Эдуард Байков. Горизонты науки Башкортостана (книга)

29.05.2016 22:50

ГОРИЗОНТЫ НАУКИ БАШКОРТОСТАНА

 

Статьи, очерки, эссе

Издание третье, дополненное

и переработанное

 

2009

 

Посвящается памяти моего деда С. Ш. Байкова

 

В данном сборнике представлены научно-популярные произведения писателя, ученого, журналиста Эдуарда Артуровича Байкова. В своих статьях, очерках, интервью и эссе, ранее опубликованных в центральной и республиканской прессе, а также в Интернете, в коллективных сборниках и альманахах, автор ведет конструктивный разговор, посвященный многим насущным проблемам современной науки. Перед читателями предстают яркие образы ученых и научных организаций Республики Башкортостан.

 

© Э. А. Байков, 2009

ЧАСТЬ I

ПЕРСОНАЛИИ

 

БУГЕРА ВЛАДИСЛАВ ЕВГЕНЬЕВИЧ

 

ВЕЛИКИЙ БЛЕФ XX ВЕКА

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 32, 09.08.2006), на сайте РФО «Диалог XXI век», в «Бюллетене Джонсона» (Johnsons Russia List», № 44))

 

Предлагаем вниманию читателей интервью с Владиславом Бугерой – автором нескольких научных книг и ряда научных и научно-популярных публикаций, доцентом кафедры философии гуманитарного факультета Уфимского государственного нефтяного технического университета. 27 февраля с. г. В. Бугера защитил на философском факультете Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова докторскую диссертацию «Отношения собственности и управления как необходимые формы человеческой деятельности». Защита проходила бурно; диссертация вызвала жаркие споры среди ряда ведущих московских философов, присутствовавших на защите. Вопросы, заданные нами ученому, как раз и касаются тех его концепций и выводов, которые своей остротой и актуальностью вызвали наиболее бурную и неоднозначную реакцию столичного философского сообщества.

 

– Владислав Евгеньевич, в своем фундаментальном исследовании «Сущность человека», вышедшем в издательстве Российской Академии наук «Наука» год тому назад, Вы ни много ни мало утверждаете, что социализм как реальное явление никогда не существовал ни в одной из стран так называемого «социалистического лагеря», как не существует и сегодня – в остатках «былой социалистической роскоши».

– Да, действительно, это так. Ложь о «социализме в СССР» - это был великий блеф XX века.

– Чем Вы обосновываете данный тезис?

– Прежде всего, необходимо разобраться с определениями. Чем отличаются друг от друга разные типы общества? Одни из них находятся на разных уровнях развития производительных сил, другие могут сосуществовать на одном – но при этом каждому типу присуща своя комбинация отношений управления и собственности.

Существуют три основных типа отношений управления: отношения индивидуального управления, когда индивид сам управляет своей деятельностью независимо от других индивидов (членов группы); отношения коллективного управления, при которых члены коллектива принимают совместные решения и равноправны в своих действиях (на основе сотрудничества и взаимопомощи); отношения авторитарного управления – при этом способе управления члены группы делятся на начальников и подчиненных, и первые манипулируют вторыми.

Так и с отношениями собственности: бывает собственность индивидуальная (владение как самим собой, так и некоторыми объектами в своей деятельности), коллективная (коллектив как единый собственник всех членов группы и принадлежащих ему объектов), авторитарная (где подчиненные, их труд и все объекты, вовлекаемые в трудовую деятельность, являются собственностью руководителя, или группы руководителей – в разных долях).

– И как эта классификация соотносится с общепринятыми в той же маркистско-ленинской политэкономии дефинициями собственности?

– А никак. Точнее говоря, часть терминов является синонимами выделяемых нами типов собственности, другая же часть просто излишня, а то и ненаучна, то есть не имеет никакой эвристической, познавательной ценности.

Взять такие понятия, как частная, групповая и общественная собственность. Согласно нашей классификации и терминологии, частная (как и личная) собственность есть не что иное, как индивидуальная собственность отдельных граждан. Групповая собственность – слишком размытое понятие, непонятно, о чем конкретно идет речь – об авторитарной собственности в группе, или о коллективной собственности, принадлежащей всему коллективу, всем его членам на равных правах? Что касается общественной собственности, то тут вопрос посложнее. То, как определяют этот термин Маркс и Ленин, никак не вяжется с употреблением его большинством представителей общественных наук советского и постсоветского периодов. Если передать изначальное понимание революционными социалистами слова «общественная собственность» в терминах нашей классификации отношений собственности, то окажется, что оно означает отношения коллективной собственности, которые преобладают внутри всего общества, взятого в целом. То есть все производительные силы, средства производства на равных принадлежат и используются, а значит, управляются всеми членами данного общества. Тот же необходимый минимум руководителей, без которых попросту не обойтись, жестко и плотно контролируется подчиненными (и уж тем более этих руководителей могут в любой момент сместить – по решению коллектива).

Отсюда мы можем заключить: реальный социализм, как общественно-экономический строй, основанный на общественно-коллективном способе управления и общественном типе собственности, ни в СССР, ни в других странах «соцлагеря», увы, не имел место быть.

– А как же быть с аргументами Ваших оппонентов? Они по определению ложны?

– Эти аргументы просто-напросто, в силу их заезженности и банальности, давно уже превратились в истину в последней инстанции, в некие догмы, по поводу которых не принято критически рефлексировать. Что обычно говорят апологеты «советского социализма»? Да просто постулируют: дескать, во-первых, в Советском Союзе существовала общественная, общенародная – социалистическая – собственность в форме государственной и колхозно-кооперативной (плюс личная собственность граждан), а во-вторых, государством управляли трудящиеся, весь трудовой народ посредством избранных им руководителей. Но на самом деле такой тип собственности, какой существовал в СССР и других странах, есть не что иное, как авторитарные отношения собственности, когда многочисленными группами трудящихся управляли не сами трудящиеся, а их не менее многочисленные начальники – от мала до велика. Самым главным собственником при этом оставалось государство в лице высших госчиновников – партийных и правительственных. Это был авторитарный тип управления и собственности, как и во всяком другом эксплуататорском классовом обществе.

– То есть, Вы считаете, что власть в нашей бывшей социалистической державе реально принадлежала не трудящимся, а авторитарным руководителям, фактически ставшим аналогом капиталистов, буржуа, и собственность в большей степени принадлежала им, то есть они ею пользовались и управляли, а вовсе не трудовой народ, простые граждане СССР?

– А вот это – вовсе не мое особое мнение, а просто факт. Ибо, действительно, нет никакой принципиальной разницы между госчиновником, капиталистом-собственником и управляющим топ-менеджером – и тот, и другой, и третий имеют в своих руках все реальные рычаги управления, а значит, и собственности. Разница между ними лишь в доле этой собственности, в том проценте ее, которым они владеют.

– А как быть с первобытным обществом – на Ваш взгляд, какой тип отношений преобладал на этой стадии развития?

– Здесь как раз все понятно: на стадии первобытнообщинного строя преобладали отношения коллективной собственности и управления, ибо все средства производства (охота, собирательство, воспитание детей) находились в собственности коллектива – первобытной общины (каждая из таких общин сама по себе являлась маленьким обществом, члены которого только друг к другу относились, как к людям). За одним небольшим исключением – изготовление орудий труда находилось в сфере отношений индивидуальной собственности. Но они не преобладали в первобытном коллективе, а посему термин «первобытный коммунизм» корректен.

Впоследствии первобытный коммунизм сменяется первобытной (военной) демократией, когда управление племенем (которое неуклонно растет численно) приобретает все более авторитарные черты. Возникает феномен власти, сосредоточенной в руках коллектива взрослых, сильных, вооруженных мужчин – воинов. В среде последних, кстати, выдвигаются свои лидеры – вожди, и таким образом авторитарность управления неуклонно возрастает. Вместе с первобытным обществом разлагается и институт коллективной собственности, что постепенно приводит ко всем «прелестям» классового общества с его индивидуальными и авторитарными типами отношений собственности и авторитарным типом управления совместными действиями людей – властью.

– А все-таки, какой тип общественно-экономической формации преобладал в бывшем СССР? Очевидно, это не мог быть ни рабовладельческий, ни феодальный, ни капиталистический по определению строй…

– Относительно термина «рабовладельческий» сразу скажу, что он не имеет под собой научной основы. Дело в том, что рабский труд как таковой не имел преобладающего значения ни в одном из обществ прошлого – ни в античных обществах Средиземноморья, ни в древневосточных государствах. Сам Маркс употреблял более верные определения – античный и азиатский способы производства, а значит, и соответствующие им общественно-экономические формации.

Как эти формации, так и феодализм являются по определению доиндустриальными обществами, а потому индустриальное общество СССР не может быть отнесено ни к одному из них. Касательно капитализма: ввиду того, что в том же Советском Союзе не было в наличии капиталистических фирм и отдельных капиталистов, которые бы не подчинялись полностью и непрерывно государству как главному собственнику и управленцу, то называть капитализмом (или государственным капитализмом) общественно-экономический строй в бывшем СССР, разумеется, не правомерно (хотя в некоторых странах «соцлагеря» – таких, как Югославия и Польша – капитализм несомненно имел место). Вероятно, мы должны вести речь о каком-то ином общественно-экономическом строе и соответствующем ему способе производства. И действительно, такой тип вычленен и назван нами – это неоазиатский способ производства.

– В чем суть и каковы характерные черты этого типа общественно-экономической формации?

– При неоазиатском способе производства место капиталистических монополий и прочих фирм занимает единый эксплуататор, единственная на всю страну монополия, которая владеет всеми рабочими силами жителей этой страны – то есть государство. При этом существуют два основных класса, являющихся главными действующими лицами неоазиатской экономики – класс государственных бюрократов (партийные и хозяйственные чиновники разных рангов – но всегда управленцы) и государственные рабочие (рядовые рабочие, колхозники, некоторые служащие). Между высшими бюрократами и госрабочими имеются несколько промежуточных слоев, часть которых можно выделить в отдельный класс – это среднее и мелкое чиновничество (неоазиатские администраторы).

– Каково Ваше отношение к столь популярной ныне концепции постиндустриального общества?

– Резко отрицательное. Во-первых, до сих пор даже в самых передовых странах мира новые информационные технологии еще не вывели производительные силы на новый, качественно отличный от индустриального уровень развития: если место пишущей машинки занял компьютер, а почту и библиотеки дополнил Интернет, это еще не значит, что общество перестало быть индустриальным. Во-вторых, сегодня общество во всех странах мира вполне узнаваемо: это все тот же монополистический капитализм, который возник чуть более ста лет назад, затем в некоторых странах мира уступил место неоазиатской общественно-экономической формации, а сегодня вновь охватил весь мир. Все его особенности известны человечеству вот уже на протяжении столетия, даже если эти старые явления сегодня называются новыми именами: например, «глобализация» – это все тот же империалистический раздел и передел мира, описанный еще Лениным и с тех пор изменившийся лишь в некоторых мелких, третьестепенных частностях. Зачем же вводить людей в заблуждение, называя «постиндустриальным» зрелое индустриальное общество – более развитое, чем индустриальное общество столетней давности, но в своих основах оставшееся тем же?

– И последний вопрос: какова вероятность перехода человечества к социализму с присущим ему преобладанием коллективной собственности и управления?

– Такая вероятность не просто существует – на наш взгляд, этот переход закономерен и внутренне необходим, альтернативой ему может быть лишь гибель человечества от глобальной экологической катастрофы. Если производство ведется прежде всего ради прибыли бизнесменов и карьеры начальников, то при повышении уровня развития производительных сил Земля неизбежно будет все быстрее превращаться в помойку. И тут не помогут никакие хорошие экологические законы и движения «зеленых»: расходы на экологию всегда убыточны для капиталиста и создают угрозу невыполнения плана для начальника, а потому хозяева производительных сил всегда найдут способы обойти даже самые строгие законы в самых некоррумпированных государствах – даже если граждане этих государств сплошь активно поддержат «зеленых»…

Здесь дело обстоит так же, как с физическим развитием индивида: превращение подростка во взрослого человека закономерно и внутренне необходимо, альтернативой этому превращению может быть лишь гибель подростка. В этом отношении фундаментальное значение приобретают как раз новейшие компьютерные системы и информационные технологии, которые способны помочь большим массам трудящихся коллективно управлять производством, обменом, распределением и потреблением материальных и духовных благ. Было бы только на то желание самих трудящихся и готовность добиваться желаемого…

 

НОВАЯ ФИЛОСОФСКАЯ ШКОЛА

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 48, 28.11.2007), в газете «Экономическая и философская газета» (№ 1-э, 15.07.2009), в журнале «Вестник Российского философского общества» (№ 01, 2008), на сайте РФО «Диалог XXI век»)

 

Любому журналисту – даже научному – нечасто удается уловить и зафиксировать в статье момент зарождения научной или философской школы. Обычно новая школа попадает в сферу внимания прессы, уже став достаточно известной в научном мире. Данный случай – исключение: автору статьи посчастливилось оказаться свидетелем того момента, когда новое учение уже зародилось, привлекает к себе все больше внимания, его начинают осваивать, кто-то подхватывает те или иные его куски, кто-то уже критикует его – но известность его еще не широка, и автор этих строк оказывается одним из первых провозвестников появления нового направления в научной мысли.

Основатель новой социально-философской школы – Владислав Бугера, доктор философских наук, доцент кафедры философии гуманитарного факультета Уфимского государственного нефтяного технического университета (УГНТУ), сопредседатель Башкирского отделения Научного совета РАН по методологии искусственного интеллекта (БО НСМИИ РАН).

Владислав Евгеньевич Бугера родился 24 января 1971 г. в Уфе. Как видим, автор новой философской школы совсем еще не стар годами. В 1988 г. он поступил на философский факультет Киевского государственного университета им. Т. Г. Шевченко, окончил университет в 1993 г. В УГНТУ работает с 1996 г.

В. Бугера имеет 35 научных и учебно-методических публикаций, в том числе 3 монографии, опубликованные в 2003-05 гг. (две – «Собственность и управление» и «Сущность человека» – вышли в Москве, в издательстве «Наука», одна – «Социальная сущность и роль философии Ницше» – двумя изданиями, сперва в Уфе, в издательстве АН РБ «Гилем», затем в московском издательстве «КомКнига»). В 2005 г. в Москве (издательство «Компания Спутник+») вышел сборник статей авторов из России и США «Исторический материализм в XXI веке: необходимость обновления», составителем и редактором которого стал В. Бугера. В этом сборнике, а также в сборниках материалов трех международных научно-практических конференций был опубликован ряд статей и тезисов философов из США и Эстонии; перевел их с английского опять-таки Владислав Бугера.

Монографии В. Бугеры хранятся в фондах ряда крупных научных и публичных библиотек – начиная с Российской государственной библиотеки и Библиотеки Конгресса США – и продаются в ближнем (Украина, Грузия) и дальнем (страны Евросоюза, США, Израиль) зарубежье. Работы Владислава Евгеньевича можно найти в нескольких интернет-библиотеках, а также в электронной версии журнала «Нефтегазовое дело» (www.ogbus.ru), на сайтах Российского философского общества (РФО) и БО НСМИИ РАН (www.ufaintell.narod.ru).

Названий у новой социально-философской школы два: одно из них – «Учение об отношениях управления и собственности как субстанции общества», другое – «Учение о человеке как ансамбле отношений собственности и управления». Различные идеи этой школы уже получили дальнейшее развитие и вместе с тем стали предметом дискуссии в работах нескольких авторов из России и ближнего зарубежья. Концепции, выдвигаемые В. Бугерой, регулярно дискутируются на заседаниях ряда научных семинаров и клубов Уфы. Доклады, тезисы и статьи, в которых идеи новой школы применяются для анализа различных сфер бытия общества и личности, были представлены на ряде международных и российских научных конференций и опубликованы в сборниках их материалов.

Основные идеи новой школы:

1. Управление есть переход от плана сознательного, целенаправленного (практического) действия к самому акту такого действия. Вместе с тем, акт управления является не только переходом от плана к акту практического действия – он и сам по себе является актом практического действия. В процессе всех вообще практических действий между людьми складываются разные виды общественных отношений; один из таких видов, а именно отношения управления, складывается между людьми в процессе их управления своими действиями. Отношения управления лежат в основе почти всех общественных отношений (за исключением отношений собственности) и представляют собою субстанцию общества, ту клеточку, исходя из которой можно объяснить строение и развитие всякого общества (точно так же, как строение и развитие любой формы жизни можно объяснить, исходя из исследования живой клетки).

