Валентина Ушакова. Поклявшаяся выжить. Часть 1. Тайна

18.01.2015 11:59

«ПОКЛЯВШАЯСЯ ВЫЖИТЬ»: роман, детектив в антураже космической фантастики с элементами мейнстримных жизнеописаний.

 

Об авторе

Валентина Ушакова родилась в г. Сасово Рязанской области. Окончила химический факультет Башкирского государственного университета, долгое время работала в санэпидемслужбе. В настоящее время живет в городе Учалы Республики Башкортостан. Журналист. Пишет стихи и рассказы, есть мистическая повесть и фантастический роман.

Имеет множество публикаций в периодических изданиях: «Работница», «Бельские просторы», «Истоки» и т. д. Победитель международного литературного проекта «Стань писателем вместе с «Комсомолкой» 2012 (1-е место), призер конкурса короткого рассказа «Прокруст-2013» (3-е место), финалист международного конкурса «Русский Stil-2014». Награждена нагрудным знаком «Литературное перо», обладатель звания «Автор – Стильное перо» Международной гильдии писателей. Вошла в лонг-лист конкурса фантастического рассказа «Медный век» и «Написано пером». В канадском издательстве «Альтаспера» в 2014 году вышел фантастический роман «Поклявшаяся выжить».

 

Валентина УШАКОВА

 

ПОКЛЯВШАЯСЯ ВЫЖИТЬ

 

Моей маме Ушаковой Марии Федоровне посвящается

 

 

Часть первая. Тайна

 

 

Тайна Гор, астробиолог гравилета «Неустрашимый», стремительно вошла в свою каюту, на ходу расстегивая легкий серебристый комбинезон. На табло ровным зеленым светом горели цифры: «21.30 : 02.04.2111». Девушка небрежно швырнула одежду на пол, открылась узкая щель, и комбинезон исчез.

Пройдя в роскошную ванную, отделанную розовым перламутром, Тайна нажала на одну из кнопок панели и шагнула в ванну-джакузи в форме раковины, мгновенно наполнившуюся бурлящей ароматной водой. Взметнулись фонтанчики, затем сверху хлынул водопад, вскоре сменившийся дождем, который становился все реже, реже, пока не прекратился совсем.

Пленительный аромат розы постепенно уступил тягучим нотам сирени, вскоре вытесненным дерзкими цитрусовыми и волнующей настурцией. Пронзительный жасмин, легкий запах морского бриза, крепкий хвойный дух – все гармонично переплеталось в волшебной композиции. Тихая мелодия постепенно становилась все более и более тревожной.

Нежные розовые, голубые и сиреневые оттенки, плавно сгущаясь, превратились в мрачные багровые, темно-синие и фиолетовые тона. Вода становилась то горячее, то прохладнее, бурлила то сильнее, то слабее, воздух словно сгущался, раскаты грома сопровождались вибрацией, кожу приятно покалывало. И, наконец, томительное предчувствие сменило ощущение счастья, огромного, неизведанного, оно захватило Тайну целиком и длилось, длилось без конца…

Эту релаксационную композицию специально для своей хозяйки создал робот Алекс. Она так и называлась «Тайна».

 

…В чарующие звуки музыки, прервав эйфорию, неожиданно ворвался пронзительный, раздирающий ушные перепонки вой сирены. Это был сигнал общей тревоги на гравилете, четвертый по счету за почти годовое время полета.

 

*  *  *

 

…Первый тревожный сигнал прозвучал, когда гравилет уже вышел из зоны связи с Землей. Прервалась связь с идущим в паре гравилетом «Дерзкий», который незадолго до этого сообщил, что вошел в опасную зону метеоритов. По всей видимости «Дерзкий» погиб, как и его предшественник «Странник», отправившийся к Ригелю много лет назад, на котором летели и родители Тайны Гор.

Командир экипажа Виктор Грецки, потеряв второй гравилет, по инструкции имел полное право повернуть обратно, но не сделал этого, посчитав, что сотня астронавтов «Неустрашимого» вполне могут справиться с заданием. Амбициозный Грецки был не из тех, кто отступает перед трудностями и на полпути поворачивает, чтобы бесславно возвратиться домой…

Второй сигнал тревоги прозвучал, когда уже сам «Неустрашимый» вошел в опасную зону. Начался страшный обстрел гравилета обломками метеоритов. Корабль тогда лишь чудом уцелел, возможно, только благодаря тому, что был дополнительно укреплен и оборудован на личные средства Тайны Гор.

 

Из досье:

«Астробиолог Тайна Виолетта Гор, 2080 г.р. Автор нескольких исследовательских работ, являющихся прорывом в науке, лауреат Нобелевской премии в области биологии. Внучка величайшего ученого современности в области робототехники Ричарда Левински. Официально признана самой богатой и самой красивой жительницей Земли. По всем испытаниям имеет наивысшие оценки. Уровень интеллекта – чрезвычайно высокий. Обладает нестандартным мышлением, в экстремальных ситуациях реагирует мгновенно, находя оптимальные решения. Мастер боевых искусств. Хладнокровна, осторожна. Трудоголик. Принимала участие в трех длительных полетах, являясь их спонсором. Награждена тремя Золотыми крестами. Трижды разведена. Не амбициозна: многократно отказывалась от более высоких должностей. Любит комфорт и роскошь: в полеты берет с собой робота-слугу в виде исключения за огромный финансовый вклад. Неэмоциональна, замкнута, необщительна. Вредных привычек не имеет».

 

«Неустрашимый» мог уцелеть и по другой причине. Никто на гравилете, кроме Тайны Гор, не знал, что на самом деле бессменную вахту по управлению кораблем нес, подключившись к системе, личный робот красавицы-мультимиллиардерши – Алекс. С виду – самый обыкновенный робот-слуга устаревшей конструкции. Но это только с виду! На самом деле Алекс был уникальным роботом, по всем параметрам многократно превосходящим человеческие возможности.

Да, вероятнее всего, именно нечеловеческая реакция робота и мгновенный просчет им любой ситуации и спасли космический корабль от неминуемой гибели в те страшные минуты. «Неустрашимому» удалось проскочить опасный участок, но ремонт пришлось провести основательный.

Удар в момент столкновения с осколком метеорита был такой силы, что все члены экипажа попадали на пол. Некоторые астронавты получили травмы и переломы. К счастью, все тогда остались живы.

С того дня, как гравилет вошел в опасную зону, Тайна носила защитный шлем и специальную экипировку. Несмотря на это, девушка в момент столкновения так сильно ударилась головой о стену, что потеряла сознание…

На гравилете тогда царил хаос. Освещение погасло повсюду, сирена выла, не прекращая, многие системы вышли из строя… Все уже были уверены, что это конец. Потом астронавтам пришлось работать сутками, ликвидируя многочисленные повреждения во всех системах корабля…

Третий сигнал общего сбора прозвучал совсем недавно. Тогда выяснилось, что гравилет лишился сразу половины экипажа: пятьдесят астронавтов, находящихся в анабиозе, были мертвы. Страшную находку обнаружила судовой врач Лора Кинг во время очередного профилактического осмотра. При этом все приборы работали нормально, никаких экстренных сигналов о сбое в системе не поступало… Видавший виды экипаж испытал в тот момент настоящий шок. О подобных несчастных случаях в истории космонавтики они, конечно, знали, но сейчас это произошло именно на их корабле!

Тайне Гор снова повезло: по плану она, как и остальные, несущие сейчас службу астронавты, должна была находиться в анабиозе на обратном пути. Лишь командир гравилета Виктор Грецки и его заместитель Иенг Чанг обязаны были нести службу на протяжении всего полета.

После этой страшной потери экипаж просто обязан был повернуть обратно! Но по инструкции командир корабля обладал абсолютной властью и в подобных случаях мог принимать решение единолично. Грецки не привык отступать: он считал, что пятьдесят астронавтов и сто роботов без труда сумеют провести разведку планеты. «Неустрашимый» продолжил свой путь… И вот сигнал тревоги прозвучал уже в четвертый раз.

 

*  *  *

 

…Тайна Гор легко, словно дельфин, выпрыгнула из джакузи, быстро облачилась в первый попавший комбинезон, выхваченный из шкафчика у входа. Возле каюты девушка столкнулась с роботом Алексом, спешащим узнать, все ли в порядке с его хозяйкой, и не нужна ли ей помощь? Вместе они добежали до большого зала – места общего сбора, куда устремились все члены экипажа, кроме дежурных пилотов.

Астронавтов уже ждал командир корабля, выражение лица которого не предвещало ничего хорошего. Рядом с ним находился и его немногословный заместитель Иенг Чанг. Грецки мрачно объявил, что радиоинженер Кассиопея Куин погибла из-за нелепой случайности. Выйдя из бассейна, девушка поскользнулась и, падая, крайне неудачно ударилась виском о край мраморного столика. Но ее гибель ничего не меняет: полет будет продолжен!

Удрученные астронавты молча разошлись по своим местам. Теперь их оставалось сорок девять. Однако командир «Неустрашимого» по-прежнему считал, что миссия выполнима, и не собирался поворачивать назад.

Всемирно известный Герой Космоса Виктор Грецки и внешне был типичным суперменом, и старался во всем соответствовать своему героическому имиджу. Высокий, мощный, словно вырубленный из скалы командир, суровый, с грубыми чертами лица, орлиным носом и жестким взглядом небольших серо-зеленых глаз, он был одинаково беспощаден и к себе, и другим.

 

Из досье:

«Командир корабля Виктор Эдуард Грецки, 2046 г.р. Участник семи длительных полетов, в двух последних был командиром корабля. Уровень интеллекта – выше среднего. Характер волевой, властный. Дисциплинирован, очень требователен, в отношениях с коллегами – строго официален. Смел, но расчетлив. Трудоголик. Награжден пятью Золотыми крестами. Разведен. Очень амбициозен. К женщинам почти равнодушен, спиртное употребляет в меру».

 

Все молча разошлись по своим местам. Подавленная Тайна вернулась в свою каюту: ей нужно было срочно посоветоваться с Алексом. Ведь то, о чем только что сообщил Грецки, никак не могло быть случайной смертью. Девушка не сомневалась, что это было преднамеренное убийство! Тайна слишком хорошо помнила свой вчерашний разговор с Касси, о котором она еще не успела поведать Алексу, с утра занятому посевом новых сортов овощей.

 

…Только вчера вечером неразлучные подруги Тайна и Касси плескались в зеленоватой «морской» воде бассейна, долго плавали наперегонки. Но разве могла Тайна угнаться за неутомимой подругой!

Касси, очень высокая, роскошная красавица, в чьих жилах текла цыганская кровь, неутомимая пловчиха и великолепная танцовщица, была единственной, с кем подружилась молодая мультимиллиардерша, которую остальные считали слишком уж холодной и высокомерной.

Если нежную, утонченную Тайну можно было сравнить с полураспустившейся розой, то смуглую, черноволосую Касси – с пышным пионом. У Касси были бархатные карие глаза, иссиня-черные волосы, грация дикой кошки и обворожительный низкий голос. И еще эта девушка была очень умна, находчива и справедлива, ничуть не боялась Грецки и совершенно его не уважала. Да что там Грецки! Дерзкая Касси, кажется, не боялась никого на свете! Бойкая смуглянка была редкой насмешницей, и многие побаивались ее острого язычка.

 

Из досье:

«Радиоинженер Кассиопея Далия Куин, 2079 г.р. Уровень интеллекта – высокий. Участвовала в трех длительных полетах. Чемпионка мира по плаванию, в том числе в ледяной воде. Имеет множество спортивных наград. Замужем не была. Характер открытый, временами дерзкий. Не раз получала выговоры и понижение в должности за неподчинение руководству. Неравнодушна к мужчинам и спиртному. Блестящую научную карьеру оборвала скандальным поведением. В годы учебы задерживалась полицией за хранение и употребление марихуаны».

 

Тайна, по воле случая выросшая среди роботов, действительно была не слишком общительной. Но приветливой, жизнерадостной и искренней Касси, из которой энергия всегда била ключом, все же удалось подобрать ключик к сердцу осторожной и сдержанной в чувствах красавицы.

После плавания девушки отдыхали, сидя за роскошным овальным столиком из розового мрамора с инкрустациями из драгоценных камней, заставленным напитками и фруктами. Подруги разговаривали о том, что волновало в последнее время всех астронавтов.

– Я не понимаю Грецки, – задумчиво проговорила Касси. – Ну почему, почему он не хочет повернуть сейчас? Ведь все равно же придется это сделать. Не сейчас, так позже… Нас осталось слишком уж мало…

– Это как раз понятно, Касси, – непривычно резко ответила Тайна. – Грецки слишком уж честолюбив. Плебей с помойки получил абсолютную власть над нами да еще возможность первым долететь до планеты, где может быть разумная жизнь высокой степени развития.

Это же единственная для плебея возможность прославиться, разбогатеть, навсегда войти в историю… Да ради этого он пойдет на все, даже если потребуется угробить всех нас! Мы все для него – ничто, так, ступени к славе... Да что там, Касси! Ради своих «высоких целей» он превратил в прах уже несколько экипажей… Каждая его медаль оплачена кровью подчиненных. Кстати, хочешь посмеяться? Мне предлагали возглавить этот полет, но я отказалась, предпочтя работу с растениями…

Касси задумалась.

– Знаешь, Тайна, я вдруг сейчас вспомнила... За несколько дней до того, как погибли наши товарищи, мне показалось, что кто-то входит в анабиозный отсек. Я шла уставшая после дежурства, и голова болела невыносимо… Поэтому я тогда хотя и отметила этот факт, но не придала ему особого значения, лишь слегка удивилась, а потом забыла...

– Может, это была Лора?

Жизнерадостная чернокожая толстушка Лора Кинг была судовым врачом, и в ее обязанности входила систематическая проверка состояния астронавтов, находящихся в анабиозе. По инструкции никто, кроме нее, не должен был заходить в этот отсек.

– Конечно, нет, – не задумываясь, ответила Касси. – Лора же резко отличается от всех нас: маловата ростом и толстуха. И потом, я много раз видела ее входящей в тот отсек: она всегда делает это днем, а не поздним вечером.

И одевается Лора всегда в светлое! То в белом, то в голубом, то в розовом… Но я никогда не видела ее в темном! А тот, кого я видела, был именно в темном, даже нет, скорее всего, в черном! А главное, тот человек был явно выше и стройнее ее, это уж точно. В общем, это мог быть кто угодно, кроме Лоры, – заключила Касси.

– Думаешь, это мог быть не компьютерный сбой, а кто-то сознательно изменил программу? – задумчиво произнесла Тайна. – Ты считаешь, что кто-то из нас мог совершить массовое убийство? Но кто? И зачем?

– Тот, у кого с головой проблемы. Зачем, тоже понятно… Чтобы после случившегося Грецки сразу же повернул обратно. Для нас это был бы единственный шанс уцелеть. Кто же мог предположить, что он этого не сделает…

– Я. Он уперт, как баран. И убийце проще было бы убрать самого Грецки…

– Нет, Тайна, вот тут ты ошибаешься. Командир корабля – это святое… Несчастный случай с командиром – это все! Чанг, конечно, заменил бы Грецки и тут же, не раздумывая, повернул обратно. Но вот после возвращения всех нас проверяли бы до конца жизни. О карьере в этой жизни всему экипажу пришлось бы забыть, это точно.

Я знала парня, у которого родственник оказался в такой ситуации. Там командир корабля погиб во время полета при каких-то подозрительных обстоятельствах. Вроде ему на голову что-то упало… Так вот. По возвращении их допрашивали так, что чуть не довели всех до сумасшествия. Часами, без перерыва, недели, месяцы подряд: ждали, что кто-то не выдержит и сломается. Проверяли на разных детекторах… Вводили «сыворотку правды». В общем, пришли все же к выводу, что был несчастный случай. И все равно, после окончания следствия экипажу пришлось работать только на худших направлениях… А родственник моего знакомого долго потом лечился в клинике…

Хотя, честно говоря, я содрогаюсь, когда думаю о возвращении на Землю. Снова лететь через астероидный поток… Страшно даже подумать!

– А смерть пятидесяти человек в анабиозе? Это не важно?! Разве это не серьезнее, чем смерть командира?

– Слишком велика вероятность, что это признают несчастным случаем…

– И потом, Касси, чтобы изменить программу, заходить в анабиозный отсек совсем необязательно. Устроить сбой программы можно из каюты или с рабочего места.

– Но тогда легко можно определить, откуда именно подавалась команда…

– Нет! Есть специальная программа, которая покажет, что ввод произошел со всех компьютеров одновременно… Но настолько хорошо в программах разбираются, конечно, далеко не все… Какая-то часть экипажа. Меньше половины. Я бы смогла… Но таких знатоков вычислить легко. Значит, по-твоему, среди нас может быть маньяк-убийца?

– Все возможно. Пожалуй, я сегодня же пойду к Грецки и расскажу ему об этом…

Касси взглянула на табло.

– Впрочем, нет, сегодня уже слишком поздно. Ему это очень не понравится… Сделаю это завтра утром. Надо все обдумать, чтобы это прозвучало убедительно. Иначе он меня и слушать не станет… Да и вообще, стоит ли говорить об этом Грецки, как ты думаешь? Может, я действительно слишком уж мнительна… Вдруг это был кто-то из ремонтников… Впрочем, вреда не будет. Мало ли что… Пожалуй, поплаваю еще немного, чтобы успокоиться, вспомнить все до мельчайших деталей и обдумать, как это лучше преподнести... В воде мне думается гораздо лучше. Может, и еще что-то вспомню…

– Попытайся вспомнить, Касси: все же это был мужчина или женщина?

– Я же говорю: не рассмотрела… Было слишком уж далеко, да и человека я видела лишь мельком.

– В любом случае Грецки будет утверждать, что это несчастный случай: иначе ему придется бесславно возвращаться на Землю и лишиться очередных наград и званий. Да он бы с ума сошел от этого! Думаю, он все же постарается разубедить тебя. Заставить поверить, что тебе это просто померещилось от усталости… Игра света и все такое… Что какой-нибудь ремонтник мимо проходил или робот…

Смотри сама, Касси… Ладно, я пойду, а то очень уж устала. А завтра мне с утра еще нужно исследовать новые сорта огурцов.

Тайна натянула комбинезон. Улыбающаяся Касси помахала ей рукой.

– Ладно, а я еще полчасика поплаваю. Ты же знаешь, что я могла бы жить в бассейне. До завтра, Тайна!

– До завтра, Касси!

 

«Завтра» для Касси так и не наступило… Несчастный случай? Тайна не очень-то верила в такие совпадения. Значит, кто-то подслушал их разговор? Стоило лишь Касси вспомнить, что она, возможно, видела убийцу, как от нее тут же избавились, как от случайной свидетельницы. Но ведь она же не сказала ничего конкретного! Хотя сам факт… Или, может быть, Касси позже могла вспомнить что-то еще?

Но тогда опасность угрожает и ей, Тайне! Убийца знает, что они были вместе. Значит, нужно быть готовой к тому, что маньяк может попытаться расправиться и с ней. Какой следующий шаг он может предпринять? Снова изобразит несчастный случай?

«Я не убивала, – размышляла Тайна. – Касси не убивала, и Лора тоже… Значит, кто-то из оставшихся сорока семи… Но кто? Или все же – совпадение?! Такое тоже бывает… Иногда… И никакого убийцы нет… Как сказал бы Алекс: “Потрясающее, невероятное стечение обстоятельств”».

Идти к Грецки? Но этот плебей ненавидит ее, усыпанную бриллиантами обладательницу крупнейшего в мире состояния, знаменитую внучку величайшего ученого современности… Они с самого начала терпеть не могут друг друга…

Если командир после просмотра записи из бассейна заявил, что с Касси произошел несчастный случай, значит, это монтаж. Убийца стер настоящую запись, ловко подменив ее другой, причем сделанной очень искусно… Значит, преступник – великолепный программист, как, например, Тони Новак. Таких специалистов на корабле не очень много… Человек десять, максимум – пятнадцать… Их можно вычислить… Тони Новак? Нет, этот самовлюбленный красавец не может быть убийцей. А почему ты так в нем уверена?! А может, это Чанг – заместитель командира и ближайший сосед? Или кто-то еще, как и она сама не слишком афиширующий свои знания и умения?

А может, все-таки это действительно редчайшее совпадение, а Касси и впрямь просто поскользнулась, выходя из воды?! Такое почти невероятно, но в жизни все бывает… Касси… С ее-то реакцией? И именно в тот вечер?! Нет! Это убийство!!!

Нужно быть очень осторожной. Охрану к ней Грецки в любом случае не приставит. Ладно, роботы и так охраняют ее постоянно… Все же пойти к командиру? Так Грецки или не поверит ей, или обвинит ее же, ведь она была последней, кто разговаривал с Касси. Или до убийцы в бассейне был кто-то еще? Нет, нельзя давать негодяю такой шанс… А в подлости и изобретательности Грецки Тайна ничуть не сомневалась… Иначе человек из самых низов не смог бы получить абсолютную власть над подчиненными. А может, сам Грецки и есть убийца?!

 

Тайна вошла в свою каюту, вернее, апартаменты, потрясающие богатством и красотой немногочисленных избранных гостей. Каюта астробиолога по площади равнялась шести обычным каютам: для спонсора полета было сделано исключение. Обстановка жилища молодой мультимилиардерши отличалась изысканной, поистине королевской роскошью: квадратная кровать, овальный стол, журнальный столик, диван в стиле Людовика XIV, диванчик, пара кресел… Все богато инкрустировано драгоценными камнями… Вдоль стен располагались шкафы: с одеждой, обувью, украшениями… Вход сюда был дозволен далеко не каждому…

У порога Тайну встретил Мук, дружелюбно виляя хвостом. Девушка подошла, медленно погладила рыжего пса, преданно глядящего в глаза. Как она его когда-то любила, там, в далеком детстве, в земном раю, созданном для нее Алексом… На далекой-далекой Земле. Пальцы проваливались в пустоту: Мук был лишь великолепной голографией…

Рыжая дворняга повернулась, медленно побрела в угол каюты, оглянулась напоследок, склонив голову набок, и исчезла. Тайна вздохнула... Мук появлялся не каждый раз, когда Тайна входила в каюту, а спонтанно, то часто, то изредка и всегда из разных мест: такова была программа, созданная Алексом.

Вошел робот.

Тайна немедленно изложила ему историю Касси.

– Дивные дела творятся на нашем гравилете, Алекс, – закончила повествование астробиолог. – Касси была моей подругой, и я обязана докопаться до истины.

Алекс молчал, анализируя ситуацию.

– Что ты мне посоветуешь? – спросила Тайна. – Ведь Грецки и Чанг уже наверняка знают, что я была последней, кто общался с Касси.

– Скажешь, что поплавала вместе с Касси, а потом ушла. Это же правда. Ведь тогда она еще была жива. И записи со стереокамер, и роботы подтвердят, что все именно так и было. Может, ты и не последняя, может, после тебя к Касси заходил кто-то еще...

Если на гравилете орудует маньяк, то мы сами его вычислим. Он же не человек-невидимка. Камеры должны его где-то зафиксировать. Он же не может подменить одновременно все записи. Или в какой-то момент его вообще нигде не будет. Должны быть несоответствия, и мы это выявим… Я сейчас же займусь анализом записей со всех камер. Проведем свое собственное расследование.

Главное, будь очень осторожна, Тайна. Роботы с сегодняшнего дня перейдут на красный уровень опасности. Я постараюсь находиться поблизости. А в случае нападения, ты достаточно подготовлена и сможешь постоять за себя, хотя бы продержаться до прибытия подмоги. Думаю, полет продолжится, несмотря ни на что. Грецки – сумасшедший, он не повернет ни при каких условиях, даже если останется один на гравилете. Удивительно, как ему доверили возглавить экипаж!

Тайна и сама думала также.

– Кажется, Алекс, нас ожидают нескучные времена.

Алекс кивнул.

– Ты слишком напряжена, Тайна. Тебе нужно расслабиться.

Она кивнула и сбросила комбинезон, под которым ничего не было, и привычно легла на кушетку. Ведь Алекс заботился о ней с той поры, когда она была еще совсем маленькой девочкой.

Робот начал ловко разминать плечи своей воспитанницы, смазывая их ароматическим маслом. Тело девушки постепенно расслабилось, напряжение спало, и Тайна совершенно успокоилась. Как хорошо! После массажа красавица уверенно расправила плечи и, как всегда, почувствовала во всем теле необыкновенную легкость и свободу.

Затем Алекс накормил свою девочку свежей садовой земляникой. После этого робот вновь отправился в оранжерею, чтобы отобрать и проанализировать пробы, а затем посеять лучшие из новых сортов растений. Чуть позже, выпив зеленого чая с жасмином, к роботу присоединилась отдохнувшая и повеселевшая Тайна.

Девушка едва начала очередную серию исследований, когда зазвенел браслет связи.

– Тайна, зайди ко мне немедленно.

Это был Грецки.

«Начинается», – подумала Тайна. Но она была совершенно спокойна и готова к разговору.

