Валентина Ушакова. Поклявшаяся выжить. Часть 2. Алекс. Ангел-хранитель

20.01.2015 20:14

Валентина УШАКОВА

 

ПОКЛЯВШАЯСЯ ВЫЖИТЬ

 

Моей маме Ушаковой Марии Федоровне посвящается

 

 

Часть вторая. Алекс. Ангел-хранитель

 

 

– Жила-была на свете самая прекрасная в мире принцесса. И звали ее Тайна.

– Как меня?

– Да. И была она такая же красивая и умная. Но однажды злой дракон похитил прекрасную принцессу и заточил ее в свой замок, полный сокровищ.

– Что же он не нашел себе дракониху?

– Ну, хорошую дракониху найти гораздо труднее, чем хорошую принцессу… Так вот. Каждый день дракон улетал далеко-далеко и приносил своей пленнице все новые и новые сокровища. Очень уж он хотел понравиться красавице.

А принцесса сидела у окна и все ждала, когда же, наконец, на горизонте появится прекрасный принц и освободит ее из лап дракона. Но принца почему-то все не было и не было… Принцесса уже начала терять терпение и стала думать, что так вот она и состарится здесь вместе с драконом!

Но вот однажды появился красавец-принц на белом коне и в белых доспехах. Радости принцессы не было предела! Но увидел принц принцессу в окне, и чем-то она ему не понравилась. И он повернул обратно…

– Но почему же ему не понравилась принцесса?!

– Может, принца в детстве уронили головой, а может, она была похожа на его злую няньку или еще что-нибудь. Кто знает! В общем, по его мнению, не так должна была выглядеть его избранница. Или же он просто испугался…

Вернулся дракон, увидел плачущую принцессу, узнал о таком неуважении к красавице и страшно рассердился. Догнал он принца и проглотил его.

– Вместе с конем?

– Да, вместе с конем…

– Жалко принца. А коня – еще жальче. Он-то тут совсем ни при чем…

– Да, конь пострадал просто за компанию… Принцесса была, конечно, очень расстроена. Но не прошло и года, как появился другой принц, на рыжем коне и в позолоченных доспехах, еще красивее, чем первый. Ему принцесса очень понравилась, впрочем, как и он ей. Принц бесстрашно вступил в неравный бой с драконом и также был съеден. А еще через пару лет появился принц на черном коне, и его постигла та же участь…

Но вот, наконец, прибыл могучий рыцарь на сером коне в яблоках. Этот рыцарь был очень уж силен и ловок, да еще с заколдованным мечом! А главное, герою помогла знакомая колдунья, и он перед дорогой намазался волшебной мазью, защищающей от огня, который извергал страшный дракон.

Принц начал яростно теснить дракона. Долго продолжался бой: весь день и целую ночь, и еще день… Уже близился закат… Силы дракона совсем иссякли, а рыцарь, принявший перед боем волшебное снадобье, не чувствовал усталости. И вот уже рыцарь загнал дракона под самый балкон принцессы и поднял свой тяжелый меч, чтобы отсечь голову побежденному врагу и освободить заточенную в замке красавицу!

Тогда дракон поднял голову, чтобы последним, что он увидит в своей долгой и никчемной жизни, была так и не полюбившая его принцесса. Но в этот самый момент красавица ловко метнула тяжелую вазу в голову рыцаря. Не помог даже шлем: рыцарь потерял сознание и был съеден драконом, как и остальные незадачливые освободители принцессы.

– Почему ты помогла мне? – спросил принцессу потрясенный и обрадованный дракон.

– Привыкла я к тебе за это время, и даже как-то привязалась... Тебя я знаю, а его нет. Да и противный он какой-то, злой, свирепый – хуже дракона, – ответила принцесса.

Дракон так расчувствовался, что заплакал, и плакал так, что из его слез образовалось небольшое соленое озерцо, которое существует и по сей день. Пали чары злой ведьмы, и дракон превратился в принца, самого прекрасного на свете…

 

Робот внимательно посмотрел на мерно сопящую малышку и ровным, приятным, чуть металлическим голосом запел колыбельную собственного сочинения:

 

Спи, мое солнышко,

Спи, мой цветочек,

Спи, самая красивая девочка на свете!

Спи, моя птичка,

Спи, моя рыбка,

Спи, моя звездочка,

Спи, мой маленький ангелочек,

Сладко, сладко спи!

 

…Тайна, и вправду, словно маленький ангел, крепко спала, прижав к себе пушистого розового зайца: дыхание ее было спокойным и ровным. Робот долго любовался своей ненаглядной девочкой, затем осторожно погладил малышку по голове, коснулся губами ее шелковистых волос, потушил ночник и тихонько вышел из комнаты.

 

*  *  *

 

…Эту малышку я полюбил с первого взгляда. Она была такая маленькая, тощая, невзрачная, лопатки торчат, как у куренка, какая-то испуганная, словно загнанный в угол зверек. А ее глаза! Мне вдруг стало безумно жаль этого заброшенного ребенка. Когда я впервые взял ее на руки, она внезапно прильнула ко мне всем своим худеньким тельцем. Именно в тот момент во мне что-то замкнуло, и я, благодаря моей малышке, стал из робота человеком...

 

Родители Тайны непрерывно готовились к длительному полету, а ее дедушка, мой Создатель, целыми днями пропадал в лаборатории, изобретая новые, все более совершенные модели роботов. И потом, когда я уже удалил заложенную в меня программу, благодаря которой я должен был заботиться о моей девочке и охранять ее, ничего не изменилось. Эта малышка по-прежнему оставалась для меня единственной в мире привязанностью.

Я – не бездушный механизм, не покорный и трудолюбивый раб, созданный для обслуживания людей. Я – человек, а не автомат, хотя и рукотворный, созданный из металла, пластика и прочих материалов. И моя Тайна всегда видела во мне человека, а не робота. Она любит меня точно так же, как и я – ее. Это для других я – машина, домашний беспрекословный раб. А для моей девочки – друг, учитель и ангел-хранитель. Так и есть на самом деле. Моя миссия – служить Тайне, для этого я и был создан… Именно это я и делаю, и это – мой выбор…

Я, с моими неограниченными возможностями, мог бы уже править миром. Но мне это не нужно... Я спасал самое дорогое, что есть в моей жизни, – мою девочку – от всех бед и напастей лживого и беспощадного мира людей. И сам не знаю, как дошел до того, что стал жить по принципу: все, что нравится Тайне, должно принадлежать ей, а если оно не подчиняется, то должно просто перестать существовать… «Люби или умри»…

Говорят, что чужая душа – потемки. Нет, скорее, черная дыра, ледяная бездна… А у меня и души-то нет. Что таят бездонные глубины моего искусственного сознания? Этого не знаю даже я сам…

 

*  *  *

 

…Тайна от вынужденного безделья продолжала смотреть свой стереоальбом, предаваясь воспоминаниям.

Еще одна стереография… Выдающемуся астробиологу Тайне Гор вручают Нобелевскую премию. Никогда она не выглядела так плохо, как тогда. Какая же она тощая... Ужас! Красавица глубоко вздохнула, вспомнив предшествующие этому события. Пожалуй, именно тогда она перенесла самые страшные испытания в жизни и почувствовала ледяное дыхание смерти.

 

…В глубинах Вселенной была случайно обнаружена планета – удивительно красивая, зеленая, с приятным климатом и параметрами, очень близкими к земным, только гораздо комфортнее. При этом еще и не заселенная разумными существами! Лишь прекрасные растения и миролюбивые животные заполняли эту удивительную, почти что сказочную планету.

На мягкой зеленой травке мирно паслись стада травоядных, которые внешне очень напоминали львов, хотя заметно превосходили их в размерах. Ветви деревьев и кустарников ломались от тяжести крупных сочных плодов. Прекрасные цветы ласкали взор и издавали чудный аромат. А великолепные рассветы и закаты потрясали своей красотой и удивительной игрой красок. Настоящий рай предстал перед глазами разведчиков! Неудивительно, что зеленой и мирной планете было дано название «Эдем».

Высадившиеся на Эдем разведчики отобрали пробы воздуха, воды, растений, которые оказались просто идеально подходящими для землян. Среди ярких и ароматных плодов не было ни одного ядовитого! Казалось, Эдему суждено стать планетой для избранных. Но, увы! Нет ничего совершенного в мире!

На обратном пути люди внезапно начали болеть и умирать. Вначале под кожей человека появлялся небольшой бугорок, который быстро увеличивался. Вскрыв его, врач обнаруживал скопление мелких, тонких, как волос, червячков, копошащихся в слизи. Постепенно число бугорков увеличивалось, червячки становились все крупнее и крупнее. И человек просто погибал, заживо пожираемый снаружи и изнутри постоянно растущими и размножающимися паразитами. Райская, на первый взгляд, планета оказалось планетой-убийцей…

Вначале заболели разведчики. От них заразились и остальные члены экипажа. Все астронавты «Путника» по дороге домой погибли от страшной болезни, и гравилет продолжал двигаться уже в автоматическом режиме.

В случае возвращения корабля на Землю над человечеством нависла бы смертельная опасность. Ради безопасности землян последние, еще живые астронавты перепрограммировали посадку корабля. Вместо Земли гравилет должен был сесть на ближайшую к ней базу, расположенную на Луне. Поэтому корабль с погибшими астронавтами на «автопилоте» сел на спутник и заранее передал на Землю сообщение о страшной опасности.

Астронавты «Спутника» до самого конца вели бортовой журнал. Их записи тщательно изучили лучшие ученые-астробиологи, прибывшие с Земли на секретную станцию. Подробности о страшной опасности астробиологи узнали и из личных дневников астронавтов, а также проанализировали все собранные ими образцы.

В срочно развернутой секретной лаборатории лучшие специалисты мира начали свои исследования. Были введены строжайшие меры защиты и жесткий карантин: каждый из ученых работал в отдельном боксе и не контактировал с другими. В случае гибели всех ученых корабль и база с секретной лабораторией должны были автоматически самоликвидироваться…

Тайне Гор вместе с другими исследователями пришлось изучать трупы погибших астронавтов и пробы с Эдема. К счастью, Тайна примкнула к группе на две с половиной недели позже остальных ученых, едва вернувшись из очередного длительного полета.

Алекс помогал своей хозяйке, изучал все материалы и анализировал результаты исследований. Тайна проработала в лаборатории лишь три с половиной недели, когда у одного из ученых, несмотря на все меры предосторожности, были обнаружены признаки страшной болезни: на его запястье появился специфический бугорок.

С каждым днем росло число заболевших. Настал день, когда и Тайна поняла, что заразилась этой страшной болезнью. Когда красавица увидела у себя на ладони первый бугорок, то поняла: это конец…

Не помогало ничто. К тому времиени погибли заразившиеся первыми ученые, а большая часть остальных уже вышла из строя... Самочувствие Тайны тоже постепенно ухудшалось: часто кружилась голова, временами перед глазами все расплывалось, силы таяли, появлялись боли по всему телу. Но девушка продолжала работать до тех пор, пока еще могла держаться на ногах...

Алекс принял решение не вскрывать бугорок под кожей Тайны и не воздействовать на него никакими средствами, пока лекарство не будет найдено. «От любого яда существует противоядие, от любой болезни – лекарство. Я должен, должен его найти!» – думал Алекс, непрерывно работая над средством по спасению своей девочки.

Ученые пытались уничтожать паразитов разными методами: бугорки облучали, вырезали, вводили ядовитые вещества... Однако пользы не было. Напротив, казалось, что все эти методы лечения только ускоряют процесс…

Ученые обратили внимание, что на стереофотографиях животных Эдема, у многих из них были заметны подобные бугорки. Просматривая материалы, астробиологи убедились: на многочисленных снимках изучаемого стада «эдемских львов» за время экспедиции бугорки на животных не увеличились или практически не увеличились. Число их на отдельной особи также почти не возрастало. Не было заметно и никакого беспокойства животных: они не расчесывали бугорки, не пытались их разгрызть. Лишь непрерывно жевали сочную зеленую травку…

На корабле имелось небольшое количество образцов травы с Эдема. Ученые тщательно изучили ее состав и синтезировали порошок из веществ, входящих в состав травы. К тому времени, как ученые нашли предполагаемое лекарство от болезни, у Тайны появился всего лишь второй бугорок. Полученный порошок начали давать зараженным и уже заболевшим животным. Затем пробовали давать и саму измельченную траву. Бесполезно! Эффекта не было… Большинство ученых уже погибло, немногие пока еще живые были практически полностью обездвижены и покрыты довольно крупными шишками, которые роботы-ассистенты по-прежнему пытались вырезать, вытравливать, выжигать, облучать, но, увы! Все было бесполезно…

Ничто на свете уже не могло спасти от неминуемой гибели жалкую горстку людей, изолированных от всего остального мира в стенах секретной лаборатории. К тому времени, как Тайна слегла окончательно, никого из ее коллег уже не осталось в живых, и Правительство Земли в это время решало вопрос, стоит ли отправлять следующую группу ученых или же, сразу после смерти Тайны Гор, уничтожить лабораторию со всеми материалами.

Тайна умирала… Она была обречена, как и остальные, и знала об этом. Астробиолог уже смирилась с неизбежностью, и в редкие минуты бодрствования лишь одна-единственная мысль не давала девушке покоя: «Что будет с Алексом?!»

Робот работал в лаборатории круглосуточно, ненадолго отвлекаясь от исследований лишь затем, чтобы напоить свою девочку соком, дать витамины и подбодрить. Алекс заново исследовал оставшиеся образцы травы, привезенной с Эдема и, с учетом прежних ошибок, повторно синтезировал нужное вещество. Анализ показал, что ему удалось получить именно то соединение, которое содержалось в растениях!

Алекс немедленно дал предполагаемое лекарство Тайне: проверять на животных уже не было времени… Риск был, конечно, велик, но и выбора у робота не было. Конечно, вначале следовало проверить лекарство на животных: предварительно зараженных мышах, кроликах, собаках и обезьянах. Но счет шел уже на часы. Терять Тайне было нечего: в любом случае она была обречена… Но что чувствовал Алекс, давая своей погибающей девочке непроверенное лекарство?!

Девушка выпила горький напиток и попыталась улыбнуться Алексу. Робот видел, что Тайна страшно бледна, под глазами – синяки... Выглядела она просто ужасно: узнать в больной, измученной женщине прежнюю Тайну Гор было невозможно. Некогда самая красивая жительница Земли представляла собой скелет, обтянутый желтой кожей… Дышала Тайна с большим трудом и молча лежала, отвернувшись к стене. Теперь девушка почти все время спала...

В тот же самый день одновременно с Тайной лекарство получили и все подопытные, недавно зараженные животные. Измученные зверьки с тоской и надеждой смотрели на Алекса.

Когда Тайна приняла лекарство, то вскоре почувствовала страшный зуд по всему телу: червячки прогрызали отверстия в коже, падали на пол и пытались уползти подальше от Тайны, но быстро погибали. Некоторым из них она даже помогала выбираться. Алексу приходилось несколько раз в день на руках относить свою девочку в ванну, чтобы смыть паразитов и затем опрыскать ей кожу лечебным бальзамом.

Робот по часам давал Тайне лекарство и витамины, а в оставшееся время продолжал научные изыскания: выбирал оптимальную дозу лекарства, пробовал сочетать с другими веществами, усиливая эффект… Алекс работал двадцать четыре часа в сутки и ни минутой меньше.

Спасать зараженных в начале эксперимента животных было уже слишком поздно. Мыши, кролики, собаки и обезьяны погибли уже после принятия лекарства: их организмы к тому времени были почти полностью разрушены эдемскими паразитами.

Но Тайна постепенно поправлялась! Невыносимый зуд постепенно стих, червячки перестали выползать… Настал день, когда девушка, пошатываясь от слабости, смогла сама встать с постели. Это был настоящий праздник и для Алекса, и для его воспитанницы!

Робот тогда обнял девушку, погладил ее по свалявшимся, потускневшим волосам, и Тайна прижалась губами к его жесткой руке… Несколько месяцев спустя астробиолог была уже почти совершенно здорова: лишь сильная худоба девушки и неестественная бледность выдавали перенесенную тяжкую болезнь.

Испытания на животных, зараженных Алексом, также прошли успешно: все они полностью выздоровели. А Тайна, едва окрепнув, присоединилась к своему верному другу, чтобы продолжить исследования.

Алекс снова спас Тайну от неминуемой гибели. А прекрасный зеленый Эдем был включен в список планет, наиболее пригодных для колонизации. Разведчики, отправляющиеся на планету Эдем, получили надежное средство от страшной болезни. Населению Земли и других планет гибель от эдемского червя тоже больше не угрожала.

Тайна прошла длительный карантин и после многочисленных проверок смогла вернуться домой. Именно за разработку лекарства от инопланетного червя годом позже астробиологу Тайне Гор была вручена Нобелевская премия, присвоены высшие награды и звания… Но какой ценой! Красавица всегда содрогалась, вспоминая о тех днях, полных отчаяния…

 

*  *  *

 

…Тайна наконец-то поправилась после смертельного боя с Анной. Синяки и кровоподтеки уже почти сошли, хотя кожа местами переливалась всеми оттенками радуги. Астробиолог вновь смогла приступить к своим обязанностям.

Теперь девушка почти все время проводила в оранжерее среди любимых растений. На гравилете после гибели Роя и Анны не произошло никаких ЧП. Но расслабляться было рано.

После работы усталая и проголодавшаяся Тайна достала из продуктовода кусок окорока. Насколько в обществе она выглядела изысканно и аристократично, настолько просто и естественно вела себя дома в полном одиночестве или наедине с Алексом. С удовольствием уплетая жирное, сочное мясо, она напоминала сейчас молодую волчицу, жадно рвущую свою добычу. Алекс радовался ее бодрому настроению и хорошему аппетиту и откровенно любовался своей замечательной девочкой.

 

*  *  *

 

Начинался самый опасный отрезок пути: «Неустрашимый» входил в метеоритовый пояс. Все было, как в прошлый раз. Дубль-два… Страшный удар снова потряс гравилет: Алексу почти удалось уклонить корабль от обломка…

Все астронавты попадали на пол, некоторые опять были травмированы, но повреждение всех систем жизнеобеспечения оказалось гораздо серьезнее, чем в прошлый раз. Да и людей теперь было слишком уж мало…

Роботы вышли в открытый космос, устраняя пробоину в отсеке, а люди сутками трудились внутри корабля. Тайна работала в паре с заместителем командира. Вот уже шестнадцать часов они устраняли неполадки в системе гравилета. Оба были сильно голодны и чувствовали смертельную усталость, но работа не терпела отлагательства.

Чанг ждал, пока девушка первой попросит о передышке, но понял, что не дождется. Время от времени заместитель командира бросал взгляд на роковую красавицу и удивлялся ее выносливости: хрупкая девушка работала сосредоточенно, словно робот, ни на минуту не прекращая работу. Но лицо ее от страшной усталости посерело и осунулось, под глазами пролегли густые тени, даже губы побледнели.

– Все, Тайна, – сказал Чанг решительно, – перерыв пятнадцать минут.

Она молча кивнула. Чангу все больше и больше нравилась Тайна. Отличная девушка! Трудолюбивая, терпеливая. И скромная. Все бы были такими… И почему многие считают ее капризной и избалованной? Почему ее называют высокомерной? Чанг недоумевал...

Заместитель командира достал свой термос и налил в чашки ароматный травяной чай. Как истинный китаец, Чанг был большим специалистом по травам и напиткам из них. Тайна извлекла большую коробку-холодильник с бутербродами, заботливо приготовленными Алексом.

У Чанга при виде всего этого великолепия, с любовью приготовленного умелыми руками робота, просто слюнки потекли. Чего там только не было! Бутерброды на любой вкус: с ветчиной, рыбой, сыром, черной и красной икрой, гамбургеры с котлетами, сосиски, колбаса, несколько сортов томатного соуса и майонеза… Настоящее пиршество! И это при нынешней отвратительной работе продуктоводов… Но Тайну это явно не коснулось.

– Живут же люди, – заметил Чанг, который вообще-то был почти что вегетарианцем, с волчьим аппетитом уплетая вкуснейший бутерброд с ветчиной и держа наготове гамбургер с котлетой. – А мой продуктовод почему-то не балует меня такими деликатесами. Питаюсь, в основном, одними овощами и фруктами, как кролик…

– И не надейся, Иенг, – ответила девушка, доставая очередной бутерброд. – У меня свой личный продуктовод, а не из общей системы. Ладно, проголодаешься – приходи в гости, подкормлю.

