Александр Леонидов. Новое назначение

09.03.2015 13:10

Наша новая литература

Александр Леонидов (Филиппов)

Новое назначение

Отрывок из романа «Мускат и ладан»

 

И один ли, одно ли имя —

Жертва страшных нетопыре́й?

Нет, давно мы ночами злыми

Убивали своих Царей…

<1930-е годы>, Арсений Несмелов

 

Когда Константина Устиновича Черненко выбирали в верховные предводители величайшей из империй, старцы Политбюро ссылались в разговорах друг с другом на его крепкое здоровье и бодрый, не по годам нрав. 72-летний Черненко, конечно, тот еще старик – со всеми старческими болячками, но был, подобно кумиру своего капища, живее всех живых из числа ровесников ветхой революции.

Буквально через несколько месяцев после коронации его никто не мог узнать: что-то страшное и душное навалилось на него с разбегу, погребло под своей тушей и придушило огонек живости характера.

«Погиб» – записал в своем личном дневнике врач-диетолог, специалист по отравлениям Михаил Денисович Сульпин, причем непонятно о ком: то ли о своем шефе, чью гигиену питания, дыхания и прикосновения проверял, то ли о себе, то ли о некоем загадочном «третьем лице». На выцветшей с годами бумаге стояло только одно слово напротив августовской даты 1983 года. Бланк дневника Сульпина был какой-то игривый, несерьёзный, как и все в СССР: на охотничье-рыбацкую тематику. Люди, ловы, лодки, снасти, пейзажи рихтовкой на страницу, поверх которых Сульпин и писал.

Зачем он это делал – никто не знает, потому что Сульпин писал вещи довольно бессмысленные и бессвязные, вроде «погиб».

Жизнь примерно до сорокалетнего рубежа улыбалась Мише Сульпину: он вовремя поступил в мединститут, сразу же после его окончания вышел с интересной темой диссертации и быстро защитился. Затем – штурм высот звания «доктор наук» и даже совсем уж невероятное: 38-летнего доктора принимают членом-корреспондентом в «малую» Академию наук – медицинскую…

Одни связывали успехи Миши с его особым дарованием и талантами (как его мама, например), другие – с его высокой работоспособностью и покладистым характером (он на любой кафедре безропотно все делал за старичье-начальство и даже не просился вторым соавтором в публикации). Ещё были такие, которые считали, что Сульпину помог выгодный брак: он оказался хоть дальним, но родственником Адальберта Черненко, сына от первого брака Константина Устиновича.

Так или иначе, Михаил Сульпин готовился торжественно отметить свое 40-летие, надеясь на большой подарок: принятие в действительные академики. Он уже мысленно прикидывал, в каком ресторане и какими яствами накроет столы, закупил два ящика армянского коньяка и предвкушал лебезящие тосты ему, большому ученому и везучему человеку.

Именно в этот душевный момент его вызвал к себе ректор Мединститута и в странной форме посоветовал «не соглашаться». Сульпин сидел перед ним, опустив голову, тщетно пытаясь понять происходящее, увидеть его в отражениях полированного стола.

ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ => ЗДЕСЬ

Опрос

Нравится ли Вам сайт "Книжный ларёк"?

Общее количество голосов: 988

Koнтакт

Книжный ларек keeper@knizhnyj-larek.ru