У входа в кабинет командира астробиолог нажала на кнопку браслета, чтобы Алекс мог прослушать весь разговор. А в ухо девушки уже была вставлена «ракушка» на случай если Алекс захочет вмешаться и что-то подсказать.

Тайна вошла к командиру, который ожидал ее вместе со своим заместителем Иенгом Чангом – рослым, атлетически сложенным и всегда невозмутимым китайцем. Вернее, в жилах немногословного Чанга текла, смешавшись, кровь его азиатских предков: китайцев, малайцев, камбоджийцев. Тайна и почти все остальные члены экипажа уважали этого человека за справедливость, глубокие знания, огромный опыт и постоянную готовность прийти на помощь в любой ситуации. Многие сожалели, что не Иенгу Чангу доверили возглавить полет.

Лишь с командиром «Неустрашимого» Виктором Грецки и его верной боевой подругой Анной Свенсон у Чанга отношения были строго официальными. Командир и заместитель недолюбливали друг друга, потому что по натуре были явными антагонистами.

 

Из досье:

«Заместитель командира корабля, начальник службы безопасности гравилета Иенг Чанг (при рождении – Ионгзэнг Чан), 2070 г.р. Участник шести длительных полетов. Мастер боевых искусств. Уровень интеллекта – очень высокий. Сдержан и хладнокровен. Имеет собственное мнение и умеет его отстаивать. С коллегами поддерживает ровные отношения. Вдовец. Жена Сара Чанг погибла во время длительного полета. Имеет сына. Награжден четырьмя Золотыми крестами. Вредных привычек не имеет».

 

Тайна действительно оказалась последней, с кем разговаривала Касси перед смертью. Камеры зафиксировали, как девушки плавают, как они пьют сок, едят, разговаривают. Затем Тайна уходит, входит робот-уборщик, убирает напитки и фрукты, начинает наводить порядок. Затем робот тоже удаляется… Касси продолжает плавать. Вот она выходит из воды, подходит к столику, но, поскользнувшись, внезапно падает, ударяясь виском о край мраморного столика. «Да, это работа профессионала», – убедилась астробиолог.

– Тайна, – сказал командир, – хотя это несчастный случай, но я должен поговорить с тобой о Касси. Ты была последней, с кем она общалась перед смертью. О чем вы говорили?

– О многом, – невозмутимо ответила девушка. – О гибели наших товарищей, находящихся в анабиозе, о том, что нас осталось слишком уж мало, и еще о том, что лучше было бы повернуть назад. Именно об этом…

Грецки нахмурился.

– И это все? – уточнил он.

– Все, – подтвердила Тайна, умолчав о подозрениях Касси.

Чанг не проронил ни слова, только не отрываясь, смотрел на девушку.

– Можешь идти, Тайна, – разрешил командир.

Тайна кивнула и вернулась в оранжерею. Алекс, внимательно прослушав разговор своей воспитанницы с командиром, одобрил ее поведение, после чего неразлучная парочка вновь приступила к работе.

 

Вернувшись в свою каюту, Тайна приняла ванну, и, подойдя к огромному, на всю стену, зеркалу, залюбовалась своей красотой. Забылись тяготы полета и нависшая над ней смертельная опасность. Она была прекрасна… Безупречная, идеальная внешность Тайны вызывала восхищение как у нее самой, так и подавляющего большинства окружающих. Само совершенство! Нежное, красивое лицо. Не просто смазливое кукольное личико – черты классически благородны, как у древней греческой или римской статуи. Золотисто-каштановые волосы. Темно-голубые глаза. Великолепная кожа. Жемчужные зубы. Идеальная фигура. Богиня! И эта ослепительная красавица – я!

Затем легкая тень пробежала по лицу девушки, она нахмурилась, криво усмехнулась. Жалкая подделка, фальшивка, дешевая куколка, липовая красавица – вот ты кто, и ты это знаешь… Ты – всего лишь искусное творение Алекса. Он сделал это только из жалости! Ты – не Тайна, лапочка! Той девочки давно уже нет… Ну и что? Какая разница теперь? Губы красавицы снова изогнулись в улыбке. Я прекрасна – и все тут! Я – настоящая Тайна Гор!

Но затем девушка вспомнила о том, где она и в каком положении находится, и снова нахмурилась. Что ждало ее и весь экипаж впереди? Было отчего впасть в задумчивость…

Но Тайна вскоре вышла из оцепенения. Да, возможно, ей грозит смертельная опасность. Но и унывать особенно нечего. Всякое бывало, прорвемся!

Неожиданно лицо красавицы озарила улыбка, а глаза просияли: в каюту вошел робот. Так Тайна радовалась только приходу Алекса. В целом мире не было для нее никого дороже и роднее! Это снаружи он производил впечатление обычного, похожего на манекен робота-уборщика, каких на гравилете была целая сотня. Правильные черты лица, чтобы хозяину было приятно смотреть на робота, застывшая приветливая улыбка… Высокий, стройный, светловолосый и голубоглазый Алекс внешне отличался от остальных роботов гравилета лишь цветом одежды. Комбинезон робота-слуги был алого цвета, а у роботов-ремонтников – синего.

Но Алекс, во-первых, был личным роботом Тайны и подчинялся только ей. Хотя, конечно, в экстренных ситуациях он мог привлекаться к общим работам, но лишь с разрешения своей хозяйки. За огромный вклад в финансирование полета для мультимиллиардерши Тайны Гор было сделано такое исключение.

Во-вторых, начинка Алекса состояла из сложнейших материалов и сплавов. А уж сколько в нем было драгоценных металлов, не мог себе представить никто! Алекс был просто настоящим ходячим сокровищем…

…Вновь откуда-то появился рыжий пес.

– Привет, малыш, – сказал робот. Затем поставил на стол корзинку с фруктами и погладил пустоту…

 

*  *  *

 

Как случилось, что робот стал единственным другом и наставником блистательной красавицы Тайны? Так было почти всегда, с самого детства. Тайна рассталась с родителями, когда ей было всего пять лет. Но она всегда помнила о дорогих ей людях, и долго, очень долго ждала их, ждала, пока надежда не испарилась совсем.

Мать, смуглая синеглазая красавица с роскошными черными кудрями, изящная, изысканная, словно экзотический цветок, отец – светловолосый кареглазый крепыш – замечательный союз капитала и «голубой крови». Их друзья и знакомые поначалу удивлялись, как у такой блестящей пары могла родиться тощая, невзрачная замухрышка! Девочке казалось, что родители, хотя и горячо любят ее, но стыдятся показать людям…

Они привезли ее к дедушке, отцу матери, перед тем, как отправиться в длительный полет. Время было уже позднее, и маленькая Тайна хныкала и терла глазки: она устала и очень хотела спать. Дедушка позвал робота и велел ему позаботиться о девочке. Так произошла первая встреча Тайны и Алекса.

– Хочешь пи-пи, малышка? – спросил робот, бережно принимая худенькое, легкое, как перышко, тельце ребенка. У внучки гения был такой жалкий, невзрачный вид, что даже робот на мгновение растерялся. Робкая, застенчивая девочка вовсе не походила на особу «голубых кровей» и наследницу громадного состояния. Малышка смущенно кивнула, и Алекс отнес ее в белоснежное фарфоровое царство.

Робот был потрясен: в его искусственный разум вторглось нечто новое. Это было чувство, подобное тому, что испытывает молодая мать, впервые взявшая на руки своего новорожденного младенца. Такого с ним прежде не происходило никогда.

Еще совсем недавно робот размышлял о том, что он, с его совершенным разумом и гигантскими возможностями, истинные размеры которых не мог оценить даже его Создатель, мог бы стать властелином мира и править этими жалкими, высокомерными созданиями – людьми. Но теперь Алекс увидел малышку Тайну, и все его честолюбивые замыслы испарились без следа: эта девчушка просто перевернула его искусственный разум!

Робот искупал малышку в ароматной розовой пене, надел на нее расшитую розами малиновую пижамку, напоил соком и отнес в кроватку. Уложив усталую, заснувшую у него на руках девочку, робот присел у ее изголовья и осторожно погладил по голове. Так у Тайны появился самый верный и надежный друг на свете!

Бесшумно вошла мать Тайны, синеглазая красавица Алисия.

– Береги ее, Алекс, – едва слышно сказала молодая женщина, коснувшись плеча робота, и голос ее дрогнул.

Он не сказал тогда, как было положено: «Да, госпожа», он просто молча кивнул, словно был человеком. Алисия долго стояла, глядя на девочку, затем наклонилась, поцеловала спящую дочь и вышла из комнаты. А робот все сидел и смотрел, как спит его малышка, испытывая странные, неизведанные полумысли-получувства.

 

Тайна хорошо помнила сцену прощания: мама в синем-синем, как ее глаза, платье, мягком и пушистом, как одуванчик, гладит ее по голове, а по маминым щекам текут слезы. Отец просто держит Тайну за руку и смотрит на нее, не отрываясь: у него тоже нет слов. Они обнимают и целуют свою маленькую дочь, и все…

Потом были короткие сеансы связи, которых девочка ждала с нетерпением, часами не отходя от стереоэкрана, радуясь каждому свиданию. Затем связь становилась все хуже, хуже, и, наконец, пропала совсем…

 

*  *  *

 

Тайна жила в мире, о котором мечтали предыдущие поколения. Большинство болезней на Земле были уже побеждены, люди жили до 120–150 лет, а то и дольше, обладая при этом отменным здоровьем. Лишь несчастный случай мог оборвать человеческую жизнь преждевременно, хотя многие гибли и на Земле, и в Космосе... До пятидесяти лет человек считался еще очень молодым, почти что юным, а годы, проведенные в анабиозе по дороге к иным планетам, практически не старили организм, и вовсе растягивая временной период жизни до двух столетий.

Большую часть жизни люди космической эры проводили в полете. Скафандры, невесомость и прочие неудобства первых полетов остались в истории космонавтики. Гравилеты в форме летающих тарелок, работающие на пси-элементах, использующие бестопливные технологии и достигающие скорости света были лишены подобных неудобств. Теперь во время полета люди могли ходить по гравилету спокойно, словно по земле.

 

Корабль, совершая громадные скачки, преодолевал антигравитационное поле и покрывал огромные расстояния, что делало возможным достижение иных миров не за десятилетия, а всего лишь за несколько лет полета.

Города на Земле разрослись так, что почти соприкасались своими пригородами. Тайна жила в пригороде Нью-Йорка, города-спрута, разросшегося почти до размеров штата. Жила девушка, конечно, в самом престижном и экологически чистом районе – вдали от заводов и фабрик. Этот район был истинным оазисом образования, науки и культуры. Здесь могла жить только элита общества: самые богатые и знаменитые…

Но рай на Земле наступил не для всех… Оставались и огромные трущобы, где многие поколения не могли или не хотели работать, живя на жалкие пособия, не учились, пили суррогатный алкоголь. Часть молодежи изготавливала и распространяла дешевые наркотики, часть – занималась воровством и грабежами. Девушки с юных лет выходили на панель или вступали в местные банды…

Продолжительность жизни в этих злачных местах была, конечно, гораздо короче, чем в престижных районах: люди погибали в бесконечных драках, умирали от передозировки наркотиков и от отравлений суррогатным алкоголем. Сказывалась и плохая медицинская помощь. Время в трущобах словно замерло: так жили и их прадеды, и деды, и отцы, считалось, что так будут жить и их потомки… Ничего не менялось…

Иногда недовольство жизнью накапливалось настолько, что требовало выхода и вызывало у жителей трущоб яростные бунты. Тогда толпы озлобленных оборванцев шли в богатые кварталы, крушили витрины магазинов и роскошные машины, поджигали дома богачей, убивая тех, кого они считали виновниками всех своих бед. За этим следовала жестокая расправа, армия и полиция стреляла по бунтовщикам на поражение, хватали самых активных, которых потом на долгие годы отправляли в подземные тюрьмы или на вновь открытые планеты. И снова наступало временное затишье…

Нельзя сказать, что из трущоб совершенно не было выхода. Немногие из тех, кого не устраивала подобная жизнь, приложив титанические усилия, все же ухитрялись вырваться из порочного круга нищеты и бескультурья. Самые упорные и целеустремленные устраивались на работу, вначале на низкооплачиваемую и непрестижную, потом шли учиться, постепенно делая карьеру.

Но таких было немного: сказывались вредные привычки и пороки, приобретенные в трущобах. Пьянство, воровство, агрессивность, распущенность, неразборчивость в средствах часто прерывали восхождение наверх в самом начале. К богатству и славе, да что там, просто к нормальной человеческой жизни доходило слишком мало выходцев из трущоб: самых серьезных, амбициозных и терпеливых… К тому же таких «продвинутых» сородичей люто ненавидели их менее удачные собратья. Могли даже изувечить или убить «выскочек» за стремление вырваться из привычной среды, нежелание быть «как все». Таков был двадцать второй век – век покорения космического пространства.

 

*  *  *

 

Семья Тайны Гор была официально признана самой богатой семьей в мире. Дед Тайны по материнской линии Ричард Левински – стройный, подтянутый мужчина с львиной гривой и элегантной бородкой, был великим ученым, создателем первой серии стандартных роботов-уборщиков.

Благодаря гению робототехники, «искусственные люди» повсеместно вошли в семьи и избавили землян от всех домашних хлопот. Можно сказать, профессор Левинский произвел настоящую революцию в быту. Роботы, внешне очень похожие на обычных манекенов, стали доступны почти всем, освободив людей от рутинного труда. В богатых домах роботы-слуги копошились повсюду, во многих бедных – имелся хотя бы один, пусть и устаревшей модели.

С годами ученый все больше и больше усовершенствовал свои творения: новые модели уже оказывали медицинскую помощь, охраняли дома, склады и магазины, были садовниками, поварами, нянями… Да где только их труд не применялся!

Но главной целью всей жизни гения было изобретение саморазвивающегося робота, который действовал бы не по программе, а исходя из конкретной ситуации, умел заниматься творчеством, испытывал подобие эмоций – словом, создание робота, максимально похожего на человека. Именно таким первым необычным роботом и стал Алекс.

Но великий ученый не спешил объявлять миру о своем открытии: Алекса еще можно усовершенствовать, причем до такой степени, что он стал бы первым в мире искусственно созданным человеком. А уж потом совершенного робота можно было бы запустить в массовое производство…

Ричард Левински с утра до вечера вдохновенно работал в лаборатории, изобретая все новые и новые материалы и детали для идеального робота. А маленькая Тайна круглосуточно находилась под присмотром Алекса. Робот был личным телохранителем Тайны, готовил ей разнообразные блюда, кормил по часам, лечил малышку, когда она болела, занимался с ней развивающими уроками и учил всему, что может пригодиться в жизни. Девочка и робот были неразлучны: Алекс заменил девочке и отца, и мать, и дедушку…

Тайна очень скучала по родителям. И робот, как мог, скрашивал ей ожидание. А еще он сочинял для своей малышки чудесные сказки: каждый вечер – новую. Больше всего Тайна любила сказку о принцессе и драконе, и заставляла Алекса рассказывать ее снова и снова… Так они прожили почти целый год.

 

Казалось, так будет всегда… Но на вручении очередной премии дедушка познакомился с сексапильной рыжеволосой красоткой-ведущей Лолой Момот, и спокойной жизни Тайны пришел конец. Наглая, корыстная девица с бегающими глазками, прославившаяся своим скандальным поведением, мертвой хваткой вцепилась в пожилого мультимиллиардера. Старый ученый влюбился, как юнец, он просто вмиг потерял голову, и, не задумываясь, женился на потасканной, циничной девице с пышным бюстом и жабьим ртом.

Гений в науке, всецело поглощенный исследованиями, в людях он, прожив жизнь, оказывается, разбирался не так хорошо, как в роботах. К тому же Ричард Левински был уверен, что его любимой внучке необходима женская забота.

– Я знаю, дорогая, что ты позаботишься о Тайне, – говорил ученый молодой жене. – Ты такая добрая, нежная, заботливая. Когда еще вернутся ее родители… И вернутся ли… А я – человек очень занятой. Нельзя же ребенка просто спихнуть роботу!

– Я сделаю все, что смогу для этой милой малышки, – уверяла Лола, преданно глядя на Ричарда наглыми зелеными глазами. – Я полюбила эту крошку, как родную!

Она, конечно же, бессовестно лгала.

 

– Лола будет о тебе заботиться до возвращения родителей, Тайна, – объявил дедушка девочке. – Лола очень добрая и веселая. Она такая милая, и очень любит детей! Ты непременно с ней подружишься, я уверен.

Тайна нахмурилась: насквозь фальшивая Лола ей сразу очень не понравилась. И неприязнь эта, конечно, была взаимной…

Влюбленный гений страшно ошибался: его новоиспеченная супруга с первого же взгляда люто возненавидела тщедушную и невзрачную девчушку. Тайна раздражала корыстную красотку самим фактом своего существования. Как, какой-то облезлый крысеныш стоит между нею и громадным состоянием! Вот если бы с этим жалким недоноском что-нибудь случилось…

Маленькая Тайна искренне удивлялась выбору дедушки. Почему он ничего не замечает? И вовсе Лола не добрая, а, наоборот, очень злая и противная! И очень-очень вредная!

Уж лучше бы Лола вообще не обращала на Тайну внимания! При дедушке она была преувеличенно мила и любезна с девочкой, демонстрируя чуткость и заботу. А когда рыжеволосая красотка оставалась наедине с девочкой, то, уже не сдерживаясь, давала волю своей неприязни к этому глупому, никчемному, на ее взгляд, и никому не нужному существу, которому все блага мира достались просто так. Лола уже начала вынашивать мысли о том, как бы избавиться от опротивевшей до омерзения законной наследницы.

Молчаливая и робкая Тайна не жаловалась дедушке: девочка была уверена, что он ни за что не поверит, что внимательная и заботливая в его присутствии Лола – на самом деле подлая и злая. «Будь я красивой, – думала Тайна, – дедушка любил бы меня больше. А так он любит Лолу, хотя она не красивая, а просто гадкая. И лицо ее похоже на череп».

Девочка молчала и только крепче стискивала зубки. Она знала: пока у тебя мало силенок, надо смириться. Так учил ее Алекс. Терпение очень важно в жизни, без него никак. Побеждает тот, кто умеет ждать. Не все и не всегда бывает так, как нам хочется. Иногда нужно на время притвориться и принять правила игры. Только так можно победить! Поспешишь – проиграешь… Терпение, и еще раз терпение! Поэтому все, что оставалось Тайне, это терпеть и ждать возвращения родителей…

 

Алекс, как мог, поддерживал девчушку. Робот видел, конечно, что Лола ненавидит Тайну и обижает ее. Понимал он и то, что девочке грозит смертельная опасность: ведь она стоит на пути жадной и бессовестной Лолы к огромному богатству. А в том, что толстогубая красотка обязательно попытается избавиться от малышки, Алекс не сомневался. Поэтому он постоянно находился настороже…

Все домашние роботы, словно железные псы, день и ночь охраняли вверенную их заботам девочку. Коварная Лола многократно убеждалась: к малышке не подобраться. Пускала ли Тайна бумажные кораблики в маленьком пруду с лилиями, спала, ела, плескалась в ванне-джакузи или плавала в бассейне, железные рыцари неотлучно охраняли маленькую наследницу огромного состояния.

Верный друг Тайны ничего не говорил своему Создателю. Зачем? Его все равно не послушают… Алекс понимал, что, несмотря на свой могучий интеллект и огромные возможности, в глазах Ричарда Левински он оставался всего лишь роботом… Мнение «железного человека» ничего не значило для великого ученого, охваченного поздней страстью к развратной молодой женщине. Поэтому Алекс до поры до времени терпел все выходки Лолы. Но однажды наступил день, который изменил все.

Как-то дедушке подарили роскошную вазу: такой красоты Тайна еще не видела. Ваза была в виде аквариума, прекрасного голубого цвета, с голографическими изображениями рыбок, водорослей, кораллов, улиток и ракушек. Любознательная и усидчивая девочка могла часами любоваться меняющимися, как в калейдоскопе, картинами морских глубин.

Казалось, прекрасный сосуд был неисчерпаем: каждый день Тайна обнаруживала что-то новое. Но Лола просто тряслась над этой вазой и запретила Тайне даже близко подходить к ней, боясь, что глупая и неуклюжая девчонка разобьет драгоценную вещь. Но чудесная ваза притягивала воспитанницу Алекса словно магнит, и девочка продолжала украдкой любоваться прекрасным творением.

Однажды, когда молодая женщина ушла в лабораторию, решив немного поболтать с мужем, Тайна пробралась в запретную комнату и осторожно взяла тяжелую вазу в руки, чтобы рассмотреть все под новым углом. Девочка так увлеклась, что не заметила, как вернулась Лола. Увидев любимую вещь в руках ненавистной наследницы, женщина пришла в бешенство и завопила, словно ненормальная:

– Чтоб ты сдохла, дрянь!

От неожиданности Тайна уронила вазу, и прекрасное, но хрупкое творение разбилось вдребезги. Осколки прежнего чуда покрыли пол комнаты блестящей голубой крошкой. Обезумевшая от ярости Лола схватила другую вазу и запустила в девочку. Перепуганная Тайна бросилась бежать вниз по лестнице.

Лола попыталась схватить девчушку за одежду, но не рассчитала сил. Тайна почувствовала резкий толчок в спину, попыталась сохранить равновесие, но ей это не удалось. Девочка кубарем полетела вниз по лестнице…

Опомнившаяся Лола подбежала к лежащей неподвижно Тайне, склонилась над ней. Девочка лежала неподвижно, и глаза ее были закрыты. Подбежал и робот Алекс.

– Она сама упала, сама, – испуганно повторяла Лола.

– Я все видел, госпожа, – бесстрастно произнес робот, бережно склоняясь к Тайне.

Но Лола уже успокоилась, и к молодой женщине вернулась прежняя наглость.

– Помалкивай, железка, или тебя живо отправят в утиль, – грубо отрезала Лола.

Ну, упала девчонка с лестницы, ну и что? Чего ей бояться? Кому скорее поверят: жене великого ученого или какому-то роботу-няньке? Однако, увидев окровавленное лицо девочки, Лола спохватилась.

– Она жива? Ты сможешь оказать ей помощь?

– Она жива, просто потеряла сознание, – тихо ответил робот, осторожно беря ребенка на руки. – У нее сильно разбито лицо. Я сделаю все, что нужно, госпожа.

Уходя, Лола вдруг обернулась.

– А ваза? Ты сможешь ее починить?

– Конечно, госпожа. Не беспокойтесь. Ваза будет, как новая. Но сначала я займусь маленькой госпожой.

Лола совсем успокоилась, и тут же забыв о пострадавшей малышке, отправилась в свою комнату: подошло время очередного бесконечного сериала.

 

Алекс унес Тайну в свою комнату, где сделал ей пластическую операцию, которую он разрабатывал уже давно. Затем робот залил лицо девочки застывающей дезинфицирующей пеной. Вечером за ужином Лола сообщила мужу, что Тайна, играя, упала с лестницы и немного разбила лицо. Но теперь уже все в порядке: Алекс оказал малышке необходимую помощь, ничего страшного нет. После заживления пена отвалится, только и всего. В остальном, девочка не пострадала. Пока она крепко спит после пережитого потрясения, а из-за застывшей пены разговаривать пока не сможет. С детьми это бывает. Дедушка успокоился и, взглянув на спящую внучку, у постели которой сидел робот, вернулся в лабораторию.

Когда Тайна проснулась, возле нее сидел Алекс и держал за руку. Тайна вспомнила все… Глаза девочки потемнели и наполнились слезами, а в носу противно защипало. Она отвернулась к стене.

Алекс немного помолчал, а затем произнес:

– Выслушай меня, Тайна, очень внимательно. Так дальше продолжаться не может. Я понимаю, что тебе сейчас очень плохо. Но это совсем ненадолго, клянусь. Ты должна лишь чуть-чуть потерпеть!

Тайна вздохнула и повернулась к роботу. Она устала ждать добрых перемен, но очень любила Алекса. Хочет ли он ее просто поддержать или и в самом деле скоро что-то улучшится?

– Помнишь сказку о принцессе и драконе? Так вот, даю тебе слово: всего через три дня твоя жизнь изменится до неузнаваемости! Ты станешь настоящей принцессой прекрасного замка. Никто никогда не посмеет сказать тебе и слова против. Запомни: ты должна подождать только три дня! Да что там этот дом – весь мир будет у твоих ног, Тайна!

Девочка молча смотрела в глаза Алексу. Она привыкла доверять своему другу-роботу. Три дня – это же совсем немного! Столько ждала, а тут… Всего ничего… Она постарается потерпеть… Это можно… Что будет потом, девочка не знала, но если уж Алекс обещал…

Три последующих дня прошли в надежде на чудо… Ричард Левински навещал внучку по несколько раз в день, приносил забавные игрушки и сласти, к которым девочка так и не притронулась. Все рассказы великого ученого о том, сколько раз в детстве он в кровь разбивал нос и коленки, не производили впечатления на Тайну: она больше не любила дедушку, который ее предал.