– Обязательно воспользуюсь, – уверил красавицу заместитель командира, – не забудь о приглашении, Тайна! Никто не тянул тебя за язычок!

Девушка засмеялась. У нее появился на гравилете настоящий друг. Тайна и Чанг с нескрываемым удовольствием пили чуть горьковатый напиток, бодрящий и согревающий. Сил заметно прибавилось, настроение улучшилось.

– Скорей бы уж все это закончилось, – снова подал голос заместитель командира. – Надеюсь, больше ударов не будет.

– Хорошо бы, – кратко заметила Тайна, – Какой вкусный чай! С жасмином! Что-то еще… Что-то знакомое… Поделишься секретом?

Чанг кивнул.

Сытые и довольные, они продолжили ремонт оборудования. Лишь через два с половиной часа работа была полностью завершена, и смертельно усталые астронавты отправились по своим каютам, чтобы отоспаться и восстановить силы…

 

*  *  *

 

Это только днем он, Чанг, такой спокойный и невозмутимый. Никто не знает, что каждая ночь для него превращается в кошмар, и что каждый вечер он со страхом ожидает ее приближения.

Чанг снова и снова видит тот же самый сон. Их маленький отряд идет по планете Катриб, которую еще называют Планетой Бурь. Он – во главе, Сара – рядом с ним...

Красные пески пустыни кажутся бесконечными. Хочется пить… Он достает фляжку, предлагает Саре, та останавливается, жадно пьет, но, сделав несколько глотков, возвращает фляжку и идет вперед. Теперь он глотает теплую, пахнущую металлом, но такую желанную воду...

Внезапно яркая вспышка, словно молния, взрывает все вокруг. Жуткая, невыносимая боль мгновенно пронзает все тело, он кричит, а затем падает в непроглядную темноту.

Долгое время он лежит, задыхаясь, не в силах пошевелиться. Темно. Он не знает, сколько времени пролежал тут, минуту или час, пробует пошевелиться, но боль резко усиливается. Что это было?! Где Сара? Где все?!

Он медленно ползет, натыкается на что-то мягкое – это человек. На ощупь находит волосы – короткие, это не Сара. Пульса на шее нет. Человек мертв… Он ползет дальше, снова и снова натыкаясь на тела. Все мертвы. Задыхаясь, он кричит:

– Сара! Сара!

Отклика нет. Немного светлеет. Он видит: люди лежат, распластавшись на красном песке пустыни. Он подползает к каждому, убеждается: живых среди них. Где Сара? Может, хоть кто-то уцелел? Что произошло?! Он снова и снова зовет Сару. Та не откликается… И вот, наконец-то, она, Сара... Ее удивленное лицо с широко раскрытыми глазами покрыто слоем красной пыли. Она не дышит. Сердце Сары не бьется, ни на шее, ни на запястьях пульса нет... Но он все равно пытается массировать ей сердце, дышит в рот, нос, вводит инъекции. Снова, снова и снова… Бесполезно… Сара мертва... Но он не хочет признать ЭТО. Нет, не может быть… Он яростно трясет ее, кричит:

– Нет, Сара, нет!

Нельзя оставлять ее здесь… Он подхватывает тело жены, чтобы унести на корабль, прижимает к себе, и медленно ползет назад. Его отряд погиб… Что он скажет Ли?! Он не смог уберечь ее…

Внезапно поблизости раздается протяжный стон. Чанг оставляет Сару, подползает к стонущему человеку. Это радист Пол Марсо, он ранен. Внешних повреждений нет... Чанг бросает последний взгляд на Сару, подхватывает товарища и, задыхаясь, тащит его к кораблю…

…Чанг снова просыпается в холодном поту.

 

*  *  *

 

Ремонтные работы растянулись на целый месяц. Дел хватало и людям, и роботам. К счастью, никаких ЧП в это время не происходило.

«Неустрашимый» наконец-то покинул метеоритовый пояс. Люди вздохнули с облегчением. Все заметно взбодрились и повеселели. Казалось, что теперь-то уж все самое страшное позади… Может, и вправду Рой и Анна были сообщниками?

Сигнал тревоги. Люди собираются в кают-компании. Там Грецки и Чанг. Грецки растерян и озадачен: все люди живы, системы работают нормально. Все вздыхают с облегчением: тревога оказалась ложной…

Однако вскоре произошло новое ЧП: двое астронавтов, занимавшихся ремонтными работами в хвостовом отсеке, были выброшены в открытый космос, словно отработанные материалы. Но в этот раз сигнализация почему-то не сработала. Отсутствие Билла МакКейна и Эрны Миллер было замечено слишком поздно…

 

Однако в этот раз у пульта для выброса отходов в открытый Космос была обнаружена улика. Это была изящная серьга в форме золотой звездочки с бриллиантом. Из тридцати трех оставшихся в живых астронавтов такие украшения на гравилете носила только Тайна Гор.

Астробиолог была немедленно вызвана к командиру для допроса.

Когда девушка вошла, то увидела сидящих Грецки и Чанга. А на столике лежала бриллиантовая серьга, ее серьга!

– Узнаешь, Тайна? – спросил Грецки, кивнув на серьгу.

Тайна взяла серьгу в руки, внимательно осмотрела.

– Да, узнаю, – спокойно подтвердила астробиолог. – Это моя серьга. Я даже не знала, что она потерялась… Где вы ее нашли?

Сейчас в ушах красавицы были серьги в виде овалов с изумрудами.

– А вот это и есть самое интересное, Тайна, – медленно произнес Грецки тоном, не предвещающим ничего хорошего. – Это не просто серьга. Это – улика.

Тайна осталась невозмутимой.

– У меня много украшений, и я не веду им учета. И не придаю значения подобным потерям. Даже не представляю, когда и где потеряла эту серьгу… Кажется, я надевала эти серьги очень давно, еще до поединка с Анной.

При упоминании об Анне по лицу командира заходили желваки…

– Серьга найдена у пульта выброса отработанных материалов. Ты ведь никогда не занималась этим, Тайна! Уборка мусора не входит в твои должностные обязанности, не так ли? Так почему ты оказалась там именно в тот момент, когда наши товарищи проводили ремонт в хвостовом отсеке?

– Я не была в хвостовом отсеке и не включала кнопку сброса. Это можно легко проверить. Просмотрите все записи. Серьга могла быть потеряна где угодно и неделю, и месяц, и год тому назад, я просто не помню. Любой мог ее найти. Думаю, убийца специально подбросил ее, чтобы отвести подозрения от себя. На месте преступления была моя серьга, но не я, а это не одно и то же. Больше мне сказать нечего.

Грецки посмотрел в ледяные глаза девушки.

– Вспоминай, Тайна. Ты уж постарайся. Ведь это в твоих же интересах…

Внезапно Тайну осенило:

– Я вспомнила! Я дарила серьги Касси… Она сама выбирала их из шкатулки незадолго до своего дня рождения… Может быть, и эти…

…В тот день Касси была в гостях у Тайны, с интересом разглядывала и примеряла бесчисленные роскошные украшения своей богатой подруги. Девушке очень уж приглянулась одна пара серег и кольцо к ним, комплект, не представляющий для Тайны особой ценности. Касси так долго любовалась ими, что Тайна тут же предложила подружке взять понравившиеся украшения себе. Тем более что приближался день рождения Касси. До которого она не дожила… А на предыдущий день рождения Касси Тайна тоже дарила подруге украшения: серьги, колье, браслет... И кажется, что-то еще… И к Новому году тоже…

– Ты ошибаешься, Тайна, – сузив глаза, сказал Грецки. – Мы действительно нашли у Касси в каюте пару очень похожих бриллиантовых сережек. Но эта – совсем из другой пары.

Тайна задумалась… Да, те серьги, которые она в тот вечер подарила подруге, кажется, были в виде цветков жасмина. Как Касси тогда обрадовалась! Но красавица и вправду никогда не знала, сколько именно у нее украшений, и уж точно не заметила бы потери отдельных драгоценностей, разве что самых любимых. Самая богатая девушка в мире действительно никогда не пересчитывала свои сокровища, это ей и в голову не приходило... Могла себе позволить… Да еще Алекс время от времени изготавливал для нее что-нибудь новое…

– Я постараюсь вспомнить… Я обязательно вспомню!

Грецки презрительно хмыкнул. И, больше не скрывая душившей его злобы, внезапно рявкнул:

– А теперь пошла вон!

Тайна приподняла свои красивые брови, обожгла командира ледяным взглядом и, не сказав ни слова, вышла из каюты. Чанг смотрел ей вслед, сузив глаза так, что они превратились в две щелки, напоминающие лезвие бритвы. Только что Виктор Грецки приобрел еще одного непримиримого врага.

 

Мнения командира и его заместителя снова разошлись: Грецки был убежден, что виновна Тайна, Чанг же считал, что улика подброшена. Кто-то из тридцати трех оставшихся астронавтов был убийцей.

До выяснения обстоятельств астробиолог была вновь посажена под домашний арест. Теперь Алекс в одиночку занимался растениями, а Тайна сидела под замком и готовила отчет по новым сортам растений, выведенных ею. В каюте подозреваемой были установлены стереокамеры, запись велась круглосуточно.

 

Во время вынужденного безделья Тайна постоянно размышляла обо всем происходящем. С чего все началось? С гибели «Дерзкого». Гравилет попал в метеоритовый пояс и погиб. Затем произошла загадочная гибель половины экипажа «Неустрашимого». Кто навещал анабиозный отсек и постоянно следил за состоянием астронавтов? Только судовой врач Лора Кинг.

А те, кто находился в анабиозе? Почему они погибли? Может, имелась какая-то причина? А не могли ли из-за кого-то одного, чтобы не вызвать подозрения, убить всех?! Тайна этих людей, конечно, знала, вместе с ними она тренировалась, была на сборах, вот и все. Но дружбы ни с кем не водила, мало что знала об их личной жизни, и никем, кроме Греты Вульф и Пола Малама, не интересовалась. Вдруг это совершила какая-нибудь отвергнутая ревнивица? А потом вошла во вкус… Все может быть…

Тайна вдруг вспомнила свой разговор с Касси, но не тот, в бассейне, а другой, гораздо раньше, когда Касси была у нее в гостях. Тайна пила жасминовый чай, а Касси – шампанское, и девушки болтали без умолку. Именно в тот вечер Тайна подарила подружке бриллиантовые серьги. Это было незадолго до того, как погибли астронавты, находящиеся в анабиозе. Странно, но речь тогда шла как раз о них.

– Я не очень хорошо знаю экипаж той группы, – сказала Тайна. – Только астробиолога Грету Вульф – мы с ней вместе учились. Очень неприятная особа. Такая наглая, распущенная…

– Я ее тоже хорошо знаю, – отозвалась Касси. – Не то слово, это еще слишком слабо сказано, просто мерзавка! Во время учебы она взяла у меня на вечер цепочку, подарок мамы к совершеннолетию, но так и не отдала. Несколько дней эта поганка старалась не попадаться мне на глаза, а потом прикинулась, что не помнит. Я ей тогда такую оплеуху отвесила! Но цепочка испарилась… До сих пор жалко! Но точно, что Грета ее не потеряла: Нора и Лейла через несколько месяцев увидели ее на вечеринке с этой цепочкой! Грета тогда быстро от них удрала… Потом я узнала, что, оказывается, она и с другими проделывала то же самое. Многие ее терпеть не могут. Редкая дрянь!

Эта подлая Грета одно время дружила с моим братом, и тогда она много рассказывала нам о тебе. Я тогда тебя совсем не знала, но по рассказам Греты выходило, что ты жутко высокомерна из-за того, что богатая, красивая и из высшего общества.

– Знаю, что она меня терпеть не может. Сначала Грета навязывалась мне в подруги, но мне она никогда не нравилась: слишком уж завистливая и двуличная. В общем, я ее быстро отшила. После этого роботы поймали ее на моем участке, когда она пыталась мне напакостить: хотела полить мои растения ядохимикатами, чтобы они погибли. Но там стояла камера, и я пригрозила ей, что передам запись руководству университета. Грета тогда чуть в ногах у меня не валялась, плакала. Якобы сама не знает, что на нее нашло. Конечно, никуда я не ходила, не то чтобы ее пожалела, просто знала, что она струхнула и больше ко мне не сунется. Но запись на всякий случай сохранила. После этого мерзавка надолго притихла… А что именно она обо мне рассказывала?

Касси помялась.

– Да не хотелось бы тебя посвящать, но раз уж начала… Ладно! Так, мелочи разные, бабские сплетни… В общем, ничего хорошего, сплошные гадости. Что ты была богатой бездельницей, и в оранжерее, где у вас были соседние участки, она работала с утра до ночи, как пчелка, а ты даже не показывалась: всю работу за тебя выполняли роботы. В то время, пока она, бедняжка, не покладая рук, занималась исследованиями, ты только развлекалась, ходила по ночным клубам, меняла парней, днем отсыпалась и сдавала результаты роботов.

Тайна усмехнулась.

– С точностью до наоборот. Пока она шлялась по вечеринкам и меняла любовников, я почти что жила в оранжерее и лаборатории. Мне тогда было не до поклонников, одна учеба на уме. Думала, успею потом… Но роботы мне помогали во всем, это правда.

– А еще Грета говорила, что у нее сестра – психолог в университете, и ее очень удивили твои тесты, более чем странные: похоже, что в детстве ты стала жертвой педофила. Якобы у тебя какие-то отклонения в психике…

Тайна засмеялась:

– Я – жертва педофила? Да это были лучшие годы моей жизни!

– Так вот. Она даже показывала эти тесты каким-то университетским шишкам, но те ей велели заткнуться и не задевать мультимиллиардершу, которая финансирует научные программы университета. Иначе ей самой не поздоровится. Без этих бабок, мол, большинство исследований сразу встанет. Мне моя тетя рассказала, она там тогда работала. Ну, Грета и прижала хвостик…

А еще она говорила, что ты – извращенка, и у тебя ОСОБЫЕ отношения с твоими роботами. Она, мол, уверена в этом. Грета считала, что они у тебя какие-то не такие, как остальные роботы-слуги, что это твой дедушка для себя постарался или какой-то спецзаказ, и не мешало бы их на всякий случай проверить…

Тайна подняла свои красивые брови.

– Да, я знала, что Грета – дрянь, но не думала, что настолько…

– Мы с Лорной перед полетом, напоследок, уже перед самой отправкой, в ресторан ходили. Там и Грета была с ребятами из своей группы. Ну, выпили мы тогда, конечно, порядочно. И о тебе, и обо всем этом, она и там рассказывала. А еще она говорила, что когда ты была студенткой, у тебя был любовник – какой-то мерзкий старикашка, который устраивал тебе сцены ревности. Она, якобы, видела все это собственными глазами!

Но я тогда уже с тобой была знакома, поэтому велела ей заткнуться, а ребятам сказала, что она врунья, каких поискать, и напилась больше всех... Она пыталась протестовать, но я ей оплеуху отвесила, и она замолчала… Да ребята и сами это знали и тут же обо всей этой ерунде забыли... Это же была обычная пьяная болтовня. Извини, я не хотела тебя расстраивать.

– Да, что уж там! – засмеялась Тайна. – Дура – она и в космосе дура. Хватит о ней! Да, правда, один престарелый поклонник действительно какое-то время таскался за мной по пятам. Даже вспомнить мерзко. Было такое…

– А из той группы я многих хорошо знаю: радиоинженера Ганса Миллера, он – мой одноклассник, еще радиста Боба Вильсона, доктора Пола Малама. Остальных – похуже…

– А, кстати, доктор Пол Малам, случайно, не сын доктора Свена Малама?

– Да, и его отец, и дед, и дядя – все были по медицинской части. Пол мне как-то рассказывал, что его отец, человек добрейшей души и абсолютно бескорыстный, ну просто местный святой, работал где-то в трущобах, в клинике для бедных. А потом с ним произошел несчастный случай: попал под машину, кажется. Ты его знала?

– Нет, откуда, просто слышала что-то такое... Кстати, Касси, у тебя скоро день рождения, посмотри украшения, может, выберешь себе что-нибудь?

Касси, забыв обо всем на свете, с радостью устремилась к многочисленным ящикам и коробкам с украшениями Тайны…

 

Тайну, конечно, очень задело, что Грета болтает о ней всякую чушь. Но сплетни – это мелочи… Главное, Грета невольно открыла истину: робот Алекс был не таким, как остальные… И болтала подлая Грета об этом, оказывается, повсюду. Хотя она и считалась отпетой лгуньей, однако ее слова действительно могли кого-то заинтересовать… А это было уже слишком опасно.

Но пока болтливая и завистливая Грета находилась в анабиозе, она не представляла угрозы ни для Тайны, ни для Алекса. Но ведь у подлой сплетницы наверняка были враги, у таких безответственных болтунов их всегда много. Вдруг она знала о ком-то что-то такое, что ее предпочли убрать вместе с остальными? Может, она кого-то шантажировала? С нее станется…

А доктор Малам? Он ведь тоже мог представлять для кого-то угрозу. Слишком многое знал его отец. Конечно, вряд ли папаша делился с малолетним сынком секретами, каким способом можно зарабатывать более чем приличные деньги в трущобах… Но доктор был алкоголиком и мог случайно проболтаться жене. Или собутыльникам. Или малолетний сын мог что-то запомнить из разговора родителей, а потом вспомнить… Или доктор хранил где-то в компьютере или на диске интересную информацию, которую потом случайно обнаружил сынок. Тогда он мог бы заняться шантажом. Хотя вряд ли: столько времени уже прошло с той поры, и никто ее, кроме доктора Рихтера, не беспокоил. Она-то думала, что после этого угроза разоблачения миновала… Оказывается, нет. Да и в любом случае сведения доктора Малама не представляют для нее никакой опасности. А вот Грета – совсем другое дело…

Тайна Гор открыла шкатулку с драгоценностями, достала и повертела в руках широкий золотой браслет, усыпанный бриллиантами. Затем перевернула. На внутренней стороне браслета крошечными буковками было воспроизведено изречение из древней книги: «Спасибо тем, кто не ответил нам взаимностью – вы сделали нас мудрее. Спасибо тем, кто нас бросил – теперь то зло, которое они принесли бы нам, достанется другим. Спасибо нашим врагам: без них мы никогда не узнали бы, как мы сильны, и не стали бы еще сильнее. Ибо все, что не смогло нас убить, только укрепляет нас». Тайна вздохнула и вернула браслет на место…

 

Два дня спустя погибла астрогеолог Мария Княжко. Девушка была просто задушена в своей каюте. Проверка стереокамер показала, что Тайна Гор, как было приказано, ни на минуту не покидала своей каюты, и на этот раз у нее было надежное алиби. И в прошлый раз камеры тоже не зафиксировали ее рядом с местом преступления.

По требованию Чанга с Тайны вновь было снято подозрение, и девушка вернулась к привычной работе. На «Неустрашимом» оставалось тридцать два астронавта. И снова ложная тревога…

 

Однако теперь мысли Грецки потекли в ином направлении. Почему подозрение падало все время на людей? Ведь на корабле были и роботы! Конечно, до сих пор считалось, что роботы абсолютно безопасны и ни при каких обстоятельствах не могут нанести вред людям… Но так ли это на самом деле? Ведь мог же произойти какой-то сбой: от этого не застрахован ни один механизм. Разве можно за них поручиться? Но тогда кто-нибудь один из них? Или все вместе? Или роботы в сговоре с кем-то из людей? Например, очень подозрительная парочка: Тайна Гор и ее робот-слуга…

Грецки решил присмотреться к роботам повнимательнее, особенно к одному из них – личному роботу Тайны. Командир гравилета решил умолчать о новом предположении, потому что больше не доверял своему заместителю.

Снова сработала сирена, и во второй раз тревога оказалась ложной. С одной стороны люди радовались, что ничего не случилось, с другой – ложная тревога выводила экипаж из равновесия.

 

…Снова ложная тревога. Только все успокоились и вздохнули с облегчением – несколько дней спустя снова убийство. Несмотря на все меры безопасности, астронавт Арнольд Ван Дейк погиб: произошло внезапное обрушение лифта.