2. Отношения собственности – это отношения не между людьми и вещами, но между людьми по поводу вещей. Отношения собственности есть отношения социальной возможности управления практической деятельностью и вещами, вовлеченными в процесс этой деятельности; отношения собственности определяют, кто, кем (или чем) и в какой степени управляет. Отношения собственности – это та матрица, на основе которой постоянно воспроизводятся разнообразные отношения и акты управления, а тем самым и разнообразные акты практической деятельности, вся вообще человеческая культура, психика отдельных людей, групп людей и всего человечества. Если сравнивать общество с живым организмом, а отношения управления – с клетками, из которых строятся его ткани и органы, то отношения собственности есть хромосомы и гены этих клеток. И хотя отношения собственности первичны, а отношения управления вторичны (так же, как гены первичны, а клетка вторична), но познавать отношения собственности мы можем, лишь исходя из познания отношений управления (так же, как изучать гены возможно, лишь исходя из изучения клетки).

Развитие производительных сил определяет развитие культуры и психики людей именно через посредство отношений собственности управления (прежде всего – в сфере экономики): изменяясь под воздействием развития производительных сил, отношения собственности на производительные силы и управление производством, распределением, обменом и потреблением изменяют всю систему общественных отношений, характер всей практической деятельности людей (что, в свою очередь, дает дальнейший толчок развитию производительных сил), а также культуру и психологию людей.

3. Идея Маркса о том, что сущность человека – это совокупность (ансамбль, как переводят некоторые) общественных отношений, уточняется В. Бугерой так: сущность человека – это в первую очередь совокупность (ансамбль) отношений собственности и управления. Изучая отношения собственности и управления в их развитии, мы обретаем ключик к изучению всех сфер человеческого бытия, всех сторон и моментов человеческого существования: от производства, распределения и потребления материальных благ до сексуальности и воспитания детей, от религии и искусства до научного творчества, от здоровой и больной психики до развития человеческой речи.

Именно так – объяснить развитие человека не просто через развитие общественных отношений, но именно через развитие отношений управления (и отношений собственности как отношений социальной возможности управления) – до В. Бугеры не ставил вопрос еще ни один сторонник философии исторического материализма (некоторые подходы – но лишь подходы – к такой постановке вопроса можно усмотреть, пожалуй, лишь у А. Богданова, который хотя и повлиял на Бугеру, но последнего никак нельзя причислить к последователям Богданова: их трактовки отношений управления и собственности существенно различаются). Таким образом, Владислав Евгеньевич основал даже не просто новую школу, но и целое направление внутри этого философского течения.

4. Существуют три основных типа отношений управления: отношения индивидуального, авторитарного и коллективного управления (термины взяты у А. Богданова, но наполнены существенно иным, чем у него, содержанием). Им соответствуют три основных типа отношений собственности: отношения индивидуальной, авторитарной и коллективной собственности. Отношения индивидуального управления имеют место, когда члены группы не вмешиваются в управление действиями друг друга. Отношения авторитарного управления – это отношения между начальниками и подчиненными, отношения вертикальной координации действий в группе. Наконец, отношения коллективного управления – это отношения горизонтальной координации действий, когда члены группы на равных, без деления на начальников и подчиненных координируют свои действия, направляя их к общей цели.

Все эти три типа отношений управления (и соответствующие им три типа отношений собственности) присутствуют в любой группе, сколь угодно малой или большой – от двух человек до всего человечества. Вопрос в том, в каких пропорциях они смешаны друг с другом, как и по каким причинам изменяются эти пропорции. Изучая это, мы как раз и находим ключ к любым загадкам человеческого существования.

В. Бугера в своих работах чрезвычайно широко использовал открытый им подход к изучению общества, а тем самым и человека.

Изучая экономическое развитие человечества, он развил целый ряд новых концепций и теорий. Отметим из них, для примера, следующие: определение эксплуатации как авторитарного управления распределением материальных благ и новый, сильно модифицированный вариант ленинской концепции класса; открытие целого ряда ранее не вычлененных классов общества, весьма обновленный взгляд на понятия «общественно-экономическая формация» и «экономический уклад»; концепция неоазиатского – не путать с азиатским! – способа производства и соответствующей общественно-экономической формации, существовавшей в СССР и некоторых других странах в XX веке; новая теория нации как авторитарной общности, консолидируемой буржуазией или неоазиатской бюрократией – при помощи интеллигенции – не только посредством рычагов экономической и политической власти, но и посредством литературного языка и школьного образования как орудий власти.

Изучая духовную культуру человечества, Бугера развил новые концепции фольклорной культуры, профессиональной культуры и массовой культуры как одного из видов профессиональной культуры, новую концепцию развития религии и многое другое.

Исследуя человеческую психику, Владислав Евгеньевич развил учение о пяти антагонистически противоречащих друг другу влечениях (стремление к общению и взаимопомощи; стремление дистанцироваться от окружающих; воля к власти; воля к подчинению; воля к бунту), лежащих в основе психики каждого человека классового общества, комбинирующихся в разных, по-разному изменяющихся пропорциях – и тем самым порождающих все многообразие индивидуальных характеров и психических патологий. В. Бугера показал, что личность бывает не только индивидуальной; что группа людей, в которой преобладают отношения коллективного управления и коллективной собственности, является единой личностью – для ее характеристики Владислав Бугера ввел понятие «коллективная личность».

Весьма оригинальна концепция происхождения патриотических чувств и их принципиально новая классификация. Согласно этой концепции, в основе образа родины и любви к ней у каждого человека лежит тяготение – разумеется, в большинстве случаев неосознанное – к тому, чтобы занимать определенное место в определенных комбинациях отношений управления и собственности; соответственно, виды любви к родине различаются по тому, какую именно комбинацию отношений собственности и управления и какое место в ней человек олицетворяет в образе родины. Бугера также любопытным образом объясняет связь образа родины с образом родителей или вообще предков на разных этапах общественного развития.

Среди прочих своих психологических концепций (по мнению В. Бугеры, психология может быть наукой, лишь будучи социальной) он развил – опираясь на исследования целого ряда психологов ХХ века – концепцию гомосексуальности как неоднородного явления, обусловленного не биологической наследственностью, но различными комбинациями отношений управления в некоторых типичных малых группах, в которых с детства воспитывается человек, и в целом в обществах, воспроизводящих такие малые группы.

Будучи философом, а не математиком, В. Бугера не разработал никаких методик подсчета тех пропорций, в которых смешаны три типа отношений управления той или иной деятельностью и соответствующие им три типа отношений собственности в различных группах людей. Однако он постарался обозначить в монографиях «Собственность и управление» и «Сущность человека» хотя бы первые подходы к развитию методологии разработок таких методик.

Вообще говоря, учение об отношениях управления и собственности как субстанции общества и о человеке как ансамбле отношений собственности и управления не есть какая-то замкнутая, законченная система. Оно скорее представляет собой новую парадигму не только для дальнейших социально-философских исследований, но и для исследований во всех частных науках об обществе и личности. Владислав Евгеньевич не завершает никаких построений – он лишь закладывает новые фундаменты, продолжение строительства на которых есть дело не одного года и не одного человека. Бугера открывает новые горизонты, но не объявляет, что достиг их, и что дальше пути нет. Его учение – не стена в конце пути, оно есть новый путь.

В работах В. Бугеры содержится подробно обоснованный прогноз развития человечества в XXI веке. В частности, доказывается, что количество и кровопролитность локальных войн будут нарастать до такой степени, что наступит момент, когда по своему размаху эти войны станут чем-то вроде эквивалента третьей мировой войны. Этот прогноз, данный Владиславом Евгеньевичем еще в 90-х гг., уже начинает сбываться: число локальных войн умножается, они становятся все более затяжными и кровопролитными, а разговорами о третьей мировой войне уже никого не удивишь, они вошли в моду...

 

НЕИЗБЕЖНОСТЬ ТРЕТЬЕГО ПЕРЕДЕЛА МИРА

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 35, 27.08.2008))

 

«Малая война» в Южной Осетии вызвала множество разноречивых отзывов, а первые результаты ее едва ли не потрясли весь мир. В чем подлинные причины подобных инцидентов, ждут ли нас новые войны и столкновения? На эти вопросы мы попросили ответить доктора философских наук В. Е. Бугеру, хорошо знакомого нашим читателям по прежним публикациям в «Истоках».

 

– Владислав Евгеньевич, Вам принадлежит тезис о том, что при монополистическом капитализме модернизация производства мирных товаров широкого потребления стимулируется исключительно лишь большими войнами.

– Действительно, в эпоху империализма монополиям выгоднее совершенствовать производство пушек вместо масла (а если масла – то как провианта для армии). На то есть две причины. Первая обусловлена тем, что монополиям выгоднее не тратиться на модернизацию мирного производства, но РАСШИРЯТЬ СВОИ СФЕРЫ ВЛИЯНИЯ – и тем самым увеличивать сверхприбыли, получаемые за счет монопольных цен; а для того, чтобы расширять сферы влияния, нужно воевать или, по крайней мере, бряцать оружием. Вторая же причина заключается в том, что во время войны прибыли капиталистических монополий ПЕРЕСТАЮТ БЫТЬ ОГРАНИЧЕННЫМИ ПОКУПАТЕЛЬНОЙ СПОСОБНОСТЬЮ НАСЕЛЕНИЯ: в отличие от мирного времени, во время войны большинство товаров, производимых переориентированными на войну промышленностью и сельским хозяйством – оружие, провиант и обмундирование для армии и тому подобное – покупает не население, а государство, и потому можно урезать заработную плату до размеров еле-еле достаточного для выживания ежедневного пайка, не опасаясь того, что обнищавшее население перестанет покупать товары и наступит экономический кризис (как это неизбежно произошло бы в мирное время). А если еще учесть, что в военное время можно увеличить рабочий день до размеров, немыслимых в мирное время, и обосновать сокращение зарплаты и увеличение рабочего дня необходимостью военного времени (а с теми, кто будет протестовать или просто уклоняться от работы, расправляться опять-таки по законам военного времени – как с вражескими пособниками), то становится понятно, что большая война оказывается золотым дном для монополий всех – В ТОМ ЧИСЛЕ И ПРОИГРАВШИХ войну – стран, участвовавших в войне. Так, хорошо известно, что проигрыш Германии в обеих мировых войнах не помешал ее монополиям очень хорошо нажиться на них. Для эпохи империализма вдвойне верна старая истина: все выгоды от войн между государствами присваивают эксплуататоры, а все издержки ложатся на плечи эксплуатируемых.

– То есть неизменно прогрессирует не только производство оружия, но и…

– …Но и мирная продукция, как побочный продукт новейших высоких технологий, используемых первоначально в военных целях. Это – так называемые технологии двойного применения. Технически модернизировать производство мирных товаров становится по-настоящему выгодно монополиям лишь СРАЗУ ПОСЛЕ ВОЙНЫ – когда хочешь не хочешь, а приходится вновь переводить на мирные рельсы часть экономики. При этом разрушенная противником инфраструктура лишь облегчает внедрение новейших технологий, ибо дешевле выстроить новый завод, оснащенный новейшей техникой, на пустом месте, чем переоснащать старый завод, переоборудуя старые постройки и коммуникации. Этот экономический рост вкупе с техническим подъемом продолжается до тех пор, пока накопившиеся за время застоя противоречия между делящими мир финансовыми группировками не выльются в очередную всемирную разборку.

– И каковы же, по-вашему, интервалы между мировыми войнами?

– Если исходить из «кондратьевских больших циклов», то вырисовывается следующая картина. Окончание второй мировой войны непосредственно предшествовало, говоря словами Н. Д. Кондратьева, «повышательной волне» очередного «большого цикла» – той самой волне, которая принесла с собой Научно-техническую революцию. Эта волна, создавая качественно новые технологии и тем самым, открывая великое множество ранее не существовавших рынков, позволила монополиям всего мира несколько десятков лет подряд получать огромные сверхприбыли за счет модернизации мирного производства, обходясь без очередной всемирной мясорубки и ограничиваясь «холодной войной» и локальными войнами для выяснения отношений между собой. А вот между первой и второй мировыми войнами как раз пришлась «понижательная волна» «большого цикла», то есть застой в модернизации мирного производства, заставлявший монополистический капитал всего мира как можно быстрее вновь обрести источник сверхприбылей в очередной всемирной бойне. Потому-то вторая мировая война и началась всего лишь через двадцать лет после окончания первой.

И раз капитализм до сих пор существует – и сейчас находится в такой фазе своего циклического движения, которая непосредственно, с железной необходимостью порождает очередной империалистический передел мира, – и раз сегодня нет таких сил, которые были бы способны в самое ближайшее время уничтожить капитализм как общественно-экономическую формацию, то отсюда с неизбежностью следует, что человечеству в достаточно скором времени предстоит пережить кошмар третьей всемирной резни.

– Конкретными причинами нынешних военных конфликтов называют битвы за различные энергетические ресурсы и прежде всего – за нефть…

– Говорить об этом – значит, ползать по поверхности явлений, не проникая в их сущность, а следовательно, не достигая возможности делать хорошо обоснованные долгосрочные прогнозы. Острейшая борьба за нефть между различными империалистическими группировками идет в мире вот уже несколько десятилетий подряд – но почему к третьему переделу мира она не привела человечество, скажем, еще в 70-е годы, почему она породит всемирную бойню только в первой половине XXI века? Да потому, что только сегодня мировая экономика вступила в соответствующую фазу своего циклического движения.

– Вы утверждаете, что созрели объективные предпосылки к развязыванию третьей (горячей) мировой войны. Будет ли она отличаться от первых двух?

– Вне всякого сомнения, третий империалистический передел мира будет очень сильно отличаться от первых двух. Одним из основных источников этих отличий станет тот факт, что первые две мировые войны происходили еще в эпоху «классической» мировой системы колониализма, а третья всемирная разборка будет происходить в условиях нынешней системы НЕОКОЛОНИАЛИЗМА.

Первые два больших империалистических передела мира происходили так: небольшое число сильнейших держав делились на два блока, непосредственно вступали в схватку друг с другом, а все остальные государства следовали за тем или другим блоком в роли оруженосцев, снабженцев и прочего обслуживающего персонала – одним словом, в роли статистов. В XXI веке все будет иначе, поскольку современные средне- и слаборазвитые страны – это уже не прежние колонии, но сплошь политически суверенные государства; и хотя все они находятся в той или иной степени полуколониальной зависимости от наиболее высокоразвитых империалистических государств, однако среди этих полуколоний мы все же видим немало довольно сильных – и экономически, и политически – буржуазных государств со своими особыми, вполне определенными империалистическими интересами и межимпериалистическими противоречиями. Эти государства примут в третьем переделе мира хотя и не абсолютно, но все же в большой мере самостоятельное участие – они уже будут не просто участвовать в массовке, но играть свои собственные, хотя и не главные, роли. То есть эти государства будут вести СВОИ ВОЙНЫ. А мировая буржуазия разделится отнюдь не на два, а на большее количество противостоящих друг другу блоков, ведущих, скорее всего, не единую мировую войну, но ЦЕЛЫЙ РЯД БОЛЬШИХ ЛОКАЛЬНЫХ ВОЙН, почти (но не обязательно полностью!) одновременных, так или иначе связанных между собой и переходящих друг в друга. Таким образом, третий большой империалистический передел мира, скорее всего, будет не единой мировой войной, но цепочкой больших локальных войн.

В третьем переделе мира будет несколько одинаково важных театров военных действий, разбросанных по всему миру. И начнется третья всемирная буржуйская разборка, скорее всего, на территории средне- и слаборазвитых стран, а на территорию высокоразвитых стран перекинется не сразу – если вообще перекинется.

– Я понимаю, что это в некоторой степени «гадание на кофейной гуще», и все же – можете ли Вы навскидку предсказать, какие именно государства будут воевать друг с другом в XXI веке и, хотя бы примерно, когда именно они ввяжутся в войны?

– Очевидно, что для того, чтобы давать обоснованные прогнозы такого рода, анализ глобальных закономерностей развития современной капиталистической экономики хотя и необходим, но совершенно недостаточен. Задача конкретного прогнозирования начала и хода будущих войн осложняется тем, что в периоды, когда крупнейшие монополистические группировки оказываются заинтересованными не только в насильственном переделе мира, но и в том, чтобы сделать хороший бизнес на самом процессе этого передела, буржуазные государства начинают выбирать себе союзников и противников, основываясь зачастую не на предшествующих долговременных традициях партнерства или соперничества друг с другом, но на сиюминутных экономических и политических интересах влиятельных буржуазных группировок – настолько сиюминутных, что их очень трудно предсказать заранее.

