Тимур Савченко. Русь святая, Русь изначальная

09.11.2016 22:34

РУСЬ СВЯТАЯ, РУСЬ ИЗНАЧАЛЬНАЯ

 

Сегодня мы приглашаем читателей в очередное путешествие по интересным уголкам земли. Но на этот раз не будем отписывать далекие страны – обратимся к нашему собственному прошлому, прикоснемся к русской истории и корням, ко временам, когда еще не существовало русских, украинцев и белорусов, а наши прапраотцы-язычники называли себя поляне, древляне, кривичи, вятичи…

Отправимся на святую Русь к истокам Днепра в былинную Смоленщину. Край этот, окутанный очарованием древних сказаний, породил огромное количество людей, прославивших наше отечество. Князь Потемкин и адмирал Нахимов, маршал Тухачевский и композитор Глинка, путешественник Пржевальский и первый космонавт Гагарин, скульптор Коненков и поэт Твардовский – это далеко неполный список выдающихся смолян.

Смоленск – ровесник Великого Новгорода и Киева – отметил в этом году свой 1150-летний юбилей. Возник он на землях славян-кривичей, и что интересно, в отличие от жителей большинства других городов страны, смоляне до сих пор помнят о своем кривичском происхождении. Пережиток, с одной стороны, но с другой, спроси сейчас любого ейчанина – от какого племени происходит его род, вряд ли кто сможет ответить! Кстати, современные латыши называют Россию Криевией. Это не ругательное слово, происходит оно от тех же кривичей – соседей прибалтийских племен.

В IX веке, во время своего похода на Киев, новгородский князь Олег Вещий покорил земли кривичей, так Смоленщина вошла в состав Киевской Руси. В 11-м столетии возникло Смоленское княжество, его князья не раз занимали киевский престол.

Знакомство со Смоленском мы начнем с величественной крепостной стены – «каменного ожерелья России», широкая панорама которой открывается прямо с привокзальной площади. Возводилась она с 1596 по1602 годы. Смоляне слегка обижаются, когда это грандиозное сооружение называют кремлем, и тут же поправляют приезжего: «У нас стена…» Долгое время не мог разобраться, в чем разница: такие же башни, каждая из которых имеет имя, такие же зубчатые стены, что и в Пскове, Казани, или Астрахани, но потом понял. Кремль – это внутренняя крепость, окруженная жилыми посадами, а Смоленск же был окружен стеной целиком! Единственный пример в истории России.

Зачем это понадобилось, ответить несложно – город, на протяжении веков, играл роль щита страны. Ни одно западное нашествие не обошло его стороной, поэтому при Борисе Годунове было принято решение строить на крутых приднепровских холмах мощную каменную крепость, способную сдержать натиск неприятеля. Это была настоящая стройка века. Во время сооружения смоленской стены по всему Московскому княжеству официально запретили каменное строительство – все силы были брошены на Смоленск. Целая армия каменщиков со всех уголков страны под предводительством зодчего Федора Коня спешно возводили величественную стену. В Смоленске сохранились легенды о том, что присутствующий при закладке стены Борис Годунов лично наложил на нее сильное заклятие, которое обращается против каждого, кто наносит стене ущерб. Есть и придание о том, что накануне опасности, из толщи стены доносится лошадиное ржание – молва утверждает, что в стену вмуровали череп коня легендарного богатыря Меркурия Смоленского – святого покровителя города. Так это, или нет, сказать сложно, но возводилась крепость на совесть, и никогда не сдавалась без боя.

Воинственные соседи – Великое княжество Литовское и Польша, объединившиеся со временем в единое государство – Речь Посполитая, не дремали. Город, отразивший в свое время татаро-монгольское нашествие, неоднократно подвергался нападениям польско-литовских войск. Долгое время Смоленщина вообще входила в состав этой объединенной державы, а здешнее дворянство называло себя на польский манер шляхтой. Даже странно представить в наше время, что Литва и Польша наносили нам в прошлом такой урон. Впору припомнить нынешним политикам этих стран, обвиняющих Россию в имперских грехах, историю Смоленска!

Время и войны оставили сильный след на смоленской крепостной стене: довелось ей подвергнуться обстрелу наполеоновских пушек, бомбардировке гитлеровцев… До наших дней из ее 38 башен сохранились только 17, а протяженность сократилась с 6 километров до трех, но величие и мощь крепости ощущается и поныне.