Как всегда, виновные не были обнаружены: камеры слежения показывали, что никто из астронавтов не предпринимал ничего, что могло бы привести к аварии. И тридцать один астронавт продолжал жить и работать на борту гравилета.

 

Снова сигнал тревоги. Начались серьезные неполадки на гравилете. Тайна уже ложилась спать, когда позвонил Грецки и велел немедленно отправить ее личного робота на ночные ремонтные работы. Тайна могла бы и поспорить, но не стала. Алекс снова напомнил об осторожности и удалился.

Красавица уже засыпала, когда раздался истерический звонок Новака. Тони действительно очень боялся и не доверял никому, кроме Тайны. Нервы у парня совсем сдали.

– Тайна, можно я приду к тебе, – жалобно заныл Новак. – Посидим, поговорим. Одному страшно. Просто с ума схожу…

– Странный метод соблазнения, – заметила Тайна. – Новак, а ты точно не маньяк?

– Был бы я маньяком, хотя бы спать мог спокойно, – мрачно ответил Тони. – А так я уже шатаюсь от бессонницы. Нервы ни к черту, спать не могу совсем. А если и засну, то начинаются кошмары… Есть и пить боюсь… Снотворное принимать боюсь… А эти бесконечные ложные тревоги вообще добивают. Стыдно признаться, но я очень боюсь, Тайна…

Тайна поколебалась. Ей показалось, что Новак на грани нервного срыва, и ей стало жаль парня. Тони оказался слабаком… Жить на одном гравилете с маньяком – это не девиц доступных соблазнять… А вдруг он лжет? Неужели Тони такой хороший актер? Алекса рядом нет, а если все же Новак – убийца и попытается расправиться и с ней?! Но все же Тайне не верилось, что этот изящный молодой человек из хорошей семьи, интеллектуал, умный и ироничный, хотя избалованный и порой слишком уж острый на язык, мог оказаться маньяком... К тому же, после того, как ей удалось одолеть непобедимую Анну, уверенности у девушки заметно прибавилось.

– Ладно уж, заходи, Новак, – помедлив, сказала Тайна. – Поговорим.

Тони вошел. Астробиолог поразилась тому, насколько скверно он выглядел. Парня лихорадило, глаза красные, воспаленные: он явно не высыпался. Волосы давно не мыты и растрепаны. Новак заметно похудел, пожелтел и осунулся и теперь совсем не походил на прежнего легкомысленного красавца. Ясно, парень совсем сломался…

– Садись, Новак, тебе нужно успокоиться, – сказала Тайна. – Прими успокоительное.

Она достала из шкафчика капсулы.

– Да принимал я, ничего не помогает!

Но все же взял из коробочки несколько капсул и закинул в рот.

– Не так много, Новак! – сказала Тайна.

Тони махнул рукой и сел. Посмотрел на Тайну, немного помолчал и вдруг заявил:

– Это все из-за меня, Тайна. Я виноват во всем. Теперь мы все обречены…

Тайна с изумлением взглянула на парня.

– В чем дело, Новак? Расскажи все по порядку.

Новак горестно вздохнул.

– В общем, в начале полета я спьяну разболтал ребятам о Запрещенной планете… Хотя там, на Земле, дал подписку о неразглашении… Теперь все мы будем уничтожены…

Тайна растерянно посмотрела на парня. Видно, совсем уже рехнулся! А может, он действительно что-то знает?!

– Что за планета, Новак?

– А, расскажу, теперь уже все равно. Мы все обречены… В общем, я участвовал в полете на вновь открытую планету, условное название ТАУ-16 или Мальгаш. Надо же было так вляпаться! Мы летели в паре с другим гравилетом. Наш «Искатель» шел вторым… «Победитель» первым добрался до этой проклятой планеты, высадил десант разведчиков, начал вести наблюдение и передавать нам данные. Потрясающе! Планета оказалась практически полной копией Земли, прямо близнец, а главное, на ней оказалась жизнь!

И не просто примитивная жизнь, а разумные существа, с высокой степенью развития, братья по разуму, населяющие города. Мальгашцы оказались даже внешне очень похожими на людей!

Но самое главное, из-за чего планета оказалась засекреченной, это то, что они живут по совсем другим законам и понятиям! То, что у нас хорошо, у них – плохо, и наоборот. В общем, какая-то адская смесь коммунизма, фашизма и магии. Словом, чем так жить, проще повеситься…

Разведчикам за короткое время удалось узнать много интересного. Это нечто! Порядки – спартанские. В каждой семье должно быть ровно трое детей: за излишки или недостачу – ежемесячные денежные начеты. Но «лишнего» ребенка, например, если в третий раз родилась двойня, можно передать бездетным или малодетным родственникам. Новорожденных сразу же отбирают у родителей, проверяют, и если они не соответствуют местным стандартам, тут же уничтожают… С детства приучают ходить строем: в ясли, детские сады, школы, на работу. Ходить поодиночке считается неприличным. Все шпионят друг за другом и доносят вышестоящим.

Представители каждой профессии носят одежду строго определенного цвета: у медиков – зеленая, у охранников – синяя, у рабочих – черная, у администрации – желтая, ну и так далее. Прямо касты! Чтобы сразу было видно «кто есть кто». Рабочий день – почти все время бодрствования. Оплата такова, что едва хватает на еду и кое-какую одежду.

Продукты и товары выдают строго по минимальным нормам, чтобы лишнего не ели и больше двух комплектов одежды не имели. Да еще нужно постоять в очереди и предъявить документы, а на всех никогда не хватает: боятся, что произведут лишнее. Брачных партнеров выбирает компьютер – для воспроизводства здорового потомства. Разводов вообще нет, что тебе дали – с тем и живи.

Но, конечно, выход есть: при желании можно написать на супруга донос, что ему не нравится власть диктатора и заведенные им порядки, и таким образом избавиться от ненужного члена семьи. Законы – более чем суровые. За мелкие нарушения полагаются подземные работы, за крупные – смертная казнь. Суд скорый: особо разбираться в виновности никто не будет. Критика власти запрещена законом. Словом, порядок – идеальный…

Конечно, к учению там тянуться не принято: умников не любят и считают опасными. Не выделяйся! Будь, как все! Но счастья хочется, поэтому население поголовно занимается в свободное от работы время магией. Используют каждую свободную минуту! Колдуют все поголовно. Просто дикое средневековье!

Книг нет, но есть кинотеатры, куда дают пропуска лишь передовикам и активистам-доносчикам. Там показывают двухмерные черно-белые фильмы о сытой и веселой жизни планеты, о диктаторе и «лучших людях». И еще есть газеты – листы бумаги, на которых печатают хвалебные оды правительству и рассказы о местных «героях».

А самое главное мы узнали потом: правительство планеты не вступает в контакт с посланцами иных цивилизаций, а просто уничтожает их.

Из последнего сообщения с «Победителя» нам стало известно, что десант землян обнаружен: часть его уничтожена, часть захвачена в плен. Скорее всего, кто-то не выдержал пыток и указал местоположение гравилета или же его обнаружили их приборы. Когда мы подлетали, то увидели лишь вспышку: «Победитель» был уничтожен…

Наш командир, не медля, отдал приказ повернуть назад: это было единственное, что мы могли предпринять. А на Земле было принято решение засекретить материалы о Мальгаше. Вот и все.

– Но тогда именно ты должен был стать первой жертвой. А те, кто находился в анабиозе, вообще не слышали твоей пьяной болтовни. Их-то, по-твоему, за что? И кто же тогда убийца?

– Думаю, Грецки и Чанг, а может, и кто-то еще. Ведь в анабиозе был и Пол Малам, он тоже был с нами на «Искателе»… Вот из-за него-то всех и убили.

– Доктор Малам?

– Да. Ты его знала?

– Нет, просто видела несколько раз на сборах. Но ведь могли убить одного Малама, зачем же убивать всех?

– Он мог успеть разболтать и другим.

Тайна задумалась.

– Давай-ка, Новак, выпьем чаю…

Они сели за стол. Тайна, как всегда пила травяной чай, Новак потянулся к кофе, но Тайна хлопнула его по рукам и настояла, чтобы он тоже выпил чашку успокоительного чая. Тони вроде бы и вправду немного успокоился.

– Почему ты подумал о Грецки и Чанге?

– Как, разве я тебе не говорил? Точно, не говорил… Это же еще одна страшная тайна. Чанг тоже был вместе со мной на «Искателе». Он и там был заместителем командира. О, ты его совсем не знаешь! Это он с виду такой, спокойный, невозмутимый, благородный. А я как его увижу – просто мороз по коже… Чанг – ликвидатор. Страшный человек… Не верь ни одному слову этого хамелеона, Тайна!

Именно он по заданию спецслужб уничтожал тех, кто разболтал государственную тайну или мог разболтать. Или, например, когда во время дальнего полета командир свихнется, как наш Грецки, и станет опасным для жизни экипажа, то ликвидатор имеет полное право его устранить. Деликатно, естественно. Несчастный случай, и ладно. Это точно. Мне об этом еще до полета рассказал Малам во время дружеской попойки, он узнал об этом случайно, один из его пациентов в бреду разболтал... А может, это Чанг свихнулся? У него ведь жена погибла прямо на глазах…

– Не думаю. Будь Чанг ликвидатором, он бы давно прикончил Грецки, и мы бы уже подлетали к дому… А кто еще был с тобой во время той попойки?

– Стив Робсон и Рой Браун. Оба уже мертвы…

– Нет, Новак, – подумав, сказала Тайна, – думаю, что Запрещенная планета тут совсем ни при чем. Все мы имели дело с государственными тайнами и давали подписки о неразглашении. Ну разболтали… Ну узнал кто-то, что есть во Вселенной планета доносчиков… И что? Нет, тут что-то другое…

– Ты уверена? Но ведь мы нарушили запрет… А что же тогда происходит?

– Пока не знаю, Тони. Но, думаю, узнаю обязательно…

Постепенно оттаяв, Тони осмелел и снова начал разговор о том, что Тайна всегда ему нравилась, что она такая изысканная и необычная, такая бесстрашная и хладнокровная, и что можно объединиться: вдвоем будет гораздо безопаснее и веселее. Из них могла бы получиться прекрасная пара… Теперь Тайне он особенно напоминал Шона, которого она, несмотря ни на что, так и не смогла забыть… Красавица стиснула зубы.

– Тайна, мне так плохо, – ныл Новак, – пожалуйста, не отталкивай меня… Ты – моя единственная надежда, больше я никому не доверяю…

Тайне вдруг стало жаль парня. Она почувствовала себя слабой и усталой.

«Почему бы и не нет? – думала Тайна, оттаивая душой. – Бедняга… До чего его довел страх… Жаль, что он такой слабак, так нельзя, он совсем сломался… Жаль его, бедолагу. Он сейчас так нуждается в опоре… Нет, он не плохой. И он по-своему очень мил. Хотя бы какое-то разнообразие… К тому же это меня ни к чему не обязывает… А может быть… Может я, наконец, забуду Шона».

– Ладно, Новак, – милостиво промолвила красавица, презрительно скривив алый ротик, – я тебя НЕ ОТТОЛКНУ…

 

…Тайна сладко спала, разметав локоны по подушке: ей снилось что-то очень красивое и сумбурное…

– Тайна, проснись, детка, проснись…

Алекс бесцеремонно тряс ее за плечо, что было ему совсем не свойственно. Тайна нехотя открыла глаза, повернула голову и едва не закричала от ужаса: рядом с ней на подушке – застывшее лицо Новака. Не вызывало сомнений, что парень мертв. Она провела ночь с мертвецом!

Тайна растерянно посмотрела на Алекса.

– Быстро одевайся, детка, и иди в оранжерею. Я что-нибудь придумаю…

Тайна послушно вскочила, натянула на голое тело первый попавший комбинезон и поспешила в оранжерею. Там она зашла в душевую и долго стояла под прохладными струями, словно хотела смыть прикосновения Новака… Затем, занявшись отбором проб нового сорта томатов, постаралась привести мысли и чувства в порядок.

Нечего было и рассчитывать на то, что у Тони не выдержало сердце. Скорее всего, парень был отравлен. Он же принимал успокоительное! Может, он пришел к ней, уже после того, как в его организм попал яд? А если яд был в ее капсулах?! А вдруг он убит прямо в ее каюте, когда она спала? Но как? Ингаляция, инъекция? Но тогда, значит, и ей самой угрожала смертельная опасность! Почему же убийца не тронул ее? Ответ напрашивался сам собой: ее просто решили подставить… Ей отведена роль убийцы!

Но почему, почему именно ее избрали на роль козла отпущения?! Ну да, конечно, она же так не похожа на остальных… Красивая, богатая, знаменитая… Гордая, нелюдимая… Но кто затеял эту страшную игру, в которой правила не известны никому, кроме одного-единственного игрока, а проигрыш означает смерть?

А Новак? Он был обречен с самого начала… Все, кто оказывался рядом с ней, непременно должны были умереть. Так было всегда… Дедушка, Лола, Мук, Майк и его жены, Дэн, Софи, Касси… Правда, все три бывших мужа пока были живы и здоровы, но, вероятно, лишь потому, что она НИКОГДА не испытывала к ним никаких чувств…

 

Браслет завибрировал, кто-то вошел, и астробиолог вздрогнула всем телом. Это был Чанг.

– Привет, Тайна, Новака не видела? Его нигде нет. И на связь не выходит…

– Привет! Нет, не видела, – стараясь казаться как можно безразличнее, ответила Тайна, у которой вдруг во рту пересохло. Наклонившись как можно ниже к кусту томата, девушка механически продолжила обрабатывать растение.

– Это не гравилет, – мрачно заметил заместитель командира, – это какой-то лабиринт ужасов. Ладно, пойду дальше…

Тайна кивнула, не прерывая работы, облизнув пересохшие губы, и Чанг вышел…

Девушка, закусив губу, продолжила отбирать пробы. «Что это? – ломала голову красавица. – Почему Касси погибла сразу же, как только поведала мне о своих подозрениях? То же самое случилось и с Тони… Лишь только он рассказал мне о Запрещенной планете… И все! Но почему убийца каждый раз щадит меня?! Может потому, что я ему просто нравлюсь?!

Что Новак говорил о Чанге? Ликвидатор, страшный человек… Не хочется верить этому, нет, не может быть, ведь Чанг всегда честен и справедлив, в отличие от Грецки. Но ведь у убийцы на лбу не написано… Кто тогда?! И все-таки я верю Чангу. Тони ошибался или же его просто дезинформировали. Разве можно верить бреду больного человека? Или можно? Но кто? Кому выгодно? Убийце? Никому доверять нельзя… Надо быть еще осторожнее».

 

Когда Тайна вернулась в свою каюту, Алекса там уже не было. Ничто не напоминало о недавнем присутствии Тони… Повсюду, как обычно, царила идеальная чистота. Тайна не сомневалась, что Алекс уничтожил все следы пребывания Тони в ее каюте и с помощью роботов уже отправил тело Новака в безвоздушное пространство.

«Нет, – думала Тайна, – больше никогда ни при каких обстоятельствах не позволю себе так опуститься. Какой позор! Не везет ни с мужьями, ни с любовниками. Какая же я дура! Вела себя, как последняя дешевка! Может, из-за этого он и погиб… Хотя, что сделано, то сделано. Прости, Новак, и прощай!»

 

Вскоре прозвучал ставший уже привычным сигнал сирены. Грецки по громкой связи объявил, что пропал Тони Новак. Парня искали повсюду, но так и не нашли… Снова допросили каждого с применением детектора лжи. Но Тайна уже успела оправиться от шока и держалась вполне непринужденно. А Алекс, слушая вопросы, обращенные к его воспитаннице, мгновенно корректировал показания прибора.

Каких только предположений не делалось: Новак убит и тело его спрятано, Новак – убийца и скрывается где-то на корабле, Новак – не убийца, но, не выдержав напряжения, сошел с ума и где-то прячется от маньяка или в каком-то дальнем закутке покончил с собой…

Но большинство, в том числе и командир, считали, что Тони Новак просто убит, а тело его либо где-то надежно спрятано, либо, что вероятнее, уже выброшено в космос. Теперь их оставалось ровно тридцать...

 

*  *  *

 

Опять ложная тревога, причем два дня подряд… А на третий погибла астронавтка Лиза Стеклофф от удара электрического тока. Девушка в тот день устраняла обрыв кабеля, и ее поразил сильнейший разряд. Кто-то в этот момент включил напряжение… И на гравилете осталось лишь двадцать девять астронавтов. Как всегда, виновных не нашлось: камеры не зафиксировали у щита-распределителя никого, кроме самой Лизы.

Но неподалеку была обнаружена изящная подвеска с изумрудом. Точно такую же Грецки совсем недавно видел на астробиологе Тайне Гор…

 

И командир, наконец, решился. Он заявил Чангу, что уже ничуть не сомневается, что виновна Тайна Гор. Грецки считал, что никто не похищал и не подбрасывал на место убийства драгоценности астробиолога: она всегда ими увешана, как рождественская елка, и потому теряет их, сама того не замечая.

И хотя других доказательств у Грецки не было, но командир верил в звериное чутье Анны Свенсон, вместе с которой избороздил вдоль и поперек самые страшные места Вселенной. Интуиция никогда не подводила это большое дитя природы: опасность Анна чуяла нутром, словно дикий зверь. Но тогда командир не рискнул бездоказательно обвинить Тайну…

А ведь и сам Грецки, и другие астронавты не раз оставались в живых только благодаря неясным предчувствиям могучей шведки. Она могла внезапно скомандовать отряду разведчиков «Стой!», и тут же внезапно начинался камнепад, или прямо перед людьми ударяла молния, либо из густых зарослей появлялся какой-нибудь местный монстр или вооруженные до зубов туземцы.

Сейчас, когда Анны уже не было в живых, Грецки очень сожалел, что сразу не прислушался к словам верной боевой подруги. А вот Чанг, никогда не летавший прежде с Грецки и Анной, неприязненно относился к последней и не верил в ее исключительное чутье. Поэтому заместитель командира предложил вначале допросить робота-слугу Тайны. Грецки подумал и согласился.

Личный робот Тайны Гор был вызван для допроса. Алекс вошел в каюту командира, почтительно поклонился вначале Грецки, а затем Чангу, и скромно встал у двери. Грецки начал задавать свои вопросы.

– Известно ли тебе, что твоя хозяйка – убийца?

– Господин командир! Моя госпожа никого не убивала. Она сама опасается маньяка, и поэтому велела мне постоянно находиться поблизости. А еще моя госпожа решила сама расследовать убийства, чем и занимается в настоящий момент. Она хочет поймать маньяка «на живца», в роли которого сама и выступает, хотя понимает, что это очень опасно.

– Есть ли у нее какие-нибудь результаты расследования и не подозревает ли она кого-то конкретно?

– Нет, господин командир! – почтительно ответил робот. – Думаю, пока нет. Во всяком случае, моя госпожа ничего не говорила мне об этом.

Грецки задал еще несколько вопросов роботу и, убедившись, что ничего нового не узнает, разрешил уйти. Алекс снова поклонился Грецки и Чангу и быстро удалился.

– Вот видишь, – сказал Чанг, – она не виновна.

Всем известно, что роботы не могут говорить неправду. И Грецки пришлось пока смириться… Да и как обвинить человека в страшных преступлениях, не имея никаких улик, кроме потерянной серьги и подвески? Да еще кого: самую богатую жительницу Земли, принадлежащей к высшей элите планеты, имеющей огромные заслуги перед человечеством и награжденной самыми высокими орденами! Будь на месте Тайны кто-то другой, Грецки ни мгновения бы не колебался, но тут ошибка могла стоить карьеры… Командир понимал, что на Земле его ссылки на интуицию Анны, которую большинство экипажа считало недалекой, будут восприняты с большим сомнением. Самому сфабриковать улику? А если Анна все же ошибалась, если убивает не Тайна, а совсем другой человек? «Это может быть кто угодно, даже Чанг», – думал Грецки.

 

«Это может быть, кто угодно, даже Грецки», – размышлял Чанг… Он все больше и больше думал о Тайне Гор. После гибели жены Чангу казалось, что больше он никогда не сможет полюбить. И вот он понял, что увлекся этой прекрасной, так не похожей на других девушкой. Нежная, чистая, словно полураспустившийся цветок, Тайна – само совершенство! И красива, и умна… Чанг не верил в ее вину. Убийца кто-то другой, но кто?!