При этом часто мы наблюдаем разного рода мистификацию причин подобных войн – к примеру, миф о «конфликте цивилизаций». Достаточно взглянуть на войну в Ираке, где войну ведут не столько представители «христианской цивилизации» против «исламской цивилизации», сколько представители этой самой «исламской цивилизации» друг против друга; достаточно взглянуть на Абхазию и Южную Осетию, где абхазы и осетины – частично православные, частично мусульмане – единодушны в своей вражде к православной Грузии и мечтают о защите со стороны преимущественно православной России. Религиозные и межэтнические конфликты – это лишь ОПОСРЕДСТВУЮЩИЕ ЗВЕНЬЯ в развязывании войн, ПЕРВОПРИЧИНЫ же этих войн лежат в области экономики.

– И все же попробуем спрогнозировать, основываясь на выдвинутом Вами принципе экономической подоплеки…

– Что ж, извольте. Среди наиболее вероятных очагов будущих локальных войн следует прежде всего назвать Балканы и Ближний и Средний Восток, а также примыкающие к ним Среднюю Азию, Закавказье и Северный Кавказ. Эти регионы настолько долго и настолько очевидно являются «горячими точками» – язвами, воспаляющимися и кровоточащими в порядке реакции чуть ли не на любое обострение межимпериалистических противоречий в мире вот уже на протяжении более чем ста лет, – что нет необходимости задерживаться на детальном доказательстве того, что грядущий передел мира реализуется в этих регионах как в форме межгосударственных, так и в форме межэтнических и межконфессиональных гражданских войн. После второй мировой войны такой же «горячей зоной» стала практически вся Африка, где в первой половине наступившего столетия можно с уверенностью прогнозировать рост даже не столько межгосударственных, сколько межплеменных войн.

Далее нам следует обратить внимание на государства, наиболее высокоразвитые из средне- и слаборазвитых, – государства, чья экономика кажется на фоне всемирного застоя бурно растущей. Эти государства претендуют на одну и ту же нишу в системе международного разделения труда – на роль поставщиков либо сырья, либо дешевых товаров, а также дешевой (хотя иногда довольно-таки высококвалифицированной) рабочей силы на мировой рынок. Поэтому между такими государствами сплошь и рядом существуют и нарастают глубокие экономические противоречия – слишком глубокие, чтобы увидеть их с первого взгляда: на поверхности явлений мы видим лишь то, что эти государства часто поддерживают между собой прекрасные дипломатические отношения, наращивают товарооборот – и, казалось бы, ничто не обещает нарушить эту идиллию, на самом деле такую хрупкую…

Такие государства мы находим прежде всего в Азии. Следует внимательно анализировать экономические и политические отношения между не только Индией и Пакистаном (здесь потенциальная возможность войны очевидна), но и Индией и Китаем, Китаем и Россией, Индонезией и Малайзией. Зато вряд ли стоит тратить время и силы как на Северную, так и на Южную Корею. Южную Корею от всех нападок защитят США; что же касается Северной Кореи, то сколько бы она ни грозилась ядерными испытаниями и ни скандалила в ООН, никто на нее не нападет по двум причинам. Во-первых, она ни для кого из своих соседей не является серьезным конкурентом в дележе экономических сфер влияния, в борьбе за место на мировом рынке; во-вторых, всякий, кто свергнет нынешний северокорейский режим, очутится лицом к лицу с проблемой: а что же делать с миллионами северокорейских безработных, которые никому – в том числе и Южной Корее – не нужны? …Короче говоря, Северная Корея – это тот самый Неуловимый Джо, который неуловим потому, что даром никому не нужен. Единственно, чем она может пригодиться буржуазии мировых империалистических держав и соседних с нею государств – это именно своим неограниченно долгим существованием в нынешнем виде, чтобы, если некого больше будет объявлять «центром зла», служить хотя бы ничтожным, но все же поводом для военных госзаказов.

Странно то, что, кажется, никто или почти никто не ставит сегодня вопрос о том, не является ли Латинская Америка очагом будущих войн. А между тем на этот регион стоило бы обратить пристальное внимание именно с данной точки зрения. Во-первых, там издавна – причем чем дальше, тем больше – сталкиваются интересы самых разных империалистических держав (в том числе и по поводу пресловутых энергетических ресурсов – например, венесуэльской нефти). Во-вторых, там располагается целый ряд государств с неслабыми армиями – государств, которым в XIX веке уже доводилось довольно-таки интенсивно воевать друг с другом. Некоторые из них на фоне всемирного застоя выглядят экономически растущими (как, скажем, Бразилия); тем самым возникают основания для борьбы между ними за одну и ту же нишу в системе мирового разделения труда. И как раз недавно начали появляться поводы для того, чтобы перевести эту борьбу в форму настоящей войны: уже в нескольких латиноамериканских государствах к власти пришли правительства, поднявшие красный флаг и заявляющие словесные претензии (правда, не очень-то обоснованные практически) на радикальную левизну. Как показывает опыт истории последних полутораста лет, если кто-то поднял красный флаг – это очень удобный предлог для того, чтобы объявить дерзкого вне норм права (в том числе международного) и объявить на него охоту. В данном случае объявить охоту на «красных» в Латинской Америке прежде всего заинтересованы США; было бы очень интересно заранее проанализировать, не заинтересованы ли какие-нибудь латиноамериканские государства откликнуться на подобный призыв, и хватит ли у российской империалистической буржуазии (в объятья которой, по давно уже протоптанной тропе Фиделя Кастро и Даниэля Ортеги, уже кинулся Уго Чавес) желания и сил отстоять «социалистические» режимы в Латинской Америке от их врагов и своих конкурентов.

– Если Ваш сценарий осуществится, то сразу же возникает резонный вопрос: а что потом? Что ждет человечество после Третьего мирового передела – цепи локальных и региональных войн? Тотальная разруха и глобальный экологический кризис, «Железная пята» или… заря «светлого будущего»?

– Во-первых, сразу же необходимо отметить, что в отличие от второй мировой войны, финал которой в 1944 году – через пять лет после ее начала – уже был очевиден, цепочка больших локальных войн, предстоящая человечеству в XXI веке, может продолжаться довольно долго без очевидных предзнаменований того, когда и чьей победой она закончится. Это обстоятельство, несомненно, будет повергать в отчаяние миллионы рядовых наемных работников (пролетариев и представителей низших слоев средних классов), вооруженных, организованных в воинские части и посланных на смерть буржуазией – и делать их готовыми к тому, чтобы повернуть оружие на своих же начальников и господ. Кроме того, среди участников грядущего империалистического передела мира не будет таких мощных молодых тоталитарных государств, как СССР и нацистская Германия, способных настолько же эффективно контролировать эксплуатируемых трудящихся и подавлять в зародыше любую организованную оппозицию. Это второе обстоятельство больше сближает грядущую всемирную разборку с первой мировой войной, чем со второй. Благодаря этим двум обстоятельствам третий большой империалистический передел мира, по всей вероятности, породит ВОЛНУ РЕВОЛЮЦИЙ, которые начнутся во время него и прокатятся по земному шару. Подчеркнем специально: не каких-нибудь «оранжевых» псевдореволюций, но самых настоящих социальных, насильственных и весьма кровавых революций.

Поскольку буржуазные государства средне- и слаборазвитых стран будут гнать своих пролетариев в бой не только пулеметами заградотрядов, но и национальной идеей, патриотическим и религиозным чувством, то среди пролетариев Азии, Африки, Латинской Америки, Восточной и Южной Европы через какое-то время после начала войн неизбежно вспыхнет ярким пламенем ненависть – как это ни кажется сейчас невероятным – к своему национальному и территориальному патриотизму, к своей традиционной вере. Будут твориться вещи, совершенно невозможные сегодня: в целом ряде стран, где сегодня широко распространены патриотические и религиозно-фундаменталистские настроения, через несколько лет после начала третьей всемирной бойни интернационалистические и антиклерикальные идеи будут так же популярны, как в России 1917 или в Германии 1918 г. При этом национально-освободительные движения, популярные в таких странах сегодня, в ходе предстоящих человечеству больших войн дискредитируют себя в глазах тех самых масс, которые сегодня поддерживают их.

Всякая политическая организация, выступающая под национально-освободительными лозунгами, объективно выступает за власть своей национальной буржуазии (поскольку нация по сути своей есть организация, созданная и руководимая либо буржуазией, либо неоазиатской бюрократией) – а следовательно, ее лидеры и аппарат управления либо изначально находятся под контролем национальной буржуазии, либо вскоре после ее создания скупаются ею на корню. Следовательно, все национально-освободительные организации, какими бы оппозиционными правящим режимам они ни были, в ходе грядущего третьего империалистического передела мира поддержат свои национальные государства в их войне. Все эти фундаменталисты, сапатисты, маоисты, сандинисты, кастристы, тупомаровцы, сендеролуминосовцы и прочие курдские рабочие партии и национальные фронты будут вести себя точно так же, как вело себя, к примеру, украинское национально-освободительное движение в годы первой мировой войны.

Предстоящие человечеству в XXI веке революции в средне- и слаборазвитых странах не будут национально-освободительными, патриотическими – напротив, они будут АНТИПАТРИОТИЧЕСКИМИ, направленными в первую очередь против буржуазии в своих же собственных странах, против ее государств и ее патриотической идеологии.

Нужно уяснить одну очевидную истину: в эпоху империализма те национальные буржуазии, которые успели занять доминирующие позиции на мировом рынке к моменту возникновения монополистического капитализма, обладают экономической мощью, достаточной для того, чтобы не уступить никому свое лидерство. Все попытки более слабых национальных буржуазий и неоазиатских бюрократий победить своих удачливых соперников ЗАВЕДОМО ОБРЕЧЕНЫ НА ПОРАЖЕНИЕ. До тех пор, пока существует капитализм, господами мира будут те же державы, что и сейчас; а те государства, которые попытаются оспаривать их лидерство, рано или поздно вновь станут их послушными вассалами. Если капиталисты средне- и слаборазвитых стран ведут борьбу с буржуазией одних высокоразвитых стран, то обычно они делают это под покровительством буржуазии других высокоразвитых стран. И какие бы патриоты – правые или «левые» – ни приходили к власти в средне- и слаборазвитых государствах, все они вели, ведут и будут вести именно такую политику: вся их антиимпериалистическая риторика оказывалась, оказывается и будет оказываться лишь популистской болтовней. Как это ни парадоксально, действительно направленным против господства богатейших империалистических держав может быть только антипатриотический, разрушающий государство своей же национальной буржуазии и тем самым лишающий весь мировой капитал инструмента контроля над данной территорией АНТИКАПИТАЛИСТИЧЕСКИЙ БУНТ. Только такой антинационалистический бунт действительно противоречит правилам игры мирового капитализма; все остальные варианты развития общества укладываются в рамки мирового империализма, не разрушая, но, в конечном счете, лишь укрепляя эту систему.

– Подытоживая, можно сказать, что Вы прогнозируете не только неизбежность новых войн – целой их серии, но и неизбежность последующих вслед за ними социальных революций, которые, начавшись в странах Второго и Третьего мира, перекинутся в высокоразвитые страны «золотого миллиарда».

– Совершенно верно. Глубинные тенденции развития мирового капитализма, как уже было сказано, ведут к очередному, ТРЕТЬЕМУ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОМУ ПЕРЕДЕЛУ МИРА, который будет осуществляться через серию больших войн почти по всему миру. Вот основной факт, из которого следует исходить, когда строишь прогнозы на XXI век. И из этого факта с необходимостью следует, что, как мы уже неоднократно отмечали, грядущие большие войны приведут к тому, что пролетариат (прежде всего средне- и слаборазвитых стран) окажется вооружен, по-военному организован, доведен до отчаяния бессмысленной бойней – то есть готов повернуть оружие на своих же начальников.

Обычно, когда доказывают невозможность победоносных пролетарских восстаний в будущем, исходят из молчаливого предположения о том, что капитализм неограниченно долгое время останется таким, каков он есть сегодня – относительно мирным, ограничивающимся лишь небольшими (по сравнению с тем, что было шестьдесят с лишним и девяносто с лишним лет назад) войнами. Нет ничего ошибочнее такого допущения: наиболее достоверным сегодня является именно апокалиптический взгляд на ближайшие пятьдесят-сто лет. Сегодняшняя относительная стабильность капитализма не должна заслонять от нас его ближайшую апокалиптическую перспективу.

 

ВАЛЕЕВ ИЛЬЯС ИШТУГАНОВИЧ

 

СИМВОЛЫ ВОКРУГ НАС

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 05, 02.02.2005), в журнале «Учитель Башкортостана» (№ 09, 2005), журнале «Ядкяр» (№ 04, 2005), в сборнике «Уфимская литературная критика» (выпуск 3, 2005), в книге Р. М. Зиязетдинова, Е. Н. Измайловой, Ф. С. Тикеева «Ильяс Валеев: штрихи к портрету» (Уфа, Гилем, 2009))

 

Ильяс Валеев – автор известный. Блестящий популяризатор науки, яркий публицист, видный педагог… Круг интересов Валеева-исследователя и Валеева-писателя достаточно широк – пропедевтика, культурология, педагогика, литературоведение, история, философия, экология и многое другое. И вот Ильяс Иштуганович порадовал нас новой своей работой.

Великий китайский философ Конфуций (Кун-Цзы) однажды сказал: «Знаки и символы управляют миром, а не слово и закон». Это изречение древнекитайского мудреца было вынесено в качестве эпиграфа в новой книге И. И. Валеева «Воспитание на символах», вышедшей в 2004 г. в уфимском издательстве «Гилем». Книгу приятно держать в руках – превосходное оформление, твердый ламинированный переплет, качественная печать. Но главное – содержание. Речь в этой книге-исследовании идет о символах и о той роли, которую они играют в нашей повседневной жизни – жизни личности и общества.

С самого начала автор убедительно доказывает, что символы – это не просто какие-то изображения или отвлеченные понятия. Нет, символы имеют огромное значение как в духовной культуре, так и в политике, в общественных отношениях. Но особенно велико их воздействие в области идеологии. Не секрет, что именно в этой сфере в последнее время развернулась самая настоящая война символов – уже полвека не снижается натиск американских ценностей на весь остальной мир, на культуры народов мира. Особенно остро этот процесс западнистской духовной экспансии проходит в нашей стране – вот уже без малого два десятилетия!

Чуждые нам символы, традиции и идеи в спешном порядке навязываются, ломая все привычные, веками охранявшиеся устои. Прививается культура, несущая заряд агрессии, разврата, пошлости и бездуховности, обрушивая на наше общественное и индивидуальное сознание целый водопад низменных страстей и ложных нравственно-эстетических установок.

Мы должны ясно представлять себе, что именно символы, знаки и эмблемы оказывают огромное влияние на наш выбор и поведение, интенции (намерения) и потребности – как на индивидуальном, так и на общественном уровнях. Именно символы являются основными элементами, составляющими историческую память как народа, так и отдельной личности. А память – важнейший ресурс для успешной жизнедеятельности человека в постоянно меняющемся мире. Личность опирается на все то позитивное, что хранит ее индивидуальная память. Привычные, положительные символы наполняют человека верой в лучшее, придают силы для самоутверждения, дают импульсы для творчества. И, возможно, что заимствованные из других культур, тем более агрессивно-деструктивных как массовая культура, на уровне подсознания воспринимаются как чужеродные, неживые элементы, подспудно разрушающие психику человека.

«В деле воспитания подрастающего поколения большего вреда, чем издевательство над государственными символами, бывшими или действующими, ничто не может нанести». Разрушительной символике жрецов западнизма-атлантизма мы должны противопоставить наши исконные, национальные символы: государственные, народно-этнические, религиозные, культурные…

Верность данного тезиса обосновывает в своем труде И. Валеев, развертывая перед нами познавательную картину истории и биографии важнейших символов, их роли и значения в жизни общества – в мире в целом и, особенно, в России.

Основным государственным символом является Государственный флаг. Автор в увлекательной форме рассказывает о происхождении флага. Возраст прародителей флага – древневосточных штандартов – насчитывает 5000 лет. Свое дальнейшее развитие штандарты-вексиллумы получают в Римской империи. Из средства связи и культовой эмблемы флаг (прикрепленный к древку) превращается в символ власти и могущества, а затем (в Средневековье) в показатель военного или социального статуса какого-либо лица или политического союза – ныне флаги представляют государственно-политические, военные, религиозно-церковные или этнические образования, научные, коммерческие, молодежные или спортивные организации. И наибольшее значение из них имеют, конечно же, национальные флаги.