Лола пока не рисковала показаться на глаза девочке. Алекс больше не находился возле Тайны, рядом с ней теперь неотлучно был другой робот. Алекс ненадолго приходил, подбадривал свою девочку и снова уходил. Минуты тянулись, как часы, часы – как дни…

 

Прошло уже два бесконечно длинных дня. Третий, последний день ожидания клонился к закату… Тайна лежала в постели и думала, что это все, надежды больше нет. Жить не хотелось… Ничего не изменится! Лола так и будет ее изводить… Дедушка и дальше будет слушать эту злую тетку! Все равно он поверит этой гадкой Лоле, а не ей… Алекс хотел просто успокоить, утешить ее… Что он может сделать? Он всего лишь робот, хотя и замечательный… Слезы выступили на глазах девочки. Дальнейшая жизнь до возвращения родителей представлялась ей невыносимой.

И в тот момент, когда она решила, что уж лучше умереть, чем жить так, поблизости раздался взрыв. Он был такой силы, что особняк задрожал. Тайна поняла, что это и есть то самое, о чем говорил Алекс…

Дедушкина лаборатория взорвалась именно в тот момент, когда по заведенной традиции, Лола зашла к супругу, чтобы вместе выпить кофе. Великий ученый и его молодая жена погибли мгновенно. Лаборатория превратилась в руины. Пропали и все разработки гения… А робот Алекс так и остался единственным на Земле экземпляром саморазвивающегося робота, о существовании которого не знал никто на свете...

Потом было расследование, и произошедшее признали несчастным случаем. Малышка Тайна тоже была допрошена. Она сказала людям в форме, что дедушка накануне говорил, будто собирается провести какой-то очень важный эксперимент. А еще дедушка сказал, что если все получится, то это будет иметь очень большое значение для всех. Тайна хорошо запомнила это слово – «прорыв». В тот момент, когда произошел взрыв, она была с роботом-няней и очень, очень испугалась…

 

*  *  *

 

Девочка была еще слишком мала и до возвращения родителей должна была оставаться под присмотром кого-то из взрослых. Поэтому из глубокого захолустья была приглашена дальняя родственница, которая и была назначена опекуншей девочки. Тайне эта малорослая, приземистая женщина с грубыми чертами лица и угрюмым взглядом не понравилась сразу. Девочка даже подумала, не окажется ли эта хмурая тетка, временами изображавшая фальшивую улыбку, еще хуже, чем погибшая Лола.

Но вскоре оказалось, что семиюродную родню не интересовало ничто, кроме выпивки, что ей и было предоставлено в неограниченном количестве. Недалекая, деградирующая женщина почти не выходила из дальней комнаты, и старалась не попадаться девочке на глаза, боясь лишиться всего этого чудом свалившегося на нее изобилия. Тайну и Алекса такое положение дел вполне устраивало.

А Тайна, как и обещал Алекс, стала настоящей принцессой в своем маленьком замке. Девочка, хотя и была мала, но понимала, что Алекс ради нее нарушил первую заповедь робота, которая гласила, что робот ни при каких обстоятельствах не может нанести вред человеку. Но ведь у Алекса не было выбора: он сделал это только ради нее! Создатель пал от руки своего лучшего творения…

 

От имени опекунши Алекс ежемесячно отправлял отчеты о проведенных с ребенком развивающих занятиях, о методах воспитания и их блестящих результатах. Тайна действительно оказалась настоящим вундеркиндом. Под руководством Алекса она с легкостью решала сложнейшие задачи, усваивала огромный объем информации, училась легко, а главное – с удовольствием.

Девочка набрала рекордное количество баллов по итогам года, далеко обогнав своих ровесников, посещающих школу, и блестяще подтвердила свои знания по всем предметам перед компетентной комиссией. А Алекс от имени бедной родственницы играл на бирже, и капиталы, доставшиеся Тайне в наследство от деда, росли как на дрожжах.

Что касается лица, то проведенная операция заметно изменила внешность девочки в лучшую сторону: Тайна хорошела на глазах. А физические комплексы, массаж, правильное питание и плавание в бассейне заметно улучшило фигурку ребенка. Девочка росла и прекрасно развивалась под руководством Алекса. Робот, с одной стороны, баловал свою любимицу, как только мог, а с другой – серьезно готовил ее ко всем превратностям будущей взрослой жизни.

Тайна, как настоящая принцесса, усыпанная бриллиантами, жила в своем маленьком эдемском саду, среди плодовых деревьев, кустарников и цветов, преимущественно – роз. В часы, свободные от занятий, девочка с веером или розой в руке, никуда не спеша, бродила по тропинкам, любуясь своим садом непрерывного цветения, прекрасным и благоухающим. По мягкой зеленой травке расхаживали красавцы-павлины, гордо распустив свои великолепные хвосты. А в маленьком пруду цвели желтые кувшинки и белые водяные лилии, резвились разноцветные рыбки.

Роботы под руководством Алекса произвели перестройку особняка, превратив его в настоящий маленький замок с множеством башен, башенок, зубцов, бойниц и балкончиков. Алекс сделал для Тайны качели, на которых девочка взлетала почти что до верхушек деревьев.

А еще робот разрабатывал для своей прелестной девочки стереокомпозиции волшебной красоты. Это были настоящие лазерные шоу, которые так любила маленькая Тайна.

Девочка выходила вечером в сад, и феерия начиналась… Струи фонтанов под музыку бессмертного Бетховена, то взмывали вверх, то тихо опадали, окрашиваясь в разные цвета. Падающие серебристые звезды постепенно пламенели и сменялись вспышками молний. Воздух наполнялся удивительными ароматами.

Потом другая прекрасная музыка плыла над садом: плач флейты, пронзительные звуки скрипки, переливы арфы, пение птиц, шум моря, прекрасные голоса, сливающиеся в общий хор… По саду то летели мыльные пузыри, то плавно поднимались к небу разноцветные китайские фонарики… Как она любила эти вечера!

 

Алекс, словно сказочный джинн, старался исполнить любое желание своей маленькой хозяйки. Он стал искуснейшим ювелиром и создавал для своей девочки все более красивые и изящные украшения. Робот даже изготовил ей настоящую королевскую корону! Тайна была совершенно счастлива. Алекс называл ее принцессой, а еще – Маугли, потому что девочка охотнее проводила время с роботами, чем с людьми…

 

Именно поэтому Алекс, как только мог, старался, чтобы его любимица как можно больше общалась с себе подобными: водил свою «принцессу» в парки, музеи, на выставки… Ведь ей предстояло жить в мире людей.

В один из жарких летних дней Тайна и Алекс отправились в парк на детский праздник. Тайна в белоснежном батистовом костюмчике, украшенном кружевами, и такой же шляпке, из-под которой ниспадали золотистые локоны, с фруктовым мороженым и светящимся алым шаром-сердечком, привязанным к запястью, шла, крепко держа за руку Алекса. В другой руке робот нес крошечный рюкзачок Тайны в виде забавного розового поросенка.

В парке царили беготня и гвалт. Повсюду было множество нарядных детей: одни пришли на праздник с родителями, другие, чьи родственники были заняты более важными делами, явились, как и Тайна, с роботами-нянями. В празднике должны были принять участие и несколько «звезд» стереоэкрана.

Внезапно раздался шум – подъехал кто-то из знаменитостей. В тот же миг почти все гуляющие кинулись туда. Задние отчаянно напирали на передних, желая увидеть своего кумира. Началась давка… Не сделав ни шага, Тайна с Алексом оказались в самой гуще толпы. Робот, мгновенно оценив обстановку, посадил малышку на плечи, чтобы ее не зажали. Кругом уже царила страшная паника…

Стиснутые в эпицентре человеческого муравейника люди вопили от ужаса, теряли сознание, падали под ноги напирающей толпы и уже не могли подняться. Тайна, судорожно вцепившись в Алекса, широко раскрытыми глазами смотрела на происходящее вокруг. Многие люди и все роботы успели поднять на плечи детей, которые теперь возвышались над толпой.

– Не бойся, малышка, все будет хорошо, – сказал робот девочке. Хватка Тайны тут же заметно ослабла.

– Я и не боюсь, – раздался спокойный голосок, – я ведь с тобой, Алекс!

Конечно, Алекс мог бы дать роботам, которых было в парке довольно много, команду быстро навести порядок и спасти людей. Но это значило бы обнаружить себя, выдать истинные возможности роботов! Этого пока нельзя было делать ни в коем случае… Главным сейчас для Алекса было спасти своего маленького ангела – Тайну.

Эта же задача стояла сейчас и перед остальными роботами, которые изо всех сил сдерживали натиск толпы ради спасения главного сокровища Земли – девочки по имени Тайна Гор.

Порядок вскоре удалось навести с помощью быстро прибывшей полиции, но в парке уже были затоптаны десятки людей. Власти не обратили внимания на тот факт, что никто из детей, пришедших в парк с роботами, не пострадал. Тайна в тот день порвала костюмчик, лишилась любимого рюкзачка и прелестной белой туфельки с крупным бриллиантом…

 

Немного оправившись от пережитого, Тайна изъявила желание посетить собачью выставку. Каких только пород там не было: от лохматых ньюфаундлендов размером с небольшого медведя до крошечных «карманных» тойтерьеров.

Собаки были наряжены во всевозможные костюмчики. Кого тут только не было! Рыцари, принцы и принцессы, военные в мундирчиках разных эпох, женихи и невесты, герои сказок, динозавры, львы, бабочки, ангелы… Выглядели они очень комично. Девочка смеялась от души. После посещения выставки Тайне тоже захотелось завести щеночка. Алекс приветствовал это решение хозяйки, и они на следующий же день отправились в самый лучший зоомагазин.

Девочка с озабоченным видом обошла все корзинки с породистыми щенками, но ни один из них ей не приглянулся. Советы и уговоры продавца не действовали на упрямую малышку: она выбирала для себя. Затем девочка прошла в зал с беспородными щенками. Из одной корзинки Тайна извлекла чудесного щенка, которому был всего месяц от роду. Золотистая шерстка, голубые глаза и розовый носик делали его неотразимым. К удовольствию Тайны, он оказался мальчиком. Песик внимательно смотрел на девочку, чуть наклонив лобастую голову и высунув розовый язычок. Тайна погладила щеночка, и тот жалобно заскулил, как бы прося не оставлять его здесь. Шерстка была такая мягонькая!

– Держи Мука, Алекс, – деловито сказала девочка, передавая роботу корзинку со щенком.

– Отличный парень, – поддержал выбор хозяйки Алекс.

На всякий случай, Тайна дошла до конца ряда, как учил ее наставник, чтобы ничего не упустить. Но выбор уже был сделан окончательно…

 

Это были годы счастливой, беззаботной жизни. У щенка оказался прекрасный, покладистый характер. Тайна души не чаяла в Муке, который вымахал в довольно крупного темно-рыжего пса и бегал по двору, стараясь не задевать растущие повсюду цветы. Нос Мука из розового стал коричневым, а глаза приобрели зеленоватый оттенок. Но он все равно был лучшим псом на свете!

Тайна ничего не жалела для любимца. Питание Мука обходилось ежемесячно в целое состояние. Питался песик только натуральной вырезкой, хотя подавляющее большинство землян не могли себе позволить подобную роскошь даже раз в год, потребляя дешевые синтетические бифштексы.

Мук также беззаветно любил свою хозяйку и робота Алекса. И поесть пес тоже очень любил. И еще он оказался очень сообразительным: Тайна и Алекс научили любимца разным командам: он давал лапу, сидел, подавал голос, знал свое место…

Так они и жили одной большой дружной семьей: девочка, роботы и пес. Это были прекрасные, незабываемые годы! Лишь иногда случались непредвиденные события, нарушая привычный ритм жизни…

Однажды в сад попытались забраться грабители. Сработала сигнализация, вспыхнули прожекторы, отважный Мук залаял и бросился защищать свое добро. Часть грабителей успела сбежать, остальные были схвачены роботами и переданы полиции…

Неразлучная троица была вместе повсюду. Казалось, что так будет всегда…

 

Как-то раз чудесным весенним деньком Тайна с Алексом решили съездить на выставку цветов. Ярко светило солнце, и небо было ярко-голубым. Тайна вела Мука на платиновой цепочке, чтобы он не потерялся в толпе. Мук выглядел просто по-королевски: в ошейнике, украшенном крупными бриллиантами и роскошными браслетами на всех четырех лапах, он весело бежал впереди своей маленькой хозяйки, до предела натягивая цепочку.

Внезапно пес, одурманенный весенними ароматами, вырвался из рук девочки и погнался за первой в сезоне бабочкой. Радуясь теплу и пробуждению природы, Мук весело носился вдоль обочины дороги, не желая откликаться на зов Тайны. Алекс уже собирался догнать беглеца, чтобы завести его в автомобиль.

Но в этот момент проезжавший на большой скорости красный спортивный «Ягуар» вильнул, сбив Мука, и помчался дальше. Когда Тайна и Алекс подбежали к псу, тот лишь дрожал в агонии и виновато смотрел на Тайну тускнеющим взглядом: «Прости, хозяйка. Я виноват…»

Но Тайна и Алекс успели заметить, что водитель нарочно вильнул, чтобы сбить собаку. Они узнали и автомобиль, и его владельца. Алекс взял умирающего Мука на руки и внес во двор. Плачущая навзрыд Тайна шла следом. Горе девочки было огромным: в ее душе образовалась ничем невосполнимая пустота…

Похоронив любимца в тенистом уголке сада, поросшем маттиолою, где песик так любил отдыхать в жару, робот обнял девочку, по щекам которой ручьем текли слезы, и сказал ей:

– Мук теперь в раю. Он и сейчас с любовью смотрит на нас, и значит, незримо он всегда рядом с нами. Мук по-прежнему любит нас, а мы его, и это значит, что ничего не изменилось…

Вечером Алекс ненадолго сел за компьютер… А на другой день единственный сын мэра погиб, не вписавшись в поворот… Бедный Мук был отмщен. А Алекс снова нарушил первую заповедь робота…

 

*  *  *

 

Тайна продолжила просмотр стереографий. На настенном экране начали появляться изображения Дэна – младенца, малыша, мальчика, подростка, юноши, в одиночку и вместе ней, с Алексом, со своим роботом-няней Сэмом…

Вот она, Тайна, в костюме принцессы, а к ней доверчиво прижался красивый улыбающийся малыш в костюме принца. Вот Дэн в костюме зайчика. Вот рождество: нарядная елка, а вот сама Тайна в небесно-голубом платье, расшитом золотыми цветами, Дэн в костюме котенка, роботы, наряженные в карнавальные костюмы. Как они были тогда счастливы…

Дэн был приемным сыном Тайны, случайно попавшим к ней во время драматических событий, а потом пропавшим без вести на одной из далеких планет…

 

*  *  *

 

Через год после трагической гибели Мука началось восстание трущоб, и толпы вооруженных мародеров, многие из которых были подогреты алкоголем или одурманены наркотиками, грабили и жгли богатые дома, магазины, склады и офисы. Алексу и его юной хозяйке пришлось тогда почти целую неделю прятаться в специально оборудованном подземном бункере, расположенном прямо под особняком.

На стенах бункера сорок восемь стереоэкранов в разных ракурсах показывали территорию, окружающую особняк Тайны, и близлежащие дома. Можно было переключаться и на другие районы. Тайна и Алекс видели, как горит полицейский участок, окруженные копы отчаянно стреляют на поражение, но уже ничто не в состоянии остановить озверевшую толпу...

Среди нападающих есть и женщины, и даже дети – настоящие звереныши: они безжалостно, с садистским наслаждением добивают раненых и поверженных полицейских. Сверху по толпе очередями стреляют с полицейских вертолетов. Люди падают…

Нападавшие, уже успевшие захватить оружие убитых полицейских, открывают огонь по вертолетам. Один из вертолетов загорается, дымит и начинает медленно заваливаться набок, а затем падает на жилой дом…

На других экранах видно, как горят пожарные и полицейские машины, кареты «Скорой помощи». Богатые семьи пытаются вырваться из города, давя колесами вставших на их пути обитателей трущоб, но силы не равны… Город в хаосе. Повсюду тела убитых… Богатые и знаменитые, защищавшие свое добро или просто пытавшиеся спастись, но попавшиеся на глаза озлобленным оборванцам, лежат вперемешку с нападавшими, яростно сцепившись в последнем объятии. С особой жестокостью дети и подростки убивают своих ровесников из богатых семей…

Обитатели трущоб бьют окна и витрины, вытаскивают вещи, грузят их на машины, а ограбленные дома и магазины поджигают с помощью бутылок с «коктейлем Молотова» или канистр с бензином часто вместе с еще живыми владельцами и продавцами... Огонь и дым – повсюду, люди мечутся, кричат, молят о пощаде, пытаются прикрыть детей, горят заживо или падают, получив удар дубинкой, кастетом или ножом.

Восставшие приближаются… Они штурмуют дом за домом… Вот людская волна уже нахлынула на соседний дом. Нападавшие, с перекошенными от ярости лицами, вооруженные бейсбольными битами, арматурой, кольями, а некоторые и оружием, захваченным у полицейских или владельцев особняков, начинают штурм. К счастью, заряды бластеров многие уже использовали полностью и выбросили ставшее бесполезным оружие. Владельцы особняка заранее включили ток, и взобравшиеся на забор первыми падают, пораженные электричеством. Видны частые вспышки выстрелов. На забор набрасывают какие-то матрасы, тащат ящики, и штурм продолжается. Хозяева дома отбиваются отчаянно, но они обречены, сопротивление безжалостно подавлено…

Нападавшие убивают не только людей, они крушат и роботов. Тайна знает, что роботы могли бы защитить и себя, и людей. Но пока нельзя их задействовать и тем самым выдать: сопротивление грабителям грозило бы уничтожением всех роботов Земли до единого. Сегодня исключение сделано лишь для сотни личных роботов Тайны Гор: для защиты дома им позволено использовать любые средства против нападающих. Остальным роботам Алекс дал приказ прятаться, где только можно…

Покончив с соседским домом, толпа катится к особняку Тайны. Самые нетерпеливые и отчаянные из грабителей замертво валятся с забора, пораженные током. Дом уже окружен со всех сторон: убийцы пытаются лезть и через забор, и через ворота. Тайна видит, как ее роботы метко и непрерывно стреляют из бластеров по грабителям. Гора трупов быстро растет и уже доходит до забора. Но толпа неиссякаема… Девочка вздыхает и закрывает глаза. Стра-а-ашно…

 

Тогда еще Тайна не могла знать, что в это же время в нескольких кварталах от ее дома, в подожженном особняке, окруженном озверевшей чернью, которую непрерывно стреляющий хозяин уже едва сдерживал, молодая женщина, зная, что они обречены, протянула роботу-няне своего полугодовалого сына, просто сказав: «Постарайся спасти его, Сэм».

Робот схватил отчаянно ревущего младенца и выпрыгнул в раскрытое окно второго этажа, ловко приземлившись на ноги. Ему повезло: в толпе нападавших оказалась небольшая брешь, которой Сэм без промедления воспользовался. И теперь робот стремительно бежал в сторону заброшенного завода, унося малыша подальше от страшной толпы. Постепенно преследователи отстали…

Домчавшись до первого цеха, робот отыскал безопасное место и долго сидел, баюкая ребенка. Малыш постепенно успокоился и заснул. Робот знал, что отсидеться здесь длительное время не получиться: младенца нужно кормить. По инструкции следовало прихватить с собой и детское питание, но не было времени!

Теперь роботу необходимо было раздобыть бутылочку с молоком. Риск был велик в любом случае: и если оставить младенца в цехе, и если взять его с собой. Никогда еще в жизни робота-няни не было такого сложного выбора! И все же робот решил оставить мальчика здесь.

Осторожно положив спящего малыша на груду какого-то тряпья, Сэм побежал в сторону ближайшего супермаркета, который был уже разграблен и дымился. Но роботу повезло: среди разбросанных повсюду разорванных, обгоревших вещей и истоптанных продуктов ему удалось найти целый пакет молока. Возвращаясь, Сэм снова нарвался на группу мародеров, едва не угодив им в руки. Но роботу снова удалось прорваться, правда, пришлось проделать большой круг.

Вернувшись в цех, Сэм обнаружил, что ребенок исчез! Робот растерялся: он не выполнил свой долг… Но затем внимательно обследовал каждый уголок, и, наконец-то обнаружил уползшего за груду ящиков малыша, обессилевшего от плача, чумазого и мокрого. Следовало прихватить в супермаркете еще и белье!

Увидев робота, малыш заулыбался и доверчиво протянул к нему ручки… Сэм открыл пакет и накормил младенца. Тот жадно глотал молоко, давясь и обливаясь. Робот бережно закрыл пакет с остатками молока и поставил его рядом. Теперь можно было какое-то время продержаться…

 

*  *  *

 

Тайна хорошо помнила, как это было… Алекс сидит за пультом управления, а его пальцы непрерывно движутся, мелькая, как у великого пианиста. Только вот музыка его – это мелодия смерти… В ход идут электрические разряды – «укрощенные молнии» и «энергетические шары» – рукотворные шаровые молнии. Это Алекс пускает в дело «энергетические пушки». Ведь он должен, должен спасти свою девочку!

…Противостояние продолжалось несколько дней. Кровавое пиршество подходило к концу. Те, кто не оказывал сопротивления в надежде на милость победителей, умирали, как бараны под ножом мясника. Другие героически гибли, дорого продав свою жизнь. Сгорали заживо или задыхались в дыму те, кто рассчитывал отсидеться за крепкими стенами.

Среди этого хаоса особняк Тайны оставался единственным островком свободы в округе, и его штурмовали особенно яростно… Одни мародеры гибли, им на смену приходили другие. Число нападавших с каждым днем увеличивалось. И тогда Алекс дал команду всем уцелевшим роботам, находящихся в радиусе десяти километров от особняка, покинуть свои укрытия, и, оказывая преступникам сопротивление, немедленно двигаться к дому Тайны Гор.

Получив приказ выступить на защиту главного сокровища Земли – Тайны Гор, Сэм немедленно поднялся, взяв малыша и пакет, в котором на самом донышке еще оставалось немного молока. Конечно, такое передвижение было очень опасно для малыша, но Сэм не мог ослушаться приказа главного робота – Алекса. И поэтому робот-няня начал осторожно пробираться в сторону главного объекта планеты.

 

…Тайна сидела рядом с Алексом, переводя взгляд с одной панели на другую. Внезапно девочка резко толкнула робота в бок. На одной из панелей было видно, как убегает от разъяренной толпы робот с младенцем на руках. Пущенный меткой рукой камень попал в спину робота. Тот потерял равновесие, упал на колени, выронив молочный пакет, но, сумев удержать ребенка, быстро вскочил и побежал дальше.

Алекс немедленно дал команду:

– Всем роботам, находящимся в районе торгового центра! Срочно оказать помощь роботу с ребенком на руках.

Чуть погодя Тайна и Алекс увидели, как на пути толпы неизвестно откуда стали появляться роботы: по одному и по несколько сразу. Выбравшись из своих укрытий, они вступили в неравный бой с бандами грабителей. Нападавшие впервые столкнулись с роботами, яростно оказывавшими сопротивление людям, и растерялись. Несколько роботов присоединились к тому, который нес малыша, и прикрыли его со всех сторон, держа направление к маленькому замку. Нужно еще было прорвать оцепление…

На подходе к особняку Тайны роботы устроили настоящий коридор из своих металлических тел, сквозь который робот-няня прошел в дом и передал кроху маленькой хозяйке дома. Затем Сэм присоединился к своим товарищам.

Тайна деловито сняла с малыша грязную и мокрую одежду, а затем завернула его в простынку. Умыв крохотное личико, девочка достала пакет с молоком и покормила младенца. Теперь каждый занимался своим делом: Алекс руководил защитой дома, роботы отбивали все новые и новые атаки мародеров, а Тайна занималась осиротевшим мальчиком.

И вот, наконец, подоспевшая армия, а также подтянувшиеся отряды полиции из других городов подавили восстание окраин, пустив в ход самое современное оружие. Весь город был завален горами обгоревших трупов…

Конечно, от чудесного сада Тайны мало что уцелело. Но роботы честно выполнили свой долг и спасли свою хозяйку. Теперь им предстояло убрать трупы нападавших, навести порядок во дворе, отремонтировать своих поврежденных в бою товарищей и вновь превратить сад в цветущий райский уголок.

Тайна и Алекс не унывали, видя свое разоренное хозяйство: ведь они же были вместе, а все материальные потери восполнимы. Более того: теперь в их доме появился чудесный мальчик Дэн.