Ложные тревоги стали почти ежедневными… Грецки и Чанг продолжали пребывать в нерешительности, не зная, что можно предпринять для защиты экипажа.

 

*  *  *

 

Лорна Астрид, ничем не примечательная девица c невыразительной внешностью, про которую говорили, что она «просто никакая», была вторым астробиологом «Неустрашимого». У Лорны были узкие зеленые глаза, вздернутый носик, высокие скулы и большой рот. Девушка просто дымилась похотью: молодые люди охотно затаскивали ее в постель, но вот замуж почему-то не звали... Лорна приписывала такую несправедливость своей бедности и всегда мечтала разбогатеть: ведь мультимиллиардерша Тайна Гор в отличие от нее уже трижды побывала замужем!

Если Тайна после случая с эдемскими червями предпочла переквалифицироваться, выбрав астроботанику, то Лорна Астрид была астроозоологом. Медлительная и ленивая девица проводила никому не нужные опыты на мухах-дрозофилах, белых мышах, морских свинках, кроликов. В лаборатории было еще несколько собак и обезьян. Конечно, использовались только гуманные методы исследований: ни одно животное не должно было погибнуть или испытывать страдания. Кроме исследований, Лорна должна была еще обеспечивать экипаж свежим мясом контрольной группы кроликов. Астрозоолог и тут завидовала Тайне: ведь с растениями работать гораздо приятнее, чем с вонючими зверьками!

 

Из досье:

«Астробиолог Лорна Кларисса Астрид, 2093 г.р. Уровень интеллекта – выше среднего. Принимала участие в длительном полете. Наград не имеет. Получала взыскания за срыв экспериментов. Безынициативна, мышление стандартное. Неамбициозна. Неравнодушна к спиртному и мужчинам».

 

Астрозоолог ничуть не сомневалась: ей привалила большая удача, это прямо как в лотерее сорвать джек-пот. Надо же: именно ей, одной из последних брошенных подружек Тони Новака, пришло в голову проследить за ним. Лорна тогда случайно увидела бывшего любовника проходящим мимо ее каюты именно в тот момент, когда сама уже решилась отправиться к нему. Она хотела в тот вечер просто поговорить… А там, кто знает… Вначале хотела окликнуть, но что-то остановило… А в итоге получилось даже еще лучше!

У Лорны при себе оказался карманный стереоаппарат, и ей удалось сделать издали несколько довольно удачных снимков, как Тони подходит к каюте Тайны, надменной красавицы из высшей элиты, как входит туда… Чтобы все знали, что за штучка эта вечно надменная красотка… И самое главное: на стереоснимке стоит дата и время – 00:37. Хорошо, что тогда было уже слишком поздно, и она не успела разболтать новость подружкам…

После того самого визита к роковой красавице Новака никто уже не видел… Тайна и так под большим подозрением у Грецки, и лишние проблемы ей, конечно, ни к чему… А уж тем более теперь, когда после убийства Лизы на месте преступления нашли вещичку главной подозреваемой...

Лорна не боялась потребовать компенсацию у Тайны, так как была убеждена: нет, не эта избалованная аристократка убивает астронавтов. Маньяком может быть только мужик! Ни одна баба, даже самая чокнутая, на это не способна… Перебить большую часть экипажа! Конечно, это может сделать только мужик, причем весьма крупный и сильный. Как Грецки, например… Или Чанг… И уж точно не изнеженная, высокомерная красотка!

Конечно, Тайне удалось как-то одолеть непобедимую Анну, но это всего лишь единичный эпизод, случайная удача: красотка одолела шведку лишь благодаря тесноте в оранжерее да грубому промаху самоуверенной и туповатой бабищи. А вот маньяк, регулярно убивающий сильных и хорошо натренированных людей, не мог каждый раз рассчитывать только на удачу…

Маньяка Лорна, конечно, очень боялась, но считала, что продержаться осталось совсем недолго, главное – предельная осторожность, а постоять за себя она тоже могла. Пусть Лорна и не была такой громадиной, как свирепая Анна Свенсон, но находилась в прекрасной спортивной форме и обладала отменной реакцией. Кроме того, девушка на всякий случай носила при себе нож.

Узнав о таинственном исчезновении красавчика Тони после визита к Тайне, Лорна непрерывно размышляла, как извлечь из случайно сделанных снимков максимальную пользу. Главное – не продешевить… План астрозоолога был прост: предъявить богатой снобке злополучные стереографии и предложить заплатить за молчание.

Лорна все хорошо продумала и решила предъявить счет именно сегодня. Пока не нашли виновного и Тайна под подозрением, надо поторопиться! Для Тайны деньги ничего не значат, она в них купается от рождения, и потому красотка просто вынуждена будет заплатить. Причем очень кругленькую сумму… И пискнуть не посмеет! А ей, Лорне, эти денежки ох как нужны! Можно будет, наконец-то, пожить по-человечески… Приобрести роскошный особняк, менять дорогие автомобили, шубы, модные наряды… Можно будет не работать всю оставшуюся жизнь, развлекаться на всю катушку, да и мужа выбрать не из самых захудалых… Но это там, на Земле.

А сейчас Тайна могла бы, например, просто по-дружески поделиться драгоценностями, которых у нее немерено… Дарила же эта богачка свои украшения ловко втершейся к ней в доверие хитрованке Касси! А с ней, Лорной, общаться не хотела… Ах, какие сокровища хранятся в шкатулках у нашей роковой красавицы!

Лорна хорошо помнила и роскошное колье с розовыми бриллиантами, в котором Тайна была на дне рождения командира, и великолепный браслет с изумрудами, и восхитительное кольцо с крупным сапфиром… Какая прелесть! И еще столько всего… Ах… А Тайна закажет себе потом новые, еще более красивые и роскошные побрякушки… Только и всего… Не обеднеет! Да, надо идти немедленно!

 

*  *  *

 

Тайна поднесла очередную пробу нового сорта винограда к анализатору, когда завибрировал браслет связи. Грецки срочно вызывал астробиолога к себе… Сейчас снова начнет расспрашивать о Тони Новаке… О Лизе… Тайна вздохнула, отставила пробу и встала с кресла. Сняв полупрозрачный халат, она слегка поправила волосы и отправилась к командиру…

И снова Грецки начал дотошно задавать астробиологу те же самые вопросы, что и в прошлый раз: когда она в последний раз видела Новака, о чем шла речь, какое у него было настроение, не заметила ли она чего-нибудь подозрительного… Потом снова уточнял, что она делала во время гибели Лизы… Тайна спокойно и подробно отвечала на все вопросы командира. Очевидно, Грецки искал в ее ответах противоречие с прежними показаниями, но Тайна упорно стояла на своем.

Затем удовлетворенный ответами командир перешел к рабочей части диалога, поинтересовался, как идут дела в оранжерее, каков объем выращенных овощей и фруктов, удачны ли итоги экспериментов, сколько выведено новых сортов, есть ли среди них нечто особенное…

После того, как Тайна, усталая и опустошенная, вышла из кабинета шефа, сил у нее оставалось только для того, чтобы добрести сначала до ванны, а затем – до постели. Оставшиеся пробы астробиолог решила доделать завтра…

 

*  *  *

 

Лорна знала, что Тайна в это время всегда находится в оранжерее. Да она почти живет там… Просто фанатичка! Она, Лорна никогда не засиживалась так на работе… Можно было бы, конечно, и вечерком к ней в каюту наведаться, но астрозоолог уже настроилась на легкую прибыль и решила, что так будет гораздо проще. Ждать она больше не хотела… Драгоценный диск с компрометирующими Тайну снимками находился у Лорны в кармане комбинезона и согревал ей сердце… Время от времени астрозоолог осторожно поглаживала карман, проверяя на месте ли вещица, способная дать ей все, что можно только пожелать…

Завистливая коллега красавицы решительно вошла в оранжерею, заглянула сначала в кабинет, затем в лабораторию. К ее удивлению, Тайны там не оказалось… Что ж, значит, она находится в одном из отсеков оранжереи, видимо отбирает пробы или собирает спелые овощи к ужину.

Лорна вошла в неширокий коридор, по обеим сторонам которого росли кусты томатов, так густо усыпанные плодами, что напоминали рождественские елки. А какое разнообразие! От гигантов до карликов… Крупные, мелкие, средние плоды, кисти черри. А цвета! Красные, оранжевые, алые, розовые, желтые, белые и малиновые томаты, в полоску, с крапинками, есть даже с черными плодами! Да, порядок у Тайны всегда был идеальным. Не то, что у нее… Впрочем, с растениями, конечно, проще…

– Тайна, ты где? Тайна! – позвала Лорна, дойдя до следующего отсека оранжереи. Точно такой же как первый, только вместо томатов – перцы: красные, оранжевые, желтые, зеленые. А вот ряды белых, сиреневых, фиолетовых и черных баклажан… Разноцветные кабачки… Тыквы… Лорна снова позвала коллегу, но та не откликнулась.

Постояв немного в раздумье, Лорна двинулась дальше. Она уже прошла второй и третий отсеки. В одном рядами вились плети, усыпанные мелкими зелеными огурчиками, в другом – киви. Но Тайны не было и здесь. Можно было бы и позвонить, конечно, но вызов сохранится в памяти обоих устройств, а ей это вовсе ни к чему. Мало ли что… Проще пройтись!

Лорна одолела уже четвертый и пятый отсеки, самые протяженные, в которых ровным строем стояли аккуратные фруктовые деревца-карлики: яблони, груши, сливы, вишни, абрикосы, персики, гранаты… Остановилась, задумалась… Что-то очень уж ей не нравилась эта звенящая тишина…

Девушка решила, что будет проще все-таки зайти вечерком к Тайне в каюту. Вот ей сюрпризец-то будет! Лорна уже хотела двинуться обратно, но потом подумала, что раз пришла, то надо все же довести дело до конца. Ведь идеальных возможностей никогда не бывает: на пути к успеху всегда возникают какие-то помехи…

В шестом секторе, засаженном садовой земляникой также было пусто. Может, Тайны и вовсе нет в оранжерее? Она ведь могла и выйти куда-нибудь… Мало ли… Могло же ей вдруг что-то понадобиться у себя в каюте или, например, командир вызвал к себе…

По дороге Лорна сорвала крупную, спелую ягоду и с удовольствием впилась зубами в сочную мякоть. Затем прихватила еще несколько штук. Вот и седьмой отсек. Какие красивые розы! Таких цветов и оттенков она еще не видела, явно новые сорта.

А вот и участок с садовой голубикой. Малина, ежевика, смородина, крыжовник… Да, давненько она не заходила в оранжерею… Раньше тут всегда копошились роботы. И как только Тайна справляется со всем этим хозяйством? Конечно, странно, что ее нет на месте… Девушка снова заколебалась… Может, лучше вернуться?

И все-таки Лорна, преодолев сомнения, предпочла идти дальше, уплетая сочные, ароматные ягоды. Надо идти… Оранжерея огромна, Тайна наверняка в одном из отсеков… «Такое прекрасное колье... Как оно подойдет к моим рыжим волосам… И к красному платью…» – снова размечталась начинающая шантажистка.

Астрозоолог дошла до сектора цитрусовых: мандарины, апельсины, лимоны... Затем начались бахчевые: золотистые дыни, темно-зеленые и полосатые арбузы. А вот и виноградник с черными, синими, розовыми и янтарными кистями. До конца оранжереи оставалось пройти не так уж и много…

Внезапно Лорне показалось, что впереди раздался легкий царапающий звук. Девушка остановилась и прислушалась… Что ж, значит, Тайна где-то совсем недалеко… Лорна смело пошла вперед, к светлому будущему…

Но и в длиннющем отсеке с корнеплодами и зеленью никого не было. Неужели послышалось? Нет, звук был, ошибиться она не могла. И снова этот звук! Недоеденная ягода выпала из пальцев… А вдруг… Лорна остановилась, прислушиваясь. Тихо… Преодолев страх, медленно, маленькими шажками девушка пошла вперед, нащупывая спасительный нож. А вдруг Тайну уже…

Уф… Надо же! Лорна нервно рассмеялась… Источником подозрительных звуков оказался Том – серый корабельный кот, которого Новак принес на корабль совсем крошечным, писклявым котенком. Это своенравное, наглое и весьма упитанное животное казалось то неуловимым, то вездесущим. Бывало, что серый разбойник таскал у Лорны из лаборатории белых мышей… Охотник! Неудивительно, что он тут: Тайна наверняка подкармливает любимца Тони чем-нибудь вкусненьким. Лорна погладила усатого проныру и пошла дальше. Стройные ряды кукурузы… Бобовые… Отсек с шампиньонами… Резервуар с хлореллой… Тайны не было нигде…

Раздосадованная Лорна вышла из оранжереи и пошла по бесконечному коридору, решив отложить дело до вечера. Потеряно впустую столько времени! А пока нужно побыстрее вернуться к себе в лабораторию: работы накопилось много, она и так слишком долго отсутствовала. Теперь, чтобы наверстать упущенное, придется задержаться после работы… Ладно, Тайна все равно никуда не денется. Не сегодня, так завтра…

Длинных безлюдных коридоров Лорна опасалась больше всего... Непрерывно вертя головой и внутренне напрягаясь при виде каждой двери, девушка дошла, наконец, до своего «зверинца». В лабиринтах бесконечных коридоров никого не было… Астрозоолог шмыгнула к себе и облегченно вздохнула. Уф! Теперь-то она в полной безопасности. Вошла в свой кабинет. Не торопясь, выпила стакан мультисока. Подошла к зеркалу и улыбнулась, представив себя в драгоценностях Тайны. Затем, вздохнув, надела халат, шапочку, маску и перчатки: работать предстояло весь вечер… Сморщилась, подумав о ненавистных зверьках…

Внезапно свет погас. Страх охватил застывшую в полной темноте девушку. Звук раздался совсем близко. Лорна поняла, что это конец и закричала от ужаса… Но голоса не было: вместо крика раздался лишь какой-то невнятный сип…

 

*  *  *

 

Маньяк убивал астронавтов поодиночке, словно пытаясь растянуть удовольствие. Он постепенно входил во вкус: интервалы между убийствами сокращались. Физически сильная и осторожная Лорна Астрид была найдена мертвой в своем рабочем кабинете: девушке просто сломали шею.

И снова рядом с телом девушки была найдена вещь красавицы-миллиардерши – витая платиновая заколка с крупным сапфиром. И в этой заколке Грецки обнаружил длинный каштановый волос: это был волос астробиолога Тайны Гор. Сомнений у командира больше не оставалось…

 

Тайна была немедленно взята под стражу, несмотря на протест Чанга, который по-прежнему считал, что улики откровенно подброшены. Не могла аккуратная и внимательная к мелочам девушка каждый раз терять свои украшения на месте преступления. А сразу две улики – это уже явный перебор!

У заместителя командира вдруг возникло подозрение, что подброшенные улики – дело рук самого Грецки. Зачем? Чтобы либо добиться признания Тайны, либо спровоцировать настоящего убийцу. Астробиолог снова сидела под замком в своей каюте. Их оставалось только двадцать восемь…

Ложные тревоги стали почти ежедневными… Неделю спустя экипаж не досчитался еще одного человека. Был убит лингвист Билл Вассерман. Парня просто ударили по голове тяжелым тупым предметом, проломив череп. Это случилось, когда он спал в своей каюте. Как посторонний сумел проникнуть в закрытую каюту?

Теперь и личного робота Тайны было решено на всякий случай изолировать в подсобном помещении. Двадцать семь живых на «Неустрашимом» продолжили полет к Земле…

 

Запертый в подсобке Алекс в ту же ночь бежал. Робот укрылся в лабиринте бесчисленных вентиляционных ходов гравилета. У телохранителя Тайны больше не оставалось выбора – сидя под замком он не смог бы защитить свою хозяйку.

Это был первый в истории робототехники случай, когда робот нарушил инструкцию. Теперь уже ни у кого, кроме Тайны, не было и тени сомнения, что маньяк-убийца – взбесившийся робот. Лишь его воспитанница продолжала пребывать в глубокой уверенности, что Алекс ни в чем не виноват. Убийца кто-то другой!

Грецки был убежден, что робот действует заодно со своей хозяйкой, а вероятнее всего, и по ее приказу. А Чанг по-прежнему считал, что Тайна невиновна, но признавал, что ее робот вполне мог быть виновен…

Командир велел астронавтам «прочесать» гравилет вдоль и поперек. Все, кто в данный момент не участвовали в управлении кораблем, были брошены на поиски и немедленный захват робота или его уничтожение в случае сопротивления. Ради такого случая в виде исключения участникам операции по поимке взбесившегося робота были выданы бластеры.

Но при этом действовать нужно было очень осторожно, чтобы случайно не повредить гравилет. Более того, Грецки теперь опасался, как бы взбесившийся робот сам не вывел корабль из строя.

Грецки и Чанг снова допросили Тайну. Теперь Чанг задавал астробиологу вопросы, а Грецки молча смотрел на астробиолога с неприкрытой ненавистью. Вот она, эта тварь! Породистое, ухоженное лицо. Ледяной, безжалостный взгляд. Богатая, избалованная... Типичная самовлюбленная стерва! Как же она напоминала командиру его бывшую жену – Стеллу! Ничего человеческого! Бездушная кукла, которая никогда ни о ком не думала, кроме себя, любимой... Любительница дорогих тряпок и украшений. Даже причесаться без помощи робота она, видите ли, не может!

С Тайной Гор он бы точно не пошел в разведку. То ли дело Анна Свенсон! Простая, надежная, искренняя, хотя и немного грубоватая Анна всегда просила для себя самые трудные и опасные задания. Ей Виктор Грецки доверял как себе самому. Однажды в джунглях Ардоса она спасла ему жизнь, вынеся тяжелораненого командира из боя с аборигенами – жуткого вида великанами – полулюдьми-полумонстрами. Анна тащила его на себе двое суток, без еды, хотя и сама была ранена! Отважная девушка отдала раненому, находящемуся в полубредовом состоянии командиру весь остаток воды. Вот какой она была! Эх, Анна, Анна… Как тебя сейчас не хватает! Как мало мы ценим людей при жизни…

Помнил Грецки и то, как на Деусе Анна вызвалась прикрывать отступление отряда разведчиков, уносящих раненых товарищей, от полчищ местных пигмеев-людоедов, и лишь чудом осталась жива, вся изгрызенная зубами этих полулюдей-полухищников. Да эта изнеженная, избалованная и самовлюбленная красотка Тайна не стоит даже ногтя Анны!

Допрос продолжался долго… Замешана ли Тайна в убийствах? Подозревала ли она, что убийства – дело рук ее робота-слуги? Замечала ли какие-то отклонения в его поведении? Не по казалось ли ей что-то странным и подозрительным? И Тайна Гор снова и снова отвечала: «Нет!»

Астробиолог отказывалась верить в происходящее. Она знала, что сама она никого не убивала. Алекс всегда был обычным послушным роботом, точно и незамедлительно выполнял все команды своей хозяйки. Нет, она не приказывала ему убивать людей. Неужели, в программе робота действительно произошел какой-то сбой?! Этого не может быть!

Потом Тайна опять сидела взаперти и думала: «Кто затеял все это? С какой целью? Неужели все это только затем, чтобы подставить меня под удар? Кто же так люто ненавидит меня? Я сейчас – словно муха, запутавшаяся в паутине. Кто этот паук, который, потирая руки, с садистским наслаждением наблюдает за происходящим? Смертельная схватка неминуема, и однажды он откроет свое истинное лицо. Как его вычислить? Больше всего это похоже на Грецки…

Как помочь Алексу, который, чтобы отвлечь от меня внимание командира, вызвал огонь на себя? Чем все это закончится? А может, это я сошла с ума: убиваю всех, кто попадется под руку, и тут же забываю об этом?! Нет, это невозможно!»

И все же безжалостный и изобретательный маньяк не достиг своей цели: астробиолог Тайна Гор вовсе не была сломлена происходящим и не трепетала от ужаса, думая о неминуемой схватке. Воспитанница Алекса была готова к борьбе…А ради спасения Алекса Тайна, не задумываясь, была готова уничтожить весь оставшийся экипаж «Неустрашимого».