В книге подробно излагается история создания трехцветного флага – триколора и принятия его в России. Бело-сине-красное знамя было утверждено три века тому назад Петром I лишь в качестве флага торгового флота. И таковым оно просуществовало вплоть до XIX века. И даже Николай II так и не утвердил его державным флагом Российской империи (таковым стал императорский черно-желто-белый триколор – флаг династии Романовых). Отсюда возникает, по крайней мере, недоумение по поводу принятия Государственным флагом РФ второстепенного стяга российского торгового флота (причем, вначале для заграничного, а затем только для внутреннего плавания). Военно-морской же флот всегда имел и по сию пору имеет свой Андреевский флаг (белое полотнище с синим косым крестом). Да и сам злополучный триколор был позаимствован вначале отцом Петра Алексеем Михайловичем, а затем и самим Петром I у голландцев.

И еще одно. Как справедливо отмечает Валеев, нужно помнить, что «под бело-сине-красными флагами к нам неоднократно вторгались враги», а значит, ныне мы прославляем чужеземных захватчиков, убивавших, истязавших и грабивших россиян во времена оные.

И если уж обращаться к истории нашего государства, то древнерусскими княжескими стягами были красные флаги – знамена и вымпела. Красный – значит, красивый, прекрасный. Во все времена у большинства народов красный цвет означал чувственность, страсть, любовь. Он же – символ жизни, здоровья, активности и решимости. Красный цвет символизировал и борьбу с силами зла, восстание против угнетателей, священный гнев, направленный против захватчиков. Наконец, красный – цвет крови, пролитой Христом за всех нас, живших, живущих и еще не рожденных – во искупление грехов человечества. И, как указывает Валеев: «Красный цвет – цвет риз мщения Христа».

Изучив досконально этот сложный вопрос и приведя немало убедительных фактов, автор приходит к правомерному выводу: «…флагом русского народа издревле был Красный флаг! Под Красным флагом он создавал, обустраивал, крепил, защищал свое государство. И народ, церковь, само государство в нем были объединены Красным флагом!». И еще цитата: «Знаменем нашей Великой Победы является красное знамя».

Теперь становится понятным, какая чудовищная подмена духовно значимых ценностей для всех жителей нашей страны произошла со сменой Государственного флага России!

Гербы берут свое начало из Средневековья – от дворянско-рыцарских эмблем, изображавшихся на щитах и одеяниях. Появление первого известного герба относится к XII в.

На Руси гербовые эмблемы княжеств и городов существовали даже во времена монголо-татарского ига. Постепенно к XV веку среди других выделяются эмблемы московского Великого князя – всадник, поражающий копьем дракона и двуглавый орел. Первая эмблема герба всегда означала Георгия-Победоносца. В то же время образ Георгия-змееборца ассоциировался на Руси с князем-воином, побеждающим змия, то есть одерживающим победу над злом. Вторая часть герба – двуглавый орел пришел к нам из Византии. Ивану III для утверждения статуса не просто Великого князя, но царя, правителя всех земель русских, необходимо было идейно-символическое подтверждение. Такое подтверждение-предание принесла с собой племянница Константина Великого Софья Палеолог, ставшая женой Ивана III. И в 1497 г. двуглавый орел с распростертыми крыльями был принят в качестве российского герба, а Россия была объявлена преемницей Византийской империи.

Но следует помнить, что «двуглавый орел пришел к нам как властный знак. Не национальный, не патриотический знак, а как символ власти». Впоследствии, форма российского герба претерпела неоднократные изменения. Здесь автор совершенно верно указывает, что любое изображение на гербе несет определенный смысл, и каждый знак, эмблема имеет свой статус.

Герб СССР был принят в 1923 г. Каждый его символ, каждая деталь несла глубокий позитивный смысл. Красная пятиконечная звезда означала свободу людей и защиту от врагов; она же – духовный маяк, знак свободной мысли. Земной шар, освещенный лучами солнца – изображение нашего общего дома; планеты, над которой взошло светило человеческого разума; матери, давшей жизнь всем живым существам. Но земной шар, как и солнце, это еще и символ Самости – духовного центра, психической целостности. Колосья, обрамляющие центральную эмблему, есть символ мирного труда, изобилия природы, биосферы; в то же время это злаки, из которых получают хлеб – духовную пищу.

Главный же символ советского герба – это скрещенные золотистые серп и молот, символизирующие союз трудящихся. На мой взгляд, этот знак имеет и более глубокий, а то и сакральный смысл. Во-первых, это аналог косого креста – символа веры, единства противоположностей, страданий во имя веры; во-вторых, знак единения, слияния мужского (молот) и женского (серп) начал, знак плодородия и утверждения жизни; в-третьих, он символизирует союз, духовное братство православных христиан и мусульман (молот-крест и серп-полумесяц); в-четвертых, золотой цвет означает радость, молодость, смелость, мечту, это символ разума и совершенства. Таково глубинно-психологическое прочтение символики государственного герба СССР.

Примечательно, что Ильяс Иштуганович довольно подробно останавливается на описании гербов Уфы, Республики и городов Башкортостана.

Следующий важнейший из государственных символов – Государственный гимн. Гимны как торжественные песни известны еще со времен Древнего Египта и Месопотамии. И. Валеев подчеркивает, гимн – государственный, революционный или военный – имеет не меньшее значение в деле укрепления народного духа, возвышения патриотических чувств, чем другие важные символы государства.

Международным революционно-пролетарским гимном с конца XIX в. является «Интернационал» (слова Э. Потье, музыка П. Дегейтера), ставшим в 1918 г. первым гимном нашей страны. Но на переломе Великой Отечественной войны возникла необходимость в создании нового, подлинно своего, национального гимна. И таким государственным гимном в самом начале 1944 г. стал гимн на музыку А. В. Александрова и слова С. В. Михалкова и Г. Г. Эль-Регистана. В нынешнем гимне РФ сохранена музыка Александрова и взят новый текст, написанный Сергеем Михалковым.

Предоставим слово автору книги: «Гимн у Советского Союза – Великой России – родился именно так, как положено рождаться гимну, – из победного грохота пушек, из завывания «катюши», звона авиационных моторов и лязга стали… Уже потом, к вящей славе, в музыку вплелись и позывные первого спутника, и рокот гагаринской ракеты, и гул турбин могучих электростанций, дающие всему народу свет и тепло и многое другое». Здесь Валеев проводит верные параллели с гимном Франции – «Марсельезой».

Одними из самых значительных и влиятельных символов истории государств и народов, символической памяти о прошлом, как отмечает И. Валеев, являются памятники. Любые памятники – археологические, исторические, письменности, культуры, архитектурные – культурное достояние всего человечества.

Памятники, созданные человеком или природой, оказывают неизменно благоприятное воздействие на сознание, психику людей, вызывают интерес к изучению прошлого, истории народа, страны, данной местности или отдельной личности, изучению окружающей природы. Как справедливо пишет автор, «знакомство с памятниками, их изучение оказывает благотворное влияние на человека, воспитывают его».

Памятники культуры – монументальные сооружения и археологические памятники, а также памятники природы – отдельные биогеоценозы (геологические объекты, водоемы, заповедники, лесопарки и рощи) и антропобиоценозы (сады, скверы, газоны, парки и агробиоценозы) вызывают в людях чувство эстетического наслаждения, прививают вкус к красоте, действуют позитивно на психическое здоровье.

Почему люди стремятся облагородить свое жилище снаружи – клумбами, садами и бассейнами, а изнутри – оранжереями, зимними садами, аквариумами и вольерами? Потому что в людях живо чувство прекрасного, а еще жива непрерывная связь с биосферой – откуда родом все мы. Так и с памятниками.

«Возвышаясь на центральных площадях или почти скрываясь в густой тени парков, они неразрывно сливаются с обликом города, становятся неотъемлемой частью его жизни». Добавить здесь нечего, автор сказал все.

Прекрасные, проникнутые теплотой и безграничным уважением слова сказаны И. Валеевым об уникальных памятниках нашей страны, таких, как Мавзолей В. И. Ленина, Почетный некрополь на Красной площади, памятник Ф. Э. Дзержинскому на Лубянке… «Ни другим, ни тем более нам самим, детям России, недостойно плевать в себя, в свои символы».

С гордостью повествует Ильяс Иштуганович и о крупнейших достижениях монументального искусства, украшающих столицу Башкортостана – Монументе Дружбы и памятнике Салавату Юлаеву.

Существуют народные святыни, которые трогать, шельмовать их доброе имя, тем паче осквернять, категорически нельзя! Таковы памятники – символы нашей национальной гордости. И в этом можно целиком и полностью согласиться с автором книги «Воспитание на символах».

В ряду символов государства, национальной гордости и достоинства народа важное место занимают государственные награды – знаки отличия и заслуг перед отечеством.

Прародителями нынешних медалей и орденов были римские венцы и нагрудные бляхи – фалеры. Были свои знаки отличия за воинскую доблесть и у древних германцев и славян. Ну, а настоящие памятные и наградные медали, как и ордена были введены в России в качестве наград при Петре I. Именно Петр Великий повелел чеканить медали и изготовлять ордена, отличающиеся высоким художественным уровнем.

С огромным интересом читается история учреждения известных российских и советских орденов и награждения оными, весьма подробно изложенная И. Валеевым. Чувствуются обширные познания автора в фалеристике – исторической дисциплине, изучающей наградные и знаки отличия.

С особой гордостью и должным пиететом описывает автор советские награды. И подытоживает: «Нам необходимо понять, что в правительственных наградах история государства, в них заложен огромный воспитательный потенциал».

Необычно, на первый взгляд, рассмотрение народов в качестве символов. Но Валеев и здесь четко обосновывает данный тезис: каждый из народов, составляющих единую этносферу Земли, с присущими ему историей, менталитетом, образом жизни и культурой является своеобразным символом для остальных этносов.

То же самое можно сказать и о государствах-символах. Но здесь есть принципиальная разница. Если качества, характеризующие народы-символы, складывались в течение длительного периода времени – века, а то и тысячелетия, то признаки государств-символов требуют намного меньшего времени, к тому же они менее устойчивы и в связи с изменением политической обстановки и строя сами подвержены изменению.

Личности-символы… Люди, благодаря своим героическим деяниям и подвигам, свершениям на ниве науки, искусства и любомудрия, ставшие символами для своих соотечественников, а то и для всего человечества. Это великие пророки, святые, религиозные деятели, творцы, мудрецы, ученые, государственные деятели, народные защитники и революционеры, полководцы, предводители и цари, сказители и писатели, служители муз… но есть и личности-символы со знаком минус, проклятые и заклейменные позором навечно: честолюбивый безумец Герострат, тиран Дракон, христопродавец Иуда и жестокосердный Агасфер, предатель Власов и маньяк Чикатило… А чего стоят высокопоставленные нацистские преступники – Гитлер, Гиммлер, Геббельс, Геринг… И вот новый жупел – Усама Бен Ладен, чудовищный голем, взращенный современными франкенштейнами из американских спецслужб и политического истеблишмента. И кто как не американская военщина и политическая закулиса порождает все новых пиночетов, дювалье и пол потов? Вопрос чисто риторический.

Как правильно отмечает Ильяс Валеев, есть свои личности-символы и у нас в Республике, в братской семье башкирского, русского, татарского и иных народов. Таков мифический Урал-батыр, таковы реальные национальный герой Салават Юлаев и другой сподвижник Е. Пугачева Кинзя Арсланов. И разве Народный поэт Башкортостана Мустай Карим не является человеком-символом? Он уже давно стал для всех нас образцом для подражания. Именно Мустафе Сафичу принадлежат слова о том, что «личность всегда выступает как визитная карточка своей страны, своей республики и своего края».

Личности-символы, личности-маяки, на которые мы равняемся, жизнь и деяния которых вдохновляют нас на ратный и мирный труд, на творческие свершения, такие личности, как правило, совершали подвиг – и не один. И можно лишь согласиться с автором, что «подвиг создает и приумножает добро, делает жизнь лучше, развивает гуманность… Человек подвига берет на себя тяжелую ношу и несет ее добровольно». Евпатий Коловрат и Владимир Храбрый, Родион Ослябя и Александр Пересвет, Кузьма Минин и Дмитрий Пожарский, Александр Невский и Дмитрий Донской, Иван Сусанин и Денис Давыдов, Александр Суворов и Михаил Кутузов, Василий Чапаев и Николай Щорс, Георгий Жуков и Дмитрий Карбышев, Александр Матросов и Миннигали Губайдуллин, Николай Гастелло и Виктор Талалихин, Муса Джалиль и Муса Гареев, Алексей Маресьев и Зоя Космодемьянская, Ульяна Громова и Любовь Шевцова, Олег Кошевой и Сергей Тюленин – эти и другие имена должны всегда помнить и свято чтить все россияне.

Поступки-символы служат прямым продолжением личностей-символов, ибо «закономерности человеческих поступков реализуют себя посредством психологических механизмов». В ряду поступков-символов – подвиги, ратные и трудовые свершения, творческие достижения, научные открытия, нравственные решения и моральный выбор.

Неоднократно повторяющиеся, продолжительные по времени поступки-символы становятся явлениями-символами. Например, указывает автор книги, таковыми можно считать многочисленные в годы Великой Отечественной войны тараны – авиационные и танковые, как и закрывание своим телом амбразур вражеских ДОТов ДЗОТов, а также вызов огня на себя. Величайшим явлением-символом стал Парад Победы на Красной площади.

Важное место в духовной сфере человечества занимают религиозные символы. Последние теснейшим образом связаны со сложившимися (теми или иными) религиозными культами, с присущими им ритуалами и обрядами, идеями и представлениями. Символы веры несут мощный заряд психо-эмоциональной экспрессии, глубокой рефлексии – вплоть до психосоматического воздействия на организм и психику человека.

Многие из таких символов универсальны. Так, крест – древний религиозный и оккультный символ, широко распространенный едва не во всех культурах народов мира. Валеев совершенно верно отмечает огромное, поражающее воображение разнообразие форм и соответствующего им смысла крестов. Обычный крест, косой (Андреевский) крест, свастика, молот Тора, анх – вот только малый перечень наиболее распространенных разновидностей этого универсального символа. Он означает и распятие Христа, его физическую смерть и возрождение в качестве Бога – христианский символ веры. Он и знак плодородия, и знак единства противоположностей; он же – символ смерти и в то же время фаллический жизнеутверждающий символ. А солнечной крест (свастика) кроме того еще и символ вечного круговорота Вселенной, как и знак солнца и света. Но нацистская свастика как фашистская эмблема считается символом варварства, насилия и зла.

Кроме указанных выше категорий символов, в книге также рассматриваются символы общественно-политических организаций и символы-даты. Большой интерес представляет и очерк о символике и назначении холодного оружия.

Подытоживая, можно сказать, что в ноосферном пространстве человеческой культуры символы высятся яркими маяками, указующими путь духовно-экзистенциальной самореализации миллионам человеческих душ.

В обществе необходимо терпеливо и неустанно взращивать не только культуру символов, но и их гигиену, оберегая психику, сознание граждан от деструктивных символов, несущих заряд антигуманности, аморальности и бездуховности. Необходим санитарный контроль над символикой на государственном уровне. «Роль, которую играет использование педагогами символов в формировании у учащихся исторических знаний и представлений, в становлении научного мировоззрения, гражданской позиции школьников, определяется прежде всего заключенным в символах содержанием».

Книга Ильяса Валеева весьма содержательна, в ней автор охватывает большинство основных категорий символов. Думается, что Даная монография станет полезной не только для преподавателей и учащихся школ, ссузов и вузов, но и для широкого круга читателей, интересующихся вопросами семиотики, истории, обществоведения, психологии и таких узких специальных дисциплин, как геральдика, эмблематика и фалеристика.

 

ЗЕМЛЯ РОДИМАЯ

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 13, 26.03.2008))

 

Есть в науке, искусстве, журналистике ли – на благо всем нам – такой тип человека: неуспокоенного искателя правды, поборника социальной справедливости, защитника интересов многих. Именно таким мне представляется доктор педагогических наук, профессор УГАЭС Ильяс Валеев.

Трудно просто перечислить названия множества его трудов, изданных в крупнейших издательствах Башкортостана – «Китапе», «Гилеме», «Информрекламе»… Монографии, которые читаешь на одном дыхании, словно какой художественный бестселлер – таковы притягательность и сила его пера. Это книги, написанные ярким ученым-публицистом. Ибо мало быть ученым, погруженным в свои исследования или преподавательскую деятельность. Но гораздо важнее и труднее быть популяризатором знаний, научной истины. Таковым с полным правом можно назвать И. Валеева.

