанин помнит симпатичное старинное здание на углу улиц Богдана Хмельницкого и Гоголя, где расположен сегодня школа-интернат № 2. До революции это был особняк богатого купца Струцкого, а после здесь был организован детский дом для детей с ограниченными возможностями.

В начале 42-го года к ейским ребятам-воспитанникам прибыло пополнение из такого же учреждения, из Симферополя. Незадолго до взятия столицы Крыма этих ребят эвакуировали – сначала в Краснодар, а затем и к нам, в Ейск. В тесноте, да не в обиде, как говорится – маленькие крымчане и ейчане быстро поладили и подружились. Вместе играли, с удовольствием работали на подшефном хозяйстве хлебозавода за городом, где можно было накопать картошки и моркови, полакомиться яблоками…

Забегая вперед, скажем, что тем нескольким десяткам ребятишек, которые оказались в те дни на подшефном хозяйстве, а не в интернате, – несказанно повезло. Ранним утром, 9 числа во двор интерната въехали странные грузовики с глухим металлическим кузовом без окон. Задние дверцы странных машин распахнулись, и немецкие солдаты принялись деловито засовывать детишек внутрь. Несмотря на уверения чужих дядей, что их везут всего лишь в Краснодар, среди ребят началась паника. Кто мог, пытался спастись бегством, но удалось это сделать лишь одному – Лене Дворникову. Этого хромоного мальчугана уже тащили в машину, когда несший его солдат заметил, что один из ребят пустился в бегство. Бросив Леню, солдат бросился вдогонку за беглецом, а Лене в суматохе удалось отползти за сарай и притаиться там. С ужасом он наблюдал, как увозит страшная машина его товарищей. На другой день машина приехала за оставшимися ребятишками. Детский дом опустел. 214 его воспитанников надолго пропали из жизни горожан. Пока над Ейском не разнеслась ужасная весть – все ребятишки были уничтожены в мобильных газовых камерах – именно ими и были странные грузовики – а останки их погребены в отрытом красноармейцами противотанковом рву…

А Леня тогда остался жив. В будущем он напишет рукопись о тех событиях, которая была издана в виде книги уже в наши дни.

Наступил февраль 1943 года – Ейск был освобожден. В апреле того же года специально созданная комиссия обнаружила страшное захоронение. Спустя два года, несколько десятков детских тел были перезахоронены на другом месте – похоронить по-человечески всех тогда просто не было возможности – а над засыпанным противотанковым рвом, скрывающим следы страшной трагедии, был установлен скромный деревянный памятник.

Прошли годы, страна полностью оправилась от ран, нанесенных войной. Тут-то и встал вопрос о перезахоронении останков воспитанников Ейского детдома, но выяснилось, что за это время деревянный памятник бесследно исчез, а место последнего упокоения ребятишек забыто. Как тогда казалось – навсегда.

И вот, буквально на прошлой неделе, сотрудники Ейского краеведческого музея имени Самсонова, специалисты которого неоднократно пытались определить местоположения захоронения, узнали, что еще жива свидетельница тех страшных событий, помнящая, где все это произошло. Пожилая женщина, которая во время войны была еще семилетней девочкой, указала место рядом с заброшенной грунтовой дорогой в поле между Симоновкой и Ейском, где стоял раньше деревянный памятник, и вспомнила рассказы покойной матери, которая своими глазами видела, как бездыханные тела засыпали землей.

Сотрудники музея сравнили эти данные с хранящимися в фондах военными немецкими картами, и пришли к выводу, что заросшая дорога в полях – это оживленная в 40-е годы Старая Симоновская дорога. Сопоставив еще несколько достоверных фактов, сотрудники музея поняли, что место, указанное пожилой женщиной, – то самое. Марина Сидоренко, которая занимается изучением этого исторического события, собирается еще провести работу в архивах Краснодара, для стопроцентной уверенности. А если информация подтвердится – добиться того, чтобы на месте захоронения останков маленьких страдальцев был установлен новый памятник, или поминальный крест.

 

© Тимур Савченко, текст, 2016

© Книжный ларёк, публикация, 2016

Опрос

Нравится ли Вам сайт "Книжный ларёк"?

Общее количество голосов: 2441

Koнтакт

Книжный ларек keeper@knizhnyj-larek.ru