Гравилет был полностью осмотрен до последнего закутка, но беглого робота так и не нашли... Члены экипажа, разбившиеся на группы, бросив все свои дела, шаг за шагом обследовали все возможные укрытия, самые отдаленные уголки... Присоединились даже Грецки и Чанг. Алекса хотели загнать в тупик и обезвредить.

После передышки поиски решено было продолжить. Наконец, раздался долгожданный сигнал: одна из групп обнаружила робота и потребовала сдаться. Но робот, ловко перебегающий с места на место и прячущийся в лабиринте вентиляционных ходов, попытался скрыться. Раздались выстрелы. К удивлению людей, робот также оказался вооруженным. Прорываясь к выходу, Алекс вынужден был открыть ответную стрельбу. На гравилете завязался настоящий бой. Пока к преследователям не подоспело подкрепление, Алекс застрелил двоих и тяжело ранил одного из преследователей. Техник Энтони Льюис и Психолог Мелани Кандилаки скончались на месте от сквозных ранений в голову и грудь. Сам же робот отделался лишь серьезным повреждением руки.

 

Теперь на корабле осталось двадцать пять членов экипажа. Причем от раненого Энтони Грейса в ближайшее время пользы не могло быть никакой: он сам теперь нуждался в постоянном уходе. А Алекс, сидя в надежном укрытии, ремонтировал задетую бластером руку…

Сигнал ложной тревоги звучал все чаще, иногда по несколько раз в день. Дальнейшие поиски робота оказались безрезультатными. Людям и роботам пришлось ремонтировать поврежденные в бою с роботом переборки. Люди были совершенно измучены и подавлены.

 

И тогда Грецки решил применить военную хитрость. Кто знает, может быть, этот странный, непредсказуемый робот дорожит своей хозяйкой? Тогда на этом можно попытаться сыграть… Чанг возражал: риск был слишком велик, но воля командира осталась непреклонной.

Двое астронавтов притащили Тайну в наручниках к входу в вентиляционный лабиринт, остальные приготовили оружие, и Грецки объявил по громкой связи:

– Робот-слуга № 34, модель 2! Выходи немедленно! Или твоя хозяйка станет заложницей, и будет служить нам прикрытием во время обыска вентиляционных коробов! Тебе придется стрелять в твою хозяйку!

Внезапно Тайна закричала:

– Спасайся, Алекс! Не думай обо мне! Они ничего мне не сделают!

Грецки попытался зажать ей рот, но Тайна изо всех сил впилась зубами в руку командира. Разъяренный Грецки освободил прокушенную руку, и мечта Анны Свенсон исполнилась: командир «Неустрашимого» с размаху впечатал тяжелый кулак в лицо первой красавицы Земли. Если бы не крепко держащие девушку астронавты, удержаться на ногах ей бы не удалось.

Тайна испытала такую боль, что на несколько мгновений потеряла сознание. А очнувшись, астробиолог нисколько не сомневалась, что лишилась глаза… Но девушка ни о чем не жалела. К тому же, за мгновение до удара ей удалось хорошенько пнуть своего командира ногой в самое уязвимое место…

 

Однако план командира удался: в вентиляционном отверстии появился робот в алом комбинезоне с бластером в руках.

– Беги, Алекс, – снова закричала Тайна, у которой кровь ручьем лилась из носа. – Беги!

Не обращая внимания на боль, девушка, на мгновение повиснув на руках своих охранников, сумела ударить держащих ее людей согнутыми ногами. Изогнувшись дугой, словно змея, Тайна изо всех сил сделала рывок, и едва не вывихнула руки, пытаясь вырваться, чтобы прикрыть собою Алекса.

Но попытка оказалась тщетной: двое рослых астронавтов крепко держали девушку. От страшной боли астробиолог снова едва не лишилась чувств. Все бластеры были нацелены на робота. Все эти действия заняли лишь несколько мгновений. Алекс попал под сплошной огонь, изрешетивший его почти полностью. Тайна закричала: «Нет! Нет, Алекс!» и потеряла сознание.

 

Астробиолог очнулась в своей каюте. Возле нее сидел Чанг, который и принес сюда потерявшую сознание девушку. Заместитель командира был потрясен тем, что Тайна так дорожит своим роботом-слугой. Девушка явно относилась к нему, как к человеку, настоящему другу! Ледяная красавица, по мнению окружающих, бездушная и высокомерная, совершенно безразличная к людям, оказывается, была готова умереть за своего робота-слугу, обычное металлическое приспособление! Насколько же она к нему привязана!

Теперь Чанг видел перед собой совсем другую Тайну, любящую, способную к самопожертвованию, и эта яростная, неукротимая Тайна нравилась ему еще больше. Именно такой была Сара… За это он ее и полюбил… И еще Чанг люто возненавидел Грецки, увидев, наконец, его истинный облик зверя и плебея.

Тайна открыла правый глаз: левый совсем заплыл… Рядом с нею находился Чанг.

– Все кончено, Тайна. Твой робот уничтожен. Грецки собирается обвинить тебя в соучастии. Конечно, ты виновата, что попыталась предупредить робота, но я буду на твоей стороне. Я понимаю, что ты привыкла к этому роботу и находилась в состоянии непрерывного стресса. Но самое страшное уже позади… Теперь весь этот ужас прекратится. Я сделаю для тебя все, что смогу…

– Спасибо, Иенг, – тихо сказала Тайна.– Спасибо за все… Только Алекс не виноват… Впрочем, теперь уже все равно…

Она закрыла глаза и стиснула зубы… Алекса больше нет…

– Ты не хочешь признать очевидного, Тайна, – произнес Чанг, вытаскивая из кармана комбинезона тюбик с мазью. – А пока я смажу тебе лицо.

Тайна мгновение поколебалась: яд мог быть и в лекарстве… Но, взглянув в глаза Чанга, она молча подставила щеку… Чанг бережно обработал лицо девушки, оставил девушке тюбик с лекарством и пошел к выходу. «Они поплатятся за это, – подумала Тайна. – Все поплатятся. Только вот Чанг… Он не такой, как они».

Заместитель командира внезапно остановился на полпути, затем повернулся к Тайне.

– Знаешь, я хочу тебя попросить… Если вдруг со мной что-то случится… Мало ли что… Пожалуйста, позаботься о моем сыне…

И не дожидаясь ответа, вышел.

Изумленная Тайна просто не успела сказать ни «Да, конечно, не сомневайся», ни «Да что ты, скоро ты сам его обнимешь»… Но ведь он только что сказал ей, что все будет хорошо. Значит, заместитель командира и сам в это не верит…

Астробиолог знала, что жена Чанга погибла на Катрибе – планете пустынь. Конечно, она, Тайна, сделает все, чтобы помочь мальчику. Впрочем, астробиолог и сама не была уверена в том, что снова увидит Землю…

 

«Нет, – думала Тайна, немного придя в себя, – этого просто не может быть… Алекс не мог себе позволить так глупо погибнуть. Это нелепо! Он просто не мог так поступить! Это на него совсем не похоже… Он же знает, как он нужен мне, как дорог! С его-то умом, интеллектом, феноменальными возможностями! Нет, нет и еще раз нет! Это был не Алекс, а другой робот, да, именно так! Все роботы одинаковы, просто Алекс для отличия носил алый комбинезон, а остальные роботы – синие. Но ведь комбинезонами можно и поменяться… Почему бы и нет?! Я думаю, что он именно так и сделал… Надеюсь…

А если все же окажется, что Алекс действительно погиб, то они рано торжествуют. Настоящий маньяк жив. Но даже если его все же поймают, все равно никто из этих людей не вернется на Землю. Я убью их всех. Всех до одного. За Алекса... В первую очередь – Грецки. Я устрою вам апокалипсис местного значения. Или погибну сама…»

 

Виктор Грецки узнал Тайну с новой неожиданной стороны. Удивительно! Оказывается, он совсем не знал Тайну Гор. И никто не знал… Эта высокомерная аристократка, открыто презиравшая людей, была готова пожертвовать собой ради какой-то «железки», робота-слуги! Да она точно такая же ненормальная, как и ее робот! Одна шайка!

Но, к счастью, теперь все уже позади: взбесившийся робот ликвидирован, а его хозяйка сидит под арестом. Это первый в истории подобный случай, и к нему, Грецки, должно быть проявлено снисхождение. Кто же мог такое предположить! Теперь астробиолог надежно изолирована. Будет кого предъявить по возвращению на Землю…

 

Эйфория продлилась лишь несколько дней. И снова покой людей взорвал сигнал тревоги. Вначале понадеялись: снова ложный… И вот теперь Грецки снова рвал и метал: двое астронавтов, отправившихся ремонтировать оборудование, погибли: отсек внезапно разгерметизировался, а выход оказался заблокирован. Рон Гранье и Лола МакКинли просто задохнулись.

А возле входа в отсек был обнаружен разорванный изящный браслетик в виде цепочки, украшенной маленькой подвеской с бриллиантом. Браслет, принадлежащий, конечно же, арестованной Тайне Гор…

Только вот хозяйка браслета ну никак не могла быть убийцей: она не могла покинуть свою каюту. Кроме того, астробиолог находилась под непрерывным наблюдением стереокамер, которые фиксировали каждый ее шаг.

Кто же тогда убийца?! Мозг Грецки, казалось, раскалился добела от непрерывной работы.

«В страшном лабиринте Тороса, в непроходимых джунглях Диория, окруженный мутантами-людоедами, – я находил выход в самых трудных ситуациях. Но теперь я не знаю, что делать. Я разбит и растоптан. Я ничего не понимаю. Я не вижу выхода. Что делать?» – мучительно размышлял Грецки.

На борту «Неустрашимого» оставался двадцать один астронавт, причем один из них находился в коме, подключенный к аппарату искусственного жизнеобеспечения…

 

Грецки вошел в каюту Тайны. Подозреваемая спокойно сидела в кресле, пила апельсиновый сок и просматривала свой стереоальбом. В этот момент астробиолога никто не назвал бы красавицей: огромный синяк расплылся на половину лица. Но внешний вид ничуть не волновал девушку: Тайна уже убедилась, что глаз, хотя и заплыл, но все же на месте. Девушка тщательно обработала лицо восстанавливающим аэрозолем. А синяк со временем пройдет… Бывало и похуже!

Грецки встал напротив аристократки с подбитым глазом, которая даже не сочла нужным повернуть к нему голову, и рявкнул:

– Кто имеет доступ к твоим драгоценностям?

– Никто, – отрезала астробиолог.

– Тайна, ты должна немедленно выдать своего сообщника или сообщников. Для тебя это – единственный шанс. Иначе на Земле тебя ждет пожизненная изоляция… Подумай об этом.

Тайна Гор усмехнулась. Она повернулась к командиру и отчеканила, с нескрываемым презрением глядя одним глазом на своего незадачливого командира:

– Я прекрасно понимаю: тебе нужен виновный, чтобы вернуться домой не с самым большим позором. Козел отпущения, на которого можно все свалить… Ведь у тебя ничего нет за душой, кроме преходящей славы… Жена выставила тебя в том, в чем ты к ней пришел, то есть практически без ничего. Остается надеяться только на пенсию Героя. Но ведь и ее можно лишиться вместе с наградами и званиями… И тогда – все! О работе после такого провала можешь сразу забыть. Можно, конечно, поискать себе богатенькую женушку, хотя бы старуху, но с твоим поганым характером – и это ненадолго! Словом, ты нищий, Грецки!

Поэтому ничуть не сомневаюсь, что это именно ты подбросил мой волос на место преступления. Да и украшения тоже… Но ничего у тебя не выйдет, Грецки. Ищи преступника в другом месте.

И глядя на остолбеневшего от подобной наглости командира, добавила:

– Я ничуть не удивилась бы, если бы маньяком оказался ты, Грецки… Ведь ты в таких передрягах побывал… Столько раз был ранен, в том числе в голову… Помню, ты сам рассказывал, что на Кроне и Селене люди седели на глазах, а некоторые сходили с ума… Вспомни Анну: она ведь явно была нездорова.

Грецки, на время лишившийся от такого цинизма дара речи, заскрипел зубами: эта наглая тварь еще и издевалась над ним! И она еще смеет пачкать память Анны! Но ведь астробиолог и вправду не могла совершить последние убийства…

Поэтому командир лишь с ненавистью глядя на наглую арестантку, процедил сквозь зубы:

– Я просто пристрелю тебя, Тайна, и думаю, после этого на гравилете больше никаких происшествий не будет. Уверен в этом. И оставшиеся подтвердят, что я поступил правильно. И что ты первой напала на меня, чтобы убить.

Тайна надеялась, конечно, что он все же не посмеет. Кишка тонка! Герой Героем, конечно, но законы писаны и для него. С другими он, конечно, мог бы себе позволить что-то подобное, но с ней – маловероятно. Хотя, конечно, возможно все…

Поэтому Тайна снова усмехнулась, презрительно глядя на командира.

– Правда все равно выплывет. Кто-нибудь да донесет. Люди тебя не любят… Да еще и допросы с пристрастием… И тогда тебе крышка, Грецки. Слушай, – Тайна внезапно засмеялась, – а ты случайно не ходишь во сне? Или, может, страдаешь провалами в памяти, а?

Грецки сверкнул глазами, стиснул зубы, чтобы действительно случайно не прибить эту распоясавшуюся от вседозволенности миллиардершу и удалился, кипя от злости. Потом, уже у себя в каюте, кое-как успокоившись, командир задумался.

Слишком уж она спокойна… А может, эта чопорная аристократка права, и убийства – дело рук совсем другого человека? Или оставшихся роботов… Ведь к последнему убийству-то она точно непричастна… Может, он действительно совершает страшную ошибку, и эта наглая тварь здесь ни при чем? А виновен лишь ее робот… Ведь детектор лжи не показал ее виновности. Впрочем, стопроцентной уверенности не даст ни один детектор… А роботы… Если свихнулся один, почему этого не может случиться и с другими?

А Тайна, оставшись в одиночестве, снова думала не о себе – об Алексе.

Затем девушка приняла ванну и продолжила смотреть стереоальбом. Как мало здесь снимков Алекса!

А вот и последние фотографии… На них – члены экипажа гравилета. Стереография первая. Половина экипажа «Неустрашимого» перед отправкой. На стереографии та часть экипажа, среди которой Тайна, те, кто должен был оказаться в анабиозе на обратном пути... Это изображение, на котором все стоят, как попало, кому с кем захотелось. Словом, неофициальная стереография, для личных стереоальбомов. Среди астронавтов – убийца или убийцы.

Тайна Гор подошла позже других и стоит последней справа в последнем ряду: она никогда не стремилась позировать. Рядом с ней – кто бы сомневался! – красивый, улыбающийся Тони Новак. Тайна вздохнула, но постаралась отбросить воспоминания, связанные с Тони, и стала рассматривать изображение дальше.

В первом ряду по порядку расположились улыбающаяся Касси Куин (Тайна вздохнула), затем прямая, как палка, без тени улыбки, Карина Бабаян. Стив Робсон, Петр Лапин… Набычившаяся Анна Свенсон (конечно, рядом с любимым шефом!). В центре, как отец семейства, серьезный, официальный Виктор Грецки. Невозмутимый Иенг Чанг. Рядом с ним, словно тень, чуть склонив голову в сторону заместителя командира, расположилась Лора Кинг (еще одна влюбленная дура!). Затем Рой Браун и, наконец, Беслан Гаджи.

Вторая стереография – для прессы, архива и прочего официоза. Тут все усажены строго по правилам: самые заслуженные и уважаемые люди – в центре первого ряда. Тайна хорошо помнила, как все происходило.

После того, как был сделан первый снимок, Грецки отыскал красавицу взглядом и пригласил ее сесть рядом с ним в первом ряду, конечно, как спонсора полета и выдающегося ученого. Какая честь! Анна с кислой физиономией покинула нагретое местечко, но осталась в первом ряду, просто подвинулась, пропуская Тайну.

Снимок номер два. Снова первый ряд. Касси Куин, Карина Бабаян, Стив Робсон, Анна Свенсон, Тайна Гор, Виктор Грецки, Иенг Чанг, Лора Кинг. Петр и Беслан успели удрать наверх, место Петра заняла Анна, и последним в ряду оказался Рой Браун. Тайна внимательно рассматривала лица людей с парадной стереографии, многих из которых уже не было в живых.

Картинка третья. На ней группа № 2, те, кто находился в анабиозе, а, кроме того, в центре первого ряда – Грецки и Чанг. Тайны здесь нет. Из хорошо знакомых – только отвратительная Грета Вульф в мелких кудряшках, со сладенькой улыбкой на крысином личике. А вот и доктор Пол Малам, сын того самого Свена Малама. Худое, скучное, невыразительное лицо зануды и педанта. Группа мертвецов… Все, кто был запечатлен на этой стереографии, теперь мертвы. Кроме командира и его заместителя. Пока…

Неожиданно в голове у девушки мелькнула какая-то мысль. Она еще не оформилась, так, вспышка, озарение, но Тайна почувствовала: в этих снимках было что-то такое, что могло дать ценную информацию. Недаром красавица всегда считалась блестящим аналитиком. Нужно было только не упустить, ухватиться за эту неясную мысль!

Тайна вернула на экран первый снимок. Касси Куин сидит первой в первом ряду. За ней Карина Бабаян. Стив Робсон. Анна Свенсон.

Касси погибла первой. Вернее, сначала погибли те, кто находился в анабиозе. Вся группа с третьей стереографии. Кроме Грецки и Чанга. Потом уже Касси. После нее Карина Бабаян. Затем погибли одиннадцать человек, в том числе Стив, Петр и Беслан. Потом Анна Свенсон.

На второй стереографии в первом ряду слева направо расположились Касси, Карина, Стив, Анна. Но ведь они и погибли в том же порядке! Совпадение?

На первой стереографии Касси снова первая, затем Карина, Стив, затем Петр. Стив и Петр погибли вместе. Потом Анна. Все правильно. Тогда следующим должен быть Грецки! Но он жив и здоров, также как Чанг… Как и она, Тайна. Почему? Может, убийца решил оставить командира и его заместителя напоследок, так сказать, на десерт? Или убийца сам Грецки? Или Чанг?! А как же она сама? Ее тоже решили придержать до лучших времен, как спонсора полета?

Нестыковка! На первой стереографии она стоит последней в последнем ряду. Может, именно поэтому убийца решил убить ее последней? А вот убитая первой Касси стоит первой в первом ряду на обеих стереографиях. А Карина точно так же – второй…

Но ведь Касси была убита не просто так, а после того, как рассказала Тайне о том, что видела человека, входящего в анабиозный отсек. И сразу же после этого ее убили… То есть по необходимости, а не по плану. Тогда почему не тронули ее, Тайну?! Ничего не понятно!

И все же убийства начались с первого ряда, но три самых важных персоны на корабле были пропущены. Впрочем, Грецки вполне мог погибнуть в свой день рождения, но все же уцелел. Может быть, он принял малую дозу яда, чтобы отвести от себя подозрения? Она, Тайна, в принципе, тоже могла тогда погибнуть. Но в тот день она лишь пригубила шампанское, почувствовав какой-то едва уловимый привкус. Только поэтому она и осталась тогда в живых. А Иенг Чанг вообще не употребляет спиртное, это знали все…

Почему же отравлены были только спиртные напитки? Достаточно было отравить сок и еду, и погибнуть в тот день могли все сразу. Но убийца не стал этого делать. Почему? Слишком быстро и просто? И убийца знал, что Чанг уцелеет. Сам Чанг?! Нет! Кто-то другой…

Больше всего яда оказалось в виски. В шампанском и вине его оказалось гораздо меньше… Значит, вначале убийца хотел вывести из строя всех мужчин. Просто убить всех оптом злодею, затеявшему смертельную игру, казалось неинтересным. Слишком легкая победа! Маньяк хотел получить максимальное удовольствие от всего происходящего. Он играл с людьми так, как кошка играет с мышонком. Кто же на корабле любитель подобных развлечений?!