И все вышесказанное вновь подтвердил Ильяс Иштуганович своей очередной работой «Духовная власть земли» (Уфа, «Информреклама», 2007). Об этой замечательной книге и пойдет речь.

Уже с первой главы «Несколько слов о заступниках земли российской» понятен авторский посыл: земля не та вещь, которой можно как угодно жонглировать в торгово-рыночной эквилибристике купли-продажи. Это вам не продажная девка на час утех. Земля – святое и вечное достояние каждого, всех. И в то же время не принадлежащая никому лично, в частную собственность. Земля, данная Богом людям в коллективное пользование, – так считали многие прогрессивные деятели прошлого.

Первое имя в этом ряду – великий писатель земли русской Лев Николаевич Толстой. Сколько писем им отправлено в адрес царского правительства и лично П. Столыпину – с гневным требованием прекратить несправедливость, вторую после несправедливости рабства и крепостничества. Заключающуюся в частной собственности на землю. «Владение землей как собственностью есть одно из самых противоестественных преступлений, – категорически заявлял литературный гений. – Отвратительность этого преступления незаметна нам только потому, что в нашем мире оно признается правом!» По Толстому земля может принадлежать только людским коллективам, общине, то есть всем поколениям людей, работающим на ней. Земля, на которой рождаются сыны человеческие, является их общим и равным достоянием.

Ученый-экономист, аграрник и писатель Александр Васильевич Чаянов смолоду имел склонность к целостному охвату проблем и фактов, глубокому осмыслению научного знания. В этом он близок к таким энциклопедистам, как Вернадский, Докучаев, Гумилев. Но коньком его всегда была тема крестьянского трудового хозяйства и кооперации. В основе тематических исследований Чаянова лежала семейно-трудовая теория, согласно которой выдвигался тезис об исключительной устойчивости и выживаемости крестьянского хозяйства. При этом кооперация среди крестьян имела решающее значение. Еще до взятия власти большевиками А. В. Чаянов ратовал за национализацию земли, последовательно выступал против ее раздела. В те революционные годы он настаивал: «...все земли, находящиеся сейчас в пользовании крупного помещичьего хозяйства, должны быть переданы в руки трудового крестьянского хозяйства». Согласно ученому, необходимо изъятие земли из торгового оборота, регулирование перехода земли из рук в руки через земельные комитеты, введение прогрессивного дифференцированного налога. Крупные хозяйства подлежали принудительному отчуждению (за выкуп), леса и специальные виды хозяйства (племенные, селекционные) национализировались. Государство должно было проводить мелиорационные и землеустроительные мероприятия, организовать переселенческий фонд и проводить аграрную политику, облегчавшую развитие трудового хозяйства.

После революции, работая в системе Наркозема, Чаянов разрабатывает сложнейшие теоретические вопросы землеустройства, которые имели большое практическое значение. Вскоре он возглавляет научно-исследовательский институт сельскохозяйственной экономии и политики. Разработанная им теория кооперативной коллективизации отнюдь не противоречила ленинскому плану кооперации, просто акцент в ней смещался с преобразования производственных отношений на технологические решения. Как и Ленин, Чаянов настаивал на необходимости постепенного и безболезненного перехода кооперирующихся крестьян к коллективным формам хозяйства. Увы, раскрученный маховик коллективизации кружил головы радикалам-коллективизаторам, которые принялись обвинять Чаянова и его сподвижников в «мелкобуржуазности». Несмотря на трагическую судьбу Чаянова (ученый был репрессирован и в 1937 г. расстрелян, а в 1957 г. реабилитирован), он был и остается крупнейшим специалистом в аграрной области.

По Чаянову вся политэкономия теряет смысл, когда ее идеи (прежде всего рентабельность) применяешь к крестьянскому хозяйству. «Как может быть нерентабельным производство хлеба и молока?» – резонно восклицает И. Валеев. Реальная (а не прописанная в политэкономических теориях) русская община всегда проявляла невиданную гибкость в передельной политике, обеспечении землей тружеников, в адекватном расширении посевных площадей по мере роста крестьянских семей. Попросту говоря, демография на Западе всегда зависела от материальных условий существования (фермерское хозяйство), у нас же такой зависимости не было, ибо прирост сельского населения компенсировался доступом к земле (общинно-крестьянское хозяйство).

А вот новатор сельхозпроизводства Терентий Семенович Мальцев – почетный академик ВАСХНИЛ, дважды Герой соцтруда, всю жизнь проработавший полеводом в колхозе «Заветы Ильича» в Курганской области. Мальцев внес огромный вклад в дело практического землепользования, он предложил принципиально новую систему обработки почвы для районов Зауралья и Западной Сибири. Эта система основана на безотвальной обработке, восстанавливающей почвенное плодородие как многолетними, так и однолетними культурами, на применении не менее 15% в зерновом клине паров и применении специальных технологий обработки почвы усовершенствованными сельхозорудиями.

Мальцев прекрасно понимал, что производство хлеба имеет для страны стратегическое значение. «Страна без собственного хлеба, – подчеркивал он, – не просто голодное государство: оно без завтрашнего дня, без перспектив, ненужное своему народу, и с ним не считаются другие народы и государства». После того, как к власти в нашей стране пришли разрушители замечательного социально-экономического строя, началась вакханалия воровства и разбазаривания общенародных ресурсов и достояния, Мальцев постоянно в письмах и печати обращается к тогдашним лидерам – Горбачеву и Ельцину. Обращается с наказами и призывами сберечь все то лучшее, что было создано за годы советской власти, в первую очередь – колхозы и колхозное земледелие, коллективную собственность на землю.

В следующей главе «Цена хлеба и цена на хлеб» настойчиво проводится мысль о том, что нельзя подходить с одной и той же меркой к особенностям ведения сельского хозяйства в условиях России и к развитию аграрного сектора на Западе – в Европе, США и Канаде. Сопоставлять различные цифры попросту некорректно, ибо слишком велика разница в разнообразных факторах – прежде всего географических и климатических. Природные факторы всегда и везде влияют на рентабельность сельхозпроизводства и себестоимость получаемой сельхозпродукции.

Вот лишь некоторые данные для России: континентальный климат, характеризующийся значительными колебаниями температуры воздуха (средняя t января от –8°С до –12°С, июля – 18°С; при этом число дней с t выше нуля – 90-150), а также уменьшением влажности, облачности и осадков по сравнению с морским климатом. Высота снежного покрова 40-60 см, заморозки порою начинаются уже в сентябре и заканчиваются в июне. Почвы в большинстве своем дерново-подзолистые, то есть малоплодородные, содержащие всего несколько процентов гумуса, а часто сочетающиеся с болотисто-подзолистыми и торфоболотными почвами. Такие почвы требуют постоянного и обильного внесения удобрений, в противном случае быстро истощаются.

А теперь сами подумайте: не будь в России общинного (в СССР коллективного, колхозного) характера землепользования, а будь каждый аграрий собственником своего участка, как фермер-землевладелец на Западе, сумели бы многие выжить при том, что качество наделов разное, хороших мало… В засушливые или наоборот чрезмерно дождливые годы большая часть атомизированных крестьян-землевладельцев, владеющих низкими по качеству участками, разорилась бы, а впоследствии и вымерла. В силу естественных причин общинная земля переделялась, возникала чересполосица – это помогало «всем миром» выстоять в неблагоприятные времена. Поэтому общинный, а затем и колхозный типы жизнеустройства на селе всегда и были наиболее подходящими для природных и общественно-экономических особенностей России.

Анализируя бытие великорусского крестьянина, лишено всякого смысла сравнивать его с таковым западного фермера: и земля наша по плодородию всегда уступала (а значит продуктивность ниже) почвам того же США или Западной Европы; и климат намного суровее, чем даже в скандинавских странах; и время, отведенное на занятие непосредственно земледельческим трудом намного меньше. А посему некорректно в силу такого сравнения обвинять русское крестьянство в якобы присущей им лени да в отсутствии привязанности к земле (дескать, не своя, личная), как это в постперестроечное время стало модно делать. А дело в том, что крестьянин наш, по словам автора книги, «из-за дефицита времени на выполнение необходимого минимума сельскохозяйственных работ на протяжении веков не мог существенно изменить способ хозяйствования и повысить его экономическую эффективность». Как раз труд великорусского крестьянина и был намного интенсивнее труда того же английского или американского фермера, – именно из-за жесткого цейтнота, продиктованного краткостью временного цикла сельхозработ в условиях географического положения России. Об этом свидетельствовали многие серьезные авторы – как российские, так и зарубежные, в том числе и современники тех самых крестьян прошлого и позапрошлого веков.

Резюмируя, можно сказать: в России в области сельского хозяйства всегда стоял вопрос простого выживания народа.

Многое изменилось в труде и быте крестьянства с приходом к власти большевиков и переводе всего хозяйства страны на социалистические рельсы. Была установлена общественная, социалистическая собственность на землю, землепользование повсеместно стало коллективным. Но никто не отменил чисто природно-физические факторы: по-прежнему, основной массив пашни оставался в зонах рискованного земледелия, требовались гораздо большие энергозатраты на сельхозпроизводство. То есть, несмотря на улучшение агротехники, внесение необходимого количества удобрений и достижения селекции, все же мы в этом секторе были и остаемся неконкурентоспособными с Западом.

В то же время всем либеральствующим западникам нужно учесть, что если в царской России едва не каждый второй год был голодным, то за все 70 с лишним лет советской власти мы практически не знали, что такое голод! Лишь три года – 1921, 1933 и 1946/47 – у нас были голодными, когда страна выбивалась из последствий технико-экономических отставания, войн и разрухи. Но в остальное время любые катаклизмы, неурожайные годы преодолевались усилиями всего советского народа, всей страны – и все это благодаря высокоскоростному индустриальному развитию, обеспечению села техникой и удобрениями. А еще повсеместное распространение знаний, образования. Вот, что значила продовольственная безопасность страны!

Следующие строки главы невозможно читать без боли и гнева. Все, с таким трудом и упорством завоеванное за годы советской власти, с азартом принялись разбазаривать и растаскивать спекулянты и воры всех мастей. Много разной хищной рыбы поразвелось в мутной воде перестройки и реставрации капитализма в России. Вот, к примеру, как делалась перестройка. В стране дефицит сахара, народ недоволен, а на сахарных заводах пропадают многие десятки и сотни тысяч тонн сахарного песка, ибо невозможно вывезти. Сахар же, кристаллизуясь, пропадает как продукт, если его вовремя не вывезти. Тогдашнее горбачевское правительство специально создавало такую обстановку. Ясно дело для чего: чтобы возмущенные и обозленные толпы выходили на демонстрации и требовали изменения социально-экономического строя некогда могучей державы.

За годы ельцинского правления труд аграриев обесценился до невозможности. Если доля крестьян в цене конечной продукции в СССР составляла 87%, то в 90-е годы упала до 17%. В результате капиталистических реформ потребление зерна сократилось до 65 млн. тонн в год. Аграрии в 2001-2002 гг. произвели 171,7 млн. тонн. Надеялись таким образом поправить свое финансово-материальное положение, ухудшающееся с каждым годом. Но перекупщики-трейдеры при молчаливой, а где-то и весьма активной поддержке правительства резко снизили цены и в очередной раз разорили производителей зерна. Сложилась абсурдная ситуация: чем больше хозяйство собирает зерна, тем больше влезает в долги (задолженность сельских тружеников выросла до 340 млрд. рублей!). Трейдеры покупают зерно у производителей по цене 700 рублей за тонну, а государство у этих спекулянтов закупает по уже 2400 рублей за тонну. Как говорится: почувствуйте разницу!

За годы ельцинско-путинских реформ колхозно-совхозное поголовье крупного рогатого скота уменьшилось с 47 млн. до 12 млн. голов, поголовье свиней – с 31 млн. до 7 млн., поголовье овец и коз – с 42 млн. до 4 млн.

Ранее в РСФСР в год выпускали 264 тысячи тракторов, в 2003 г. – жалкие восемь тысяч; зерноуборочных комбайнов в РСФСР – 117 тысяч, в 1998 г. – тысяча, в 2003 г. – 5,4 тысячи. В порядок, а то и два уменьшилось и производство остальной сельхозтехники: сеялок, плугов, культиваторов, косилок, кормоуборочных комбайнов, грузовых прицепов, борон, разбрасывателей удобрений, оросительных машин и многое другое.

Как правильно подытоживает И. Валеев, «не любить крестьянство – значит, не любить самого себя… Не понимать или унижать его – значит рубить сук, на котором сидим».

В главе «Недоедим, а вывезем» автор наглядно показывает, за счет чего осуществлялся российский экспорт сельхозпродукции. А именно – за счет резкого снижения внутреннего потребления и, значит, понижения жизненного уровня широких масс простого люда – всех тех, кто работал в поте лица и кормил свою страну, да еще и пол-Европы. Но делалось это отнюдь не от излишков продовольствия. Просто страна была слаба в плане индустриального потенциала, и торговать было больше нечем.

Разве не похоже это на нынешний экспорт нефти, за счет которого мы еще более или менее живем? Но сколько еще продержимся на «нефтяной игле»? нефть, газ, древесина, алмазы и другое стратегическое сырье уходит интенсивным потоком за рубеж, прежде всего набивая карманы тех, кто «сидит на трубе», то есть всевозможных олигархов, магнатов и прочих кровопийц-толстосумов. А мы в то же время имеем целый сонм проблем, требующих неотложного решения: полнейшая изношенность оборудования на предприятиях, ветхость построенных полвека назад домов, предельная допустимость выработки коммунальных сетей (канализация, водопровод, отопление, электропроводка, телефонные кабели). Скоро все посыплется и полопается – уже начинает!

Автор приводит красноречивые цифры: в начале прошлого века большинство стран, производящих менее 500 кг зерна на душу населения, всегда зерно ввозили; Россия же, даже в рекордный 1913 год (на который так любят ссылаться либерморствующие обществоведы и политики) имевшая ниже указанного минимума, зерно вывозила. И пусть при этом голодали и умирали от голода ее граждане – в 1892 г. голодом было охвачено 40 млн. человек, из них 2 млн. умерли; в преддверии Первой мировой голодало свыше 20 млн. человек, умерли от недоедания в 1900-03 гг. 3 млн., в 1911 г. – 2 млн. человек. Зато в царскую казну и мошну помещиков текло золото от продажи хлеба на экспорт.

Далее Валеев развенчивает миф о благотворных последствиях столыпинских реформ. Столыпин привел к краху социальное устройство на селе. Такой же крах потерпели и все его инициативы: выход крестьян из общины, хуторизация (идея массового создания хуторов и отрубов), принудительное землеустройство, учреждение Крестьянского банка, переселенческая политика, создание кулачества как опоры правительственного курса умеренно-буржуазных реформ при сохранении самодержавия.

К завершению реформы в 1916 г. из общин вышло всего 26% крестьянских хозяйств, владевших 11% площади общинных землевладений – и только. Но и те, кто вышел, продали свои наделы – 53% от числа домохозяйств, то есть свыше половины разорились и превратились в пауперов, пополнивших ряды батраков и пролетариата.

Большинство переселившихся в 1906-16 гг. в Сибирь и Казахстан крестьян разорились и вымерли, из 3 млн. переселенцев домой сумели вернуться лишь 548 тысяч человек.

Число созданных хуторов оказалось столь ничтожным, что провал этого проекта стал очевиден его авторам уже с самого начала. Постоянные бунты, сопротивление хуторизации сотрясали Россию.

Зверства же Столыпина (вспомним репрессии военно-полевых судов, «столыпинские вагоны» и «столыпинские галстуки») вызвали бурю возмущения не только в стране, но и во всем мире – среди прогрессивной общественности. Представители всех партий – от большевиков до кадетов (за исключением октябристов) – обрушились с крайне резкой критикой в адрес Столыпина и проводимой им аграрной реформы.

Подытожим словами Ленина: «Столыпин пытался… старое самодержавие переделать в буржуазную монархию, и крах столыпинской политики есть крах царизма на этом последнем, мыслимом для царизма пути».