 

…После того, как в город вернулась мирная жизнь, над осиротевшим мальчиком была оформлена опека. Формально – все на ту же пьющую родственницу, которая, находясь в бесчувственном состоянии в дальнем крыле особняка в окружении бутылок, даже не заметила атаки…

Тайна очень привязалась к младенцу, у которого не осталось никого из близких родственников. Девочка просто души не чаяла в маленьком Дэне. Конечно, остался в доме и спаситель малыша – робот Сэм, правда, изрядно пострадавший во время боя, но чуть позже отремонтированный и усовершенствованный Алексом по своему подобию. Вновь в жизни девочки наступили счастливые времена…

 

Когда Тайна достигла совершеннолетия, то сразу же отправила надоевшую до тошноты и совершенно деградировавшую тетку обратно в свою глухую провинцию, определив ей приличное ежемесячное пособие. А подросшего Дэна Тайна усыновила официально, чтобы он имел все права на ее состояние. Дэн Гор рос замечательным мальчиком: умным, добрым, послушным. Лучшего сына нельзя было и пожелать…

Повзрослев, юноша отправился в свой первый полет на загадочную Дагону. В отличие от своей приемной матери, скромный Дэн наотрез отказался брать с собой в полет Сэма, не желая ничем отличаться от своих товарищей. Преданный робот остался дома…

 

Дагона была планетой, постоянно покрытой густым туманом. Но анализаторы показывали, что состав тумана не агрессивен и не токсичен. Первыми на поверхность, как всегда, высадились роботы. Они подтвердили, что густой, как молоко, туман Дагоны абсолютно безвреден, и вслед за ними высадился отряд астронавтов-разведчиков, среди которых был и Дэн Гор.

Вскоре связь с десантом пропала. Бесследно исчезла и вторая группа астроразведчиков, посланная на поиски товарищей. И командир корабля принял единственно верное решение: повернуть обратно… Так Тайна потеряла любимого сына. А Дагона была включена в список неперспективных для колонизации планет, и полеты на нее были запрещены…

 

Первое время Тайна пыталась на собственные средства организовать поисковую экспедицию, но ей было отказано в разрешении: риск для людей был слишком велик. А потом и самой Тайне подошло время отправляться в очередной полет.

– Странно, что я дышу, двигаюсь, ем, пью и даже работаю, – призналась тогда Тайна Алексу. – Ведь на самом деле я уже перестала жить…

Но время – лучший лекарь. Тайна Гор постепенно смирилась и с этой потерей…

 

*  *  *

 

Алекс дал Тайне все, что мог. Сейчас его воспитанница была отлично подготовлена физически, владела любым оружием и разными видами борьбы, виртуозно водила все виды средств передвижения, плавала, как дельфин, была настоящим хакером и великолепным психологом. А еще она являлась уникальным специалистом в области биологии, сделала несколько крупных открытий и успела получить Нобелевскую премию.

Люди, помнившие Алисию, находили, что Тайна очень похожа на нее, но еще красивее, чем мать. А блестящий ум девушки считался унаследованным от деда-гения. С юных лет она прославилась блестящими научными открытиями и принципиально новым подходом к любому исследованию. Пресса всего мира взахлеб сообщала о новых достижениях Тайны Гор – небывалом сочетании утонченной красоты и гениального ума. Вот что значит гены! Тайна лишь молча усмехалась, слушая восторженные отклики…

Но красавица никогда не демонстрировала всех своих возможностей окружающим. Так учил ее Алекс. И потому многие считали достоинства красавицы сильно преувеличенными, а саму ее – лишь счастливой наследницей великого ученого и обладательницей громадного состояния.

Еще одной особенностью девушки была ее крайняя сдержанность при общении с другими людьми. Окружающие считали богатую красавицу эмоционально холодной и бесчувственной, хотя люди двадцать второго века и так были гораздо сдержаннее на эмоции, чем их предки. Но Тайна заметно отличалась от всех своей замкнутостью.

Тайна Гор и вправду не любила людей. Девушка неоднократно убеждалась: люди – злые, жадные и лживые существа. Другое дело – роботы! Просто рукотворные ангелы! Вот они-то уж начисто лишены всех людских пороков и абсолютно надежны. Изготовленные из металла и пластика роботы-слуги были не механическими рабами, а верными друзьями красавицы Тайны.

Она ведь и сама была такой же, как эти роботы… Привыкшая к абсолютной преданности и безграничным возможностям своего железного окружения, Тайна постоянно разочаровывалась в людях: нет, они не умеют любить по-настоящему, хранить верность, держать слово… Потому ей вовсе и не хотелось иметь с ними дело… Именно поэтому коллеги и однокашники за глаза называли Тайну самым красивым в мире роботом.

 

*  *  *

 

…Тайна вернулась в оранжерею и продолжила работу. Лаборатория и кабинет для удобства находились возле входа в оранжерею, напротив друг друга. Здесь все было продумано до мелочей…

Некоторое время спустя вошла Карина Бабаян – крупная носатая девица, вечно хмурая и одевающаяся в темные балахоны. Угрюмая и немногословная Карина была биохимиком, иногда работала вместе с Тайной, но дружеских отношений между ними так и не сложилось. Девушки просто вместе делали общее дело.

 

Из досье:

«Карина Бабаян, биохимик, 2080 г.р. Уровень интеллекта – высокий. Трудоголик. Участвовала в двух длительных полетах. Неамбициозна. Характер спокойный. Замкнута, немногословна, безынициативна. Замужем не была. Наград не имеет. К мужчинам и спиртному равнодушна».

 

Сегодня Карина была явно не в духе. Сопя носом, биохимик молча анализировала пробы грунтов и питательных растворов. Когда большая часть работы была выполнена, Тайна решила, что пришла пора немного передохнуть.

– Выпьем чаю, Карина? – обратилась Тайна к напарнице. Та кивнула, и отложила в сторону уже обработанную пробу.

Тайна налила две чашки ароматного чая с жасмином и протянула одну Карине, поставила на столик тарелку с пирожными.

Карина, не говоря ни слова, взяла чашку, громко отхлебнула и закашлялась: чай оказался слишком горячим. Руки у биохимика заметно дрожали… Некоторое время она сидела, громко дуя на чай.

– Что ты думаешь обо всем этом? – внезапно спросила Карина Тайну.

– О чем? О последних событиях на корабле?

– Ну да. О чем еще можно сейчас думать?

– Как и все, кроме Грецки и Анны, считаю, что нам нужно немедленно поворачивать назад, только и всего.

– Это так… Но я не об этом. Ты действительно веришь, что все это – несчастные случаи? Что-то их слишком много, не находишь?

Тайна внутренне напряглась.

– Трудно сказать. Я, конечно, не очень-то верю в такие совпадения, но в жизни бывает всякое… Успокойся, Карина. Может, все будет хорошо…

Астрохимик внезапно раскраснелась и задышала часто-часто.

– Не будет! Я уверена, что чем дальше, тем будет хуже. И ничто нам уже не поможет! Даже если повернем обратно… Касси убили, и остальных убили, я уверена! И этим не кончится… На гравилете витает дух смерти! Удивляюсь, что другие этого не чувствуют… Думаю, живые будут завидовать мертвым!

Тайна изумленно посмотрела на напарницу. Обычно сдержанная и молчаливая Карина поразила ее бурным всплеском эмоций. Видно, накипело на душе у девушки… Биохимик явно опасалась за свою жизнь и потому сильно нервничала. Кажется, она была в отчаянии… А может, Карина и есть убийца, просто таким образом пытается усыпить бдительность, чтобы внезапно напасть?

– Я не знаю, Карина, – тихо ответила Тайна. – Не стоит преждевременно впадать в панику. Но и осторожность, конечно, тоже не помешает…

Карина вздохнула.

– Хоть бы я ошиблась... Все время думаю об этом. Ладно, Тайна, пора работать.

Обычно обладающая завидным аппетитом Карина встала, так и не притронувшись к своему любимому пирожному безе…

Несколько дней спустя вновь раздался сигнал тревоги. Карина была найдена мертвой в своей каюте. Девушка погибла от большой дозы снотворного. На стереомониторе компьютера была оставлена надпись: «Я не хочу больше ТАК жить». И снова командир, признав смерть Карины самоубийством, продолжил полет. Теперь их осталось сорок восемь…

Тайна теперь была твердо убеждена, что произошло очередное убийство. Но поделать ничего не могла…

Кроме Грецки, на гравилете Тайна испытывала неприязнь еще к одному человеку – радисту Анне Свенсон. Громадная шведка, истинная дочь викингов, была мужеподобна, обладала огромной физической силой, носила короткий ежик светлых волос и крупную серьгу в ухе. Руки и ноги Анны покрывали многочисленные шрамы, которые вполне можно было бы удалить, да в придачу еще и изощренная татуировка. В массивной и грубой шведке не было ничего женского: это была какая-то нелепая ошибка природы…

Анна была абсолютной чемпионкой по всем видам боевых искусств. Противостоять этой горе мышц не мог никто. С детства не по возрасту крупная, сильная и агрессивная девочка из трущоб унижала и избивала других детей, отбирая у них еду и приглянувшиеся вещи. Став постарше, Анна дерзко кидалась и на взрослых, хотя ей самой частенько крупно перепадало. Но девчонка не хныкала: без борьбы ведь ничего не добьешься. Спорт был любимым и почти единственным занятием дерзкой блондинки. «Выживет только сильнейший», – с детства было девизом Анны.

А еще бесстрашная и наглая девчонка очень уж не любила «умников» – спокойных, послушных детей, которые старались хорошо учиться. Не отличаясь умом, Анна была хитра и коварна, она изощренно изобретала все новые и новые издевательства для своих жертв. Ненавидя и презирая людей, завистливая и безжалостная Анна всей душой любила технику: мотоциклы, автомобили, самолеты. И еще оружие всех видов.

Но больше всего на свете любила свирепая Анна стихию смертельно опасных драк. Музыка боя звенела в ее ушах до самого момента победы. Шведка яростно бросалась на врага, забыв обо всем на свете. Тренировка – это совсем не то, хотя, конечно, и тут Анна получала огромное удовольствие, побеждая лучших бойцов. Не просто побеждая, а унижая, повергая соперника в ничто. Давно, очень давно Анна не проигрывала никому.

К сожалению, достойных противников на гравилете, кроме Грецки и Чанга, не было. Да, еще эта хилая зазнайка Тайна пробовала дергать хилыми лапками, но силенок у нее почти что не было, зато гонору-то, гонору! Эту избалованную, самоуверенную богачку шведка просто на дух не выносила! Ничего, придет время… Анна мечтала о том времени, когда нежная шейка высокомерной аристократки хрустнет в ее могучих пальцах. Правда, эта увешанная цацками с головы до пяток красотка владела какими-то никому не известными приемами, хотя они ей мало помогали в бою с настоящим противником. Конечно, эта самоуверенная девка могла бы немного поднакачать себе мышцы, но уж больно много времени тратила она на свою смазливую мордочку, лохмы и когти. И что все находят в этой надутой кукле?

 

Из досье:

«Радист Анна Рогнеда Свенсон, 2071 г.р. Участвовала в пяти длительных полетах. Многократная чемпионка мира по боям без правил. Уровень интеллекта – средний. Смела до безрассудства. После избиения коллеги Малики Хан была подвергнута полугодовой изоляции. После курса лечения и длительной реабилитации заново прошла тесты. Против нее было возбуждено дело об умышленном убийстве во время боя на спортивных соревнованиях Леона Верди, но оно было закрыто из-за отсутствия доказательств. Кроме того, за нее поручился Герой Космоса Виктор Грецки. Характер свободолюбивый, прямой, временами агрессивный. Смела до безрассудства. Не скрывает неприязни к некоторым коллегам. Награждена четырьмя Золотыми крестами. К мужчинам равнодушна, спиртное употребляет в меру».

 

Грубоватая и свободолюбивая Анна никогда не пользовалась косметикой и откровенно презирала ухоженных девушек, считая их глупыми, никчемными самками. Шведка вообще ненавидела всех женщин на свете. Подруг у нее никогда не было. Анна обычно носила длинные бесформенные футболки, свободные спортивные трусы до колена и кроссовки огромного размера. Внешне грузная, неуклюжая и флегматичная скандинавка обладала силой и выносливостью медведицы, имела отличную реакцию. Анна легко впадала в ярость и никогда ничего не забывала.

Тайна не раз встречалась с Анной в тренировочных поединках и всегда проигрывала: ее ловкость и выносливость не могли противостоять нечеловеческой мощи белобрысой великанши. Анна по праву считалась непобедимым бойцом. Шведка не скрывала своего презрения и явной неприязни к физически более слабой и, как ей казалось, изнеженной и избалованной аристократке.

Тайну Гор Анна ненавидела больше всего на свете: за огромное богатство, доставшееся красотке просто так, по праву рождения, за мировую славу и гордое достоинство. Когда шведка видела усыпанную бриллиантами красавицу, в ее мелкой душонке вскипала лютая злоба, а огромные кулаки непроизвольно сжимались.

Анна Свенсон и Тайна Гор были явными антагонистами, словно кошка и собака. И не потому, что одна из них выросла в роскошном особняке, а вторая – в грязных трущобах. Они были противоположностями во всем. Анна всегда старалась сказать Тайне что-нибудь неприятное, вызвать на конфликт, но воспитанница Алекса не реагировала на злобные выпады шведки.

Хладнокровная и расчетливая красавица чувствовала, что столкновения с Анной не избежать, но пока терпела все выходки великанши. Зато надменная аристократка продолжала тренироваться каждую свободную минуту, осваивая под руководством Алекса новые, все более эффективные приемы.

Подлая Анна не ограничивалась в поединке простой победой: она старалась, якобы случайно, причинить побежденному сопернику боль и страдание, унизить, а еще лучше – нанести увечье. Шведка всегда радовалась возможности встретиться с Тайной в поединке, пытаясь в схватке изуродовать сопернице лицо, сломать ребра, руки или ноги... Но пока, к ее удивлению, ничего не получалось. Тайна как-то ухитрялась держаться. Конечно, если бы не болевые приемы, которым ее обучил робот Алекс, красавица вообще не смогла бы противостоять безжалостной Анне…

Великанша не понимала, как вообще эта пародия на борца могла в бою держаться почти на равных с ней, ловко уклоняясь от ударов. Особенно это почувствовала безжалостная шведка в тот момент, когда она попыталась сдавить чопорной красотке грудную клетку.

Анна до сих пор содрогалась, когда вспоминала страшную боль, которую испытала после того, как уже была уверена, что Тайна повержена окончательно. Но эта маленькая породистая тварь владела какими-то секретными приемами. Еще бы! С такими-то деньжищами красотка могла учиться у самых лучших мастеров! Да и вся ее хваленая красота наверняка «липовая». Любому понятно: чтобы выглядеть так, супербогачка сделала уже целую кучу пластических операций, вся перешита-перекроена лазерами... Что ж, у богатых свои причуды!

Да, именно Тайну Анна ненавидела больше всех на свете и мечтала проучить эту надменную смазливую девчонку, ничуть не сомневаясь, что настанет момент, когда ей удастся свернуть набок эту холеную и надменную мордочку, переломать, изувечить-изуродовать так, чтобы богачке уже ничто ей не помогло. Анна с нетерпением ждала победного дня и знала, что это время не за горами.

Зато агрессивная скандинавка восхищалась своим командиром Виктором Грецки, всегда и во всем его поддерживала и считала отличным малым. Это было единственное светлое пятно в ее мрачной жизни. Анна понимала все поступки командира, потому что их характеры были схожи, и на его месте поступала бы точно так же. Виктор и Анна вместе служили на разных кораблях, плечом к плечу прошли через страшные испытания, не раз были на краю гибели, и потому полностью доверяли друг другу. Вечно хмурая, нелюдимая Анна души не чаяла в бравом командире, да что там: рядом с ним она просто расцветала! Злые языки поговаривали даже, что Анна уже давно и безответно влюблена в Грецки, который, конечно, видел в ней не женщину, а всего лишь надежного и проверенного в деле товарища.

 

*  *  *

 

Приближался день рождения Грецки, и командир, несмотря на все потери и проблемы, решил торжественно отметить это событие, чтобы хоть немного поднять боевой дух своего сильно поредевшего и удрученного частыми потерями экипажа.

Тайна, как и остальные, вынуждена была принять приглашение старшего по званию: это было обязанностью, а не честью.

– Алекс, пожалуйста, найди что-нибудь на вкус Грецки: красивое и ценное, но не очень нужное, – попросила Тайна робота. – И размером побольше… Ну, например, картину или скульптуру...

Алекс выбрал красивую стереокартину в роскошной раме, изображающую гравилет на фоне неизвестной планеты, и упаковал подарок.

Все, кто не был в это время на дежурстве, собрались в нарядно украшенном воздушными шарами и светящимися звездочками зале для торжеств. Девушки, благоухающие и прелестные, как цветы, в роскошных вечерних платьях и дорогих украшениях, с красивыми прическами, мужчины в костюмах и смокингах: все было совсем как на Земле.

Даже суровая Анна на удивление всем явилась в каком-то странном белом балахоне и светлых туфлях огромного размера на низком каблуке, с ниткой крупных пластмассовых бус на бычьей шее и жалкой серебристой диадемой, больше подходящей для детского праздника, чем для вечеринки. Белобрысый ежик волос шведка густо посыпала золотистыми блестками. В придачу ко всему, от великанши исходил резкий запах духов.

В честь праздника скандинавка ярко накрасила губы, неумело подвела черным голубенькие глазки с белесыми ресницами и навела вокруг них глубокие синие тени, а на скулах любимицы командира ярко рдели два пятна ало-розовых румян. Эту процедуру она проделала, вероятно, впервые в жизни, отчего стала сильно походить на клоуна. В могучих руках перезрелая девица держала большую гротескную статуэтку из серебристого металла, перевязанную пышным алым бантом. Но попробовал бы кто-нибудь в этот момент подшутить над несуразным видом великанши!

Тайна, очень не любившая подобные сборища, явилась, как всегда, самой последней. Эффект был потрясающим! В платье из розовых блестящих чешуек, плотно облегающем ее прекрасную фигуру, в изящных розовых туфельках – она была само совершенство! Восхищенные и завистливые взгляды устремились на ослепительную красавицу. Как всегда, Тайна Гор затмила всех!

Роскошные золотисто-каштановые волосы красавицы были искусно завиты Алексом, тщательно уложены и украшены крошечными розочками. Каждый ноготок девушки сверкал, как драгоценный камень, и являл собой миниатюрное произведение искусства! А роскошное колье из крупных розовых бриллиантов довершало картину.

Благоухая изысканными ароматами, неотразимая Тайна подошла к Грецки, изобразив на лице приветливую улыбку, вручила имениннику подарок, обернутый в золотистую фольгу и украшенный пышным, переливающимся бантом. Грецки развернул подарок: картина ему очень понравилась, красивая и явно дорогая! Как и следует в подобных случаях, красавица сказала имениннику несколько обязательных фраз, и, получив в ответ дежурную благодарность, с чувством исполненного долга отошла к столу. Едва Тайна отвернулась от Грецки, как улыбка моментально испарилась с ее прекрасного лица.

Праздник начался. Шампанское было разлито в бокалы, и роботы, среди которых был и Алекс, в праздничной униформе и белых перчатках ловко сновали туда-сюда с подносами. Тайна взяла фужер, слегка пригубила напиток, и ей показалось, что у шампанского какой-то едва уловимый посторонний привкус. Красавица отставила фужер, и взяла апельсиновый сок. Медленно обвела взглядом зал. Гремела музыка, все пили, ели, шутили, смеялись, некоторые уже танцевали. Шампанское лилось рекой. Люди, уставшие от потерь и проблем, сейчас веселились вовсю.

Проходя мимо Тайны, Анна Свенсон якобы нечаянно толкнула локтем красавицу так, что та едва не упала. Лишь мгновенная реакция позволила девушке удержаться на ногах! Но и Тайна не осталась в долгу, успев применить болевой прием: Анна заметно скривилась, но с великим трудом все-таки сдержалась, чтобы не испортить праздник любимому командиру. Лишь обожгла красавицу ненавидящим взглядом...

Да, бои между двумя самыми заметными на корабле девушками уже перешли с татами на бытовую почву… Шведка, словно слониха, вразвалку потопала дальше, а Тайна, вздохнув, потерла ушибленный бок: крупного синяка было явно не избежать. Да еще и капли сока попали на роскошное платье красавицы…

Все это видел наблюдательный и невозмутимый Чанг. Рослый, красивый полукитаец-полумалаец, с длинными черными волосами, стянутыми в «конский хвост», и скромной серьгой в ухе, заметно отличался от остальных мужчин экипажа. Мужественное лицо заместителя командира ничуть не портил длинный извилистый шрам на левой щеке.

Стоя в углу, молчаливый Чанг на фоне общего веселья равнодушно потягивал сок, как делал это всегда в подобных случаях: спиртное китаец не употреблял ни разу в жизни. Заместитель командира, в честь праздника сменивший привычный черный комбинезон на белый смокинг с бабочкой, невозмутимо наблюдал за происходящим, прищурив и без того узкие светло-карие глаза, похожие на глаза тигра.

К Тайне, оставив громко хохочущих приятелей, подошел улыбающийся программист Тони Новак с бокалом виски, красивый, нарядный, с белой гвоздикой в петлице, черные локоны рассыпались по плечам – настоящий денди! Изящный молодой человек не видел, как Анна толкнула Тайну, иначе не постеснялся бы публично высказать хамоватой шведке все, что о ней думает. У Новака был повод для обиды: в одном из поединков Анна подло сломала ему запястье, и, конечно же, парень не забыл этого…

Аристократичный Тони, стройный, ухоженный, в бусах, браслетах, с серьгами в ушах, множеством перстней на тонких ухоженных пальцах и благоухающий изысканным парфюмом был истинным Дон Жуаном гравилета. Этот мачо успел добиться взаимности практически у всех девушек гравилета, за исключением Тайны Гор, Лоры Кинг и Анны Свенсон. И если Анна Свенсон вызывала у Тони лишь презрение и брезгливое омерзение, а Лора Кинг – насмешку, то Тайна Гор являлась предметом восхищения молодого программиста!

О Тони с восторгом рассказывала Тайне по уши влюбленная в него Касси Куин. Касси отбила его у Марии Княжко, но и она недолго была счастливой подружкой красавчика… Так же, как и предыдущие пассии, девушка быстро ему надоела и получила отставку. И ради кого же – ради невзрачной и никчемной, но брызжущей сексапильностью Лорны Астрид! Впрочем, и возликовавшей Лорне красавец вскоре дал понять, что для него она мало что значит…

Синие, как сапфиры, глаза Новака, длинные изогнутые ресницы, яркие, чувственные губы и роскошные кудри могли заставить затрепетать почти любое женское сердце! Оставаться равнодушными к многочисленным достоинствам Тони удавалось только исключительно разборчивым особам, вроде несравненной Тайны Гор, которой за всю жизнь вообще никто из мужчин не нравился, за исключением Майка и Шона. Игнорировать Новака могли и такие бесполые создания, как грубиянка Анна, которая именовала красавчика в лучшем случае «жеманный дурачок», а в худшем – еще крепче. Впрочем, Тони не оставался в долгу и отзывался о шведке исключительно как о «недоразвитой». Третьей дамой на корабле, безразличной к красавцу-программисту, была по уши влюбленная в заместителя командира толстуха Лора Кинг. Она вообще не замечала никого из мужчин, кроме мужественного китайца…

Тони всегда быстро увлекался и еще быстрее охладевал… Избалованный общим вниманием и привычный к легким победам молодой человек с самого начала знакомства усиленно обхаживал первую красавицу Земли. Парень всегда старался сказать Тайне что-нибудь приятное, услужить, немножко посплетничать: похвалиться своими успехами и пожаловаться на не дающих ему проходу девиц. Но ироничную аристократку только забавляли потуги рокового красавца, считающего себя неотразимым. К тому же Новак и внешне, и по характеру очень напоминал ей Шона, и это отталкивало… Однако самоуверенный баловень судьбы, хотя и понимал, что Тайна знает себе цену, не оставлял попыток привлечь к себе внимание самой красивой девушки на свете. Ведь он же по-настоящему увлекся и рассчитывал не только на легкий флирт во время полета, но и на более длительные и серьезные отношения…

 

Из досье:

«Программист Антуан Леон Новак, 2086 г.р. Уровень интеллекта – очень высокий. Сын президента корпорации «Новак и сын» Леонардо Новака и стереозвезды Эльвиры Склодовской. Участник длительного полета. Характер открытый, дружелюбный. Самолюбив. Наград не имеет. Женат не был. Проявляет повышенный интерес к женщинам, спиртное употребляет в меру».

 

– Ты просто ослепительна! – обратился Тони к скучающей красавице.– Богиня, а не женщина! Никто не сравнится с тобой! Я сражен наповал! Может, потанцуем, Тайна?

– Чуть позже, Тони, – лениво ответила Тайна, накладывая себе в тарелку фруктовый салат. – Во-первых, я ужасно голодна, во-вторых, не хочу пропустить, как Анна будет вручать шефу свою корявую безделушку…

Новак тоже был не прочь немножко посплетничать.

– С ней все понятно, Тайна, – сказал красавчик, небрежно махнув рукой в сторону шведки. – Эта тупая дылда заказала на Земле копию с собственной персоны, чтобы хотя бы ее уродливая статуэтка находилась рядом с нашим героическим командиром. Наверное, все свои сбережения вложила в это чучело… А ее балахон, по-моему, состоит из двух простыней… Как ты думаешь?