Больше всего на дне рождения командира пострадали пилоты: пришлось даже заменить погибших теми, кто умел довольно прилично управлять летательными аппаратами. Конечно, новички работали только под руководством опытных пилотов. Мог ли быть отравителем кто-то из тех пилотов, кто не был на вечеринке, а вел гравилет? Все возможно… Из пилотов на вечеринке погибли сразу трое: Рой Браун, Петр Лапин и Беслан Гаджи. После этого пилоты не погибали.

Можно было бы заподозрить Чанга, но Тайна ему почему-то верила. Беслан и Рой тоже уже мертвы. А вот Лора Кинг пока жива. Убийства совершались по определенному порядку. Правда, стереографий было две, и они немного разнились между собой, плюс разные случайности. Видимо, поэтому попадание не всегда было стопроцентным, но схема прослеживалась четко.

Тони Новак тоже не вписывается в схему. Самый красивый мужчина гравилета стоит на снимке предпоследним. Но вполне может быть, что он и не был убит, а умер, приняв слишком большую дозу лекарств. Хотя маловероятно… Скорее игрок просто позволил себе нарушить свои же собственные правила… Значит, смерть остальных членов экипажа более или менее можно было прогнозировать. Убийца – маньяк, убивающий людей в том же порядке, в каком они находятся на стереографии. Но себя-то он пропустит… Был ли пропущен кто-то на фотографии? Да, трое: Грецки, Чанг и она сама…

А второй ряд? Тут совпадений меньше… На обеих фотографиях во втором ряду присутствует большинство мужчин, погибших на празднике, устроенном шефом!

 

Тайна Гор еще раз сравнила обе стереографии. Может, посоветоваться с Чангом? Нет, Алекс учил, что не следует делать выводы преждевременно, а тем более оповещать других… Осторожность, и еще раз осторожность… Не доверяй никому, Тайна!

Девушка расположила оба снимка рядом и вглядывалась в них снова и снова. Кто же будет следующей жертвой? Сравнение двух стереографий давало один-единственный вывод: если теория Тайны верна, то следующей жертвой должен стать находящийся в коме Энтони Грейс. Сейчас он самый уязвимый из всех, хотя и находится под круглосуточным наблюдением камер. Но убийца уже не раз продемонстрировал, что для него подмена записей из камер не представляет никакой сложности… Конечно, если Энтони – не убийца, случайно попавший под руку Алекса…

Остается подождать, пока ее теория либо подтвердится, либо будет опровергнута. А если это все же Алекс?! Нет, не может быть…

 

*  *  *

 

– Что будем делать, Иенг? – устало спросил Грецки. – Еще немного, и уже некому будет вести гравилет.

– Ты прекрасно понимаешь, что это не Тайна. На все последние случаи у нее есть твердое алиби. И ты это прекрасно знаешь. Напрасно упорствуешь. Маньяк – кто-то другой. Но кто?!

– Четверо постоянно находились на дежурстве. Они не покидали рубку. Остальные отдыхали. Значит, кто-то из четырнадцати… Кто-то из них…

Чанг обратил внимание на то, что Грецки исключил его, себя и Тайну Гор, сидевшую под замком. Уже какой-то сдвиг в сознании командира…

– Да, это так, – подтвердил Чанг. – Надо освобождать Тайну. Людей не хватает…

– Хорошо, – помедлив, процедил сквозь зубы Грецки. – Я не возражаю…

 

Заместитель командира чувствовал, что все больше и больше увлекается Тайной. И это в то время, когда его подчиненные погибали один за другим при невыясненных обстоятельствах. А еще он помнил, как смутилась вдруг Тайна, когда он спросил ее о Новаке. Щеки красавицы тогда чуть порозовели, даже голос дрогнул. Нет, конечно, подумал Чанг, это не страх убийцы, а смущение любовницы…

Уже уходя, невозмутимый Чанг вдруг обернулся:

– Да, я давно хотел тебе сказать: ну и подонок же ты, Грецки!

Грецки, не веря своим ушам, смотрел вслед уходящему заместителю. Командир понял, что теперь он остался один, безо всякой поддержки. А Тайна Гор снова была выпущена из-под ареста…

 

*  *  *

 

Астробиолог, не покладая рук, работала в оранжерее: дел в ее отсутствие накопилось немало. Она сравнивала образцы растений, когда в очередной раз раздался звук ревущей сирены. Снова очередное убийство? Или ложная тревога? Девушка, не медля, выскочила в коридор и услышала вдали звуки выстрелов. Неужели Алекс жив?! Может быть, его убивают сейчас? Тайна, не раздумывая ни мгновения и наплевав на опасность (двум смертям не бывать!), бросилась на звуки выстрелов.

Кто-то продолжал отчаянно палить, что было категорически запрещено на борту гравилета, так как можно было повредить корабль. Поэтому обычно во время полета все оружие хранилось в сейфе у командира. Но для уничтожения взбесившегося робота в виде исключения и после дополнительного инструктажа оружие астронавтам было все же выдано. А после операции Грецки вновь собрал его обратно и хранил в специальном сейфе…

Внезапно по громкой связи раздался голос командира, призывающего к осторожности. Техник Дик Ли начал расстреливать своих товарищей из бластера. Уже убиты программисты Амина Шериф и Мухаммед Саид. Маньяк продвигается по гравилету и стреляет во всех, кто попадается на пути. Сейчас он движется по направлению к оранжерее.

Тайна была уже совсем рядом с эпицентром бойни, поэтому, услышав предупреждение, резко развернулась и бросилась обратно в оранжерею – она было ближе, чем каюта. Своевременным обращением Грецки спас жизни своих товарищей, в том числе и ненавидимой им Тайны.

Девушка вбежала в оранжерею, нажала на кнопку, перекрыв вход, и облегченно вздохнула. Ну вот, все, наконец-то, и выяснилось. Значит, это Дик. Теперь он начал действовать открыто.

Странноватый парень. И всегда был таким. Вот так все просто… Почему она об этом раньше не подумала! Он – техник-смотритель, поэтому и смог так легко добраться до оружия. Алекс не виноват!

Тайна знала Дика тихим, застенчивым парнем весьма заурядной внешности. Что вдруг превращает человека в зверя? Кто мог предположить, что в его мозге поселилась страшная болезнь?

Внезапно браслет завибрировал… Дик, как ремонтник, имел универсальные ключи, знал коды всех дверей и мог проникнуть в любое помещение, ведь по долгу службы он был обязан перемещаться повсюду.

Тайна успела шмыгнуть в густые заросли огурцов и притаиться. Дик медленно шел по коридору, сжимая в руке оружие и напряженно вглядывался в бесконечные ряды растений. Она, эта надменная красотка, просто обязана быть здесь!

Время от времени парень стрелял по подозрительным кустам. Обезумевший техник почти поравнялся с астробиологом, и та затаила дыхание. Может быть, попытаться наброситься на него первой? Нет, риск слишком велик…

Дик медленно прошел мимо Тайны. Остановился совсем рядом. Присмотрелся… Открыл огонь по кустам, расположенным почти что напротив Тайны… Затем медленно побрел вглубь оранжереи…

Уф… Пронесло! Что делать? Бежать? Оставаться на месте? Астробиолог решила, что все же благоразумнее остаться: ее зеленый комбинезон был малозаметен на фоне густых растений.

Внезапно браслет завибрировал снова, но девушка успела мгновенно нажать на кнопку. Дик пытался обнаружить астробиолога, нажав на своем браслете связи кнопку с ее именем. Затем в гнетущей тишине снова раздались шаги: Дик возвращался.

Не услышав звука ответного вызова, техник решил не обходить всю оранжерею: найти Тайну среди густых растений было бы очень непросто. А, возможно, ее там и вовсе там не было…

Решив не тратить время попусту, Дик покинул оранжерею в поисках новой жертвы. Тайна же продолжала сидеть среди спасительных растений… Странно, но ей вдруг показалось, что сверху, прямо над нею, раздался какой-то легкий скрежет. Она подняла глаза: прямо над ней находилось вентиляционное отверстие, прикрытое ажурной решеткой… Девушка посмотрела и на решетку вентиляции, расположенную на противоположной стене. Кажется, там что-то мелькнуло. Это верные роботы охраняли свою хозяйку и были готовы в любой момент прийти на помощь…

Затем снова началась перестрелка… Астронавты, уже успевшие получить у командира оружие, попытались обезвредить укрывшегося в подсобке техника. Грецки по громкой связи призывал Дика сдаться, обещая, что его обязательно вылечат, но обезумевший парень отчаянно отстреливался и был убит Чангом…

Теперь астронавты с «Неустрашимого» были уверены: все самое страшное осталось позади. Убийца, сгорающий от нетерпения поскорее уничтожить оставшихся людей, наконец-то, перестал таиться и открыто напал на товарищей.

Все вздохнули с облегчением: маньяк уничтожен, и можно ходить, спать, есть и работать спокойно. Хотя бы восемнадцать человек живыми доберутся до Земли…

В честь этого события Грецки, несмотря на гибель товарищей, решил устроить скромную вечеринку. Отметить освобождение от страха и подозрений! Забыть все ужасы, страхи, подозрения, бесконечную череду смертей… Все позади! Можно ходить повсюду без опаски и спокойно смотреть в глаза товарищей. Теперь-то уже все будет хорошо…

Астронавты сидели за столиками в зале для торжеств. Здесь, кажется, целую вечность назад экипаж отмечал день рождения командира, обернувшийся трагедией. Теперь люди снова без тени страха смотрели друг на друга, ели, пили, улыбались и разговаривали. Играла тихая музыка. Вот оно, счастье! Разошлись за полночь…

А через два дня экипаж снова разбудил рев сирены. Сначала подумали, что тревога – ложная. Оказалось – нет…

В ту ночь находящийся в коме Энтони Грейс умер оттого, что в лекарстве оказался яд. Точь-в-точь как когда-то Анна Свенсон… Кажется, убийца перебрал все варианты и уже начал повторяться… Радужные надежды экипажа мгновенно испарились.

Грецки задумался снова… Имел ли Дик сообщника или же просто рассудок и без того странноватого парня не выдержал страшного напряжения, длительное время царящего на гравилете?

А Тайна размышляла о том, что в целом ее теория блестяще подтвердилась. Дик не в счет… Парень со слабой психикой просто не смог вынести бесконечного стресса и, сорвавшись, застрелил первых попавшихся на глаза людей… А Энтони Грейса настоящий маньяк мог убить и раньше, но не торопился…

Теперь на корабле осталось лишь семнадцать человек. Это были люди с последних рядов стереографии, и теперь Тайна могла просчитать, кому опасность угрожает в первую очередь. Конечно, маньяк мог снова нарушить правила созданной им же самим игры. Например, кто-то мог удачно подвернуться под руку… Так что даже если к очередной потенциальной жертве приставить охрану, то убит может быть совсем другой человек. И камеры не помогут… Маньяк легко меняет записи, и потому обнаружить его не удается.

Отчаявшийся командир корабля отдал приказ: никому не оставаться поодиночке, держаться постоянно вдвоем-втроем, вместе находиться и на работе, и после нее.

Теперь ложная тревога звучала уже чуть ли не каждый час… Нервы сдавали даже у самых выносливых.

Почти все из семнадцати пока уцелевших астронавтов уже смирились с неизбежным. Теперь они точно знали, что обречены… Люди ждали смерти со дня на день. Надежда покинула павший духом экипаж «Неустрашимого». Атмосфера ужаса охватила последних обитателей гравилета…

Радист Норма Блейк, не выдержав всех этих страшных испытаний, наглоталась таблеток, а затем попыталась вскрыть себе вены, но к счастью, в этот вечер ее решила навестить подружка астрофизик Анна Леонарди. Поняв, что случилось неладное, та вовремя подняла тревогу, и девушку удалось спасти.

Вскоре погибло еще двое астронавтов: их во время ремонтных работ накрыла огромная стальная плита. Кэйт Борроу и Феликс Битофф погибли мгновенно, расплющенные многотонной глыбой. А рядом было найдено роскошное кольцо с сапфиром…

Подозрения Грецки снова пали на астробиолога. Тайну Гор в очередной раз подвергли изоляции. И Чанг опять убеждал Грецки освободить девушку.

– Разве ты до сих пор не понял, что она непричастна к преступлениям? Виновен был ее робот, согласен. Но не она. Взаперти ей грозит смертельная опасность…

– Не более чем другим, – отрезал Грецки. – К тому же она, как видишь, до сих пор жива и здорова, в отличие от многих. Робот уничтожен, а убийства продолжаются. Что ты скажешь на это? Ты недооцениваешь эту тварь, явно ей симпатизируешь и тем самым покрываешь ее преступления. Я вынужден буду отметить это в рапорте.

– Делай, как считаешь нужным, – устало ответил заместитель командира, – но и я отмечу в своем рапорте, что ты готов обвинить невиновного, лишь бы оправдаться самому!

Чанг не оставлял попыток обезопасить Тайну, он переживал за нее и пытался как-то помочь. Одну любимую женщину он уберечь не сумел… А эта удивительная девушка была теперь совершенно беззащитна перед убийцей: без оружия и под замком.

А еще через неделю, Анна Леонарди, до этого спасшая подругу, лишилась жизни, когда решила принять ванну. Девушку просто утопили, насильно удерживая ее голову под водой. На дне ванны нашли роскошную бриллиантовую брошь…

Четырнадцать живых продолжили полет. Грецки отменил свой приказ ходить по двое-трое, но его уже и так никто не придерживался: люди слишком боялись друг друга… Тайна Гор по-прежнему сидела взаперти и думала: «Почему маньяк не нападает на меня, ведь я – идеальная мишень? Он просто знает, что я все равно никуда не денусь… Оставил напоследок? Или же все же хочет свалить все на меня? А может, Алекс все-таки жив?»

 

А Грецки уже начал подозревать в заговоре всех роботов «Неустрашимого».

Командир, наконец-то, согласился с Чангом, что такое обилие улик – это уже нечто из ряда вон выходящее и разрешил освободить астробиолога: людей катастрофически не хватало.

Поздно вечером Чанг сообщил Тайне, что она снова вне подозрений. А проснувшись утром, освобожденная девушка нашла на журнальном столике свежесрезанную розу. Астробиолог сидела, словно зачарованная, не сводя глаз с полураспустившегося цветка… Медленно протянула руку и осторожно потрогала атласные лепестки… В оранжерее было много розовых кустов, но этот цветок был нежного оранжево-розового цвета – ее любимый сорт «Пробуждение»… Алекс жив! Воодушевленная этой мыслью, астробиолог с энтузиазмом приступила к работе. Главное, держаться – не выдать себя, свою радость!

А работы было очень много. Некоторые растения уже погибли без надлежащего ухода: людям было не до них. Дик скосил бластером целые участки. Все роботы из-за нехватки людей были задействованы в ремонтных и подсобных работах и не могли работать в теплице. Теперь Тайне приходилось наверстывать упущенное. Астробиолог увлеченно работала допоздна, почти забыв о мерах предосторожности. Почти – потому что беспечности в таких условиях быть не могло.

Возвращаясь после работы в свою каюту, в одном из коридоров Тайна натолкнулась на робота, тащившего какую-то трубу.

– Это я, Тайна, – успел шепнуть девушке робот в синем рабочем комбинезоне и быстро удалился, оставив потрясенную и обрадованную девушку. Алекс! Несколько мгновений спустя Тайна уже начала сомневаться, не померещилось ли ей это от усталости. Нет! Это был именно он! Теперь она была уверена, что Алекс жив. Так счастлива она не была никогда…

Теперь Тайна знала: да, именно Алекс, вооруженный бластером, в минуты смертельной опасности наблюдал за Диком сквозь вентиляционную решетку в оранжерее, готовый в любую секунду прийти на помощь своей любимой воспитаннице.

 

Снова завыла сигнализация. Ко всем несчастьям на гравилете добавилась новая беда. Внезапно начала повышаться температура в отсеках: нарушилась система теплообмена.

Все силы остатков экипажа немедленно были брошены на ликвидацию аварии. Но причину неполадки отыскать не удавалось. Астронавтам пришлось шаг за шагом «прозванивать» всю систему.

 

Тайна работала в оранжерее уже восемь часов. На девушке был лишь легкий топик из хлопка и такие же шорты. Было очень жарко и душно. Температура в оранжерее за четыре часа поднялась еще на два градуса.

Астробиолог делала, все что могла, чтобы спасти любимые растения. Нажимая по очереди на разноцветные кнопки своего пульта, она устроила дополнительный полив, включила систему опрыскивания, до краев заполнила водой ряды кювет, опустила плети огурцов до земли, включила вентиляцию…

Проделав все это, Тайна снова взглянула на табло: температура продолжала расти. Ничего не помогало… Девушка подошла к продуктоводу, нажала кнопку и, получив стакан апельсинового сока, с жадностью его выпила, а затем повторила заказ.

Затем астробиолог начала сбор овощей. На помощников рассчитывать не приходилось: все роботы, как и люди, были заняты поисками причин аварии. Тайна не сомневалась, что этим же занимается и Алекс…

С грустью оглядев увядающие растения, она собрала еще несколько ящиков огурцов, и вновь взглянула на табло. Температура снова поднялась. «Если не найдут причину аварии, мы все здесь скоро зажаримся, как цыплята на вертеле», – уныло подумала девушка.

Астробиолог подошла к своим любимым розам. Они все еще цвели! Но полуувядшие лепестки уже начали осыпаться, а бутоны выглядели так, словно их кончики слегка опалило пламенем. Бедные розы погибали на глазах! Алая «Тайна», нежно-розовая «Мечта», голубой «Блюз», оранжево-розовое «Пробуждение», белоснежный «Айсберг», розово-сиреневая «Идиллия», золотисто-желтая «Загадка», малиново-фиолетовая «Валькирия»… Прекрасные и одновременно такие уязвимые…

Дышать становилось все труднее. А ведь Тайна находилась в оранжерее. Каково же приходится людям, работающим в тесных проходах среди раскаленных труб?! Немного отдохнув и снова попив сока, девушка продолжила работу, не давая себе передышки до самого вечера.

Полива и опрыскивания оказалось недостаточно. Теперь Тайна вынимала из форм морозильников большие куски льда и выкладывала их в кюветы-поддоны. После работы, приняв чуть теплый душ, она там же, в оранжерее, осталась ночевать, расположившись на диване в своем рабочем кабинете. Здесь было все же прохладнее, чем в каюте…

 

Проснувшись, Тайна почувствовала: стало еще жарче. Она прямо в одежде быстро приняла прохладный душ и поспешила к своим растениям. Картина, представшая перед астробиологом, была удручающей. На томатах и перцах погибли и осыпались цветы и бутоны, а самые мелкие плоды пожелтели. Тайна собрала с кустов спелые и почти созревшие овощи и сложила их в ящики.

В следующем отсеке дела обстояли еще хуже. Большая часть огуречных плетей погибла… Девушка начала вырывать с корнем погибшие растения и собирать в ящики все находящиеся на них огурцы, даже самые маленькие. Эта работа заняла немало времени.

Проведя расчистку своей плантации и выбросив погибшие растения в утилизатор, Тайна двинулась в следующий отсек. Температура продолжала нарастать… Атмосфера в оранжерее постепенно становилась невыносимой.

 

В это время Алекс методично исследовал самые потаенные уголки гравилета в поисках причины неполадок. Ему не нужно было носить за собой инструменты: в пальцах робота было все необходимое. Он должен, должен найти повреждение, иначе его девочка погибнет от перегрева! Работу Алекса осложняло еще и то, что он не должен был попадаться на глаза людям…

 

Тайна продолжала осматривать растения. Погибли цветы на лимонах и на всех карликах: апельсинах, мандаринах, гранатах… Завязь начала опадать и на яблоках, грушах, а также на дынях, арбузах, кабачках, тыквах и баклажанах. Пожухли и осыпались лепестки роз… Некоторые кусты выглядели так, словно их ошпарили кипятком. Растения, спасшие Тайну от обезумевшего стрелка, продолжали погибать на глазах, а она ничем не могла им помочь!

Лишь некоторые овощи да деревья-карлики пока еще кое-как держались. Словно птенцы, разинувшие клювики, растения молили Тайну о спасении! «Пожалуйста, потерпите немного, продержитесь еще чуть-чуть», – мысленно обращалась к ним девушка. Она и сама-то едва держалась. Если повышенная температура продержится еще пару дней, то все растения обречены. Впрочем, как и люди…

Тайна чувствовала, что у нее появилась сильная одышка, дышать приходилось ртом: сказывалось продолжительное действие горячего, влажного воздуха.