Еще один миф – об аграрном секторе как «черной дыре» – развенчивает автор книги «Духовная власть земли». Сельское хозяйство в СССР по эффективности (по соотношению затрат и результатов) намного превосходило аграрный комплекс стран Запада. Свидетельство тому – сухие цифры и беспристрастные оценки зарубежных специалистов. К примеру, американский профессор экономики Гарри Шеффер в 1982 г. писал, что если Россия с 1909 по 1913 год производила по 65 млн. тонн зерна в год, то Советский Союз произвел в среднем за год в 1951-55 гг. 88,5 млн. т., а за период 1966-70 гг. – 167,6 млн. т. Можно ли называть это «провалом» или «черной дырой»?

Сопоставьте сами данные по производству важнейших сельскохозяйственных продуктов в мире в 1990 г. По большинству показателей (производство картофеля, риса, сахарной свеклы, сахара, семян подсолнечника, растительного масла, овощей, хлопка, молока, животного масла, яиц, шерсти) Советский Союз превосходил развитые страны Запада (США, Англию, Францию, ФРГ и Японию). Лишь по двум показателям (производство зерновых и зернобобовых и мяса) показатели были ниже, чем у США (218 против 314 млн. т. зерна и 20 против 30,8 млн. т. мяса).

ФАО (Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН) признала Птицепром СССР лучшей в мире научно-производственной системой в области птицеводства. До перестроечной вакханалии 90% колхозов и совхозов были прибыльными.

Все это и еще многое другое свидетельствует, насколько эффективным был АПК в СССР. Подумать только – страна, пережившая несколько тяжелейших кровопролитных войн, послевоенную разруху, потерявшая десятки миллионов своих граждан, за кратчайший срок во 2-й половине XX века вырвалась вперед, оставив позади себя по многим экономическим показателям даже такого индустриального и военно-политического гиганта, как США, на территорию которого ни разу (!) даже не ступила нога оккупанта! По производству сельхозпродукции Советский Союз занимал 2-е место в мире (после США) и 1-е – в Европе. В годы последней советской пятилетки (1985-90) мы произвели продукции, достаточной, чтобы прокормить 800 млн. человек.

В завершающей главе «У земли особая роль автор анализирует долгую и трудную историю решения земельного вопроса в России. История эта изобилует многими кровавыми страницами – многочисленными народными волнениями, крестьянскими восстаниями, голодными бунтами: се они были жестоко подавлены самодержавием. Мы помним самые крупные из них: восстания под предводительством Хлопка, Болотникова, Разина, Пугачева…

И лишь Великая Октябрьская революция положила конец частной собственности на землю и многовековому притеснению крестьян. Первый же «Декрет о земле», принятый II съездом Советов (8 ноября 1917 года), отменил право частной собственности на землю и ее куплю-продажу. Этим была выражена воля отнюдь не «кучки революционеров-большевиков», как это пытаются представить ныне очернители всего советского, а волей и чаяниями всего многомиллионного российского крестьянства. Данное завоевание трудового народа закрепил Закон о социализации земли. Согласно этому закону, земля дана людям природой, она – один из основных источников жизни людей, а значит, должна принадлежать всем в равной мере. Земля – один из важнейших невозобновляемых ресурсов, элемент процесса труда, а для сельскохозяйственного сектора – главное средство производства. Владеющий землей оказывает решающее влияние на судьбы государств и народов.

Не уступал по важности декретам и законам советской власти ленинский кооперативный план, предусматривающий социалистическое переустройство мелкотоварного крестьянского хозяйства путем постепенного добровольного объединения мелких частных хозяйств в крупные коллективные.

Именно на основе этого плана была проведена коллективизация в нашей стране. Решение о начале коллективизации было принято на XV съезде ВКП(б) в 1927 г. К этому времени, как правильно указывает автор, «в стране был уже накоплен определенный опыт работы совхозов, первых колхозов, сбытовой, снабженческой и кредитной кооперации».

Процесс коллективизации крестьянских хозяйств продолжался пять лет и был успешно завершен. Разумеется, не все проходило гладко, нередко случались перегибы. Но нигде у классиков марксизма мы не найдем призывов к насильственному проведению коллективизации. Например, В. И. Ленин неустанно подчеркивал, что объединение крестьян в коллективные хозяйства должно быть только добровольным: «Действовать здесь насилием, значит погубить все дело». Нужно самим «учиться у крестьян способам перехода к лучшему строю и не сметь командовать!» Ленин предупреждал о недопустимости форсирования этих перемен в общественно-экономической жизни крестьянства.

Коллективизация была жизненно необходима молодой советской стране. Только она могла обеспечить более эффективное использование земли при меньших затратах труда и средств. Все это имело огромной важности значение для обеспечения продовольственной, промышленной и оборонной независимости и безопасности нашей державы. Благодаря успехам коллективизации было создано высокомеханизированное сельскохозяйственное производство, позволившее по производству и потреблению продуктов питания выйти на первое место в Европе, а затем и в мире.

Множество приведенных в книге сведений подводят к одному-единственному выводу: АПК СССР был динамично развивающейся системой, не имеющей аналогов в мире, пока его не разрушили перестройщики и реставраторы капитализма в России. Непонимание, а то и нежелание понимать (продиктованное безудержным стремлением к достижению своекорыстных целей) жизненно важное, стратегическое значение сельского хозяйства, пахотных земель, плодородия почвы – в этом, по словам автора, заложена мина замедленного действия, способная разрушить духовную власть земля, а значит и все общество в целом.

В этой своей работе Ильяс Иштуганович проявил себя как настоящий патриот, радетель у родной земли. Широкая эрудиция, анализ огромного массива данных, исторических источников, позволили наглядно и просто и, в то же время, научно обоснованно доказать идею коллективной, общественной собственности на землю. В наше время – время экологических кризисов и глобальных проблем – единственно правильным решением во всем мире, а не только в отдельно взятых странах, будет подзаконно передать землю, недра, водные ресурсы в собственность государства, народов мира; установить за их пользованием жесткий контроль. В противном случае нарастание экологических и иных проблем неизбежно, и это, в конечном итоге, приведет к катастрофе в мировом масштабе. И это не красивые слова и не пустые фразы.

Руководящие силы мирового сообщества, креативно мыслящие политики и ученые всего мира все более убеждаются в необходимости повсеместного перехода к плановой экономике, как наиболее устойчивой и адекватной в современных условиях модели хозяйства.

Только с этих позиций можно решать вопрос землепользования. Еще одним ценным вкладом в разумное решение данной проблемы и явилась монография Ильяса Валеева «Духовная власть земли».

 

ГЕНЕРАТОР ИДЕЙ

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 06, 11.02.2009), в журнале «Ватандаш» (№ 12, 2008), на сайте Союза журналистов РБ, сайте журнала «Ватандаш»)

 

Еще в начале нового века автор данного очерка обратил самое пристальное внимание на целый цикл статей, опубликованных в республиканском еженедельнике «Истоки» и посвященных раскрытию истории и значению символов. Все материалы выгодно отличались грамотным изложением темы, настоящим научно-исследовательским подходом и в то же время были написаны популярным, доступным для рядового читателя языком.

Автором этих замечательных публикаций был доктор педагогических наук Ильяс Валеев. Надо сказать, книги за его авторством периодически встречались мне и раньше. А вскоре мне посчастливилось встретиться с Ильясом Иштугановичем в коридорах редакции (в бытность мою еще нештатным сотрудником газеты) и пообщаться с ним. Так состоялось личное знакомство автора с талантливым ученым, прославленным педагогом и просто неутомимым тружеником пера, слова и дела профессором И. И. Валеевым. Знакомство постепенно переросло в тесное творческое сотрудничество и дружбу.

Сегодня Ильяс Валеев – автор, известный не только у нас, в республике, но и далеко за ее пределами. Блестящий популяризатор науки, яркий публицист… Круг интересов Валеева-исследователя и Валеева-писателя достаточно широк – пропедевтика, культурология, педагогика, литературоведение, история, философия, экология и многое другое.

Мы не случайно использовали в качестве заголовка данный эпитет. Именно так – «генератор идей» – назвала Ильяса Иштугановича замечательная башкирская поэтесса Тамара Ганиева.

Есть в науке, искусстве, журналистике ли – на благо всем нам – такой тип человека: неуспокоенного искателя правды, поборника социальной справедливости, защитника интересов многих. Именно таким мне представляется заведующий кафедрой Уфимской государственной академии экономики и сервиса Ильяс Валеев.

Трудно просто перечислить названия множества его трудов, изданных в крупнейших издательствах Башкортостана – «Китапе», «Гилеме», «Информрекламе»… Монографии, которые читаешь на одном дыхании, словно какой художественный бестселлер – таковы притягательность и сила его пера. Это книги, написанные в совершенстве владеющим журналистско-публицистическим пером литератором. Ибо мало быть ученым, погруженным в свои исследования или преподавательскую деятельность. Но гораздо важнее и труднее быть популяризатором знаний, научной истины. Таковым с полным правом можно назвать И. Валеева.

А начиналось все в далеком прошлом. С детства закладывается в человеке тяга к исканию истины, в молодости закаляется характер борца за правду и справедливость, и в зрелости оттачивается мастерство творца, исследователя и мыслителя.

Родился Ильяс Иштуганович 25 января 1949 г. в д. Таишево Мечетлинского района нашей республики. Учился в Таишевской семилетней школе. Затем поступил в уфимскую школу-интернат № 1. Именно учеба в школе-интернате заложила в юном Ильясе тягу к знаниям, желание творить, стремление стать лучшим и приносить пользу обществу, людям. Скорее всего, в эти школьные годы были заложены задатки будущего ученого и педагога.

В 7-8 классах он находил в газетах, выписывал в специальную тетрадь, а затем выучивал наизусть имена глав государств и правительств стран мира. Организовывал с помощью своей воспитательницы Ф. Л. Гирфановой школьные викторины. Также Ильяс участвовал в драматическом кружке, которым руководила будущая народная артистка СССР Г. А. Мубарякова. Незабываемым событием для Ильяса, да и для всех участников кружка стала постановка двух спектаклей, которые демонстрировались по прямому эфиру Башкирским телевидением.

Первые пробы на творческом пути, первые успехи. Они привели молодого человека в педагогический вуз. После учебы в Красноусольской ШРМ Валеев поступил в 1969 году в Гурьевский государственный пединститут (Казахская ССР), историко-филологический факультет которого окончил экстерном и с отличием в 1973 г. А до этого прошел иные университеты – успел поработать рабочим коммунальных предприятий Гафурийского района, сборщиком Гафурийского мебельного цеха № 4 Стерлитамакской мебельной фирмы, слесарем-ремонтником Мангышлакского энергозавода. Как видно – не чурался потрудиться и руками, набивая трудовые мозоли. Во время учебы в пединституте попробовал себя в качестве командира ССО «Энтузиаст-71».

Но вот новоиспеченный педагог вступил на новую для себя стезю – ту самую, которая стала делом всей его последующей жизни. Поработав, там же в Казахстане, ответственным секретарем районной организации общества «Знание», а после инструктором райкома партии, попробовав себя в качестве внештатного корреспондента областной газеты, он вернулся в родные края. В 1978 г. Ильяс Валеев устроился заместителем директора уфимской СШ № 41 по учебно-воспитательной работу, а уже в следующем году получил символический ключ от школы-новостройки № 5 в Уфе. Забегая вперед, скажем, что такие ключи герой нашего очерка – единственный в стране (!) – получал трижды от вновь открытых средних учебных заведений: помимо упомянутой школы № 5, еще от средней школы № 124 и лицея Башкирского государственного аграрного университета.

В течение четырех лет своего директорствования Валеев выступил инициатором многих начинаний в педагогической практике. К примеру, первые выпускники руководимой им средней школы надели ленту «Выпускник СШ № 5 – 1980». Впоследствии подобные ленты, придуманные и внедренные впервые молодым директором уфимской школы, стали вручаться выпускникам школ по всей стране. Успел получить и свои первые награды – Почетную грамоту Министерства просвещения БАССР и благодарность Министерства просвещения СССР.

Затем, проработав пару лет инструктором отдела науки и учебных заведений Башкирского обкома КПСС, Валеев вновь вернулся на столь знакомое ему и любимое поприще – в 1984 г. его назначают директором уфимской школы-интерната № 1, из стен которой вышел он сам почти двадцать лет тому назад. Здесь Ильяс Иштуганович с еще большим рвением взялся за повышение учебно-воспитательного уровня вверенного ему заведения и, по словам коллег, приложил много сил, энергии и душевного тепла для его развития.

За последующие без малого семь лет в данной школе-интернате были построены культурно-спортивный комплекс, теплица, зимний сад в учебном корпусе, общежитие для сотрудников и даже школьный телецентр (впервые в республике). Им создано четыре музея: школы-интерната, Мустая Карима, Рашита Нигмати и Рами Гарипова.

А насколько впечатляют успехи экспериментирования в области педагогики: по его инициативе впервые в стране начато совмещение выпускных экзаменов в школе и вступительных в вузы (с 1987 г. в Уфимский авиационный и Башкирский медицинский институты), также впервые в СССР начато углубленное профильное изучение математики с 7 класса и открыта заочная республиканская математическая школа для учащихся 4-8 классов. Впервые в республике: внедрена зачетная система для учащихся, одобренная Министерством просвещения РСФСР, начато изучение информатики с применением ЭВМ. В ноябре 1990 года Валеев стал инициатором учреждения премии имени замечательного башкирского поэта Рами Гарипова.

За тот период, что директорствовал школой-интернатом № 1 г. Уфы Ильяс Валеев, она была награждена Почетной грамотой Президиума Верховного Совета БАССР, двумя Почетными грамотами Министерства просвещения СССР, Почетной грамотой ЦК ВЛКСМ, Красным Знаменем Совета Министров БАССР (за победу во Всесоюзном смотре-конкурсе, посвященном 70-летию Великого Октября). Школа стала победительницей во Всесоюзном соревновании среди общеобразовательных школ СССР (1990 г.) и побывала дважды участницей ВДНХ СССР (подряд в 1988 и 1989 гг.).

Не обошли награды и самого директора: он был награжден Почетным знаком ГДР «За заслуги в народном образовании», знаками «Отличник народного просвещения РСФСР» и «Отличник просвещения СССР».

В 1991 году Ильяс Иштуганович покинул пост директора родной ему школы-интерната, чтобы принять ключи от уфимской школы-новостройки № 124, с которой он связал свою судьбу последующие девять лет. Именно будучи руководителем этой школы, он защитил сначала кандидатскую, а затем (впервые в истории образования республики и четвертый в бывшем Советском Союзе) и докторскую степени по педагогике.

Вскоре в 1995 г. он был избран действительным членом (академиком) Академии педагогических и социальных наук, а год спустя – Международной педагогической академии.

Огромному запасу энергии, инициатив, креативности и даже изобретательности этого человека просто поражаешься! За описываемые годы он успел не только стать академиком и первым в Башкортостане директором – доктором наук, но и практически с нуля создал новое детище при школе – ученический завод «Светэл».

Но разве мог наш герой остановиться на достигнутом? Конечно же, нет. В начале нового века Ильяс Иштуганович переходит на преподавательскую деятельность в вуз – он становится профессором Башкирского государственного аграрного университета. Именно в это время благодаря его чаяниям, его неутомимому труду и пробивной силе был открыт лицей Башгосаграруниверситета, символический ключ от которого был вручен ему в качестве директора 1 сентября 2002 года. Одновременно он работает в должности проректора университета по довузовской подготовке.

Ныне И. И. Валеев заведует вновь открытой кафедрой педагогики и психологии Уфимской государственной академии экономики и сервиса (ранее – Уфимский государственный институт сервиса).

За заслуги в педагогической науке Ильяс Валеев был удостоен высшей педагогической награды страны – медали имени К. Д. Ушинского и знака «Почетный работник общего образования РФ». За цикл этнопедагогических исследований ему была вручена Международная премия имени академика Г. Н. Волкова, а за монографию «Народность и патриотизм» – премия имени Степана Злобина. Также он награжден медалью М. М. Джалиля за труды по патриотическому воспитанию молодежи, а за монографии «Российская деревня в XX столетии» и «Духовная власть земли» – медалью имени Т С. Мальцева.

Все это время он плодотворно трудится на литературно-творческом, публицистическом поприще. Из-под его пера выходят одна за другой замечательные монографии, учебники, книги на педагогическую и другие темы. Часто и много он публикуется в прессе. Так Валеев разработал приоритетную для современной России научную проблему воспитания молодежи на традициях народной педагогики (этнопедагогическое направление), о его достижениях в этой области высоко высказывались многие его именитые коллеги – члены Российской академии образования, Академии педагогических наук Украины, Международной педагогической академии…

Также впервые в стране он всесторонне изучил творческое наследие народного поэта Башкортостана, Героя Социалистического Труда Мустая Карима, его жизненный путь, обосновав вывод о том, что М. Карим является достоянием мировой культуры.