Тайна охотно согласилась с ним.

– Действительно, ее сходство со статуэткой налицо. Такой же редкой красоты, что и оригинал. И насчет простыней ты прав. Да, вкус у Анны, как у пещерного человека…

Тони тоже начал накладывать себе еду.

– А следующий день рождения – у меня, – выразительно добавил Тони. – Ты не забыла, дорогая? Неужели и мне Анна подарит какого-нибудь косоглазого уродца или это только для избранных? Как ты думаешь, солнышко?

– А что бы ты сделал с таким даром, Тони?

– Да выбросил бы, не раздумывая. На что годится этот монстр? – удивился Тони. – Разве что от Анны отбиваться… Впрочем, мне такой презент от этой убогой и не светит… Одна радость, что в щечку целовать она меня точно не будет…

Тони засмеялся.

– Ладно, – сказала Тайна, загадочно улыбаясь, – скажешь мне, какой подарочек тебе хочется, и я постараюсь выбрать для тебя что-нибудь приятное…

Новак радостно закивал и прошептал Тайне на ушко свое заветное желание. Тайна засмеялась.

– Нет, Тони, я имела в виду что-нибудь материальное…

Тони смеялся так, что почти полностью пролил виски себе на брюки. А Тайна, слушая веселую болтовню разрумянившегося Тони, про себя подумала: «Любовника у меня еще не было, только мужья. Хватит мне быть ханжой. Уже почти все на корабле заимели себе пару на время полета, некоторые сменили уже несколько партнеров, а я все одна, словно монахиня... Может, хватит уже быть приличной женщиной? Конечно, положение обязывает… Да и глаз остановить не на ком… Солдафоны да денди. Но все случается когда-то в первый раз… Хватит уже с меня романтики. В конце концов, почему бы и нет? Он очень мил, воспитан, а какой красавчик! Давненько я уже не видела, как выглядит голый мужик. Скоро совсем забуду, как это делается… Почему бы просто использовать его хотя бы просто для развлечения и здоровья?».

К смеющейся парочке подошел робот с подносом, и Тони взял новую порцию виски. Скучающая Тайна, с трудом сдерживая зевоту, взяла гроздь розового винограда. Глядя на царящее вокруг нее веселье, красавица вдруг вспомнила тот новогодний вечер, Шона, Риту, свои разбитые мечты, и ей сразу стало грустно, в носу защипало… Настроение резко испортилось. Тайна положила полуощипанную кисть винограда на тарелку и отвернулась, чтобы Тони не увидел, что ее глаза внезапно увлажнились.

Анна Свенсон подождала, пока Грецки выслушает все поздравления и примет подарки, которых набралась уже целая гора, и под откровенно насмешливыми взглядами коллег вручила любимому командиру свою уродливую статуэтку. Все присутствующие заметили, что та действительно чем-то напоминает массивную шведку.

Анна стиснула именинника в своих медвежьих объятьях, так что тот покраснел и крякнул, а затем от всей души чмокнула любимого командира, оставив на его щеке широкий алый след, который тут же тщательно вытерла своей широкой, мозолистой ладонью.

Грецки с наигранным восторгом принял металлического монстра, прижал его к сердцу, расцеловал в щеки порозовевшую от удовольствия великаншу, выразил свое восхищение оригинальным подарком и сделал вид, что расчувствовался. После этой сцены на публику, немало насмешившую всех присутствующих, Виктор и Анна начали пить виски. Шампанское парочка выходцев из низов совершенно не жаловала, предпочитая «кислятине для слабаков» что-нибудь покрепче.

К одиноко стоящему в углу Чангу подошла уже изрядно подвыпившая для храбрости Лора Кинг. В руке толстуха держала фужер с шампанским. Сегодня молодая женщина нарядилась в короткое ярко-красное платье с блестками и огромным декольте. Это было единственное платье для коктейлей, которое бедняжке ценой неимоверных усилий все-таки удалось натянуть на свои пышные телеса: за последнее время безрезультатно сидящая на разных диетах Лора набрала еще несколько килограммов…

Судовой врач начала болтать какую-то чепуху, усиленно строя глазки заместителю командира. Статный, спокойный Чанг молодой негритянке давно нравился, и толстуха имела на него самые серьезные виды. Весь экипаж корабля не сомневался, что Лора Кинг мечтает стать Лорой Чанг. Вот только самому заместителю командира подобные мысли почему-то никогда не приходили в голову…

 

Из досье:

«Лора Мария Кинг, судовой врач, 2076 г.р. Участница четырех длительных полетов. Уровень интеллекта – высокий. Дочь нобелевского лауреата, профессора астробиологии, знаменитого путешественника, исследователя «белых пятен» Земли Стефана Майкла Кинга и профессора медицины Анны Марии Кинг. Жизнерадостна, доброжелательна, исполнительна. Неамбициозна. Награждена Серебряным крестом. Прошла курс лечения от депрессии. Замужем не была. Вредных привычек не имеет».

 

Под монотонную болтовню влюбленной докторши, заместитель командира время от времени бросал взгляды на восхитительную Тайну, к которой уже прижимался нежно воркующий серцеед Новак. Однако Чангу они вовсе не напоминали влюбленных голубков: задумчивая красавица, не проявляя к парню ни малейших признаков внимания, равнодушно смотрела на веселящихся коллег.

«Да, Тони слабак, конечно, – думал заместитель командира. – Насмотрелся я на этого слизняка! Но красавчик, ничего не скажешь! Почти все девушки на гравилете без ума от него, вечно вьются, словно мухи вокруг меда! Только наш “золотой мальчик” уверен, что все эти девицы ногтя его не стоят. Да и кто же может сравниться с неотразимой Тайной Гор! Но Тайна… Само совершенство… Словно ангел, сошедший с небес… Она достойна лучшего…»

Сколько взглядов – восхищенных, доброжелательных, завистливых и ненавидящих – сошлись в этот вечер на самой красивой паре гравилета! Прелестная Тайна спокойно потягивала апельсиновый сок, рассеянно слушая комплименты влюбленного Новака и время от времени потирая ушибленный бок.

Чанг откровенно залюбовался девушкой. На него нахлынуло что-то давно уже позабытое, странное волнение, необъяснимый зуд в крови, какой-то жар, здесь, возле сердца... Утонченная красота молодой аристократки заставила заместителя командира забыть обо всем, даже о льнущей к нему жарким, пышным боком Лоре, чей роскошный бюст уже почти что вывалился из тесного платья. Иенг вдруг испытал странное чувство сожаления: почему не он, а легкомысленный франт Тони стоит рядом с этой прекрасной девушкой… «Неужели я влюбился?», – подумал Чанг.

В зале было много красивых девушек, но ни в одной из них не было той особенной стати, женственности, нежности, удивительной чистоты и свежести, благородства и изысканности, которые отличали Тайну Гор. Нет, не зря она названа самой красивой жительницей Земли!

«Говорят, что ее красота – результат огромных денег, – думал Чанг. – Глупцы! Подлинная красота, она внутри, в душе человека, она исходит из глаз, озаряет лицо улыбкой, слышится в голосе… Тайна именно такова. Она прекрасна! От нее исходит какое-то незримое сияние… Она волнует душу, задевает какие-то тайные струны… Нет, такое не подделаешь!»

 

Непрерывно болтая, Лора все крепче прижималась к Чангу. Но тот по-прежнему видел в многолюдном зале одну лишь Тайну. Роковая красавица стояла довольно далеко от заместителя командира, однако ему вдруг показалось, что она совсем рядом. Расстояние исчезло!

Почувствовав на себе чей-то пристальный взгляд, Тайна невольно посмотрела в ту сторону. Взгляды красавицы и Иенга встретились. Заместитель командира улыбнулся девушке и поднял стакан с соком. Она тепло улыбнулась ему в ответ.

Толстуха Лора допила очередной фужер с шампанским, и, довольная тем, что красавец-китаец рядом с ней, продолжила рассказ о своей жизни. Зрелище было более чем комичным. На пьяную Лору и невозмутимого заместителя командира уже многие обратили внимание.

Тайна повернулась к Новаку, который буйно веселился, разглядывая забавную парочку.

– Она влюблена в него, как кошка, – заметил Тони. – Прямо секс-бомба! Так и пышет жаром! Боюсь, что сегодня бедняге Чангу не удастся удрать.

– Ничего у нее не выйдет, – засмеялась красавица. – Смотри, он взял для нее еще шампанского. Хочет, чтобы она совсем напилась...

– Я удивляюсь, Тайна… И как это некоторые не понимают, что человеку на них наплевать… Не тупая же она совсем, эта Лора…

– Что поделать, Тони! Любовь делает нас слепыми и глупыми!

– Это точно! – вздохнул Новак. – Нас упорно осаждают те, которые нам не нужны. А те, кто дорог, либо равнодушны, либо тянутся к другим…

Пьяная Лора, демонстративно прильнувшая к Иенгу, все говорила и говорила, как грустно и одиноко ей на корабле, как ее душа жаждет любви и понимания. Влюбленной женщине казалось, что сегодня ее день, вот еще совсем немного, и недоступный прежде заместитель командира упадет в ее объятия. Судовой врач не замечала, что язык у нее заплетается, а ее собеседник уже давно не произносит ни слова и даже не смотрит на нее…

Красавчик Тони тоже был в приподнятом настроении. Ему казалось, что именно сегодня Она, самая лучшая девушка на свете, наконец-то, ответит ему взаимностью. Это будет большая, светлая, настоящая любовь… Любовь навсегда! Не то что все эти мимолетные увлечения, доступные, навязчивые девицы… Все будет просто замечательно!

Заиграла танцевальная музыка. Тони с Тайной и тут превзошли всех. Именинник даже вручил им приз, как лучшей танцевальной паре. Затем великолепная парочка, разгоряченная танцами, вернулась на свое место. Тони снова взял виски, а Тайна – кисть янтарного винограда.

Зазвучал медленный танец. Заместитель командира решительно освободил руку из цепких пальцев изумленной Лоры, на ходу извинился перед ней и решительно направился к первой красавице Земли. Тони растерянно смотрел на Чанга, приглашающего его девушку. Тайна легко поднялась и, не раздумывая, положила руку на плечо Иенга. На них устремились все взгляды: надо же, даже аскетичный заместитель командира не смог устоять перед красотой Тайны Гор!

– Прекрасно танцуешь, – сказал Чанг. – И выглядишь прекрасно… А я сто лет не танцевал, уже и не помню, когда это было…

– Ты тоже хорошо танцуешь… Навыки не забываются, – засмеялась Тайна.

Она помахала рукой насупившемуся Новаку. Тот поднял бокал с виски.

– Он без ума от тебя.

Тайна усмехнулась:

– Ну, сам знаешь, это ненадолго… Такие люди вспыхивают, как фейерверк, и так же быстро гаснут…

– Да… Это так… К сожалению… Хорошо, что ты это понимаешь…

– Лора обидится… Жаль ее, бедняжку…

– Пусть обижается… Может, поумнеет…

После танца Чанг отвел партнершу на место, поцеловал красавице руку и вернулся в свой угол.

– Потанцуем? – заплетающимся языком с трудом выговорила толстуха, за время отсутствия китайца осушившая еще один фужер.

– Тебе лучше присесть, Лора, – мягко сказал заместитель командира и взял сок. – И вообще, по-моему, ты уже достаточно выпила…

– Ну да, я толстая… – обиженно пробормотала негритянка и в очередной раз подозвала робота с шампанским… Иенг взглянул на Тайну и мгновенно забыл о толстухе… За прошедшие годы он не встретил ни одной женщины, которая могла бы вытеснить из его сердца Сару, а тут вдруг влюбился, как мальчишка… И надо же такому случиться! Она оказалась красивейшей девушкой Земли и обладательницей самого крупного в мире состояния!

А Тайна и Тони болтали и смеялись без остановки. Почти никто не сомневался, что они будут вместе: ведь оба молоды, богаты, красивы, знамениты… Прекрасная пара! На корабле еще никогда не видели надменную красавицу такой оживленной…

Роботы вкатили огромный бело-розовый торт, украшенный цветами из безе, шоколадными листочками, кусочками разноцветного желе и множеством свечек. Все вразнобой завыли, лишь явно выделялись чистый серебряный голос Тайны и мощный бас Стива Робсона:

 

– С днем рожденья тебя,

С днем рожденья тебя,

С днем рожденья, дорогой командир,

С днем рожденья тебя!

 

Именинник, покраснев от натуги, задул свечи, и роботы принялись ловко нарезать пышную, воздушную массу суфле и раскладывать по тарелочкам. Все с удовольствием начали лакомиться вкуснейшим творением роботов.

Посреди общего веселья Чанг, внезапно всей кожей почувствовал, как в атмосфере праздника появляется нечто гнетущее: словно воздух в зале мгновенно сгустился. Знаменитая интуиция заместителя командира подсказывала ему что-то такое, чего он пока не мог понять.

Рубец на щеке китайца начал напоминать о себе, и все сильнее и сильнее жег щеку. Если бы Лора была чуть внимательнее, она бы заметила, что желтоватая кожа Чанга внезапно побледнела, а шрам на лице, наоборот, слегка порозовел. Так бывало в минуты смертельной опасности…

– Скажи мне: «Умри» – умру! – внезапно гаркнула судовой врач, перекрывая музыку, так, что те, кто стоял поблизости, обернулись. Пьяная женщина выронила фужер, и ближайший к ней робот кинулся собирать осколки.

Заместитель командира медленно обвел глазами зал. Вроде все было, как обычно… Играла музыка. Все веселились от души. Лишь Анна Свенсон, оттолкнув робота, протягивающего ей тарелку с кусочком торта, одна стояла в углу со странным, напряженным выражением лица, сжимая в мощной лапище стакан с недопитым виски. Шведке явно было не по себе. Видать, перебрала немного…

Внезапно лихо отплясывающий чернокожий пилот Стив Робсон, в честь праздника натянувший на себя блестящий синий колпак с золотыми звездочками, пошатнулся, и выронил бокал с виски, разлетевшийся вдребезги. Здоровяк, схватившись обеими руками за горло, медленно начал заваливаться на бок. Все бросились к захрипевшему парню, который явно агонизировал…

Тайна тоже сделала шаг, чтобы помочь Стиву, но почувствовала, что и с ней самой что-то не так. У девушки внезапно закружилась голова, перед глазами все начало расплываться.

Тони удивленно взглянул на внезапно побледневшую красавицу и попытался ее поддержать. Но почему-то промахнулся, зашатался и сам рухнул на пол. Тайна почувствовала, что теряет равновесие, и постаралась ухватиться за край стола. Затем попыталась позвать на помощь Алекса, но голос не повиновался… Как в дурном сне Тайна наблюдала, что люди, как по команде, начали опускаться на пол, словно в замедленной съемке…

Раздались крики. Опрокидывались столики и стулья, люди хватались за скатерти, стаскивая их со столов, падала и билась посуда… Творилось что-то невообразимое. Тайна вдруг почувствовала, что ноги у нее резко подгибаются. Чанг увидел, как красавица внезапно зашаталась.

Заместитель командира резко вырвал руку из цепких пальцев Лоры, пьяно таращившей глаза, которая стояла спиной ко всем и потому не видела происходящего. Выронив стакан с соком, китаец огромными прыжками бросился к медленно оседающей красавице. Но Чанга опередили… Один из роботов, отбросив поднос с фужерами, в каком-то невероятном полускольжении-полуполете успел поймать падающую Тайну почти у самого пола.

Сильные руки подхватили красавицу. «Алекс!», – успела подумать она. Все вокруг резко потемнело, и девушка провалилась в черную густую мглу.

 

*  *  *

 

…Сознание медленно, словно нехотя, возвращалось к Тайне. Посветлело, и постепенно предметы стали различимы… Девушка лежала на своей кровати, а рядом, держа ее за руку, сидел Алекс. От него Тайна и узнала, что на празднике все алкогольные напитки были отравлены. Убийца больше не пытался маскировать свои преступления под несчастный случай или самоубийство...

Особенно много яда оказалось в виски. Одиннадцать мужчин, выпивших подряд несколько бокалов виски, погибли. Среди них – второй судовой врач Вей Ли, программист Али Сулейманов, четверо пилотов, пятеро астроразведчиков…

Те же, кто как Тайна, лишь едва прикоснулись к шампанскому, вину или виски, отделались промыванием желудка и очисткой крови.

Анну Свенсон, Виктора Грецки и Тони Новака с трудом удалось спасти, да и то, скорее всего, двух первых благодаря лишь их мощному телосложению, а Тони, болтая с Тайной, второй бокал пролил на себя и успел лишь пригубить третий. Пилоты, находящиеся на дежурстве и не принимавшие участия в торжестве, не пострадали. Избежал страшной участи и не прикоснувшийся к спиртному заместитель командира.

Судовой врач Лора Кинг также не могла выполнять свои обязанности: выпив несколько фужеров шампанского, она получила серьезное отравление. Поэтому помощь пострадавшим оказывали роботы под руководством заместителя командира, а не принимавшие участие в празднике пилоты вынуждены были продолжить свою вахту.

 

После того, как отравленным членам экипажа была оказана первая помощь, и они пришли в себя, заместитель командира начал расследование.

Все продукты и напитки для экипажа были приобретены Тайной Гор на собственные средства. Не вызывало сомнения, что алкогольные напитки были отравлены непосредственно перед днем рождения командира. До этого дня подобные праздники уже проходили многократно, и все после них были живы-здоровы. Вряд ли среди приобретенных для полета разных напитков могли попасть заранее отравленные бутылки. А вместе с остальными происшествиями на корабле картина вырисовывалась страшная. Чанг проведал Тайну и, следуя инструкции, официально ее допросил: где, как, когда и у кого были приобретены напитки.

Теперь на гравилете оставалось всего тридцать семь членов экипажа, и среди них был опасный преступник. Командир, едва придя в себя после отравления, вынужден был официально объявить о возвращении корабля на Землю. Желание экипажа, наконец-то, исполнилось. Но какой ценой!

 

Теперь все знали: на гравилете орудует маньяк-убийца. Люди стали очень подозрительными, все опасались всех. Из команды они разом превратились в одиночек. Ели и пили с опаской, ходили оглядываясь. А ведь заметно поредевшему экипажу предстояло еще прохождение через опасную зону метеоритов…

Однако вскоре Грецки, вопреки протесту Чанга, объявил, что виновный найден. Заместителем командира было установило, что за день перед торжеством в отсек, где хранились напитки, заходил астролингвист и программист Рой Браун. Этот красивый, несколько легкомысленный молодой человек с коротенькой челкой, выбритыми висками и длинными каштановыми волосами с разноцветными прядями, в день праздника находился на дежурстве и потому не пострадал.

На многих бутылках были обнаружены отпечатки пальцев Роя. Именно его зафиксировала и видеокамера, расположенная у входа в отсек с напитками. Несколько роботов подтвердили, что видели Брауна накануне праздника идущим в сторону этого отсека. Впрочем, роботы сообщили, что часто встречали пилота возле продуктового хранилища и прежде. Несмотря на то, что все улики были против Роя, Чанг считал, что все это могло быть простым совпадением, и убийца – кто-то другой. Однако у командира было собственное мнение, и решения здесь принимал он.

 

Из досье:

«Программист и астролингвист Рой Питер Браун, 2084 г.р. Участник двух длительных полетов. Уровень интеллекта – выше среднего. Полиглот. Характер ровный, общительный. Неамбициозен. Наград и взысканий не имеет. Дважды разведен. Неравнодушен к женщинам и спиртному».

 

Рой был допрошен и надежно изолирован в своей каюте до возвращения на Землю. И хотя парень отрицал свою вину, утверждая, что он всего лишь тайком от всех выбрал себе бутылку виски, чтобы немного расслабиться после дежурства, экипаж гравилета охотно поверил в его вину. Люди постепенно успокоились. Казалось, теперь-то уж точно все будет хорошо.

 

Тайна подошла к входу в оранжерею: сработал фотоэлемент, створки дверей раскрылись, пропустили астробиолога и снова закрылись. Так происходило каждый раз, когда у дверей оранжереи оказывался человек. Тайна могла настроить программу так, чтобы двери открывались только перед ней, но не стала этого делать, несмотря на смертельную опасность. Девушка знала, что можно, конечно, закрыться на несколько замков, забаррикадироваться, спрятаться, можно ходить, не выпуская из рук оружия – и все равно погибнуть. Алекс с детства внушал ей: трус, паникер – обречен!

Стоит только позволить себе испугаться, впустить страх в душу, стать не в меру подозрительным, пугливым, и все, это – конец. Вскоре человек превратится в жалкое, дрожащее от страха, потерявшее рассудок существо. Ничто, ничто не спасет! К тому же, кое-какие меры предосторожности девушка все-таки приняла. Например, ее роскошный браслет связи начинал вибрировать, если кто-то из людей входил в оранжерею, тем самым предупреждая Тайну о визите. Ведь беспечность так же губительна, как и парализующий страх! А главное, Тайна, в отличие от большинства, почему-то не верила в виновность Роя. Кроме того, астробиолог считала, что поймать маньяка можно только «на живца». Именно таким «живцом», несмотря на смертельную опасность, она и решила стать… А оранжерея – идеальное место, чтобы стать ловушкой…

 

Растительное царство астробиолога Тайны Гор было огромно: площади оранжереи по окружности огибали весь корабль. Оранжерея делилась на отсеки, соотвестсвующие разным климатическим зонам, в которых поддерживались соответствующие условия: температура, влажность, долгота дня, кислотность почвы и многие другие факторы. Здесь использовались разные технологии. Применялась система гидропоники, когда к растениям, находящимся в мелком гравии по трубкам подводились питательные вещества: так, например, выращивались огурцы, перцы, томаты и другие овощи. Использовались и специальные грунты, в которых росли карликовые деревья, цветы, лекарственные травы и овощи. А еще был отсек с шампиньонами, резервуар с хлореллой… Да чего там только не было! Для удобства растения располагались на высоте примерно полуметра от пола, а снизу проходили трубы с питательными растворами.

Конечно, одна Тайна, несмотря на полную автоматизацию, ни за что не справилась бы с таким объемом работы, но ей постоянно помогал Алекс, которого могли отвлекать от основной работы лишь в исключительных случаях. Привлекались к работам и остальные роботы в свободное от ремонтных работ время: обеспечение свежими продуктами было одной из важнейших задач на корабле. Конечно, экипаж в случае необходимости мог бы жить и на одной синтетической пище, но свежие фрукты и овощи поддерживали здоровье и заметно скрашивали жизнь астронавтов.

Тайна полностью отвечала за обеспечение экипажа растительной пищей и одновременно занималась научной работой. Благодаря оранжерее астронавты, словно и не покидали Землю, постоянно получали к столу свежие овощи, фрукты и ягоды! Чего там только не было! Огурцы, помидоры, редис, лук, цитрусовые, клубника… Всего не перечтешь! И еще – цветы, роскошные розы, любимые сорта красавицы, выведенные Алексом…

После выздоровления Тайна продолжила работу: она занималась выведением новых сортов, собирала плоды, взвешивала, делала срезы, изучала их под микроскопом, анализировала и вносила данные в компьютер. Из-за отравления девушка пропустила несколько важных экспериментов и теперь старательно наверстывала упущенное. А еще нужно было подготовить отчет о проделанной работе, подвести итоги, сделать выводы… И поэтому Тайна трудилась уже двенадцать часов подряд, лишь дважды позволив себе сделать короткие перерывы на еду и отдых. Алекс помогал ей, не покидая ни на минуту.

Зазвенел, замигал, завибрировал браслет связи на руке Тайны. Грецки сообщил о внезапном нарушении работы системы и отдал приказ немедленно отправить личного робота-слугу на ликвидацию неисправности. Алекс по специально оговоренному пункту договора не обязан был работать вместе с другими роботами, но Тайна спорить не стала. Ни к чему лишний раз злить Грецки и привлекать его внимание к Алексу, тем более что у командира была объективная необходимость.

 

…Анна Свенсон никак не могла понять, что же происходит на корабле. Неповоротливый ум шведки работал тяжело, со скрипом. У чемпионки по боям без правил был лишь один подозреваемый, вернее, подозреваемая. Почему же не схватят эту злобную маньячку, ведь котенку же понятно, что это Тайна Гор – высокомерная аристократка и мультимиллиардерша. Как не понимает умный и проницательный Виктор, что тайный любитель виски Рой тут совершенно ни при чем.

Неужели даже бесстрашный командир Грецки не рискнет обвинить в преступлениях эту взбесившуюся богачку? Что ж, если у них, этих жалких умников, не хватает смелости, тогда она, Анна, сама возьмется за избалованную девку, которой с детства даже нос утирали роботы. Эта бездельница Тайна всегда жила без забот и в свое удовольствие, и потому возомнила, что ей все дозволено.