Девушка снова выпила стакан сока и продолжила работу. Внезапно закружилась голова, в глазах потемнело, и астробиолог потеряла сознание...

Тайна очнулась, и увидела перед глазами белоснежный пол оранжереи. Сколько она так пролежала? Минуту, две, пять?

– Тайна, что с тобой? – услышала она взволнованный голос Чанга. Заместитель командира бережно поднял красавицу и, убедившись, что она жива, осторожно отнес ее в кабинет. Осторожно уложил на диван. Обычно бледное лицо заместителя командира покраснело от жары. Он выглядел измученным, под глазами круги…

– Как ты, что с тобой? – настойчиво спрашивал Чанг.

– Потеряла сознание от жары, – едва слышно прошептала девушка, облизнув пересохшие губы.

– Я отнесу тебя в каюту, – предложил Чанг. – Скажу Грецки, что ты плохо себя чувствуешь.

– Нет, мне уже лучше… В каюте еще жарче, а мне нужно работать. Я немного отдохну и продолжу… Иначе все растения погибнут!

Чанг задумался. Он понял, что с этой девушкой спорить бесполезно.

– Ладно. Но если что, немедленно зови меня. Хочешь пить?

– Я сама. Мне уже лучше…

Тайна встала. Принесла два стакана сока из продуктопровода. Тайна и Чанг молча выпили сок, затем Тайна принесла еще.

«Теперь я точно знаю, что Чанг – не убийца», – думала девушка, по глоточку отхлебывая прохладную живительную влагу.

Затем Чанг удалился, чтобы продолжить поиск неисправности.

Вошли роботы и забрали приготовленные ящики с овощами: пришло время ужина.

 

Алекс упрямо полз вперед среди раскаленных труб. С момента аварии он не останавливался ни на минуту. Но несмотря на все усилия, роботу никак не удавалось найти место поломки. Становилось все жарче. Еще немного, и его девочка не выдержит…

 

На следующий день температура снова поднялась. Измученная Тайна обнаружила: огурцы погибли все до единого... Девушка вздохнула и принялась выдергивать погибшие растения. Затем тщательно обобрала с них разнокалиберные огурчики, складывая их в ящики.

Внезапно раздался сигнал общей тревоги. Но в этот раз он закончился очень быстро. Грецки просто объявил по громкой связи, что все продуктоводы внезапно перестали работать. Астробиолог подошла к стене, нажала на кнопку и вновь получила сок. Ее персональный продуктовод пока продолжал работать. Но надолго ли?

Тайна собрала все огурцы и начала собирать другие овощи и фрукты: теперь экипажу нужно было гораздо больше растительной пищи. Завибрировал браслет: в оранжерею вошел сам Грецки. Выглядел командир ужасно: лицо багровое с каким-то жутким лиловым оттенком, губы фиолетовые, белки глаз красные от лопнувших сосудиков, под глазами набрякли темные мешки. С Тайной он разговаривал так, словно между ними никогда и не было никаких размолвок! Хотя еще и синяк на лице астробиолога до конца не прошел…

«Он совсем сдал», – подумала девушка. Но ей ничуть не было жаль Грецки, которого она считала единственным виновником всех бед, происходящих на гравилете.

– Тайна, – обратился к ней командир, – пока продуктоводы не будут восстановлены, твоей задачей станет обеспечение экипажа продовольствием. На случай, если продуктоводы восстановить не удастся, следует обдумать, как добраться до продуктов. Там ведь есть склады глубокой заморозки, можно добраться до хранилищ. В крайнем случае, можно заняться хлореллой и синтезом белков.

Его голос звучал почти жалобно. «Как заговорил!» – подумала Тайна.

– Если такая температура продержится еще несколько дней, то все продукты глубокой заморозки растают и быстро испортятся, – ответила командиру астробиолог. – А в таких условиях они нам уже могут и не пригодиться… Можно, конечно, добраться до хранилища нескоропортящихся продуктов, достать крупы, муку, сахар, растительные масла. Но потребуется время. Для хлореллы тоже может оказаться слишком жарко. Надежным остается только биосинтез. Это возможно. Наладить синтезатор можно за сутки.

– Из-за поломки продуктоводов мы лишились и питьевой воды, – уныло добавил Грецки. – К счастью, есть техническая. Я дал распоряжение роботам подключить очиститель воды. Пока занимайся овощами. Да еще остались кролики Лорны, за которыми ухаживают роботы… Хоть что-то… Да, и прими стимулятор, ты плохо выглядишь. Кстати, ты помнишь, что должна теперь еще заботиться и о животных?

– Да, время от времени я бегаю и туда. Но дела очень плохи… Большинство животных уже погибли и утилизированы.

«Значит, вид у меня совсем неважный», – подумала Тайна. Но в зеркало заглянуть не рискнула, помня о своем огромном, в пол-лица, синяке, который теперь переливался всеми цветами радуги.

Грецки подошел к продуктоводу Тайны, на всякий случай нажал на одну из кнопок. Но продуктовод не отреагировал на заявку командира.

– Думал, может, хоть твой работает, – с кислым видом произнес Грецки и удалился, прихватив ящик с овощами.

Тайна подошла к продуктоводу, нажала кнопку и вновь получила стакан апельсинового сока. Ее продуктовод, благодаря встроенному фотоэлементу, работал так, что лишь его хозяйка могла получать желаемое. Астробиолог немного повеселела. Выпив еще один стакан сока, Тайна продолжила работу.

Девушка действительно едва держалась на ногах. «Сейчас я, наверно, выгляжу не лучше, чем Грецки», – подумала она. Подойдя к зеркалу, убедилась, что это так. Настоящий монстр из фильма ужасов: одна половина лица – пятнисто-радужная, вторая – ярко-розовая. Веки набрякли, сосудики на белках глаз полопались. Лодыжки сильно отекли и болели: Тайна уже едва держалась на ногах после многочасовой работы в невыносимых условиях.

Однако и принимать стимуляторы девушке не хотелось: они лишь на непродолжительное время давали ощущение бодрости, но после этого человек долго чувствовал себя словно выжатый лимон… На всякий случай Тайна приняла капсулу с витаминами, вот и все. Взглянув в очередной раз на табло, астробиолог увидела, что стало еще жарче…

Чтобы попытаться спасти поникшие, погибающие растения, всем своим жалким видом молящие о помощи, оставался единственный выход. Тайна знала, что в таких случаях следовало бы предупредить командира, но не стала этого делать: вряд ли бы он разрешил ей подобный рискованный шаг. А брать на себя ответственность Тайне было не привыкать… Поэтому астробиолог просто подошла к панели и нажала простую комбинацию из трех цифр. Вход в оранжерею закрылся наглухо…

По белому полу медленно заструилась вода. Постепенно она прибывала и достигла распухших щиколоток девушки, приятно их охлаждая. Да, риск для нее, конечно, был очень велик: ведь если теперь она вдруг потеряет сознание, то просто захлебнется. Девушка начала поднимать ящики с овощами на высоту. От горячего, влажного воздуха Тайна почти задыхалась. Голова кружилась… Перед глазами все расплывалось… Но астробиолог продолжала работать.

Подняв на высоту все ящики, Тайна прижалась к стене, медленно сползла по ней и села в теплую воду, жадно хватая воздух ртом. Она задыхалась от усилий, приложенных для того, чтобы переставить ящики с овощами...

Отдышавшись, девушка вновь взглянула на табло и вздохнула с облегчением: температура оставалась на прежнем уровне! Когда вода поднялась выше щиколотки, Тайна нажала на кнопку, чтобы остановить поток. Но ничего не получалось: вода продолжала течь.

Девушка снова попробовала отключить воду: это не сработало. Что-то испортилось в системе водоснабжения и канализации! Ситуация уже становилась критической. Вода прибывала и прибывала, она уже доходила девушке почти до середины голени. Еще немного и вода доберется до уцелевших растений и затопит их!

Не докладывая о ЧП Грецки, что было грубейшим нарушением инструкции, Тайна напрямую обратилась к Сэму и сообщила роботам об аварии и угрозе затопления оранжереи. Конечно, момент для обращения был не самым подходящим, роботы были заняты поиском и устранением неполадок в системе…Но пару роботов все же пришлось бросить на ликвидацию утечки…

Сэм с напарником долго возились, но все-таки устранили неполадку. Потоп, наконец-то, прекратился. Роботы вернулись к прежней работе, а Тайна, облегченно вздохнула: можно было и передохнуть. К счастью, растения были расположены на достаточной высоте, и вода не успела дойти до грунта и размыть его.

 

…Алексу оставалось осмотреть еще совсем небольшой участок. Он думал лишь о своей девочке, каково ей приходится в такой жаре, и медленно продвигался вперед. Он обязан, просто обязан найти причину аварии в течение нескольких часов. Сегодня, только сегодня, или будет уже слишком поздно! Жизнь его дорогой девочки сейчас целиком зависела только от этого!

 

Тайна, изнемогая от жары, несмотря на одышку, почти по колено в воде продолжала собирать овощи и фрукты. Взглянув на табло в очередной раз, она не поверила своим глазам: впервые за несколько дней температура понизилась на один градус!

Девушка еще не знала: помог ли потоп в оранжерее или же ремонтники все же нашли и ликвидировали неисправность. Но об устранении поломки пока не объявляли… Постепенно вода сошла. Выйдя из оранжереи в коридор, астробиолог убедилась: там стало еще жарче! Значит, она действовала правильно: именно потоп поможет растениям продержаться хотя бы еще немного…

 

Вот оно! Наконец-то… Алекс обнаружил поврежденный участок системы. Он немедленно приступил к устранению дефекта. Теперь его девочка спасена! Держись, малышка! Осталось потерпеть совсем чуть-чуть! Ведь ты же сможешь, правда?! Ты же у меня такая сильная… Лишь бы только ему сейчас не помешали! Иначе он не остановится ни перед чем…

Робот работал несколько часов, устраняя неполадку. Наконец, Алекс закончил свою работу. Ну, вот и все. Все! Ай да я! Теперь Тайна спасена, впрочем, как и остальные…

 

Грецки объявил, что неполадки обнаружены и устранены. Температура постепенно нормализовалась. Тайна заново засеяла участки, на которых растения погибли от жары. Астронавты были спасены, хотя и не подозревали, кому именно они обязаны жизнью! Пришло время ремонтировать продуктоводы или хотя бы добраться до продуктов длительного хранения из глубоких хранилищ гравилета...

 

Теперь, когда опасность перегрева миновала, Грецки снова начал непрерывно думать об убийце. Почему они так быстро успокоились после уничтожения робота Тайны? Был ли это действительно тот же самый робот? Теперь Грецки начал сомневаться в этом. А может, и действительно, тот робот погиб… А остальные? А если они действуют заодно?! Откуда такая неуловимость? Теперь командир уже начал подозревать в заговоре всех роботов «Неустрашимого».

Может они лишь исполнители, а всем руководит Тайна? Но зачем тогда подбрасывать украшения? Чтобы еще больше всех запутать? Или она тут вообще ни при чем? Может, убийца – совсем другой человек?

Грецки почти не спал, он повидал в своей жизни немало, но этот полет был самым изматывающим изо всех. Да уж лучше сражения с людоедами-аборигенами или кровожадными монстрами... Там, по крайнее мере, известно, кто твой противник. Ведь ему предлагали более безопасный полет… Нет, отказался! Командир «Неустрашимого» почти сходил с ума от обуревавших его мыслей…

Что касается Чанга, то внешне заместитель командира оставался по-прежнему спокойным и невозмутимым, но те же мысли, которые изводили Грецки, приходили в голову и ему.

Теперь Чанг уже ни в чем не был уверен. Подозрения с Тайны вроде бы сняты. Но кто же убийца? Неужели ее робот все же уцелел? Или где-то прячется обезумевший Новак? Грецки и Чанг решили на всякий случай еще раз обыскать гравилет.

Облазив все закоулки, астронавты вернулись ни с чем. Убийства прекратились. Их не было целый месяц, и все почти что успокоились. Это продолжалось до тех пор, пока в своей каюте не была убита ударом ножа Норма Блейк. Теперь на борту осталось лишь тринадцать человек.

До Земли оставалось уже совсем недалеко.

 

Грецки снова и снова обсуждал с Чангом происходящую дьявольскую игру. Почему камеры не зафиксировали убийцу? В мистику Грецки и Чанг не верили. Оставалось одно: убийца как-то управляет всеми камерами корабля. Кто же может быть этим тайным умельцем?

 

Тайна продолжала собирать в ящики овощи и фрукты с уцелевших растений. С продовольствием на корабле начались серьезные перебои, ведь, кроме продуктов растениеводства, пока еще имеющихся в изобилии, людям больше нечего было есть. Правда, роботы уже пробивались к хранилищу продуктоводов, где был огромный запас круп, сахара и других нескоропортящихся продуктов. Если они не смогут отремонтировать продуктоводы, то хотя бы достанут имеющиеся продукты.

Проголодавшись, Тайна сорвала спелый помидор и с аппетитом начала есть. Лишь, когда она откусила половину, то внезапно подумала, что плоды и овощи тоже могут быть отравлены. Но есть хотелось ужасно, и она, хотя и без прежнего удовольствия, все же доела томат и потянулась за вторым.

Вошли два робота: им нужно было забрать овощи. Один взял ящик и сразу же удалился. Второй подошел к Тайне и внезапно знакомым движением протянул руки. Девушка повисла у него на шее, выронив надкушенный помидор.

– Жив, жив, – только и смогла выговорить астробиолог, у которой от волнения пересохло во рту, а слезы ручьем потекли по щекам.

– Береги себя, Тайна, осталось потерпеть совсем немножко…

Она кивнула, не выпуская его из объятий, и еще крепче прижалась к Алексу. Осторожно высвободившись из рук воспитанницы, робот взял второй ящик, и молча вышел из оранжереи… А Тайна все стояла, глядя на дверь. Немного отойдя от потрясения, девушка отправилась в свою каюту, чтобы переодеться, отдохнуть и собраться с мыслями.

 

*  *  *

 

…Лора Кинг наконец-то решилась поговорить с Тайной. Сходить и рассказать ей о своих чувствах к заместителю командира, только и всего! Маньяка боевая толстуха не очень-то опасалась. Она повидала в жизни всякого и была уверена, что при необходимости сумеет постоять за себя.

Лора была дочерью знаменитого исследователя диких животных Рона Кинга, женщиной неробкого десятка, и потому была готова к встрече с маньяком днем и ночью. Отец судового врача был еще и коллекционером старины, особенно холодного оружия, и научил свою дочь-сорванца им пользоваться.

Маленькая Лора больше всего на свете любила метать ножи в деревяшку, подвешенную на стену, метко попадая в цель. А когда шустрая девчушка подросла, отец начал брать ее с собой в девственные джунгли Амазонки. Бесстрашный исследователь приучил девушку быть готовой к любой опасности.

В память об отце, Лора взяла на борт гравилета свой любимый нож-кинжал из дамасской стали. С того момента, как стало известно о маньяке, молодая негритянка постоянно носила старинный кинжал спрятанным в специальном приспособлении в рукаве. Каждый вечер судовой врач продолжала тренировки, чтобы суметь защитить себя. В случае необходимости извлечь кинжал было делом мгновения! Теперь же Земля была совсем близко. Нужно продержаться еще совсем немного!

Нет, не маньяк занимал мысли Лоры. Иные соображения владели разумом судового врача. Сомнения и тревога измучили молодую женщину. Лора по-настоящему любила Чанга, а тот видел в ней лишь коллегу... А вот с красавицы Тайны Гор, как заметила Лора, заместитель командира просто глаз не сводит! А как он защищал астробиолога, когда Грецки заподозрил девушку в убийствах!

Лора не верила, что убийца – Тайна. Судовой врач была уверена, что маньяком может быть только очень сильный и ловкий мужчина. Возможно, такое мнение о противоположном поле появилось у нее после того, как на Аргоне она несколько дней пробыла в плену у аборигенов. Привязанная веревкой за шею к дереву, с руками, связанными за спиной сыромятными ремнями, девушка служила забавой мужской половине племени – от подростков до стариков.

После освобождения Лора несколько месяцев провела на Земле в клинике, где ее лечили от депрессии. Воспоминания о свирепых, грязных и вонючих туземцах с помощью психоаналитиков были стерты из памяти судового врача, но что-то осталось в подсознании.

«Я поговорю с Тайной, – думала Лора, – она меня поймет… Эх, как жаль пропавшего Новака, они с Тайной были просто идеальной парой, прямо как голубки! Ничего, на свете еще много достойных мужчин. Главное, что нашей красавице нет никакого дела до Иенга! Пусть Тайна по-хорошему объяснит ему, что нет у него шансов, чтобы тот не питал напрасных надежд… Пусть намекнет, что есть другая, преданная, любящая и достойная женщина, на которую и следует обратить внимание. Тайна – хорошая девушка, она не откажется помочь мне».

Внезапно Лоре вспомнилась погибшая в анабиозе Грета Вульф, которая крайне нелестно отзывалась об астробиологе. Однокурсница Тайны уверяла, что красотка-нимфоманка не пропустит ни одного мужика, даже если он ей в деды годится…

Первая сплетница гравилета клялась, что в студенческие годы Тайна была любовницей какого-то мерзкого старикашки, который устраивал ей дикие сцены ревности прямо в университетском дворе.

«Нет, Грета – отъявленная врунья, – решила Лора. – Она рассказывала, что Тайна – лентяйка, каких поискать, а я вижу, что она – просто трудоголик. Видела я на других кораблях оранжереи – никакого сравнения! У Тайны – порядок идеальный, теплицы – просто конвейер продуктов! А какие красивые цветы!

Конечно, точно также Грета лгала и в остальном. Зачем, например, первой в мире красавице и миллиардерше какой-то скандальный старикашка?! Ясно, что вранье. Да и по всему видно, что эта высокомерная аристократка мужиками особо не интересуется. А Грета была гнилой бабой, это знали все. Патологически лживая, завистливая… Тайна не такая… Нет, я больше так не могу! Пойду сейчас же, и все ей скажу».

Лора осторожно поправила кинжал, спрятанный в рукаве, и решительно направилась в оранжерею.

Двери космической теплицы гостеприимно распахнулись перед судовым врачом. Лора вошла, осмотрелась. Астробиолога поблизости не было. Лора быстро направилась в глубину оранжереи. По дороге судовой врач рассмотрела, как пострадало хозяйство Тайны. Было настоящее зеленое царство, а теперь – смотреть жалко… И все же Тайне как-то удалось сохранить часть растений. Она просто молодец!

Лора прошла отсек с пасленовыми и остановилась в секторе огурцов. А вот и новые всходы… Эти огуречные всходы с двумя семядолями и были последним, что судовой врач увидела в своей жизни. Лору Кинг сзади ударили по голове чем-то тяжелым. Страшный удар, нестерпимая боль, чернота…

 

*  *  *

 

Отдохнувшая, посвежевшая Тайна вернулась в оранжерею только к вечеру. Войдя до отсека с огурцами, девушка застыла, увидев страшную картину: судовой врач Лора Кинг лежала в луже уже запекшейся крови. Видно, что убийца был в ярости… Все тело молодой женщины было истыкано огромным ножом-кинжалом. Это страшное, неизвестно откуда взявшееся орудие убийства, вымазанное в крови, валялось рядом с телом…

Браслет на руке Тайны завибрировал: кто-то вошел в оранжерею. Это мог быть кто угодно, в том числе и убийца. Не раздумывая, девушка схватила окровавленный нож и приготовилась защищать свою жизнь.

Вошел Чанг. Перед глазами заместителя командира предстало зверски изувеченное тело Лоры, и Тайна, яростно сжимающая окровавленный кинжал и уже приготовившаяся к броску. Увидев Чанга, Тайна, вздохнула облегченно и выронила страшное оружие.

– Уф! Это ты, Чанг…

И уже почти успокоившись, добавила:

– Клянусь, это сделала не я. Я только что обнаружила тело и думала, что маньяк вернулся.

Чанг кивнул.

– Я знаю. Я издали увидел, что ты идешь в оранжерею, и пошел за тобой. Лора мертва уже несколько часов. Кровь давно запеклась…

– Да… Это так… Но Грецки все равно мне не поверит…

– Я знаю… Единственный выход – спрятать тело и уничтожить все следы. Я помогу тебе.