Перу профессора Валеева принадлежит около сорока книг и свыше пятисот публикаций в газетах, журналах, сборниках. Наиболее яркие значимые труды стали достоянием научной и педагогической мысли не только Башкортостана, но и всей России. Такова вышедшая в 2000 году монография «Народность и патриотизм», где автор ставит самые острые и актуальные проблемы патриотического воспитания в ракурсе этнопедагогической теории и практики. По твердому мнению автора книги необходимо неустанно взращивать в личности учащегося гражданско-патриотические качества, выработанные на боевых, нравственных, деловых качествах родного народа средствами этнопедагогики.

В следующей крупной работе «Педагогика Мустая Карима» (2002 г.) Ильяс Валеев скрупулезно исследует педагогические мотивы в творчестве народного поэта – пожалуй, впервые среди многочисленных исследователей творческого наследия великого поэта земли башкирской. По словам народного поэта Башкортостана Равиля Бикбаева, «народность и гуманность основ педагогики Мустая Карима, гражданственность, патриотизм его творчества, национальные отношения, современные общество и школа, личность как педагогический феномен – вот такие мысли пронизывают этот труд».

Во многом эту тему продолжает изданная в том же, 2002 году монография «Башкирская этнопедагогическая культура и Мустай Карим», в которой автор вновь поднимает проблемы воспитания гражданско-патриотических чувств у подрастающего поколения, межнациональных отношений, преемственности поколений, семейных отношений, коллективистских принципов народной жизни – и все это сквозь призму огромного литературно-творческого наследия Мустафы Сафича, который досконально разбирался в истории и традициях башкирского народа. И как обычно, книга написана в доступной и увлекательной форме.

В 2004 году выходит (в московском издательстве «Герои Отечества») пятисотстраничный труд Валеева «Мустай Карим: воин, поэт, гражданин». Без преувеличения можно сказать, что выход этой книги в столь крупном и уважаемом издательстве (в редакционный совет которого входят многие известные деятели российской науки, литературы и обороны: лауреат Нобелевской премии, директор Физико-технического института РАН Ж. А. Алферов, Герой Социалистического Труда, писатель В. Г. Распутин, дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт В. И. Севастьянов, Герой Советского Союза, генерал армии В. И. Варенников и другие) явился триумфом автора – ученого-исследователя, литератора и педагога. В ней Ильяс Иштуганович с присущим ему мастерством публициста создал яркий и теплый портрет выдающегося поэта России и Башкортостана, видного общественного деятеля и патриота своей малой и большой Родины. Не случайно в рамках XVII Московской международной книжной выставки-ярмарки с большим успехом прошла презентация этой замечательной книги.

Если говорить об этих и других книгах профессора Валеева, посвященных исследованию жизни и творчества М. Карима, то можно повторить вслед за народным поэтом Башкортостана Александром Филипповым, что «опираясь на творчество Мустая Карима, автор делает широкомасштабные экскурсы вглубь башкирской и общечеловеческой истории, поднимает огромные пласты быта народа».

На еще двух книгах Ильяса Иштугановича хотелось бы остановиться отдельно. Одна из них монография «Воспитание на символах», увидевшая свет в 2004 г. (издательство АН РБ «Гилем»). Речь в этой книге-исследовании идет о символах и о той роли, которую они играют в нашей повседневной жизни – жизни личности и общества. Автор убедительно доказывает, что символы – это не просто какие-то изображения или отвлеченные понятия. Символы имеют огромное значение как в духовной культуре, так и в политике, в общественных отношениях. Но особенно велико их воздействие в области идеологии. Именно символы являются основными элементами, составляющими историческую память как народа, так и отдельной личности.

Вторая книга – «Духовная власть земли» – одна из недавних крупных работ Валеева. Ученый размышляет в ней об имеющим огромную важность вопросе землепользования – о том, как он решался в царской России, в Советском Союзе и в нынешней Российской Федерации. В этой своей работе Ильяс Иштуганович проявил себя как настоящий патриот, радетель родной земли. Широкая эрудиция, анализ огромного массива данных, исторических источников позволили наглядно и просто и, в то же время, научно обоснованно доказать идею коллективной, общественной собственности на землю. В наше время – время экологических кризисов и глобальных проблем – единственно правильным решением во всем мире, а не только в отдельно взятых странах, будет подзаконно передать землю, недра, водные ресурсы в собственность государства, народов мира; установить за их пользованием жесткий контроль. В противном случае нарастание экологических и иных проблем неизбежно, и это, в конечном итоге, приведет к катастрофе в мировом масштабе.

Я уверен – Ильяс Иштуганович еще порадует всех нас многими книгами и публикациями, новыми идеями и инициативами, так нужными сегодня, в столь непростое время разительных перемен. Меняется культурная среда, меняются социально-политические основы, извечные скрепы общества. Содрогается в пароксизмах изменений мировая экономика, вот-вот изменится сам облик мировой цивилизации. Где найти человеку опору в этом бушующем море людских мнений, страстей и судеб? Только в тех маяках культурной традиции, что светят нам сквозь века и расстояния. Но и маяки нуждаются в периодической чистке и замене ламп на более новые, совершенные. Кто сумеет не разбить то хрупкое и ценное, что донесли до нас тысячелетия, кто в состоянии сохранить наследие прошлого? Автор данного очерка не сомневается: только люди, подобные герою нашей статьи способны сохранить и приумножить наследие предков, провести сквозь бури и невзгоды. Своим неустанным трудом, своими от Бога талантами, своим святым подвижничеством. А мы их обязательно поддержим.

В заключение хотел бы привести финальные строки стихотворения одного из продолжателей дела Мустая Карима и Ильяса Валеева, талантливого уфимского поэта Рустема Мирсаитова:

 

Так управляй же – Честность, Мудрость, Сила,

Чтоб мир царил в моем Башкортостане,

Чтобы башкир, и русский, и татарин

Жил счастливо – достойно и богато!..

А мы тебе, конечно же, поможем!..

 

ГАЛИМОВ БАЯЗИТ САБИРЬЯНОВИЧ

 

ВЕХИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ФИЛОСОФИИ

 

Предлагаем вниманию читателей интервью с главным ученым секретарем Башкирского государственного университета, заведующим кафедрой онтологии и теории познания, доктором философских наук профессором Баязитом Сабирьяновичем ГАЛИМОВЫМ.

 

– Баязит Сабирьянович, расскажите об истории создания кафедры философии (онтологии и теории познания) БашГУ.

– Кафедра философии в Башгосуниверситете существует с 1929 года – это была кафедра марксизма-ленинизма, от нее затем начали постепенно отпочковываться кафедры – истории КПСС, политэкономии, научного коммунизма (ближе к 60-м годам ушедшего века).

В 2000 г. был образован факультет философии и социологии. Были созданы новые кафедры – истории и философии науки, логики и методологии науки. Ныне головная кафедра философии переименована в кафедру онтологии и теории познания.

Существуют четыре диссертационных совета – два по защите докторских и два по защите кандидатских диссертаций – по специальностям «онтология и теория познания» и «социальная философия».

– Баязит Сабирьянович, Вы уже пять лет ведете подготовку философов, являетесь председателем диссертационного совета…

– Да, это так. За все это время на совете по социальной философии под моим руководством защитили диссертации на соискание ученой степени доктора философских наук 19 человек, на соискание кандидатской степени – свыше 40 человек. А всего докторов на совете защищено уже полсотни человек.

Ныне после реорганизации Высшей аттестационной комиссией диссертационных советов планируется создание отдельных советов по философии и социологии.

– В нынешних непростых условиях модернизации нашего общества, поиска цивилизационной, национальной и духовной идентичности, с какими трудностями приходится сталкиваться сотрудникам кафедры? Какова специфика их научных интересов?

– Область научных интересов наших сотрудников – в первую очередь общественная и философская мысль Башкортостана. Исторически эта деятельность связана с именами Р. Г. Исмагилова, Д. М. Азаматова и других ученых. Т. Г. Султангузин интересовался в большей степени проблемами методологии диамата, развивал логику и методологию науки – совместно с Д. М. Азаматовым, Р. И. Байковой, со мною.

– Расскажите немного о себе, о своих коллегах…

– Защищался я в 27 лет – на соискание кандидатской степени. В 30 лет получил звание доцента. Вел философский кружок, готовил себе учеников, продолжателей дела научно-философской мысли Башкортостана. Постепенно сложилась группа философов-физиков: кроме меня, это доктора философских наук, профессора Д. А. Нуриев, А. Ф. Кудряшев, А. В. Лукьянов. Из новых имен можно выделить кандидата философских наук, доцента Р. Р. Вахитова.

Далее – в области изучения философской мысли РБ – среди лучших учеников можно назвать доктора философских наук, профессора З. Я. Рахматуллину – большого специалиста по традициям башкирского народа, первого защитившегося под моим руководством доктора философских наук, профессора С. М. Поздяеву, доктора философских наук, доцента И. В. Фролову – автора очень интересной диссертации по мифологической реальности. Много внимания и творческих сил отдает развитию философского знания в республике доктор философских наук, профессор Н. А. Шергенг – она крупный знаток истории становления и деятельности различных философских школ в Башкортостане.

По общественной мысли немало кандидатских работ, в частности, Р. Х. Лукмановой, З. Н. Рахматуллиной, А. Я. Фаткуллиной. Интересное исследование по проблемам глобализации, сохранения своеобразия народов и его архетипов у Г. Г. Салихова.

Одно из направлений моих научных интересов – как и моих учеников – проблема мозаичной философии. Осмысливая постперестроечный период, я пришел к выводу: не существует особого вычленения основного вопроса философии – о соотношении материи и сознания, ибо в реальности наличествует много равнозначных основных вопросов философии. Скорее имел место принцип партийности, идеологического влияния на работы ученых – но для бытия человека и уж тем более природы это не актуально.

Извечные вопросы – что есть жизнь, счастье, в чем смысл человеческого бытия… На любой философской вопрос нет исчерпывающего ответа. Эти вечные вопросы зависят от времени, пространства, общего «настроения» конкретной эпохи.

Если говорить о роли и месте в философии РБ профессора А. В. Лукьянова, то это весьма оригинальный, глубоко и разносторонне мыслящий философ, обладающий замечательными человеческими качествами. Им создано в Уфе «Общество Фихте», признанное даже международным сообществом. В рамках деятельности этого общества проводятся конференции, издаются сборники научных материалов. Налажены хорошие контакты с немецкими коллегами.

Также особо следует отметить профессора Д. А. Нуриева. У него есть свои ученики – аспиранты, кандидаты наук. Профессор У. С. Вильданов – также оригинально мыслящий человек, причем как в философии, так и в повседневной жизни. Кстати, профессионально занимается йогой.

– Что Вы можете сказать о перспективах развития философского знания в республике и в целом по стране.

– В философии России наступают новые времена: прежде всего, заметен отход от догм. Нет теперь и единой программы занятий – лекций, семинаров (есть лишь рекомендации, общий тематический план), то есть отсутствует давление со стороны Центра.

Среди ключевых вопросов новой, современной философии я бы выделил следующие. Во-первых, принципиальной является проблема отчуждения. В советские времена считалось, что отчуждение снимается господством общественной собственности. Увы, действительность показала, что это не так. Общественная собственность в СССР на самом деле была государственной собственностью. И в итоге получилось еще большее отчуждение, чем при повсеместном распространении частной собственности.

Во-вторых, соотношение интересов общества и интересов личности. Как известно, в бытность социалистической официальной идеологии интересы общества ставились выше интересов личности. Теперь мы меняем отношение к этому принципу. Общественные интересы должны обуславливаться, обеспечиваться расцветом личностных интересов. Ибо в противном случае личность превращается в винтик общества, теряет свободу духовно-экзистенциальной реализации.

В-третьих, проблема социальной структуры. В советской науке господствовал классовый подход. Но нужно отметить, что никогда в обществе не существовало чистого разделения на классы. Существует множество взаимопересекающихся и взаимопереходящих социальных слоев. Концепция Маркса – лишь умозрительная теория, исходить из этой идеальной конструкции – значит, обрекать себя на заведомые ошибки и перегибы.

В теории познания ранее господствовал упрощенный подход, базировавшийся на теории отражения. Увы, это лишь арифметика теории познания, а в самом процессе познания данная теория не работает или плохо работает. В основе познания лежит деятельность, вовлечение познаваемого мира в деятельность человека – материальную, духовную. В последнее время в отечественную философию стала проникать весьма плодотворная эволюционная концепция познания, являющаяся, по сути, неким приложением теории Дарвина к теории познания. Один из основоположников этой теории – Карл Поппер. Весьма распространенный в последнее время (наряду с системным и кибернетическим) деятельностный подход вполне вписывается в теорию Поппера. Мысль отнюдь не изоморфна объекту. Мысль пропитана практикой, отсюда влияние на последующее представление об объекте.

Если говорить о ближайших перспективах, то, конечно же, главным остается работа с учениками, проведение научно-философских встреч, конференций. В ноябре-декабре прошло несколько крупных конференций, проведенных философами БашГУ. Важнейшая из них – приуроченная к предстоящему празднованию 450-летия добровольного вхождения Башкирии в состав России.

– От преподавателей государственных вузов часто приходится слышать жалобы на стесненные материальные условия, низкую оплату труда. Так ли это, и есть ли конкретные и действенные способы решения этих проблем, на Ваш взгляд?

– Да, это так, жалоб много – и это касается всех вузовских работников. Тем не менее, отдельные шаги со стороны государства в этом направлении делаются: повышение доплаты кандидатам (в 3 раза) и докторам (в 7 раз) наук.

Преподавателями практикуется совместительство – это, конечно, не выход и не совсем приемлемо. Желательный путь – система грантов, то есть ведение научно-исследовательской работы по оплате. Правда, здесь много различной волокиты, но этот путь будет только расширяться. Основные гранты идут по фундаментальным исследованиям в области естествознания и математических наук и отдельно по гуманитарным наукам. Очень много зарубежных грантов – для того чтобы претендовать на них, необходимо владение иностранным (в первую очередь английским) языком. Необходимо подтвердить это отдельным экзаменом по иностранному языку.

К сожалению, я не вижу кардинальных изменений финансово-экономической политики в области науки.

 

НОВЫЙ ДИАЛОГ С МИРОМ

 

Вышедшая в издательстве «Китап» научная монография «Эволюционная картина природы» вызвала большой интерес в научных кругах республики. В этой работе реализована идея об эволюционном характере современной науки. Сегодня на наши вопросы отвечает автор книги – заведующий кафедрой онтологии и теории познания философского факультета Башкирского государственного университета, доктор философских наук профессор Б. С. Галимов.

 

– Баязит Сабирьянович, в этой и других своих работах Вы последовательно проводите мысль о высокой продуктивности эволюционного подхода к познанию природы и принципов построения научной картины мира. На чем основывается Ваша уверенность в правильности и полезности данного метода?

– Познание как природы, так и человека, его внутреннего мира, принципов и категорий мышления определяется внешними и внутренними факторами. Ведущую роль в развитии наук о природе играют внешние факторы – общественная практика, общекультурный фон, уровень развития познания… В то же время особый методологический интерес представляет выявление внутренних факторов развития наук о природе. На мой взгляд, внутрилогическим связующим звеном факторов развития естествознания (да и всех областей научного знания) является общая тенденция эволюции природы.

В основаниях современной научной картины мира лежат эволюционные идеи, принципы и представления. Эволюция природы выражается во всеобщей связи и развитии природных систем. При этом, необходимо помнить, что одним из ведущих факторов эволюции природных систем является противоречивое отношение элементов структуры систем. Эволюция последних означает изменение (через усложнение, повышение степени организации) взаимосвязанности элементов их структуры. Природа многоуровнева по структуре и разнообразна по формам движения. Чем интенсивнее изменения связей и отношений элементов структуры материальной системы, тем заметнее проявляется ее эволюция. Одни системы эволюционируют более интенсивно, другие – менее, но нет материальных систем, которые бы не эволюционировали вовсе.

– В чем проявляется сущность общенаучного и философского принципа эволюции?

– Сущность принципа эволюции выражается в трех понятийных системах: во-первых, в понятиях, отражающих эволюционные противоречия как источник самодвижения материальных систем; во-вторых, в понятиях, отражающих стадию эволюции, характеризующуюся преобладанием линейности, преемственности, устойчивости, качественной определенности; и, наконец, в-третьих, в понятиях, отражающих развитие как скачок, обновление, единство прогресса и регресса, отрицания и синтеза (отрицания отрицания). То есть общая концептуальная схема эволюции такова: становление – функционирование – обновление (переход в «свое иное»).