Не то, что она, Анна, выросшая в бедном грязном квартале с потерявшей человеческий облик матерью-пьянчугой, без конца меняющей уродов-сожителей, и выжившей из ума бабкой! Сколько раз девчонке приходилось кулаками доказывать свое право на жизнь! Нет, она не позволит уничтожить себя ради развлечения скучающей богачки, которая не представляет, как можно жить в грязи и нищете, питаться, да и то не всегда досыта, отвратительными синтетическими продуктами, стянутыми из магазина или отобранными у других детей, ходить в чужих обносках, которые тебе вечно либо малы, либо велики!

Да, Анна была готова на все: ведь она же не такая, как все эти чистоплюи! А ответственности Анна никогда не боялась: это пугало лишь для слабаков. Даже если эту злобную тварь придется убить! Но для начала надо просто допросить ее с пристрастием, только и всего. Эта хилая, трусливая «ботанка» обязательно расколется и расскажет, как ей пришло в голову затеять охоту на людей… А она, Анна, тем самым спасет себя и остатки экипажа, и кроме того, получит от всего этого массу удовольствия! А Виктор будет гордиться ею! И тогда, может быть… Анна глубоко вздохнула…

Зверообразная шведка ничуть не сомневалась в успехе своей затеи: допрашивать она умела. Кое-кто убедился в этом на своей шкуре, только вот поведать об этом уже не сможет… Анна усмехнулась. Иначе бы и она и не выжила в аду грязных трущоб и кошмарных планет. Да ей же потом спасибо скажут, а может, еще и наградят…

 

После того, как Алекс удалился, еще раз напомнив об осторожности, Тайна продолжила работу. Даже оставшись в одиночестве, астробиолог не закрылась в своей оранжерее. Еще несколько часов трудолюбивая «ботаничка» методично занималась исследованиями. Девушка уже устала, но надо было готовить материалы по серии экспериментов, ведь предстоит незапланированное возвращение на Землю! Впереди было еще много работы…

Браслет девушки снова завибрировал, предупреждая о визитере. Астробиолог оставила пробу и повернула голову. К ней громадными прыжками приближалась Анна Свенсон с перекошенным от злобы лицом, яростно сжимающая громадные кулаки. Великанша без слов набросилась на девушку, чтобы нанести серию страшных ударов и вывести ее из строя. Но расчет шведки не оправдался: гибкой и подвижной Тайне удалось увернуться в сторону, и теперь противницы кружили, постепенно отходя вглубь оранжереи.

Огромные кулаки Анны колотили воздух вокруг Тайны, пытаясь загнать ее в тупик. Анна работала, как молот, непрерывно нанося удары, но Тайна отклонялась на удивление ловко. Астробиолог понимала: долго продержаться против могучей Анны не получится… Чтобы Анна потеряла хладнокровие и допустила ошибку, надо было как-то вывести ее из себя. Если обезумевшую шведку захлестнет волна слепой ярости, появиться возможность нанести точный удар. Это был единственный шанс для Тайны: силы были слишком уж не равны. А что речь шла о жизни и смерти, красавица не сомневалась…

На помощь Алекса рассчитывать нечего: не было даже мгновения, чтобы нажать на кнопку браслета. Несмотря на выносливость и натренированность, девушка чувствовала, что уже начинает выдыхаться. К тому же начинала болеть правая, когда-то поврежденная и потому более слабая рука. Могучая Анна же по-прежнему была свежа и полна сил. Тайна медленно отступала вглубь теплицы, боясь пропустить удар: это был бы конец…

Астробиолог чувствовала, что устала, она уже почти задыхалась под градом ударов более мощной противницы. Пот заливал лицо. Пропущенный удар, и Тайна оказалась на полу, сильно ударившись правым плечом! «Все, конец!» – мелькнуло в голове. «Ну, наконец-то!», – подумала Анна, и в ее злобных голубеньких глазках вспыхнули огоньки торжества.

Но Тайна была Тайной и ученицей Алекса: она просто должна была выиграть этот бой! Откуда было знать недалекой шведке, что у тоненькой, нежной, как цветок, девушки может быть стальной стержень! Астробиолог, внезапно крутанулась, словно волчок, и в последнее мгновение сумела выскользнуть из-под мощной ноги, уже занесенной для решающего удара. Анна, с размаху ударившись ногой о пол, взвыла от боли.

Тайна с нечеловеческой скоростью перекатилась в сторону и, вскочив на ноги, сумела нанести противнице удар. Так как времени для прицела и концентрации сил у девушки не было, удар получился хотя и довольно сильным, но не разящим.

Раздосадованная Анна постепенно впадала в ярость: она не понимала, как эта хилая, изнеженная куколка может столько времени держаться. Грязные ругательства посыпались на Тайну, и девушка поняла: надо продержаться еще совсем немного. Но поврежденная рука болела невыносимо и уже почти не двигалась…

Озверевшая, рычащая шведка, не закрываясь, шла уже напролом, подставляя себя под точные удары хладнокровной воспитанницы Алекса. Внезапно у Тайны открылось второе дыхание. Астробиолог удачно применила несколько новых приемов. Ей повезло, и в одно мгновение удалось рвануть серьгу у зазевавшейся Анны. Шведка, словно медведица, отчаянно заревела от боли и унижения.

У подруги командира было разорвано правое ухо, кровь текла у нее и из разбитой брови, заливая глаз, и шведка вынуждена была постоянно трясти головой… Однако и изящная противница грузной блондинки чувствовала себя так, словно по ней прошелся грузовоз…

Тайне удалось, наконец, нанести Анне удар во второй глаз, и та начала действовать уже почти что вслепую. Несмотря на то, что сил почти не оставалось, Тайна, задыхаясь, продолжала методично и расчетливо, словно робот, наносить удары теперь уже едва различающей противницу шведке. Вот уже правая рука Анны безжизненно повисла, как и у Тайны, выведенная из строя метким ударом ногой.

Великанша лишь на мгновение отвлеклась: боковым зрением она внезапно увидела неизвестно откуда взявшуюся большую рыжую собаку. Даже после смерти верный пес помог своей любимой хозяйке! Откуда могла знать агрессивная скандинавка, что Алекс совсем недавно решил установить программу «Мук» и в оранжерее…

Растерявшаяся на миг Анна внезапно открылась. Тайна, дождавшись нужного момента, не упустила свой шанс и, вложив весь остаток сил, ударила противницу ногой в висок. Поверженная великанша зашаталась и тяжело рухнула на пол…

Но Тайна знала, насколько сильна и вынослива шведка, и что она способна на любые уловки. И хотя астробиолог уже выложилась почти до конца, она, задыхаясь, продолжала сосредоточенно наносить по голове соперницы точные, хотя и слабые, удары ногами. Тайна била Анну до тех пор, пока сама не свалилась на пол в полном изнеможении. Это была ее первая и самая главная победа над Анной…

Лицо шведки было превращено в кровавое месиво, нос свернут на бок, зубы выбиты… Побежденная великанша лежала без сознания. Тайна не сомневалась, что у Анны сломаны ребра, но и за свои она бы тоже не поручилась. У девушки хватило сил лишь на то, чтобы нажать на «тревожную» кнопку браслета связи, после чего она потеряла сознание…

 

Началось расследование. Тайну, чье тело представляло сплошной кровоподтек, допрашивали стискивающий от ярости зубы Грецки и хладнокровный Чанг. Командир корабля, как всегда, был целиком на стороне Анны, Чанг же защищал астробиолога. Остальные члены команды разделились: одни недолюбливали грубую и задиристую Анну, другим не нравилась высокомерная и замкнутая Тайна… Впрочем, мнение членов экипажа не имело никакого значения.

 

Удивительно, но после такого боя Тайна практически не получила серьезных повреждений. Можно сказать, отделалась легким испугом: трещины в нескольких ребрах, перелом запястья, вывих правого плеча да многочисленные ушибы и ссадины… Для такого «боя без правил» это – просто мелочи… Уже оправившаяся после отравления судовой врач Лора Кинг, тщательно осмотрев пострадавшую, оказала ей помощь, приписала ей постельный режим и все необходимые процедуры.

Осматривая пострадавшую девушку, судовой врач не переставала думать о своем. Лора давно замечала, что заместитель командира часто заглядывается на богатую и избалованную красавицу, но не придавала этому большого значения. К астробиологу судовой врач относилась вполне спокойно. Тайна ей уж точно не соперница! Да, эта аристократка действительно красива так, что глаз не оторвать, и было бы странно, если бы такой эстет, как Чанг остался равнодушным к утонченной красоте мировой знаменитости. Но зачем красавице-миллиардерше небогатый и никому не известный вдовец с ребенком?! Ведь эта роковая дива привыкла блистать! Ее мужьями были самые роскошные мужчины планеты! И, конечно же, пара Тайне – ну хотя бы красавец, аристократ и богач Тони Новак! Просто пара влюбленных голубков!

А вот она, Лора, хотя, конечно же, далеко не красавица, но веселая и сдобная: мелкие тугие кудряшки, задорный взгляд черных, чуть навыкате глаз, атласная коричневая кожа. К тому же судовой врач была готова стать хорошей женой Чангу и заботливой матерью его осиротевшему сыну, которого она уже заочно любила…

 

Зверски избитой Тайне, чье тело теперь по цвету напоминало спелый баклажан, пришлось лежать на специальном воздушном матрасе. Робот Алекс покрыл все тело своей хозяйки приятно охлаждающим и восстанавливающим аэрозолем, чтобы снять боль и воспаление, а сверху нанес тончайший слой асептической пенки. Затем тело девушки было покрыто легчайшей, словно пух, быстро застывшей лечебной пеной, и Тайна, словно куколка, оказалась почти целиком замурованной в легком, почти невесомом, но прочном коконе.

Алекс по часам давал своей пострадавшей воспитаннице витамины и лекарства. Вот и все лечение. До окончания разбирательства Тайна, как и Рой, должна была находиться под домашним арестом. А уход за растениями и сбор овощей и фруктов поручили выполнять роботам.

Анне досталось гораздо сильнее, чем ее противнице. Шведка без сознания лежала в каюте-лазарете с черепно-мозговой травмой, в шейном корсете, с множеством серьезных переломов и прочих повреждений, почти целиком опутанная трубками с лекарственными растворами…

Тайна ничуть не сомневалась, что если Анна поправится, то постарается физически уничтожить свою обидчицу. Теперь злобная великанша не остановится уже ни перед чем… Но до выздоровления Анне сейчас ой как далеко…

 

Когда в каюту Тайны вошли Грецки и Чанг, Алекс заботливо поил любимую хозяйку только что приготовленным апельсиновым соком. Увидев посетителей, робот почтительно поклонился вначале командиру, затем его заместителю, проворно придвинул вошедшим легкие кресла и немедленно удалился. Грецки и Чанг сели возле кровати больной.

– Тайна, – сказал Грецки, – я слишком давно знаю Анну. Уверен, что ты первой напала на Анну, когда она вошла к тебе в оранжерею по какому-то делу. Возможно, ты сама ее позвала. Ты никогда не смогла бы одолеть Анну, если бы внезапно не вывела ее из строя. Да, у Анны, конечно, есть недостатки. Но я хорошо ее знаю и уверен, что она на такое не способна.

– Я занималась отбором проб, – спокойно, без тени волнения ответила Тайна. – Я не стала бы первой нападать на Анну: всем известно, что она гораздо сильнее меня. Все знают, что я никогда не закрываюсь в оранжерее… Анна ворвалась без предупреждения и попыталась напасть на меня внезапно. Но я почувствовала ее присутствие, услышала сзади какой-то шум, успела развернуться и уклониться от удара.

В оранжерее довольно тесно: ей просто негде было развернуться. И она была слишком уж уверена в своей силе: это и сыграло с ней злую шутку. Я знаю, что вы с ней друзья, но ведь она всегда была агрессивной и неуравновешенной…

– Я не верю тебе, Тайна, – презрительно сказал Грецки. – Пока расследование продолжается. Когда Анна придет в себя, мы ее допросим и сделаем выводы.

Грецки поднялся, чтобы удалиться, следом за ним встал и заместитель. Но в каюту быстро протиснулся робот.

– Господин командир, разрешите обратиться, – раздался заискивающий голос Алекса, униженно склонившегося и протягивающего Грецки крошечный диск. – В оранжерее была установлена камера, и весь момент боя оказался заснят.

Грецки взял диск, и оба визитера молча удалились, чтобы просмотреть запись. А робот очень осторожно начал делать Тайне маникюр: ногти красавицы сильно пострадали во время боя.

Некоторое время спустя завибрировал браслет связи. Это был Грецки.

– Я просмотрел запись, Тайна, – раздался недовольный голос командира. – Тебе крупно повезло, что в оранжерее была камера. Обвинение в нападении с тебя полностью снято. Но разбирательство будет продолжено.

Чуть погодя браслет завибрировал снова. Звонил Чанг.

– Тайна, я потрясен тем, как тебе удалось дать отпор этой громадине Анне. Такого боя я еще не видел! Это нечто! Виктор в шоке… Я скопировал запись. Виновной в нападении будет признана Анна! Тебе ничего не грозит: ведь речь шла о жизни и смерти, а силы были явно не равны. Ты действовала абсолютно правильно. Остались лишь простые формальности.

Анна, конечно, слишком уж агрессивна и мстительна, она всегда была такой, и на нее постоянно жаловались. Я не раз говорил об этом Грецки… Но он же всегда был на стороне боевой подруги, поэтому она совсем распоясалась... Анна сама виновата в происшедшем…

Кстати, до того, как напасть на тебя, она приходила к Грецки и обвиняла тебя в отравлении экипажа. Ты пострадала тогда меньше всех, поэтому она считала, что ты просто для маскировки приняла безопасную дозу яда. И вообще, Анна была почему-то уверена, что никто, кроме тебя, на такое не способен…

Но доказательств у нее не было, поэтому Грецки просто выслушал ее и пообещал разобраться. А вскоре после этого обвинили Брауна… Анна снова приходила к Грецки, говорила, что Рой не виноват, что он и раньше таскал бутылки с виски из продуктового отсека. Они же с Анной соседи по каютам, и Рой, оказывается, иногда расслаблялся таким образом после работы. Это была его маленькая слабость, которая уже явно начала перерастать в большую. Он, оказывается, иногда по-соседски приглашал к себе для компании и Анну, поэтому ей об этом было так хорошо известно… Среди членов экипажа были и те, кто считал, что Анна и Рой – не просто собутыльники, а любовники и сообщники. Но озвучить подобную мысль в присутствии Анны никто бы не решился…

Однако Грецки пока не торопился освободить Роя: командир никак не решался предъявить официальное обвинение Тайне Гор, ведь она была богатой и влиятельной особой. Кроме того, астробиолог имела большие научные заслуги и множество высоких наград. А главное – улик против нее не было никаких… Рассудительный Чанг также был против голословных обвинений, а Анну он всегда считал горой мускулов при отсутствии мозга. Не найдя поддержки у Грецки, шведка решила сама разобраться с Тайной.

– Честно говоря, – заключил Чанг, – я думаю, Тайна, что, скорее всего, это было просто досадное недоразумение. В такой атмосфере страха и подозрительности, она приняла за убийцу тебя, а ты – ее. Тут у кого угодно сдадут нервы, а Анна и так всегда отличалась повышенной агрессивностью. У Грецки, как всегда, свое особое мнение. Анна, конечно, крайне неприятная особа, но и мне не верится, что она преступница. И уж тем более, не бедняга Рой… Ладно, разберемся, а пока поправляйся, Тайна!

– Спасибо, Иенг, – поблагодарила Тайна заместителя командира. Алекс был рядом и по громкой связи внимательно слушал разговор астробиолога с заместителем командира. Одновременно робот готовил своей девочке виноградный сок. Тайна уже допивала приятный, прохладный напиток, когда раздался очередной сигнал тревоги.

Взволнованный Грецки объявил, что радист Анна Свенсон скончалась в каюте-лазарете, не приходя в сознание. А вскоре выяснилось, что в лекарственном растворе, который по трубкам поступал в организм находящейся в коме шведки, оказался медленно действующий яд…

Если до этого многие, узнав о нападении на Тайну, начали сомневаться в виновности Роя и посчитали виновной во всех бедах Анну, то после ее смерти все изменилось. Рой Браун сидел взаперти, и никак не мог отравить Анну. Тайна, закованная в лечебный кокон, была полностью обездвижена и также не могла нанести никакого вреда поверженной шведке. А сама красавица испытала огромные облегчение, узнав о смерти белобрысой великанши. Словно камень свалился у нее с души!

Теперь всем было ясно, что маньяк остается на свободе. Однако упрямый Грецки по-прежнему отказывался выпустить Роя, считая, что убийца – его сообщник, и парень на всякий случай продолжал оставаться под арестом. Теперь их стало тридцать шесть…

До Земли оставалось лететь еще около года, да и то если удастся благополучно проскочить метеоритовый пояс. Экипаж снова погрузился в подозрительность и уныние. В довершение ко всем бедам в системах гравилета все чаще появлялись какие-то неисправности, и авральные работы стали почти нормой. Появилось ощущение, что гравилет просто рассыпается… Нарушилась и система теплообмена: в каютах и технических помещениях становилось то слишком жарко, то чересчур холодно: в оранжерее из-за резких перепадов температуры начали погибать растения.

А главное, начались непрерывные перебои с автоматической поставкой воды и пищи в продуктоводы: иногда система путала заказы, иногда вообще не выдавала ничего, и людям приходилось довольствоваться лишь овощами и фруктами… Только у Тайны система обеспечения продовольствием работала пока безотказно: в ее в каюте был персональный продуктовод, независимый от остальных, а второй, точно такой же, находился у астробиолога в оранжерее.

Да, система гравилета медленно, но непрерывно разрушалась. С каждым днем число мелких неполадок и крупных аварий нарастало. Экипажу почти не оставалось времени на отдых. Человеческие отношения распались еще раньше. Все гадали: кто станет следующей жертвой маньяка? Все боялись всех… После работы усталые люди молча расползались по своим каютам. Многие пребывали в глубокой депрессии…

Грецки не знал, что делать… До этого он в любых ситуациях находил решение, умел быстро сделать правильный выбор, но теперь командир пребывал в полной растерянности... Самолюбивый мальчик из трущоб, всего достигший собственным умом и собственным трудом, многим пожертвовавший ради карьеры, впервые оказался перед неразрешимой проблемой. Его ума и интеллекта не хватало, чтобы вычислить и изолировать неуловимого убийцу.

Грецки чувствовал себя бессильным в глазах подчиненных: убийца словно насмехался над ним… А уж что будет после возвращения на Землю после такого позорного провала, если вообще удастся вернуться, даже думать не хотелось... Впрочем, это в любом случае был его последний полет. Роковой ошибкой было то, что он сразу же не повернул назад…

Усилием воли командир постарался отсечь навязчивые мысли. Ладно, не скули, возьми себя в руки. Всякое бывало. Может, еще и прорвемся!

Грецки вдруг вспомнил свое убогое детство, безрадостную юность… Он работал, как одержимый, не брезгуя ничем, чтобы выбиться из нищеты, а в свободное время качал мышцы и учился, где только мог. Серьезный, амбициозный юноша, в отличие от сверстников-дегенератов, не курил, не пил, не употреблял наркотики – берег здоровье. Но над ним, «белой вороной» трущоб, не смеялись – уже тогда крепкий паренек умел постоять за себя. Однако этого было недостаточно. И однажды Виктор понял, что так он может надрываться впустую всю оставшуюся жизнь…

Был еще и криминальный путь, но молодой Грецки не хотел по нему идти: слишком велик был риск лишиться жизни или оказаться в тюрьме. Нет, упрямому Виктору хотелось разбогатеть и выбраться из нищеты честным путем. Тут нужен был иной подход… И Виктор сделал тогда свой главный выбор. Но парню из трущоб для того, чтобы что-то приобрести, вначале пришлось потерять… Это была голубоглазая Рози, его первая любовь.

– Ты ведь не бросишь меня, Виктор? Ведь правда? – со страхом спрашивала его прелестная соседская девушка.

– Ты должна понять, Рози, – не поднимая глаз, отвечал юноша, – вместе мы не прорвемся, только по отдельности. Ты же не хочешь всю жизнь прожить здесь, в нищете и грязи? Тогда борись, сделай первый шаг! Иногда приходится чем-то жертвовать… Прости меня, Рози, но поверь, так будет лучше для нас обоих. Желаю тебе всего наилучшего! Прощай!

Она горько плакала, но он преодолел жалость к ней и ушел… В этот же вечер Грецки сделал предложение своей любовнице – богатой вдове, владелице сети магазинов, где Виктор работал. Тогда он еще не знал, что примерно в то же самое время бедная Рози выбросилась из окна своей крошечной квартирки, расположенной под самой крышей старой многоэтажки…

Стелла была аппетитна, как старая тряпка, но очень богата, и ей нравились атлетически сложенные молодые люди. А для молодого Грецки это было начало пути наверх… Красивый, мужественный Виктор и умная, жесткая Стелла считались идеальной парой. Грецки знал, конечно, что во время его отсутствия любвеобильная супруга изменяет ему с другими, но пока вынужден был терпеть все ее выходки. Ведь жена ввела его в приличное общество и многому научила, за что Виктор был ей по-настоящему благодарен. А Рози... Что ж, у нее тоже был выбор, но она им, к великому сожалению бывшего возлюбленного, почему-то не воспользовалась…

На всю жизнь Грецки запомнил, как уже будучи Героем Космоса и командиром экипажа, он случайно вернулся домой чуть раньше запланированного и застал немолодую и нелюбимую жену в постели с рослым смуглым типом.

Стелла тогда не только не смутилась, но еще и завизжала на мужа: «Ничтожество! Я подобрала тебя с помойки! Какого черта ты приперся без предупреждения?!» После этого случая Грецки подал на развод: к тому времени он уже добился в жизни многого и больше не нуждался в Стелле… А та вскоре снова вышла замуж за очередного бедного, но амбициозного молодого человека.

Конечно, в жизни Виктора были и другие женщины. Успехом у противоположного пола он пользовался всегда. Когда-то молодой Грецки думал, что будут деньги – будет все… Но почему-то все эти женщины, как на подбор, были расчетливыми, наглыми, корыстными и очень уж напоминали его бывшую жену. Второй Рози Виктор так и не встретил… Правда, в него была влюблена Анна Свенсон… Но она была для Виктора просто надежным товарищем: женская привлекательность в шведке отсутствовала начисто.

 

*  *  *

 

…Рой внезапно проснулся от едкого запаха дыма. В каюте начинался пожар. Обшивка местами тлела и дымилась. Но сигнализация почему-то не сработала! Молодой человек нажал на кнопку браслета связи, но и тот был отключен… Арестант метнулся, схватил маленький огнетушитель, однако и он отказался повиноваться впадающему в панику узнику…

Ничего не помогало: пожар распространялся. Рой побежал в ванну, нажал на кнопку и остолбенел: воды не было. В другом кране ее не было тоже… Из продуктовода вода также почему-то не поступала…

Парень схватил рубашку и быстро обмотал лицо. Затем выхватил из шкафа комбинезон и начал яростно сбивать им появляющиеся язычки пламени. Но вскоре арестант убедился в тщетности своих попыток.

Рой побежал к выходу и яростно забарабанил в дверь. Затем метнулся назад, схватил огнетушитель и начал с размаху наносить им удары по двери… От обшивки шел густой черный дым. Парень задыхался, начался непрерывный кашель. Ужас охватил парня: надежды на спасение не было… Удушье усиливалось, голова кружилась… Жар становился уже нестерпимым, и, наконец, языки пламени лизнули ноги. Рой отчаянно закричал от боли и потерял сознание…

 

…Сигнал тревоги в очередной раз разбудил экипаж под утро. В каюте Роя Брауна сработала пожарная сигнализация. Но почему-то слишком уж поздно… Но своей страшной смертью Рой доказал, что не был убийцей.

На охваченном паникой «Неустрашимом» теперь оставалось только тридцать пять астронавтов. И еще почти одиннадцать месяцев полета…

 

Тайна Гор, облаченная в лечебный кокон, лежала на кровати, и щелкая пультом, который держала в здоровой руке, смотрела на меняющиеся на настенном экране стереокадры...

Отец и мать Тайны до брака. Свадебная фотография родителей. До чего же они красивы! Какие счастливые лица!

Вот родители с маленькой Тайной в костюме елочки: почему-то тут она насуплена, словно ежик. А вот Тайна на руках у бабушки со своим любимым медвежонком. Бабушка – красивая дама с властным лицом, вся в бриллиантах. Но Тайна совсем не помнила бабушку: Нора Левински погибла в авиакатастрофе, когда внучке было всего три года… Вот Тайна с родителями накануне их отлета: лица близких печальны, они словно предчувствуют трагический финал.

А это она, Тайна, в своем саду среди цветов, на голове у нее венок, в руках – букет ее любимых оранжево-розовых роз. Сорт «Пробуждение» был специально выведен для нее Алексом…

Тайна в платье принцессы и в короне… Тайна с Муком… Тайна с Дэном. Красавица глубоко вздохнула… Тайна и Майк… Майк… Он был первой, безумной любовью Тайны Гор. Тайна нахмурилась… Как давно это было!

