Тьма внутри тебя

10.04.2015 17:01

Фрагмент романа "Пурпурный занавес" (мистический детектив, оккультно-психологический триллер)

 

Николай ехал на своей машине к дому злодея – не к той серой пятиэтажке на краю города, а к его новому жилищу. Каким-то образом ему это стало известно – бревенчатый дом-пятистенок в пригороде. Там он и поселился, маньяк этот чертов.

Гордеев зачем-то сделал крюк – проехал мимо прежнего адреса, оставленного намедни утром таинственным жильцом. Затем миновал дом странных заказчиков на Шерстомойной, прокатил с ветерком по Заозерной. И лишь после этого, как бы сделав почетный круг, направил машину к мосту через реку, на противоположном берегу которой, в дачном поселке и обосновался его супостат.

«Газель» едва успела въехать на отчего-то безлюдный мост, как впереди показался черный «Мерседес». За лобовым стеклом виднелись напряженные и злые ряшки давешних братков. Главарь свирепо прорычал: «Тебе крышка, козел!» Николай не слышал этих слов, конечно, нет, но догадался по шевелению губ, словно был обучен технике чтения глухонемых.

«Мерс» торпедой рванулся с места, набирая скорость, понесся вперед, нацелив широкое рыло радиатора на машину Гордеева. «Никак таранить вздумали?» – успел удивиться тот и тут же понял, что ошибся.

С обоих боков высунулись двое быков и, выставив короткоствольные автоматы в сторону застывшей «Газели», принялись поливать мишень очередями. Пули с противным визгом зарикошетили, защелкали вокруг. Гордеев не успел испугаться, как откуда-то сбоку (из-под моста, что ли?), как чертик из табакерки, возникла знакомая фигура в черном длиннополом плаще и, встав на пути изрыгающего смерть лимузина, подняла перед собой руки.

Маньяк?!

Он самый!

Из его ладоней вырвались молнии и вонзились в автомобиль с братками.

«Мерс» взорвался, взлетел в воздух и рухнул вниз, проламывая ограждение моста. Спустя мгновение раздался громкий всплеск, и все стихло.

Николай в оцепенении следил за этим побоищем, не замечая своего разинутого в немом крике рта. Наконец, опомнился, вернул отвисшую челюсть на место и чуть было не перекрестился.

Маньяк, только что спасший его от верной гибели, приблизился к пролому, глянул вниз и… прыгнул с моста.

Это безумие оказалось для Николая чрезмерным – он повернул ключ зажигания, судорожно надавил на газ… Двигатель взревел, машина дернулась и сорвалась с места. На хрен, к черту весь этот дурдом! Прочь, прочь, куда глаза глядят – уехать, забыть, отделаться от наваждения.

Но так получилось, что дорога сама привела его прямиком в поселок, к дому маньяка – экстрасенса или мага, тьфу на тебя, нечистый! Такое отчаяние взяло его, что он в бессильной ярости заскрежетал зубами. Никак ему не отделаться от морока. Но нет, шалишь, есть один способ – я еще покажу, на что способен!

И он направил машину на жилище ненавистного колдуна-душегуба, не хуже, чем капитан Гастелло. С разгона впечатался в бревенчатую стену и снёс ее вместе с домашней обстановкой.

Грохот, звон битого стекла! Лобовой триплекс вмялся внутрь кабины, весь в трещинах. Что-то здорово треснуло Николая в лоб – что, он даже не понял. «Газель» с разбитыми стеклами и фарами, вся мятая-перемятая, намертво застряла в развалинах. Двигатель заглох.

Слегка контуженый водитель услышал какие-то звуки. Что-то журчало, тихо-тихо.

Тут до него дошло, что выливается бензин из пробитого бака, и шипит из вывороченной трубы газ. Ни хрена себе! Надо линять.

Дернулся влево, но дверцу заклинило. Николай с силой вышиб её ногой…

И не успел.

Рвануло так, что мир пропал в огне. Николая выбросило из раскуроченной машины.

Он долго летел вверх, затем столь же долго и утомительно падал вниз, ожидая в каждую секунду страшного удара и вслед за ним – бесславного и от этого еще более жуткого конца.