А теперь перейдем по мосту через Днепр – главную водную артерию, соединяющую северные и южные славянские земли (в Смоленске это еще не та могучая, полноводная река, воспетая Гоголем, а малыш, шириной не более 20 метров), и прогуляемся по центральной улице города. Большая Советская круто поднимается вверх. Слева высится Соборная Гора. У ее подножия памятник Кутузову, а на вершине расположился бело-зеленый пятиглавый собор Успения Божьей Матери. Это самый большой храм Смоленска. Здесь проповедовал наш нынешний патриарх, а в прошлом митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, здесь же хранится легендарная икона Смоленской Божьей Матери «Одигитрии». История главного смоленского храма трагична: свой нынешний облик он обрел в XVII–XVIII веках, но на том же месте ранее существовал храм 12-го столетия. Во время захвата Смоленска войсками польского короля Сигизмунда в 1611 году он был взорван укрывшимися в нем последними защитниками города.

Поднимаемся по улице еще выше. Здесь расположились два монастыря XVII века: Троицкий и Вознесенский. Последний примечателен тем, что в нем обучалась грамоте Наталья Кирилловна Нарышкина – мать Петра Первого. Кстати, из всех российских монархов, Петр чаще других посещал Смоленск.

Идем дальше. Вот здание филармонии, рядом с которой установлен памятник Глинке – в городе ежегодно проходит фестиваль, посвященный памяти композитора. Чуть поодаль – дом-музей Коненкова с богатой коллекцией его скульптур из дерева и музей русской сказки.

В Смоленске вообще очень много памятников. Чтят смоляне свою историю. Вот взбирается по скале воин в античных доспехах, символизирующий наполеоновскую армию, а на ее вершине его поджидают два орла с распростертыми крыльями – Багратион и Барклай де Толли. С высокого постамента задумчиво смотрит на созданную им крепость зодчий Федор Конь, а вот на бронзовой скамье весело беседуют бронзовые Александр Твардовский и его литературный персонаж Василий Теркин… Рядом центральный парк Блонье и Лопатинский сад, на всех городских площадях и в парках тихо играет классическая музыка. Здорово придумали «отцы города», мелочь, казалось бы, но создает определенное настроение.

А еще, на смоленской земле жило немало святых угодников. Одним из таких был Преподобный Герасим Болдинский, живший в XVI веке. Этот инок из Переславля-Залесского, лично знакомый с царем, стал отшельником и поселился в глухих лесах Смоленщины близь города Дорогобужа. В тех же лесах обитали и разбойники. Их, поначалу, очень раздражал странный человек, который разговаривал с дикими зверями, постоянно молился и вообще вел себя «неправильно». Видимо, такое соседство отвлекало разбойников от работы, не давая сосредоточиться. Дошло до того, что они решили утопить Герасима в реке. Но кроткая речь отшельника, смиренно молившегося за своих обидчиков, остудила горячие головы. Довелось божьему человеку оказаться и в тюрьме у наместника Дорогобужа, куда его бросили, как бродягу. Неизвестно, чем бы это закончилось, если бы в Дорогобуж не явился из Москвы царский посланник. Узнав Герасима, он низко поклонился отшельнику. Просил прощенья у Герасима и перепуганный наместник. Пользуясь случаем, отшельник испросил у того разрешение на создание у Болдинской горы монастыря. Что необычно – среди первых монахов основанного Преподобным Герасимом монастыря было немало разбойников. Тех самых, что собирались утопить отшельника в реке. Воистину, неисповедимы пути Господни!

Много монастырей и памятных мест на смоленской земле, немало легенд и преданий, и все это создает неизъяснимое очарование, тот самый «русский дух», который можно почувствовать лишь в старинных городах российской провинции. Возможно, у кого-то немного защемило сердце? Что же, в этом нет ничего странного – генетическая память живет веками, и, вполне вероятно, что кто-то из наших с вами далеких предков бродил в свое время с луком по густым смоленским лесам, танцевал у костра в ночь на Ивана Купала… Здесь остались наши корни, здесь на Святой Руси наша историческая родина.

 

© Тимур Савченко, текст, 2016

© Людмила Виноградова, фото, 2016

© Книжный ларёк, публикация, 2016

Опрос

Нравится ли Вам сайт "Книжный ларёк"?

Общее количество голосов: 2310

Koнтакт

Книжный ларек keeper@knizhnyj-larek.ru