«Прости, Майк, – мысленно обратилась красавица к стереоизображению улыбающегося молодого мужчины. – Я была тогда маленькой злобной тварью, обезумевшей от звериной жажды обладания другим человеком. Разве мог ты подумать, что беда придет в образе милой соседской девчушки? Алекс не виноват… Если бы он тогда не сделал того, что сделал, ревность свела бы меня с ума…

Прости, если сможешь… Тогда я не ведала, что творила. Поверь, теперь я стала совсем другой… Я изо всех сил старалась стать другой! И мне это удалось! Теперь я бы тебя отпустила, и ты бы остался жив. Если мы когда-нибудь встретимся там, на небесах, то я не знаю, смогу ли посмотреть тебе в глаза…»

 

*  *  *

 

…Когда Тайне было десять с половиной лет, в доме по соседству появился Майк – симпатичный молодой человек. Узкое лицо с бледно-голубыми, почти ледяными глазами, ежик тонких светлых волос, твердый подбородок. Майк был симпатичным, мужественным парнем и пользовался большой популярностью у противоположного пола. Избалованный женским вниманием Майк менял девушек, как носки. От его ледяного взгляда особи противоположного пола млели и теряли остатки разума.

Жаркое дыхание страсти коснулось и юной соседки Майка. Это была любовь с первого взгляда. Тайна полюбила этого человека со всем жаром чистой, неискушенной души. Это было настоящее безумие: девочка не могла думать ни о чем другом, кроме предмета своей страсти. Она была готова на все ради этого человека…

Украдкой наблюдая за Майком, девочка не раз видела, как из дома соседа выходят плачущие девушки. Как только очередная подружка надоедала, парень расставался с ней без малейшего сожаления, просто выбрасывал вон, как использованную вещь. Майк терпеть не мог недалеких, ревнивых, надоедливых девиц, осыпающих его упреками и требующих постоянных доказательств любви, поэтому они просто должны были исчезнуть из его жизни... Некоторые женщины ухитрились из любви к Майку бросить мужей и даже детей, но бывшего пилота не интересовали их жертвы и прочие доказательства искренней любви. Теперь бедняжкам оставалось лишь проливать горькие слезы раскаяния. Майк никого не любил и не скрывал этого.

– Дуры надоедливые, – презрительно отзывался парень о своих бывших подружках.

Майк был очень живым и общительным, и легко подружился с замкнутой соседской девочкой, которую он искренне жалел, видя, что она одна-одинешенька живет среди роботов. Потому и старался уделить время маленькой сиротке, обделенной человеческим вниманием.

Удивительное дело: безжалостный к бывшим подружкам молодой человек искренне привязался к застенчивой соседской девчушке. Конечно, ему и в голову не приходило, какую страсть пробудил он в маленькой женщине.

Тайна тоже по-своему жалела Майка: парень был отставным пилотом, навсегда выброшенным с любимой работы. Сосед с горечью поведал девочке обо всем. Из-за постоянных стрессов во время своего первого длительного полета у Майка однажды сдали нервы, и он с кулаками набросился на командира корабля. По возвращении на Землю Майк был признан профессионально непригодным к полетам. Потом его лечили, но он снова сорвался… Списанный на Землю пилот устроился работать инструктором в фитнесс-клуб.

После знакомства с этим человеком привычный мир перевернулся для девочки. Новые, неведомые чувства и ощущения вошли в жизнь девочки-подростка. Какие-то непонятные, неведомые прежде ростки человеческих чувств появились в душе одинокой девочки. Тайна решила, что когда вырастет, то непременно выйдет замуж за Майка. Это была какая-то безумная, болезненная страсть. Один человек заслонил Тайне весь мир…

Она была просто больна Майком. Девочка сходила с ума от ревности, когда видела парня с очередной подружкой, хотя понимала, что Майк относится к этому несерьезно. Кроме того, приученная Алексом скрывать свои истинные чувства, маленькая Тайна никогда не показывала Майку, что любит его.

Но настал день, когда в жизни парня появилась та, из-за которой он решил, что пришла пора покончить с холостяцкой жизнью. Для Тайны, которой к тому времени исполнилось двенадцать лет, это был страшный удар! Девочка и сама не понимала, как смогла пережить день его свадьбы: весь день она просидела, словно оцепенев. Приходили в голову мысли о самоубийстве, но Тайна гнала их прочь. Если бы не Алекс… Ведь Алекс так любит ее! Нет, она не может принести ему такое горе…

Тайна поражалась выбору Майка. Счастливица оказалась малосимпатичной еврейской вдовой со значительными средствами, гораздо старше Майка, очень хозяйственной, холодной и расчетливой. Конечно, он совсем не любил ее, это был откровенный брак по расчету. Майк не был корыстным, но он был практичным и решил, что так будет лучше всего…

Юная Тайна, конечно, очень страдала, но поделать ничего не могла. Наивная девочка решила подождать до совершеннолетия, и уж тогда Майк точно бросит постаревшую жену и предпочтет ее, такую молодую, красивую и богатую! А пока она должна стать лучшей изо всех, чтобы Майк мог ею гордиться… Тогда он непременно полюбит ее! Девочка была готова на все. Не было на свете преграды, которую она не решилась бы перешагнуть ради Майка. Ведь она любила, любила впервые в жизни!

Тайна подрастала. Она продолжала любить Майка и тогда, когда стала взрослой девушкой. Алекс понимал, что его маленькая принцесса по уши влюблена в соседа, но поначалу не придавал этому значения.

Но когда Тайна выросла, а ее тайная привязанность осталась неизменной, то это уже начало беспокоить заботливого робота. Алекс стал размышлять, как поступить в такой сложной ситуации.

Майк постоянно жаловался Тайне, что такой жизнью он сыт по горло, что давно пора уже развестись с этой скрягой и занудой, тем самым невольно подавая девочке надежду. Детей у Майка и его жены не было, но они, несмотря на разницу в темпераментах и постоянные ссоры, все же продолжали совместную жизнь. Что-то их, видимо, все же связывало, удерживая от решительного шага…

Так и жила юная Тайна, словно на качелях: от радости к печали, от счастья – к отчаянью… Эти недетские, интенсивные переживания просто изматывали юную девушку. И вот однажды настал день, когда жена Майка, отправившись за покупками, не справилась с управлением на скользкой дороге и погибла.

Для восемнадцатилетней Тайны наступил звездный час. Она торжествовала. Вначале Тайна якобы по-дружески утешала Майка. Но для парня она по-прежнему оставалась лишь прелестным соседским ребенком: Майк не воспринимал ее как женщину. Конечно, он замечал, что Тайна всегда искренне рада его видеть, но считал это обычной детской влюбленностью. Майк снова начал вести интенсивную холостяцкую жизнь.

Тайна уже собиралась признаться ему в любви. Но тут девушка узнала, что Майк случайно познакомился с невзрачной, а, по мнению Тайны, и совершенно безмозглой девицей, которой он по-настоящему увлекся. Эта глуповатая, часто увлекающаяся самочка, называющая себя художницей, никогда не задумывалась о завтрашнем дне, кочуя от одного возлюбленного к другому. Сексапильная и легкая на подъем особа жила не рассудком, а вечно бурлящими чувствами, и почему-то именно она сумела вызвать в Майке ответное влечение...

Тайна поняла, что все потеряно. Ни красота, ни богатство не могли дать ей то, чем она так жаждала обладать. И Майк женился во второй раз на никчемной, изрядно потасканной и некрасивой девице… Конечно, он часто ссорился и с новой женой, обвиняя ее в пустых тратах и бесхозяйственности, порой даже заговаривал о разводе...

Но теперь Тайна повзрослела, поумнела и стала относиться к Майку намного спокойнее. Страсть постепенно угасала. Но всякий раз, когда девушка видела соседа или его вторую жену-растрепу, а особенно их вместе, то сразу грустнела и испытывала странное чувство пустоты и разочарованности. Порой у девушки слезы наворачивались на глаза. Почему?! Ведь она и красива, и умна, и богата… Почему же Майк так слеп?! Как бы они могли быть счастливы вместе!

Когда Тайна узнала, что Майк и его новая жена погибли в автокатастрофе, она испытала вначале удивление, а потом и облегчение. Некого любить, не к кому ревновать... Немного поплакав, юная красавица совершенно успокоилась и практически сразу же забыла о Майке.

Слишком уж долго она ждала и надеялась, слишком долго ревновала и страдала, а теперь, со смертью Майка все вмиг закончилось. Странно, но она вдруг испытала такое облегчение, словно с души свалился тяжкий груз... Лучше ужасный конец, чем ужас без конца! Заноза из сердца была вырвана и рана потихоньку начала заживать… Лишь иногда красавица вспоминала о своем безответном первом чувстве, и ей становилось грустно. Так внезапно закончилась ее великая любовь…

Потом у Тайны, конечно, были и другие увлечения, и даже браки, но это было уже совсем, совсем не то…

 

Первая свадебная стереография – Тайна и Роберт, красавец-латинос, знойный мачо, популярный телеведущий ток-шоу и кумир всех блондинок мира. По нему сходили с ума десятки миллионов поклонниц. Роман Тайны и Роберта был скоротечным, а брак продержался считанные недели. Но и за это короткое время супруги были названы тогда самой красивой парой планеты. Они были в центре внимания всей прессы мира. Красавицу Тайну не раз приглашали сниматься в кино, вести шоу на стереовидении, досаждали с просьбами дать интервью. Каких только выдумок не писала о ней «желтая пресса»! Но серьезную и сдержанную девушку ничуть не прельщала всемирная слава, так же, как не было ей дела и до измышлений папарацци. Красавица просто очень любила свою науку. Биология, тайны живых организмов и клеток – вот что интересовало красавицу. В отличие от дедушки, Тайну интересовало все живое…

Красавица упала в объятия Роберта лишь потому, что после гибели Майка ей просто хотелось забыться, испытать чувство хотя бы подобия взаимности. Тайна хорошо понимала, что не испытывает к Роберту того, что испытывала к своему соседу, и что это – всего лишь жалкий суррогат того, что могло бы быть… Но это была попытка почувствовать себя пусть не любимой, но хотя бы желанной, научиться общаться с людьми вообще и с мужчинами в частности…

Роберт открыл скромной домоседке Тайне неведомый ей прежде мир элитных ночных клубов, баров и ресторанов. Для нее это было внове и потому привлекательно. Юная затворница так жаждала новизны…

Алекс не мешал первому роману своей воспитанницы: он понимал, что его девочка – человек, а не робот, что она устроена по-другому, и ей необходимо человеческое общение, жизненный опыт.

Конечно, циничный, корыстный и уже довольно потасканный Роберт не был парой нежной, неопытной Тайне. Красавицу ожидало впереди немало разочарований и неприятных минут. Но ведь нужно же когда-то с чего-то начинать, да и не слишком-то и она дорожила этим самовлюбленным красавчиком… Слава богу, Тайна наконец-то забыла о Майке!

И потом, расцветающая красавица была достаточно умна, чтобы разобраться в любой ситуации. Эта совсем юная девушка, чей ум уже освободился от страсти, умела анализировать факты и вполне смогла бы постоять за себя и защитить свои интересы. У воспитанницы Алекса уже появилась хватка! В любом случае, Роберт не смог бы заставить Тайну страдать так, как это невольно делал Майк.

Любвеобильный Роберт, так же как и прежде Майк, привык, не задумываясь, менять девушек, считая при этом, что оказывает им огромную честь. Не имея ни интеллекта, ни совести, жгучий брюнет, за которым тянулся шлейф разбитых сердец, хотел жениться только на очень богатой и знаменитой девушке. Именно такой и была красавица-мультимиллиардерша Тайна Гор! Настоящий денежный мешок, ходячий капитал, живое сокровище! Только такая жена ему и была нужна!

Брошенные роковым красавчиком девицы проливали горькие слезы и люто ненавидели счастливую соперницу. А знойный мачо считал, что ему несказанно повезло: мало того, что он ухитрялся изменять наивной красавице-супруге, так при этом еще и тратил ее деньги!

Тайна после свадьбы решила переехать в особняк Роберта, чтобы ничто больше не напоминало ей о Майке. Но к тому времени она уже порядком поднадоела красавцу – роковой мужчина не привык к столь длительным отношениям.

Теперь красавице вечерами частенько приходилось сидеть дома в одиночестве, в то время как Роберт, якобы по работе, уединялся где-нибудь с очередной пассией. Молодой муж аристократки не собирался менять привычек. Когда Тайна узнала об измене супруга, Роберт спокойно ответил оскорбленной жене:

– Не бери в голову, детка! Не будь глупой ревнивицей. Этого я терпеть не могу! Ревнуют только женщины с низкой самооценкой. Ты слишком уж старомодна… Глупышка, я люблю только тебя одну, иначе бы и не предпочел тебя всем остальным. Я же не виноват, что меня все хотят. Ты ведь знаешь, что все мужчины полигамны…

Но Тайна понимала, что все это – ложь, пустые, никому не нужные слова… Девушка была слишком разочарована. Красавица никогда не была влюблена в Роберта и не рассчитывала на его верность, однако новоиспеченный муж вел себя слишком уж нагло. Развод казался самым простым выходом, но ведь было же в самом начале какое-то увлечение, романтика, привязанность…

В первый раз узнать об измене мужа было больно, но с каждой изменой боль уменьшалась. В конце концов осталась лишь досада… Дошло до того, что как только супруг выходил за порог, Тайна начинала представлять себе, что с Робертом случилось несчастье, и ей вот-вот сообщат, что она стала безутешной вдовой… Она могла бы тоже изменять мужу, но сама мысль об этом была противна гордой красавице.

Но Тайна все же не осталась в долгу: и на мачо были методы воздействия, причем весьма болезненные. Чтобы проучить Роберта, красавица лишила неблагодарного супруга доступа к своим деньгам. И однажды в дорогом магазине, набрав горы эксклюзивной одежды и аксессуаров, красавчик попал в очень неловкую и унизительную ситуацию, узнав, что его счет на подаренной Тайной платиновой кредитной карте заблокирован. В глазах Роберта это было неслыханное унижение!

Но на собственные средства приобрести эту роскошную, с любовью выбранную одежду или хотя бы часть ее, супругу Тайны не хотелось. Роберт был скуповат, привык получать от женщин роскошные подарки, не давая почти ничего взамен. Кроме того, даже для него посещение магазинов для свехбогатых людей было непозволительной роскошью.

От покупок пришлось отказаться, объяснив, что он заедет за ними на днях. Но Роберт видел насмешливые огоньки в глазах продавщиц и случайных покупателей…

Дома неверный муж устроил Тайне грандиозный скандал. Узнав, что доступ к деньгам Тайны для него закрыт навсегда, красавчик впал в неистовое бешенство. Истерика мужа с битьем посуды и угрозой самоубийства, не произвела на хладнокровную аристократку никакого впечатления. Этот самоуверенный мачо совсем не знал Тайны! Красавица оказалась тверда в решениях и, несмотря на все просьбы, мольбы и требования супруга, не изменила своего решения. Правда, в этот раз они все же помирились… Ненадолго. Потом Тайна всегда удивлялась, как она могла иметь что-то общее с этим ничтожеством…

Но и это было еще не все. Кроме всего прочего, Роберт регулярно пользовался розовыми, похожими на жемчужины, «веселящими таблетками». Он не раз предлагал их и Тайне, но Алекс строго-настрого запретил своей девочке пользоваться разного рода «пилюлями счастья». А Тайна была послушной девочкой и никогда не нарушала обещаний, данных любимому наставнику…

Правда, однажды Роберт потихоньку растворил «веселящую таблетку» в соке и дал Тайне. Насмотревшись «мультиков» и придя в себя, красавица так врезала «шутнику» в глаз, что тот неделю не мог выйти из дома. При этом Тайна предупредила муженька, что впредь за подобные «шутки» ему очень сильно не поздоровиться. Передачи с участием знаменитого шоумена были отменены «из-за болезни ведущего».

Алекс оставался в особняке Тайны: она решила пожить без опеки. Робот знал обо всех похождениях рокового красавца-мужчины, и однажды, когда по стереоэкрану в очередной раз был показан сюжет, как Роберт страстно целует какую-то вульгарную красотку с огромным бюстом, позвонил Тайне:

– Все, Тайна, возвращайся.

– Я пока не решила… Мне нужно подумать, Алекс. Конечно, он – ничтожество, но он – мой муж.

– Возвращайся, Тайна. Хватит! Если через час тебя не будет дома, больше меня не увидишь.

Тайна разозлилась.

– Что ты себе позволяешь, Алекс? Да хоть сквозь землю провались, мне наплевать.

Робот спокойно отключился: он знал, что Тайна сегодня же будет дома.

Вскоре Алекс снова услышал мелодичный голос своей девочки:

– Через час не получится, Алекс… На дорогах – ужасные пробки…

Когда Тайна наконец-то добралась до дома и повисла на шее у Алекса, она уже вычеркнула Роберта из своей жизни и тут же начисто о нем забыла. Этот брак был просто репетицией…

 

Следующее изображение – Тайна в отряде астронавтов… Ей вспомнилось первое страшное испытание – экзамен на выживаемость в экстремальных условиях, и мороз пробежал по коже… Красавица стиснула зубы. Она тогда едва не погибла...

Свое самое первое испытание курсанты проходили на Земле. Тут уж кому как «повезет»: одним доставались непроходимые джунгли, другим – пустыня, третьим – снежные горы или топкие болота. Но испытание в экстремальных условиях показывало готовность будущих астронавтов к превратностям длительных полетов и покорения новых планет.

Группе, в которую входила Тайна Гор, досталось суровая Арктика. Будущих астронавтов поодиночке сбросили с аэролета в районе Заполярья. Робота Алекса Тайна взять с собой не могла: присутствие роботов-слуг было строжайше запрещено. Это была их первая и единственная разлука.

Перед расставанием Алекс сказал своей девочке:

– Дай слово, Тайна, что ты дойдешь, несмотря ни на что.

И глядя в глаза робота, девушка серьезно ответила:

– Клянусь, Алекс, что я вернусь, и буду возвращаться к тебе всегда…

 

*  *  *

 

Алекс сидел дома, не сводя глаз с большой стереокарты полярного района, на котором была видны две светящиеся точки: зеленая – Тайна, желтая – ожидающий ее спасательный вертолет. Связи с тем районом не было. Алекс ничем не мог помочь своей девочке.

Приземлившись на парашюте посреди белой равнины, Тайна убедилась, что никогда в жизни еще не испытывала подобного холода. Термокостюм с трудом справлялся с пятидесятиградусным морозом. Видимость заметно ухудшилась – начинался буран. Время от времени девушка бросала взгляд на надетый поверх термокостюма роскошный платиновый браслет, на котором светился зеленый огонек. У астронавтов отобрали все: компасы, средства связи, надеяться оставалось лишь на себя. Лишь солнце, луна, звезды, кора деревьев и другие приметы должны были служить ориентирами для испытуемых. Но из-за начавшегося бурана видимость постепенно снизилась почти до нуля, да и особых примет на местности не было.

Строгой комиссии не пришло в голову отобрать у девушки перед высадкой украшение – прекрасный браслет. Искусно изготовленное Алексом ювелирное изделие на самом деле было устройством по ориентированию и помогало Тайне держать правильный курс к спасательному вертолету.

На случай, если испытуемый заблудится, и не сможет дойти до цели, в термокостюме имелся маячок, чтобы спасатели могли найти человека по прошествии отведенного для испытания времени. Испытуемые не могли подать сигнал бедствия, и только если человек не находил заданную цель через шесть часов после выброски, то вертолет сам вылетал к нему, ориентируясь по навигатору.

…Тайне без конца приходилось протирать браслет, быстро покрывающийся инеем. Внезапно Тайна заметила – огонек на браслете стал рубиновым: девушка сбилась с курса. Она остановилась, не зная, в какую сторону следует повернуть. Затем попробовала медленно сделать круговое движений, определить направление. Ничего не получалось: рубиновый огонек продолжал гореть!

Что испытал Алекс, когда увидел, что точка на карте изменила свой цвет на погибельный? Если бы он мог плакать, то в этот момент заплакал бы непременно. Его ненаглядная девочка медленно, но верно отклонялась от курса.

Она пробовала двигаться в разные стороны, пыталась повернуть обратно, ходила по кругу, стараясь определить правильное направление. Но видимость была практически нулевой, и девушка отклонялась все больше и больше. Ноги и руки заледенели и почти не гнулись, она часто падала, а главное, становилось трудно дышать – маска слабо защищала от ледяного воздуха.

…Алекс видел, как мечется его девочка, но еще надеялся, что она сможет отыскать нужное направление. Алая точка отклонялась все больше и больше, и Алекс понял: надеяться осталось только на чудо. И он начал молиться о спасении той, которую любил.

– Господи, я всего лишь робот, возьми мое существование, но спаси мою девочку! В отличие от меня, она никому не причинила зла! Я обещал ей целый мир, а теперь сижу здесь в тепле и безопасности, а моя девочка, лучшая на свете, замерзает в снежной пустыне! Я ничем не могу ей помочь… Пожалуйста, спаси ее, и клянусь, что больше никогда ничего у тебя не попрошу!

…Тайна уже почти не могла идти. Страшная усталость навалилась на промерзшее тело. В груди жгло все сильнее… Она снова упала. Подняться уже не было сил. Дышать было тяжело. Она мысленно начала молиться.

«Господи, спаси меня! Не ради себя прошу, и ты это знаешь… Что будет с Алексом, если я погибну? У него нет никого, кроме меня… Очень прошу, спаси меня только ради Алекса! Пожалуйста! Он – самый лучший на свете!»

…Алекс сидел у карты и, не сводя глаз с рубинового огонька, думал о том, что если с Тайной что-нибудь случится (а что именно, он даже думать не хотел), то он уничтожит весь этот безумный и ничтожный мир!

…Тайна с трудом поднялась. Все мысли ее были только о бедном Алексе! Слезы застилали глаза. Она брела, уже не думая о спасении, не понимая, куда и зачем идет. Термокостюм почти не работал и оброс наледью. Но внезапно затуманенный слезами взгляд уловил размытое зеленое пятно… На браслете горел изумрудный огонек!

Снегопад постепенно прекратился. Темнело. Она увидела вдали оранжевый, полузасыпанный снегом вертолет, когда уже потеряла всякую надежду… Тайна задыхалась, казалось, что все, несмотря на близость цели, она не сможет добрести до вертолета. Девушка пробовала применять то глубокое, то поверхностное дыхание, то учащала, то замедляла его, пыталась ртом выдыхать воздух так, чтобы теплый воздух попадал в ноздри... Ничего не помогало. Горло перекрывал спазм… Нет, она не дойдет… Это конец! А главное, обидно умереть почти у вертолета… Надежда оставалось только на то, что ее случайно заметит пилот… А может и не заметить… Жадно ловя воздух ртом, она продолжала идти. Упала, встала. Снова упала… Снова поднялась. Еще и еще… Шаг, еще шаг, еще чуть чуть… Все!

Она удивилась, что дошла… Подошла к гостеприимно распахнувшейся перед ней дверце, увидела молодое, радостно улыбающееся ей лицо пилота. Тайна попыталась подняться по ступеньке, но не смогла: ноги не гнулись. Летчик протянул ей сильную руку и втащил в вертолет, словно мешок… Спасена! Даже не верилось… Вертолет немедленно взял курс на базу.

Отдышавшись, Тайна жадно пила обжигающий кофе и никак не могла напиться и отогреться. Жива! В кабине вертолета было тепло…

Впервые увидев мировую знаменитость Тайну Гор «живьем», пилот Боб удивился, увидев на руке девушки поверх термокостюма роскошный браслет. Это было великолепное украшение с каким-то крупным белым камнем. Да, знаменитая красавица даже здесь не могла обойтись без предметов роскоши… Теперь Боб мог хвалиться перед товарищами, что не на экране, а своими глазами видел самую красивую девушку Земли.

 

…Не все испытуемые тогда оказались такими счастливчиками, как Тайна, и смогли самостоятельно добраться до спасательных вертолетов… Этот выпуск вошел в историю, оказавшись самым неудачным из всех. Трое погибли, восемнадцать человек получили сильные обморожения, к тому моменту, как их нашли, один вертолет разбился… Многие руководители предполетной подготовки лишились тогда должностей из-за халатности и некомпетентности.

Но Тайна ошибалась, думая, что такого холода ей больше не испытать никогда… А потом была долгожданная встреча с Алексом, и она просто молча повисла у него на шее, и слезы потекли по щекам…

 

И снова учеба, разные виды подготовки к полетам, длительные полеты, годы анабиоза. Тайне за это время довелось пережить страшные испытания и гибель товарищей. Но верный друг, ангел-хранитель Алекс теперь всегда был рядом…

 

*  *  *

 

…На планете Гедеон, куда был заброшен десант астронавтов, Тайна испытала такой страшный холод, что Заполярье уже казалось забавным приключением. Гравилет, который должен был забрать десант разведчиков, высаженных на планету в благоприятный температурный период, был уничтожен «серыми» инопланетянами, всюду шныряющими космическими разбойниками, случайно пролетавшими мимо этого гиблого места. Десант землян успел увидеть в небе лишь яркую вспышку и промелькнувший гравилет «серых»…

«Серые» были высокотехнологичной и очень агрессивной расой, и встречи с ними опасались все экипажи. Они могли пролететь мимо, а могли и уничтожить попавшийся на глаза чужой корабль. На контакт с землянами пришельцы из далеких глубин Космоса никогда не шли… В каком уголке Вселенной располагалась их цивилизация, землянам было неизвестно. К счастью, такие встречи были очень редки.