В какой-то момент увидел стремительно надвигающуюся на него земную твердь, в ужасе наблюдал, как она с невероятной силой и скоростью притягивает его к себе. Мелькнула запоздалая мысль, что уже второй раз испытывает он ужас падения с высоты, и тут все – последний миг перед ударом и…

 

*  *  *

 

Казалось, целую вечность Гордеев пребывал в абсолютно непроницаемой тьме – то ли парил, то ли падал в черную бездну. Там не было ни звуков, ни цвета, ни запаха, вообще ничего. И себя как плоть он никак не ощущал. Как вдруг, за какой-то миг все изменилось. Николай осознал себя стоящим у входа в подземелье.

Что-то заставило его обернуться. Брови поползли вверх от удивления. Метрах в двадцати от него возвышался огромный плакат с фотографией самодовольно улыбающегося Романа Ягодкина. Под фото крупными буквами шла надпись: «ГОЛОСУЙТЕ ЗА НЕПРИЗНАННОГО ГЕНИЯ!» А ниже, строчкой помельче: «Добро пожаловать в Луноземелье!»

Какое-то время визитер заворожено разглядывал плакат, затем встрепенулся, покачал головой и без колебаний вступил в катакомбы.

Последние представляли собой протяженные галереи с бесчисленными колоннами, разветвленной сетью ходов, тоннелей, переходов. Призрачный лунный свет мерцающим серебром заливал мрачные залы и коридоры. Откуда здесь взялась луна? Ведь он находится в помещениях глубоко под землей… Ответа Николай не находил.

Он долго блуждал по подземным ходам, давным-давно потеряв ориентир. Такое ощущение, что ноги сами несли в каком-то им одним известном направлении. Выходило, его нижним конечностям присущ разум. Сногсшибательное открытие! А может, как в той поговорке: дурная голова ногам покоя не дает? Или быть может, чего-то моя левая нога захотела?.. Да вообще тут сам черт ногу сломает!

Внезапно до Николая дошло, что он уже минут пятнадцать как зациклился на ножной теме и бредет, бормоча как заклинания разные пословицы и выражения, посвященные подлежащему «ноги». Видимо утром не стой ноги встал… Тьфу ты, опять нога, пропади она пропадом!

Тут он и уперся в дверь. Все, дальше хода нет. Потянул за ручку… открылась! Несмело вошел внутрь – какая-то комната, за ней другая. Миновав ряд помещений, оказался в коридорчике. Тот вывел его в большую залу, на самом деле представляющую собой ванную комнату. Поначалу он ничего не понял, а приглядевшись…

Во вместительной ванне – даже не ванне, а скорее джакузи, возлежал голый Ягодкин, а сверху, примостившись на краях, две полностью обнаженные девицы мочились на него, поливали золотисто-желтыми струями.

Николай застыл, открыв рот, не в силах поверить в увиденное.

Это выглядело столь дико и ненормально, что он, взрослый и в некоторой степени обкатанный жизнью мужик, испытал самый настоящий шок… Постепенно изумление уступило место отвращению, едва ли не тошноте. Он выскочил оттуда как ошпаренный и, не разбирая дороги, кинулся прочь.

Пробежал метров сто, заметил впереди светлое пятно выхода и ломанулся туда. С ходу выскочил наружу и… не ощутил под собой ничего кроме пустоты. Полетел вниз, перед глазами мелькнула веревочная лестница. Николай сумел каким-то чудом уцепиться за нее и принялся карабкаться наверх. Поднял голову – лестница свисала с гондолы воздушного шара...

Неожиданно этот аэростат стремительно взмыл в воздух, поднимая с собой и молодого человека.

Глянул вниз – от увиденного захватило дух. С головокружительной высоты тоненькими ниточками виднелись реки, зелеными пятнами темнели леса. А шар все подымался. Вот он вошел в слои облаков. Николай почувствовал, что сил продержаться у него надолго не хватит. О том, чтобы добраться до корзины, не было и речи.

Внезапно облака кончились, и яркое, невыносимо жгучее солнце обрушилось на него, ослепило, руки сами собой разжались, и… он очнулся в кресле, в кабинете Пинского.

Уважаемый читатель, ты можешь приобрести электронную версию романа «Пурпурный занавес» либо в магазине ЛитРес, либо напрямую у автора, вот здесь.

Опрос

Нравится ли Вам сайт "Книжный ларёк"?

Общее количество голосов: 954

Koнтакт

Книжный ларек keeper@knizhnyj-larek.ru