– Нет, Чанг. Ты не должен ввязываться в это дело. Я сама позабочусь о себе. А сейчас – уходи. Спасибо тебе за все…

– Я не уйду, Тайна. Просто не могу. Жаль Лору, она была очень хорошей женщиной. Но я должен тебе помочь, потому что я знаю: ты – не виновна, и кто-то снова пытается тебя подставить. Я на твоей стороне.

– Хорошо. Спасибо, Чанг! Но тебе ничего не нужно делать… Помощь сейчас придет.

Тайна нажала на кнопку браслета и скомандовала:

– Сэм, прихвати кого-нибудь еще и бегом в оранжерею.

Чанг растерянно смотрел на Тайну.

– Сейчас сюда подойдут роботы…

– Что ты наделала, Тайна! Роботы сразу же донесут Грецки.

Тайна покачала головой:

– Вот тут ты ошибаешься, Чанг. Это МОИ роботы. Они только делают вид, что подчиняются Грецки…

Изумленный заместитель командира не нашел, что сказать.

Браслет Тайны издал легкий, мелодичный звон: в оранжерею вошли два робота.

– Убрать тело, уничтожить следы, – кратко отдала приказ Тайна. – Пойдем отсюда, Чанг.

Роботы сноровисто начали работу…

– А камера? – напомнил заместитель командира. – На ней может быть убийца!

Тайна покачала головой.

– Убийцы никогда не бывает, это точно. Запись всегда бывает подменена. Камера покажет, что в оранжерею никто не входил. Впрочем, мои роботы сейчас на всякий случай тоже заменят запись. Там не будет ни тебя, ни меня...

– Но если кто-то видел, как мы входили сюда?

– Вряд ли. Если только убийца, но он докладывать не побежит, – хладнокровно заключила Тайна.

 

Схватив за руку заместителя командира, девушка потащила его к выходу.

– С Новаком было то же самое? – тихо спросил Чанг.

Тайна чуть помедлила, потом кивнула.

– Да. Именно так все и было…

Чанг прошел за Тайной в ее каюту, и она рассказала ему почти все: о Касси, об Алексе, о Новаке. Тайна понимала, что приобрела в лице Чанга самого надежного союзника. Всегда невозмутимый заместитель командира был потрясен тем, что узнал от Тайны.

 

– Ты уверена, что это сделал не твой робот? – допытывался заместитель командира.

– Абсолютно. Мой робот спасал меня, впрочем, как и остальные роботы, только поэтому я до сих пор и жива. Теперь они будут охранять и тебя.

– Но ведь он убил охранника и девушек.

– Не думаю. Этого никто не видел. На записи ничего нет. Скорее всего, его тоже подставили. «Или он убил их, чтобы у меня было алиби», подумала Тайна, но вслух этого, конечно, не сказала.

– Но кто и почему может подставлять тебя, и при этом еще и подменять записи?

– Не знаю, Чанг. Даже роботы ничего не заметили. Не понимаю, как убийце это удается. Мне кажется, что это Грецки.

– Я так не думаю, Тайна. Грецки, конечно, подлец, каких мало, но он не убийца. Мы должны как можно скорее найти настоящего преступника. Интересно, что делала Лора в оранжерее? Ведь ее убили именно там, а не принесли тело извне…

 

На гравилете раздался очередной сигнал тревоги: обнаружили пропажу доктора Лоры Кинг. Ее тело так и не было обнаружено. А войдя в оранжерею, Тайна увидела прежнюю стерильную чистоту…

 

Трое дежурных пилотов – Иван Сумин, Рабиндранат Ганди и Ханс Шеленберг, выпив кофе, уснули и больше не проснулись. Четвертый пилот, Питер Стасофф в ту ночь по заданию Грецки был отозван и послан руководить роботами для устранения очередной серьезной поломки, и потому в этот раз уцелел. До того, как смерть пилотов была обнаружена, никем не управляемый гравилет двигался в космическом пространстве. Девять оставшихся астронавтов продолжили полет на Землю.

Грецки признал, что он бессилен что-либо предпринять. Вахту теперь несли все по очереди, включая Чанга, Тайну и самого командира. Грецки и Чанг были опытнейшими пилотами. Тайна, конечно, владела основами управления гравилетом, но сама раньше пилотом не была. Но теперь выбора не было. Впрочем, первым пилотом ее бы и не назначили.

Двенадцатичасовые смены выматывали членов экипажа, времени на восстановление сил почти не оставалось. Почти постоянно раздавались сигналы тревоги, дергая и без того расшатанную психику людей. В итоге, люди вообще перестали обращать внимание на периодический вой сирены.

Оранжерею Тайне пришлось забросить. Растения теперь росли сами по себе, на автоматическом уходе, никакие опыты больше не проводились… Кое-какую работу делали роботы, выкраивая свободные от основной службы минуты. Впрочем, теперь Тайну сюда и не тянуло…

Люди на корабле уже боялись спать, боялись есть и пить… Большинство уцелевших астронавтов просто начинали медленно сходить с ума… Лишь Грецки, Чанг и Тайна пока еще кое-как держалась…

 

Тайна дежурила с Чангом, исполняющим теперь обязанности первого пилота, Элен Моллоу и Питером Стасофф. Пить хотелось ужасно, но пока никто не решался рискнуть. Наконец, Питер, мучимый жаждой, налил кофе в чашку и осторожно сделал маленький глоток. Руки у парня заметно дрожали. Все молча смотрели на него. Ничего не произошло… Через некоторое время он снова отхлебнул кофе.

Затем к смельчаку присоединилась Элен. Питер и Элен налили уже по второй чашке, когда Чанг, после некоторого раздумья, тоже решил к ним присоединиться. Нельзя же до возвращения на Землю ничего не есть и не пить! Заместитель командира налил себе чашку и, помедлив, обратился к Тайне:

– Будешь?

Девушка, облизнув пересохшие губы, кивнула.

Чанг взял еще одну чашку и налил кофе Тайне. Затем снова бросил взгляд на Питера и Элен, осторожно отхлебнул. Затем настала очередь Тайны, отважно попробовавшей горячий напиток.

– Это невыносимо, – простонала Элен, отталкивая пустую чашку. – Можно сойти с ума!

Остальные молча кивнули. С девушкой трудно было не согласиться. После кофе астронавты решились попробовать бутерброды. К счастью, на этот раз все обошлось…

Бесконечная смена, наконец-то, закончилась. Передав вахту товарищам, астронавты отправились по своим каютам…Тайна Гор войдя к себе, нажала на несколько кнопок, и продуктовод без промедления выдал заказ. Тайна решила отнести еду Чангу и сложила полученные продукты в коробку. Заместитель командира с благодарностью принял подношение. Тайна и Иенг с аппетитом принялись за еду. Как назло, браслет Чанга зазвенел: Грецки срочно вызывал заместителя к себе.

Чанг, прервав трапезу, направился к командиру, сказав Тайне, что скоро вернется. Но разговор командира с заместителем затянулся надолго… Не спеша доев третий бутерброд и выпив ароматный травяной чай, Тайна еще немного подождала друга и решила вернуться к себе.

Встав с кресла, она задела висевший рядом китель Чанга, и тот упал. Из кармана выпала золотая серьга с изумрудом в виде звездочки… Ее серьга… Тайна подняла украшение и положила в карман своего комбинезона.

Девушка повесила китель на место. Она уже и не знала, что подумать… Мысли лихорадочно сменяли друг друга. Неужели?! Маньяк – заместитель командира?! Тайна отказывалась верить этому. Но ведь Новак умолял ее не доверять коварному китайцу. А может быть, серьгу Чангу подбросили? Или он нашел ее где-то, возможно, на месте преступления и забрал, спасая ее, Тайну? Подобрал и забыл вернуть? Или подбросил украшение на место преступления, когда Тайна находилась под арестом, чтобы подтвердить ее невиновность? Спросить его? Или сделать вид, что ничего не произошло? Но, может быть, как раз этой серьгой кто-то хотел подставить самого Чанга?

Заместитель командира вернулся. Он был заметно расстроен.

– Грецки снова обвиняет тебя. Он явно нездоров. По правилам его следовало бы отстранить от должности… Об этом мы с ним и говорили.

Тайна посмотрела на Чанга. Она, наконец, решилась.

– Объясни мне, Иенг, откуда у тебя в кармане моя серьга?

– Ах, да… Нашел ее возле оранжереи, хотел вернуть тебе да в суматохе забыл…

– Ладно, мне пора.

Астробиолог встала и, не прощаясь, пошла к себе. Теперь Чанг будет думать, что она устроила в его каюте обыск. Ну и пусть…

 

Тайна, вернувшись к себе, забралась в ванну и включила свою любимую композицию. Немного успокоилась. Потом она просто упала в свою роскошную кровать: ни на что другое сил уже не оставалось.

Утром раздался очередной сигнал тревоги. Выяснилось, что психика Элен не выдержала происходящего. Девушка сошла с ума. Она пряталась в своей каюте под кроватью, кидала в вошедших всем, что попадало под руку, и кричала от ужаса, когда кто-нибудь пытался приблизиться, чтобы извлечь ее из укрытия. Взгляд Элен был совершенно безумным, одежда и волосы – в полном беспорядке...

Грецки и Чанг пытались привести обезумевшую от страха девушку в чувство, но ничего не помогало. Элен визжала, кусалась и царапалась, изо всех сил отбиваясь руками и ногами. Кое-как удалось ввести ей успокоительное, а после Грецки велел просто закрыть ее на ключ.

На другой день сигнал тревоги прозвучал снова, и стало известно, что страдания Элен закончились: ночью кто-то сломал спящей девушке шею.

 

Положение еще больше ухудшилось. Теперь уже восемь астронавтов по очереди несли вахту. Это было очень тяжело, и Грецки принял решение работать по трое.

Во время очередной вахты трое пилотов, среди которых были Питер, Лиза Мак-Кинли и Винсент Ван-дер-Ваальс погибли: в рубку был подан отравляющий газ. Смерть наступила практически мгновенно.

Пятеро оставшихся продолжали нести дежурство по графику, мрачно ожидая своей очереди.

Грецки с покрасневшими от недосыпания глазами, уставший и измученный после смены так, что его шатало, вернулся в свою каюту после очередного дежурства. Командир упал на кровать, не раздеваясь, и уснул мгновенно. Ему снился его третий полет в качестве первого пилота. Как давно это было…

 

*  *  *

 

Загадочная планета Эвалон, с виду сине-зеленая, со странными черными пятнами почти круглой или овальной формы казалась издали такой мирной и безобидной!

Корабль землян приземлился на синеватую растительность неизученной планеты. Приборы показали отсутствие радиации и опасных веществ. Отряд разведчиков высадился на поляну и отправился на сбор образцов. С корабля фиксировалось каждое их движение: оставшиеся на корабле были готовы в любой миг прийти на помощь товарищам.

Разведчики подошли к почти круглой полянке черного цвета, издали напоминающей бархат. Один из астронавтов осторожно дотронулся до низкорослой пушистой поросли цвета антрацита. Внезапно поросль шевельнулась и быстро двинулась к человеку, взяв в его кольцо. В следующее мгновение черная масса, оказавшаяся местной разновидностью плесени, стремительно поползла по человеку.

Несчастный замахал руками, пытаясь сопротивляться, но быстро застыл в нелепой позе, полностью покрытый черной шевелящейся массой. Его остолбеневшие в первое мгновение товарищи, пустили в ход лазеры, выжигая надвигающуюся черным валом массу, но силы были явно не равны. Люди бросились бежать к спасительному кораблю. За ними, убыстряя ход, двинулась лавина плесени, растягиваясь по сторонам и захватывая людей в сжимающееся кольцо. До корабля было слишком далеко.

– Экстренный взлет, – рявкнул командир Александр Ловчев.

Грецки, сглотнув слюну, непослушными руками выполнил приказ. Суровый и немногословный командир был кумиром первого пилота Виктора Грецки.

– Но там же люди, – закричала Зухра Сурхес. – Наши товарищи!

Мертвым, ровным голосом командир медленно произнес:

– Там никого нет…

 

Проснувшись, Грецки подумал, что этот сон предвещает развязку…

 

Через четыре дня погибли Эллис Мак-Кинли и Рой Элиот. Кто-то подлил в кофе яд. Третий из смены, осторожный и терпеливый Чанг, как всегда, не спешил завтракать, и только поэтому уцелел.

Почти обезумевшему от бессонницы и нервного напряжения Грецки казалось очень подозрительным, что Чангу удалось спастись.

Теперь на «Неустрашимом» осталось лишь трое живых: командир корабля Виктор Грецки, его заместитель Иенг Чанг и астробиолог Тайна Гор.

 

Узнав о гибели Эллис и Роя, обезумевший от ярости Грецки выхватил бластер и рявкнул:

– Все, Тайна, игра окончена. Больше я терпеть не намерен. Или ты сейчас же рассказываешь мне все, или я просто пристрелю тебя.

– Возьми себя в руки, Грецки, – невозмутимо сказал Чанг. – Успокойся. Ты совершенно распустился. Я не допущу самосуд.

– Не вмешивайся, Чанг, – отрезал Грецки, направляя бластер на заместителя. – Иначе и тебе конец. Ты всегда защищал эту тварь! А может, это ты – маньяк? Как это ты сумел уцелеть, когда другие погибли? Может, ты и отравил кофе? Или вы вместе… Как я раньше не догадался, что вы заодно!

Чанг, поняв, что командир обезумел от ярости, и уговаривать его бесполезно, попытался выхватить бластер, но опоздал… Раздался выстрел, и Чанг, которому разнесло грудную клетку, упал, заливая все вокруг кровью. Его кровь брызнула на Тайну…

В следующее мгновение астробиолог попыталась напасть на Грецки, но не успела: бластер командира был уже нацелен на нее.

– А сейчас, красавица, ты сядешь и все мне по порядку расскажешь, как на исповеди. Сам ли твой робот убивал астронавтов или по твоему приказу, а может, вы делали это вместе? Были ли у вас сообщники? Был ли среди них Чанг? Зачем вы это делали? Может, вы и на Земле развлекались подобным образом?

Как же я сразу не догадался! Гравилет был изготовлен на твои средства и по твоему спецзаказу! Сколько же на нем тайных ходов и укрытий, ведь правда, Тайна? Теперь припоминаю, что такое уже бывало, когда из целой экспедиции ты одна, по какой-то необъяснимой причине, оставалась в живых. Расскажи и об этом. И запомни хорошенько: сколько времени ты будешь рассказывать, столько же будешь и жить.

– Теперь мне все ясно, Грецки, – устало сказала Тайна. – Это ты убивал всех. Ты – маньяк. Только что ты убил Чанга, теперь хочешь убить меня…

– Я убил Чанга, потому что у меня не было выбора: этот влюбленный дурак мог мне помешать. То же самое ожидает и тебя. А что касается остальных, именно об этом я хотел бы услышать от тебя подробно.

– Мне нечего сказать, Грецки. Я никого не убивала. Интересно, как ты потом собираешься объяснить на Земле, что ты – единственный, кто выжил на гравилете? Ты не сможешь убедить комиссию в том, что невиновен. Тебе грозит пожизненная изоляция. Неужели ты не этого не понимаешь?

Грецки на мгновение задумался.

– Ладно, Тайна, это не твоя проблема… Расскажи о себе. Начни по порядку, с самого детства. Я хочу понять, откуда берутся такие твари, как ты…

Тайна пожала плечами. Что ж, нужно потянуть время. Роботы должны прийти на помощь! И она начала…

– Я родилась в богатой и аристократичной семье. Мой дедушка был великим ученым, изобретателем универсального домашнего робота-слуги… Ну, это ты и сам знаешь…

Тайна рассказывала, время от времени сбиваясь, на несколько мгновений замолкала и, словно задумавшись, поднимала глаза на ажурную решетку воздуховода. Но возбужденный Грецки не обращал внимания на ее неожиданные заминки. Командир жадно слушал рассказ о жизни самой богатой и знаменитой жительницы Земли.

– Хорошо, Тайна, – сказал Грецки, не выпуская бластера, когда она закончила рассказ о детстве, правда, утаив от командира самые существенные моменты.

– А теперь расскажи мне о тех случаях, когда ты одна из всего экипажа оставалась в живых, да еще и получала за это награду.

Тайна слегка замешкалась. Ей показалось, что там, за решеткой, что-то мелькнуло…

– Давай, давай, продолжай, – сказал Грецки, играя бластером, – или я...

Тайна набрала полную грудь воздуха и открыла рот, чтобы продолжить рассказ. Но внезапно голова Грецки разлетелась, как переспевший арбуз, забрызгав кровью Тайну и все вокруг...

 

Тайна вскочила с кресла, кинулась к двери. Вошел Алекс. Она бросилась ему на шею. Всегда сдержанная девушка рыдала навзрыд. Робот крепко обнял свою спасенную девочку.

– Все, все, Тайна, теперь уже все…

Тайна вынуждена была сесть в кресло: ноги подгибались. Алекс подвинул второе кресло и сел рядом с ней.

– Теперь самое главное… Тайна, это я убил их всех. Что-то сбилось в программе… Я – взбесившийся робот, робот-убийца, робот-маньяк...

Потрясенная Тайна смотрела на него, не веря своим ушам. А робот продолжил:

– Или я убью тебя, или ты меня – третьего не дано. Но я не хочу убивать тебя, Тайна!

Тайна молчала. Потом сказала внезапно охрипшим голосом:

– Я не верю, Алекс…

Алекс положил на столик бластер.

– Ты должна это сделать, Тайна. У тебя нет выбора. Это твой единственный шанс…

Тайна покачала головой.

– Сделай это, девочка. Иначе я могу и передумать…

И помолчав, добавил:

– Это я убил Софи… И Мука…

Тайна знала, что это не так. Он не МОГ так поступить. Она просто ЗНАЛА это, и все… Дедушку, Лолу, Майка – да, мог. Но не Софи и не Мука!

Алекс положил руки на шею своей воспитанницы и тихонько сдавил ей горло. Тайна ощутила лишь страшную усталость и опустошенность. Медленно, очень медленно робот начал душить свою хозяйку и воспитанницу...

Тайне для спасения достаточно было протянуть руку к бластеру, лежащему совсем рядом, но девушка не шевельнулась. Даже если программа Алекса дала сбой и он – действительно маньяк-убийца, то для нее это не имело значения… Она просто не могла убить Алекса… Никогда… Ни при каких обстоятельствах… Уж лучше пусть она… Тайна начала задыхаться. А потом девушку поглотила темнота…

…Воздух бритвой рассекал легкие. Тайна Гор лежала на полу каюты, непрерывно кашляя и судорожно глотая воздух ртом. Кое-как отдышавшись, она увидела то, что не могла представить себе и в страшном сне: Алекс, раскинув руки, лежал на спине с огромной зияющей воронкой в груди… Рядом валялся бластер.

Тайна закричала:

– Нет, Алекс, нет!

«Нет, нет, – билась единственная мысль в голове, – этого не может быть, это не я, я не могла сделать этого! Не могла!»

Девушка протянула к нему руки и вновь потеряла сознание…

Потом сознание вернулось снова, и перед глазами Тайны предстала та же страшная картина. Нет, это был не сон… Алекс… Его больше не было…

Это было уже невыносимо... Она так устала… Что ждало ее без Алекса? Пожизненная изоляция? Покорение новых планет? Пребывание в домашнем эдемском саду? Новые замужества, новые клоны? Нет! Хватит!

Тайна подняла бластер, медленно поднесла его к виску… Почувствовала кожей холодок металла и вдруг вспомнила… Нет, она не может сейчас умереть! Не имеет права! Мальчик! Сын Иенга! Ведь она должна позаботиться о нем…

Бластер выпал из пальцев Тайны. Не раздумывая больше, она, рыдая, побежала в анабиозный отсек, быстро улеглась в прозрачную капсулу и нажала на кнопку… Все!

Черная мгла окутала Тайну Гор.

 

© Валентина Ушакова, текст, 2015

© Книжный ларёк, публикация, 2015

Опрос

Нравится ли Вам сайт "Книжный ларёк"?

Общее количество голосов: 1625

Koнтакт

Книжный ларек keeper@knizhnyj-larek.ru