Астронавтам-исследователям пришлось ждать, когда прибудет следующий корабль со спасателями. Температура на поверхности планеты быстро понижалась, и оказалась намного ниже той, которую могли выдержать люди.

К счастью, Тайна была с Алексом, которого ей разрешили взять с собой, хотя и не бескорыстно: космический корабль был изготовлен и полностью снаряжен на ее личные средства. Алекс, чтобы продержаться до прилета корабля, вырыл в грунте нору, в которой разместился вместе с Тайной и обогревал ее, используя мощность своих батарей. Боясь, что она замерзнет, так и не выразив Алексу свою благодарность, Тайна тогда сказала:

– С тобой, Алекс, я не боюсь и умереть…

Когда Тайну и ее робота, наконец-то, подобрал долгожданный корабль спасателей, больше никто из отряда не вышел на связь: всех погубил ночной холод планеты. Аккумуляторы Алекса тоже были уже почти что на исходе. Впрочем, если бы они смогли продержаться до восхода светила, то тогда сгорели бы от страшного жара: перепад температур в разное время суток на убийственной планете был огромным… Недаром Гедеон называли еще Планетой Смерти.

 

*  *  *

 

Был в жизни Тайны и проклятый Ритон – еще одна страшная планета во Вселенной. Планета-ловушка, почти полностью покрытая гнилыми болотами, самые мелкие из которых доходили астронавтам до колена, часто до пояса, а порой попадались и глубокие, практически бездонные ямы. Провалившимся в бездну спасения не было…

Но самое страшное – живущие в глубинах болот мерзкие, кровожадные твари: гигантские пиявки, черви и еще какие-то полупрозрачные, слизистые существа от крохотных до громадных. Впрочем, и на редких участках суши тоже толпились отвратительные хищники – огромные, медлительные, похожие на слизняков и непрерывно ползущие на запах людей, чтобы перемолоть их своими пластиноподобными челюстями.

И в этот полет Тайне было разрешено взять с собой личного робота на тех же условиях. Их маленький отряд выдержал тогда восемнадцатичасовой бой на участке суши, куда отовсюду сползались полчища прожорливых тварей. А ведь Тайне и другим участникам полета нужно было еще в кратких перерывах между боями уточнить карты, отобрать образцы местной флоры и фауны…

Наконец, разведчики упаковали отобранные пробы и направились к кораблю. При возвращении пятеро астронавтов нашли свой последний приют либо в бездонных ямах, либо в пасти местных хищников. Семеро, в том числе и Тайна, были ранены. Астробиолог увидела какого-то крупного слизня необычной формы и выстрелила в него, чтобы взять материал для исследований. Во все стороны полетели ошметки монстра, брызнула слизь.

Когда девушка клала в пробирку кусочек ткани убитого слизня, из грязи возле ног Тайны высунулось огромное змееобразное существо и впилось в руку астробиолога, прорвав защитный костюм. Алекс выстрелом из бластера уничтожил монстра, с трудом освободил руку девушки, стискивающей от боли зубы, быстро вколол лекарство и тщательно обработал рану. Рука моментально распухла и «одеревенела»... В глазах потемнело...

Отовсюду к людям уже начали сползаться омерзительные твари. Разведчики оказались полностью окружены. Отступать было некуда: за спиной болото.

Путь к кораблю теперь был отрезан полчищем отвратительных представителей местной фауны, и уцелевшим астронавтам все же пришлось идти в обход через болото, кишевшее паразитами всех видов. Алекс нес свою сильно побледневшую и осунувшуюся воспитанницу, правая рука которой безжизненно повисла, а в левой девушка сжимала бластер с последним комплектом зарядов.

Чувствуя, как невидимые твари хватают его за ноги, робот стрелял наугад в трясину. Освободившись от хватки очередной болотной твари, он делал следующий шаг к суше. Когда у Алекса закончились заряды, он взял бластер Тайны.

Все меньше и меньше оставалось астронавтов: одни сами проваливались в трясину, других утаскивали в мрачные глубины болота невидимые монстры. Отряд разведчиков таял на глазах.

Тайна в очередной раз обернулась и увидела, что позади них осталась лишь обезумевшая от страха гидробиолог Рита Блейк. Девушка шла, отстав от Алекса и Тайны на несколько десятков метров, непрерывно простреливая пространство у себя под ногами. Заряды у Риты наверняка были на исходе…

Алекс, наконец, выбрался на твердую поверхность и бережно опустил на влажную почву свою драгоценную ношу. У робота еще оставалось немного зарядов.

Рита в очередной раз нажала на кнопку бластера, но он не сработал. Гидробиолог судорожно давила на пуск снова и снова. Безрезультатно… Заряды кончились... Девушка растерянно взглянула на Тайну и Алекса, уже взобравшихся на возвышенность. До твердой почвы было рукой подать.

Рита вдруг почувствовала, как невидимая тварь хватает ее за ногу. Девушка в ужасе закричала. Она находилась совсем близко и Алекс мог бы попытаться спасти гидробиолога, истратив последние заряды. Но ни Тайна, ни Алекс даже не попытались прийти на помощь оказавшейся в плену у мерзких тварей девушке. Алекс знал: оставшиеся заряды – единственная надежда спасти Тайну. Рита была обречена… И потом, из-за этой ничтожной Риты несколько лет назад Тайна ПЛАКАЛА…

 

*  *  *

 

…Это был Новый год, полный радужных ожиданий. Год, когда Тайна узнала: оказывается, можно полюбить снова! Тайну с первого взгляда покорил новый астронавт Шон Спенсер, совсем недавно зачисленный в их отряд. Новичок не отрывал от девушки глаз. Красавица просто летала: вот оно, вот оно, пришла большая и взаимная любовь!

Тайна была абсолютно счастлива: ей казалось, что там, на небесах, все звезды наконец-то сложились, как надо, и от них с Шоном уже ничего не зависит: она принадлежит ему, а он – ей… Вот она, наконец, долгожданная вторая половинка!

Девушка пребывала в состоянии эйфории, казалось, она уже на пороге счастья, огромного и долгого-долгого... Томительное предвкушение взаимной любви захватило ее целиком. И если к Майку юная Тайна испытывала когда-то сокрушительную, всепоглощающую страсть, то теперь, повзрослевшая и ставшая опытнее и мудрее, она питала к Шону какую-то удивительную теплоту и нежность.

Красавица была уверена в его ответном чувстве! Ведь он так смотрел на нее… А этот новогодний вечер открывал надежду на признание, на счастье любить и быть любимой… Вместе навсегда!

Как же она готовилась к этому вечеру! Красавица собиралась танцевать с Шоном всю новогоднюю ночь напролет… Но когда нарядная, благоухающая, усыпанная бриллиантами Тайна, в платье, словно сотканном из искристых снежинок, вошла в зал, то увидела, что Шон под звуки удивительно прекрасной мелодии уже танцует с малорослой и лупоглазой брюнеткой Ритой. Тайне она очень уж напоминала ненавистную дедушкину жену Лолу, и внешностью, и характером…

Донельзя оголившаяся, вульгарно раскрашенная Рита не скрывала своего торжества: сегодня был ее день! Наглая, прилипчивая, известная своей распущенностью девица с пышным бюстом изо всех сил прижималась к Шону и, полуоткрыв большой, как у жабы, рот, не сводила со своего партнера восторженного взгляда узких лживых глаз.

Шон был самым красивым молодым человеком в отряде, но сегодня он был просто неотразим! Увы! Тот, кому Тайна Гор готова была отдать свое сердце навсегда, что-то оживленно рассказывал Рите. Тайна поняла, что опоздала…

Увидев красавицу, Шон радостно улыбнулся и приветливо помахал ей рукой, продолжив танец. Шон и Рита болтали, смеялись, снова и снова пили шампанское, танцевали, обнимались, а потом потихоньку исчезли с новогоднего бала. Конечно, красавица Тайна не испытывала недостатка в партнерах по танцам, но боль пронзила ее сердце. Не в первый раз рушились ее мечты и планы... Но, кажется, еще никогда ей не было так больно…

Неотразимая красавица не осталась без мужского внимания. Весь вечер Тайна танцевала с наперебой приглашающими ее молодыми людьми, осыпаемая комплиментами. Первая красавица Земли тогда получила гору цветов и роскошных подарков, выслушала множество пылких признаний в любви… Ей было сделано и несколько официальных предложений руки и сердца от самых красивых, умных и богатых молодых людей. Что из того? Тайна осталась равнодушной ко всем знакам мужского внимания. Она ждала не этого… Девушка не могла понять, почему Шон так поступил с ней. Ведь он же явно проявлял к ней интерес, зажег ее сердце, подал ей надежду… С той поры Тайна Гор не любила Новый год.

Потанцевав и выпив шампанского с товарищами по отряду, красавица удалилась к себе и дома дала волю слезам. Праздник был безнадежно испорчен. Тайна испытывала страшное разочарование: Шон не любит ее! Снова в душе осталась незаполненная пустота... Казалось, сердце девушки заледенело. Нет, больше она уже никогда не сможет полюбить! Так разбилась хрустальная мечта о большой и яркой любви…

 

…Но век увлечений недолог, и Рита с Шоном вскоре не только утратили интерес друг к другу, но и начали испытывать взаимную неприязнь. Рита теперь так же преданно смотрела в рот чернокожему гиганту Зауру и появлялась вместе с ним повсюду. А легкомысленный Шон, считавший себя неотразимым, снова, как ни в чем не бывало, попытался покорить сердце аристократки. Но какая-то искра уже погасла в душе красавицы. Хотя она все еще была влюблена в Шона, но ясно дала понять парню, что видит в нем только друга. И Шон не настаивал, не добивался прощения, не раскаивался. Да, Тайну в очередной раз предали... Ей было очень грустно, вот и все. «Я никогда уже не буду прежней, – думала девушка. – Я умерла для любви…»

Именно тогда Тайна сказала другу-роботу:

– Помнишь, Алекс, как в детстве я любила рвать цветы, собирать их в букеты и плести венки? Теперь я понимаю, что чувствует сорванный цветок…

Слезы потекли по щекам первой красавицы Земли. Алекс просто подошел, обнял ее, как тогда, когда она была еще совсем маленькой девочкой, и долго гладил мягкие, шелковистые волосы, не находя слов утешения. Да и существовали ли такие слова?!

«“Люблю” – самое страшное слово на Земле, – думала Тайна. – Сколько предательства, сколько слез и страданий оно породило? Нет, хватит с меня! Я разлюблю Шона. А больше я уже никого не полюблю. Загоришься – сгоришь без следа…»

Алекс тоже недоумевал: он совсем не понимал этих людей. Что им еще нужно? Почему Майку не смог полюбить Тайну? Чего не хватало Шону, к которому всей душой потянулась лучшая девушка на свете?! Почему все эти самонадеянные идиоты не понимают, какое сокровище перед ними? Как можно было хотя бы на один вечер променять нежную, искреннюю и умеющую быть преданной Тайну на эту дешевку Риту – вульгарную девицу с толстыми губами и обезьяньей челюстью? И почему на всей Земле лишь он, робот, понимал красавицу Тайну? Жаль, что и Шон оказался химерой… Что ж бывает и такое: мыльный пузырь засверкает, переливаясь всеми цветами радуги, заиграет подобно бриллианту, но вскоре лопнет. Разве можно винить его за это? Такова уж его природа… Кто даст нам любовь, которую мы заслуживаем?!

Так и разошлись пути Тайны и Шона. Убедившись, что Тайна потеряла к нему интерес, молодой человек вскоре увлекся другой девушкой. Правда, иногда словно что-то находило на красавицу. Нет, ее любовь не умерла… В такие моменты Тайна грустила и начинала жалеть, что из-за гордости не помирилась с Шоном. Красавица продолжала испытывать чувство ревности всякий раз, когда видела парня с другой, и ничего не могла с собой поделать…

 

Девушке приходило в голову, что все же можно было бы попытаться, дать парню шанс исправиться, но все в ней восставало против этой мысли. Красавица была слишком горда и не без основания считала, что предавший однажды предаст снова…

Рита предприняла попытку подружиться с красавицей, но быстро поняла, что высокомерной богачке нет до нее дела. А Тайне ежедневно приходилось видеть ту, которая когда-то невольно помешала ей стать счастливой хотя бы на время. «Жаба, настоящая жаба, – думала красавица, глядя на Риту. – Ну ведь ничего хорошего в ней нет! Одни пороки. И все же он, хотя бы на время, увлекся ею. Что ж, подобное тянется к подобному». Теперь у Тайны оставалась единственная страсть – наука. Хотя видеть Риту ей всегда было неприятно...

А недалекая Рита давно уже забыла о Шоне, для нее он был лишь эпизодом в пестром калейдоскопе бой-френдов. Пустоголовой девице и в голову не приходило, что она могла перейти кому-то дорогу, сделать больно, приобрести врага. Откуда ей было знать… Впрочем, Риту чужое мнение никогда не интересовало: лишь бы сейчас было хорошо, а там – будь что будет! Как же она напоминала вторую жену Майка! Не имея в жизни никаких достижений, эта пустышка даже гордилась, если удавалось хотя бы на время отбить у кого-то парня: это заметно повышало ее самооценку. Она была слишком уж глупа, эта Рита…

Вскоре Шона внезапно перевели в другой отряд, и он надолго исчез из жизни красавицы. А Рита и Тайна продолжили совместную подготовку и попали на один гравилет. Иногда им приходилось даже работать в паре. Внешне Тайна никогда не выдавала своей неприязни к коллеге. Рита жила легко, не задумываясь, о том, что за все придется когда-то платить… А Тайна и Алекс никогда ничего не забывали и не прощали.

 

*  *  *

 

…Рита закричала так страшно, что Тайна содрогнулась. Это был уже не человеческий крик, а вой заживо съедаемого, обезумевшего от боли и ужаса существа. Обреченная девушка кричала, постепенно уходя в глубину, и, наконец, смолкла совсем. Жидкая грязь сомкнулась над головой той, что доставила Тайне столько страданий… Раздавалось лишь жадное чавканье, да поверхность болота в этом месте слегка пузырилась, выдавая движение.

Алекс подхватил Тайну, впившуюся взглядом в то место, где еще совсем недавно была Рита, и быстро понес раненую воспитанницу в сторону корабля, время от времени стреляя из бластера…

 

*  *  *

 

Вторая свадебная стереография. Тайна сразу узнала статного пилота Боба из спасательного вертолета, когда они снова случайно встретились на учениях. Парень, конечно, не забыл о встрече с самой красивой и богатой девушкой Земли. Впрочем, когда он увидел ее в день сдачи экзамена на выживаемость в экстремальных условиях, выглядела она более чем неважно… Новая встреча произошла во время подготовки к очередному длительному полету, а потом молодые люди стали общаться все чаще и чаще. Скромный, спокойный парень был полной противоположностью эпатажному и самонадеянному Роберту.

Боб, в отличие от других поклонников красавицы, был сдержан, ненавязчив и не хвалился своими похождениями, которых впрочем, у него было не слишком-то и много. Не имея ни большого ума, ни интеллекта, ни богатства, Боб был самым простым парнем из обычной семьи. Он любил технику и с удовольствием чинил и мастерил разные приспособления в своей домашней мастерской.

Впрочем, товарищи по отряду называли Боба не иначе, как «тормозом»: слишком уж парень был обстоятельным во всех делах, любил порядок и докапывался до самых мелочей. Вначале Тайна и Боб были просто друзьями, и Тайна даже удивилась, когда парень, осмелившись, начал за ней ухаживать. В конце концов, Тайна решила: а почему бы и не попробовать? Этот, по крайней мере, не по годам серьезен и не бегает за каждой юбкой. И вторая свадьба Тайны была даже более пышной, чем первая....

Но вскоре выяснилось, что милашка и скромник Боб оказался таким занудой, что Тайне через месяц после свадьбы уже не хотелось возвращаться домой. Боб ныл без конца, пересказывал пустые сплетни, смотрел какие-то бабьи сериалы, к тому же постоянно был озабочен своим здоровьем, к слову сказать, несокрушимым. А еще молодой супруг красавицы все время требовал от роботов наводить в доме такую чистоту, словно жил в операционной. Боб оказался слишком уж простоват для Тайны. Заурядный серый мышонок, внезапно попавший в золотую клетку… А потом в жизни красавицы появился несравненный Ален.

Ален был спортсменом, культуристом, настоящим суперменом. С утра до вечера обладатель звания «Мистер Вселенная» качался на тренажерах, по часам глотая протеины и витамины, и мышц у него было, конечно, не в пример больше, чем мозгов. Вначале ему удалось привлечь внимание Тайны, она им увлеклась настолько, что приняла его предложение... Но потом выяснилось, что с накачанным красавцем совершенно не о чем разговаривать: кроме бодибилдинга и кубков, молодой человек не интересовался ничем.

К тому же амбициозный и тщеславный Ален любил приглашать в гости друзей и демонстрировать им свое богатство и красавицу-жену. Тайне это быстро надоело: она решительно рассталась и с ним. К счастью, повод нашелся быстро: однажды, вернувшись домой, Тайна увидела в объятиях мужа пышнотелую блондинку – жену его друга-культуриста… Но на свадебной стереографии Тайна и «Гора мышц» смотрелись просто великолепно!

После третьего развода Тайна решила: «Хватит!» Почему она должна быть, как все, обязательно иметь мужа, зачем пытаться кого-то любить и добиваться взаимности от человека, которому на тебя наплевать? Для чего?! Теперь она решила жить только для себя… И с еще большим рвением взялась за работу.

 

*  *  *

 

Тайна продолжила просмотр стереоальбома. Еще одно печальное воспоминание. Тайна и ее дочь Софи. Клон Тайны… Худенькая, бледная девочка с большими грустными глазами немым укором смотрела на Тайну со стереоэкрана…

 

Помимо всеобщей космической повинности, из-за низкой рождаемости Правительство Земли вынуждено было ввести еще одну: всеобщее воспроизводство. В своих трех браках Тайна была вроде бы не против материнства, но все попытки оказались неудачными. Что поделать, подавляющее большинство жительниц Земли не отличались плодовитостью. Забеременеть самостоятельно могли далеко не все женщины.

Часто женщины, страдающие бесплодием, не могли выносить даже эмбрионы из пробирки. Таким приходилось проводить всю беременность в горизонтальном положении, под присмотром медиков. Тайна же тогда предпочитала посещать ночные клубы и дансинги. Танцы всю ночь напролет помешали Тайне исполнить долг перед планетой. Красавица была официально признана неспособной к воспроизводству, что впрочем, ничуть ее не огорчило. Тогда ей было просто не до этого… Она была еще слишком молода.

Но и после третьего развода у Тайны, решившей больше никогда не связывать себя узами брака, оставалась еще одна возможность обзавестись наследником: клонирование. Здоровые девушки из бедных семей могли поступить на службу и официально стать суррогатными матерями. Это была самая настоящая работа, подразумевающая приличную зарплату, отличное бесплатное питание, хорошие условия проживания, социальные платежи и прочие отчисления. Да еще и солидное вознаграждение от счастливых родителей, если все проходило успешно.

В перерыве между длительными полетами, Тайна вдруг возжелала иметь собственную копию и выбрала в «Центре репродукции» «суррогатку» – крепкую, здоровую девушку с большими голубыми глазами и румяными щеками, не блещущую умом, но способную к воспроизводству. «Суррогатка» по имени Джейн и выносила клон красавицы за более чем приличное вознаграждение.

Девочка, названная Софи, и вправду была точной копией маленькой Тайны – такая же тощенькая, невзрачная, словом, обычная серенькая гусеничка, из которой в будущем мог бы получиться прекрасный мотылек.

Маленькая Софи постоянно находилась вместе с «суррогаткой», которая теперь исполняла обязанности няни, наверху, в дальнем крыле особняка, подальше от Тайны, чтобы ей не мешал плач ребенка. Самой красавице, как когда-то ее родителям, некогда было возиться с малышкой: она готовилась к очередному длительному полету. История повторялась…

Алекс занимался с Тайной предполетной подготовкой, и ему также было не до крошки Софи, тем более, что о той было кому позаботиться: к ней был приставлен Сэм. Он постоянно пытался помочь Джейн, но та не доверяла роботам, предпочитая все делать сама, так что Сэм оставался не у дел. В конце концов, девушка вообще отказалась от его помощи, пожаловавшись хозяйке на то, что робот «вечно крутится под ногами». И Сэм снова стал заботиться о своей красавице-хозяйке.

 

Среди ночи Тайна внезапно проснулась от запаха гари: в особняке начался пожар. Обожгла мысль: «Софи!» Тайна, не раздумывая, нажала на красную кнопку браслета, означавшую общую тревогу. Мгновенно раздался зловещий вой сирены. Тайна метнулась на второй этаж, в дальнюю часть дома, где находилась Софи с «суррогаткой».

Несмотря на то, что браслет вибрировал, не переставая, Тайна, не откликаясь на звонок Алекса, бегом поднялась по лестнице. Но огромные размеры особняка и множество комнат сыграли с красавицей злую шутку.

Тайну обдало жаром: на пути встала стена огня. Но мать маленькой Софи, не раздумывая, бросилась вперед. К ее величайшему облегчению, малышки и «суррогатки» в спальне не оказалось: они успели покинуть задымленное помещение с горящими шторами.

Тайна побежала назад, но было уже слишком поздно: она оказалась в огненной ловушке. Задыхаясь от едкого дыма, закрыв нос и рот подолом ночной рубашки, молодая женщина попыталась прорваться сквозь кольцо огня, но голова закружилась, и она потеряла сознание…

…Тайна очнулась в больнице, чувствуя себя невыносимо плохо. Ее тошнило, болела голова, перед глазами все расплывалось… Больная была опутана разноцветными трубками разной толщины… Возле пациентки находилась толстая сиделка-негритянка.

– Что с моей дочерью? – с трудом произнесла Тайна.

– Она в другой палате, – чуть помедлив, ответила женщина, пряча глаза. – Хотите пить, милочка?

Это промедление объяснило Тайне все. Она закрыла глаза…

Немного помолчав, больная спросила:

– Ее больше нет?!

– Вам вредно волноваться, моя дорогая, – быстро сказала сиделка, наклоняясь к Тайне, – очень уж вы наглотались угарного газа. К счастью, один из Ваших роботов отыскал Вас и вынес из огня…

– Значит, моей дочери больше нет в живых… – больная некоторое время молчала, лишь одинокая слеза поползла по щеке.

Внезапно Тайна спросила:

– А где мой робот?

– Он с самого начала находится здесь. Так и сидит под дверями больницы! Сюда мы его не пустили. Замучил выходящих своими расспросами. Весь такой закопченный…

– Это мой робот… Пожалуйста, пропустите его ко мне. Пусть он постоянно находится здесь, со мной.

Сиделка кивнула и удалилась. Ее удивила реакция пострадавшей: слишком быстро забыв о дочери, больная проявила странный интерес к роботу-слуге.

Вошел Алекс, черный от сажи, выглядел он ужасно: искусственная кожа местами оплавлена и даже обуглена. Робот молча сел возле Тайны.

– Ты снова спас меня, Алекс… – прошептала она.

– Я не смог спасти Софи…

– Я знаю…

Тайна понимала: Алекс и другие роботы под его командой бросились спасать ее, а не Софи. Ведь для них она – оригинал, а копий можно сделать сколько угодно. Алекс, конечно же, любил малышку, но Тайна была для него всем… Алекс и Сэм сквозь огонь пробились к своей хозяйке, вынесли ее в безопасное место и оказали первую помощь. К тому времени, спасать Софи было уже слишком поздно. Маленькая девочка была принесена в жертву великой любви...

Она помолчала.

– Почему не сработала сигнализация, Алекс?

– Пока не знаю. Скорее всего, Джейн ее случайно повредила…

…«Суррогатка» пыталась вместе с девочкой прорваться сквозь завесу огня, но не смогла… В последнюю минуту Джейн прикрыла собой малышку. Так их потом и нашли. Возможно, что «суррогатка» любила свою воспитанницу так же, как Алекс – Тайну…

 

…После выздоровления Тайна вернулась в свой опустевший дом, тщательно отремонтированный роботами. Ей, как и Алексу, заново покрытому новой «кожей», еще предстоял полет на далекую, неведомую планету…

 

© Валентина Ушакова, текст, 2015

 

© Книжный ларёк, публикация, 2015

Опрос

Нравится ли Вам сайт "Книжный ларёк"?

Общее количество голосов: 954

Koнтакт

Книжный ларек keeper@knizhnyj-larek.ru