– Если исходить из диалектического закона отрицания отрицания (закона диалектического синтеза, гегелевско-марксовой триады «тезис-антитезис-синтез»), то выходит, что источником и движущей силой обновления эволюционирующих систем выступает такая их внутрисущностная характеристика, как противоречивость?

– Это так. Эволюция противоречивого отношения природной системы обусловливается многочисленными факторами и происходит по линии: тождество (имманентное различение) – различие – противоположность – конфликт – разрешение конфликта (новое тождество).

Необходимо подчеркнуть, что преемственность и обновление – это взаимосвязанные характеристики эволюции. При этом, обновление – ведущая сторона этого отношения. Имеется множество форм обновления. Их можно сгруппировать по основным ступеням развития целостной системы: 1) обновление как становление; 2) обновление в процессе функционирования; 3) обновление как «свое иное» в результате диалектического отрицания. Как видим, это соответствует схеме эволюции в целом.

На первоначальной и заключительной стадиях эволюции системы обновление более интенсивно. На стадии функционирования же ведущей тенденцией является преемственность развития. Вообще, новое и старое всегда взаимосвязаны. Старое не уходит в прошлое безвозвратно. Между новым и старым устанавливается кооперативный круговорот вещества, энергии, информации. Это и есть преемственность. Причем те элементы, которые не вошли в новое, не исчезают, а продолжают функционировать и развиваться в других системах.

– Итак, эволюция это…

– Это философская и общенаучная категория, отражающая изменения во взаимосвязи элементов структуры систем. Критерием эволюции выступает интенсивность изменения взаимосвязанности элементов структуры системы. Общий критерий эволюции на каждом структурном уровне претерпевает модификацию.

– Каковы же особенности эволюционных процессов на различных уровнях развития материи? Понятно ведь, что эволюция в микромире, например, имеет свою специфику, отличающуюся по форме от эволюции в макромире и мегамире.

– Эволюция природы в микромире определяется возрастанием интенсивности взаимодействия элементарных частиц. По мере интенсификации наблюдается уменьшение изменчивости и возрастание устойчивости элементарных частиц, что ведет к образованию атомных ядер. На определенном этапе подобной интенсификации обнаруживается кооперативная эволюция (круговорот) космоса и микромира.

Далее, устойчивое взаимодействие ядра и электронной оболочки обусловливает возникновение качественно новой химической системы. Химические связи ведут к дивергенции (расхождению) дальнейшей эволюции природы: одна линия – на усложнение структуры, другая – на образование незамкнутых повторяющихся единиц. То есть с одной стороны образуются многочисленные кристаллы и минералы (агрегаты), из которых складываются геологические породы, а с другой – эволюция приводит к образованию биополимеров (предбиологических макромолекул) и на их основе органической жизни – клетки и клеточных организмов.

Эволюция геологических образований выражается в количественных и качественных характеристиках взаимосвязей элементов их структуры. В реальном мире всякие количественные изменения сопровождаются и качественными изменениями.

Наиболее существенные характеристики эволюции живых систем – интегративная сложность, самоорганизация-саморепликация, асимметрия. Природа живого определяется тем, что она находится на диссипативном уровне. Именно синергетический характер живого объясняет совмещение в ней фантастической сложности и организации. В отражении развития живого важную методологическую роль играет концепция кооперативной эволюции. Самоорганизация осуществляется успешнее в кооперативных системах, в которых осуществляется интенсивный круговорот между несколькими энергетическими и информационными уровнями. Многим структурным уровням жизни характерна общая линия прогресса – усложнение, интенсификация взаимосвязей, интеграция элементов структуры…

– Вместе с тем мы знаем о таких формах жизни, которые в результате воздействия окружающей среды упростились, то есть, как бы регрессировали, но, тем не менее, успешно приспособились, а значит эволюционировали…

– Верно, и здесь особенно заметно проявляется роль кооперативного фактора (круговорота) в эволюции. Одноклеточные организмы – не прошлое в эволюции жизни, а участники коэволюции (совместного развития) жизни в целом, выполняющие важнейшую роль деструкторов (переработчиков продуктов распада живого вещества).

– Баязит Сабирьянович, Вы упомянули о синергетических (диссипативных) системах, к которым, несомненно, относятся все организмы. А как Вы относитесь к основным идеям и положениям синергетики (Синергетика – учение о самоорганизации и усложнении систем как в биологическом, так и неорганическом мире)? Какова, на Ваш взгляд, научно-познавательная, эвристическая ценность этого постнеклассического научного направления?

– Современная наука достигла хороших результатов в создании картины предбиологической эволюции и возникновения жизни. И в немалой степени представления предбиологической эволюции основываются именно на достижениях синергетики. Как показали основатели неравновесной термодинамики или синергетики Илья Пригожин и Герман Хакен, в так называемых диссипативных структурах (диссипация – рассеяние) при наличии распределенных запасов энергии происходит самоорганизация. Самое интересное, что подобным синергетическим свойством обладают не только живые (клетки, организмы), но и косные объекты – элементарные частицы, атомы, молекулы, механические элементы. Как и предбиологические структуры – макромолекулы и мегамолекулы (полимеры). Тем самым находит свое объяснение один из трудных вопросов взаимосвязи живого и неживого – вопрос об их энтропийной характеристике. Ранее казалось, что неживой природе присуще только повышение энтропии (меры беспорядка, хаоса), а лишь живой природе присуще понижение энтропии (увеличение меры порядка, информации). Синергетика же показала, что и в неживых системах возможна самоорганизация – понижение энтропии, возрастание порядка.

Важное достижение синергетики заключается в том, что принципы функционирования всех синергетических систем (и физических, и химических, и биологических) оказываются одними и теми же и могут быть описаны математическими средствами, не апеллирующими к способу реализации системы.

В замкнутых системах процессы энтропии беспрерывно возрастают, что ведет к дестабилизации системы и, в конечном счете, к ее гибели. Согласно второму закону термодинамики в замкнутых системах с неравновесными процессами энтропия максимально увеличивается и в состоянии равновесия достигает максимума; отсюда гипотеза Рудольфа Клаузиуса и Людвига Больцмана о тепловой смерти Вселенной. Но исследования в области синергетики показали, что любая живая система постоянно находится вдали от термодинамического равновесия, то есть является диссипативной. Только постоянно используя приток свободной энергии, система может непрерывно обновляться и тем самым тормозить свое падение в состояние термодинамического равновесия.

По-видимому, жизнь так и появилась: разнообразные флуктуации (Флуктуации – всевозможные колебания, отклонения объектов от первоначальных состояний) макромолекул в сочетании с процессами асимметризации и автокатализа привели к определенному отбору и затем к бифуркации (раздвоению, изменению параметров, фазовому переходу) диссипативных систем. В данном случае бифуркация – это возникновение качественно новой самоорганизующейся системы – жизни. Но если раньше этот качественный скачок в эволюции материи поддавался лишь феноменологическому описанию, то сегодня, благодаря достижениям синергетики, мы имеем математическую теорию бифуркаций.

– Ведя речь о принципе эволюции в естествознании и философии, нельзя обойти вниманием и вопрос использования этого принципа в общей теории познания и в эпистемологии – теории научного познания. Что Вы вкратце можете сказать по этому поводу?

– Не секрет, что в теории познания ранее господствовал упрощенный подход, базировавшийся на теории отражения. Увы, это лишь арифметика теории познания, а в самом процессе познания данная теория не работает или плохо работает. В основе познания лежит деятельность, вовлечение познаваемого мира в деятельность человека – материальную, духовную. Причем деятельность, преломленную сквозь призму эволюционных процессов, через идею развития. В последнее время в отечественную философию стала проникать весьма плодотворная эволюционная концепция познания, являющаяся, по сути, неким приложением теории Дарвина к теории познания. Один из основоположников этой теории – Карл Поппер. Весьма распространенный в последнее время (наряду с системным и кибернетическим) деятельностный подход вполне вписывается в теорию Поппера. Мысль отнюдь не изоморфна объекту. Мысль пропитана практикой, активным отношением к объекту, отсюда влияние на последующее представление об объекте познания. Но и сами представления, идеи постоянно эволюционируют, происходит безостановочный процесс постепенного роста, развития и аккумуляции в человеческом обществе знания о природе и о самих себе.

– В своей работе «Эволюционная картина природы» Вы нарисовали действительно непротиворечивую и приближенную к действительности научную картину мира, двигаясь по двум направления: во-первых, по историко-философскому основанию наук о природе – от античности и средневековья через классический период к современному этапу естественнонаучного познания; а во-вторых, поочередно освещая космологические, физические, химические, геологические, биологические, социальные и ноосферные модели эволюции природы и общества. И все-таки, в чем новизна Вашего подхода, Вашей концепции, отражающей эволюционную картину мира?

– Новизна здесь заключается не столько даже в том, что ко всем процессам, происходящим в природе и обществе, мы подходим с эволюционных позиций, сколько в том, что на нынешнем этапе вхождения человечества в ноосферу (Ноосфера – область распространения человеческой цивилизации, «разумная оболочка Земли») (по выражению Владимира Вернадского) мы должны признать равноправие всех форм и проявлений жизни. Необходим диалог с миром, а не одностороннее воздействие на природу по принципу «человек – царь природы».

Речь идет о новых идеалах и нормах научного познания, о грандиозном гуманистическом синтезе наук о природе, в конце концов, о новом стиле мышления и новой культуре. Это культура экологии, нелинейного мышления. Новая наука, новый диалог человека с природой предполагают картину мира, отражающую взаимосвязанную эволюцию (коэволюцию) структурных уровней природы. Формирующаяся сегодня новая, синтетическая картина природы – это научная картина о человеке. По моему глубокому убеждению, научная картина о человеке в перспективе может и должна стать единственной интегративной наукой, и она будет наукой о Человеке.

 

Примечание

 

Рассмотренная выше общая и сжатая картина биологической эволюции, по нашему мнению, взята такой, как она ныне распространена в научном «мэйнстриме» – это ее магистральный вариант. Но, справедливости ради, нужно вкратце упомянуть и о взглядах оппонентов.

Являющиеся, по сути, проявлением неоламаркизма теории ортогенеза, номогенеза, аристогенеза декларируют биогенез (здесь – биологическую эволюцию, развитие неорганической материи в органическую) как непрерывный процесс постоянного морфологического усовершенствования организмов в силу особых, присущих им внутренних причин (по мнению Пьера Тейяра де Шардена – благодаря усложняющемуся психизму, росту сознания, заключающемуся в концентрации и все более совершенной организации психики).

Подобные построения с неизбежностью ведут к постулированию телеологического принципа целесообразности и целенаправленности биоэволюции: от преджизненных форм – макромолекул, биополимеров, коацерватов, в которых изначально присутствовала потенция сознания, некий латентный архетип проторазума, – до человека, обладающего развитым сознанием.

И если вышеуказанные теории не идут вразрез с принятым повсеместно в науке учением об абиогенезе – происхождении жизни от неорганического вещества, косной материи, в отличие от учения о биогенезе – происхождении живого только от живого (теория панспермии и др.), – то расхождение с дарвинизмом вырисовывается в плане умаления естественного отбора и случайных флуктуаций. И более того! – в конечном счете неоламаркизм ведет к сближению с креационизмом (Креационизм – учение (по преимуществу теологическое) о сверхразумной причине возникновения Вселенной, жизни и разума) – в своем утверждении о некой внутренней причине (высшей по отношению к процессу и, как у Шардена, идеальной), что в свою очередь наталкивает на идею Творца.

Получается химероподобный союз эволюционизма с креационизмом: Бог создал косную материю и «вдохнул в нее» зачатки жизни и сознания. Далее материя стала усложняться (на планете Земля), произошел скачок-переход к возникновению жизни, ну а живая материя стала эволюционировать согласно «заданному плану» Творца и благодаря имманентно присущему вектору сознания – к венцу Творения человеку разумному.

За исключением той версии, согласно которой белок сам может порождать информационно-генетические структуры, объяснить зарождение и становление жизни путем самопроизвольного возникновения информационных молекул ДНК и РНК пока не получается – вероятность этого составляет 10 в минус четырехсотой (!) степени (для этого не хватает всех атомов Вселенной, а также всего времени ее существования). Отсюда и живучесть креационистских воззрений.

 

ДОЛОМАТОВ МИХАИЛ ЮРЬЕВИЧ

 

МНОГОКОМПОНЕНТНАЯ ВСЕЛЕННАЯ

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 36, 06.09.2006))

 

Доктор химических наук, кандидат технических наук, профессор Михаил Юрьевич Доломатов является заведующим кафедрой математики и информатики Башкирского института социальных технологий, руководителем регионального научно-философского семинара «Актуальные проблемы исследования сложных систем». Автор 500 научных работ и патентов, Изобретатель СССР, профессор Доломатов долгие годы плодотворно работает в областях физикохимии, физики и технологии полимерных материалов, математического моделирования и нефтехимии. В своей последней книге «Фрагменты теории реального вещества» (Москва, издательство «Химия», 2005) М. Доломатов рассматривает вещество как многокомпонентные смеси с хаосом состава. В данной работе автор приходит к революционным выводам относительно происхождения и природы реального вещества Вселенной.

 

– В синергетике одним из основополагающих положений является взгляд, согласно которому развитие земной материи на доорганической стадии как бы раздваивается – одна часть, «неперспективная», образует кристаллы, агрегаты и, в конечном итоге, земную кору, другая же, «перспективная» – идет по пути образования сложных молекулярных соединений, приводя к возникновению систем с так называемыми диссипативными структурами, которые характеризуются самоусложнением, самовоспроизведением и самоорганизацией. В ответ на влияния внешней среды элементы подобных структур способны к согласованному взаимодействию – кооперации. Именно на основе диссипативных предбиологических структур возникает органическое вещество – биополимеры, коацерваты, вирусы и, впоследствии, феномен жизни, клетка, живые организмы.

Михаил Юрьевич, представляется, что выделенные Вами многокомпонентные стохастические системы с хаосом состава (МСХС) относятся к типу диссипативных систем, во всяком случае, такие, как природные и техногенные углеводороды, многокомпонентные водные растворы, почвы, биогеоценозы, биополимеры, биологические жидкости, продукты метаболизма, межзвездные межгалактические облака с органическим веществом, Метагалактика… Так ли это, и что конкретно собой представляют МСХС?

– Исследуя сложное природное (реальное) вещество, я пришел к выводу, что атомно-молекулярное учение подходит не для всех объектов природы. Так большинство химиков и физиков, исследуя части вещества, бесконечно деля вещество на элементарные частицы, не видят его целостность. Химия имеет дело с чистыми сущностями – абсолютно чистыми веществами. Вы когда-нибудь встречали чистую воду? Любая вода – это не гидроксид водорода (H2O), а смесь огромного количества соединений, то же касается и химических элементов. Электроника имеет дело с самой чистой химией, но примеси в сверхчистом германии и кремнии, которые используются для производства процессоров компьютеров, все равно существуют. Таким образом наука рассматривает чистое вещество, а реальное вещество – грязное. Более того, в природе существуют объекты, которые невозможно описать на уровне атомов и молекул: они теряют свою целостность при дроблении на атомы и молекулы, например, почвы, нефти, топлива и другие углеводородные системы, экологические системы, космические системы и такие биологические жидкости, как, например, кровь. Образно говоря, рассмотрение таких систем, в которых существует бесконечное количество разносортных атомов и молекул, с позиции атомизма означает невидение за отдельными деревьями и другими представителями флоры и фауны леса. Исследователь подобен человеку, который, блуждая между отдельными деревьями в лесу, отличает ель от березы и муравья от жука, но не видит границ леса, его расположение в местности и самое главное, не знает куда идти. Кружит этот человек вокруг одной поляны, находит все новые и новые растения и животных, но леса все равно не видит. Все учебники химии – это превращения абсолютно чистых веществ. В результате для современной физики и химии вещество становится объектом более математическим, чем реальным. Мир разрывается на куски и лишается своего смысла, подобно тому, как тексты книг, разорванные на отдельные буквы (атомы) и слова (молекулы), теряют свою суть, а все писатели отличаются только распределением отдельных слов. Расшифровка генома человека – это не более чем такая манипуляция с книгой, так как истинная расшифровка означает выяснение языка множества генов и взаимодействия геномов различных людей. Подобно тому как тексты книг нельзя понять, исходя из набора разрозненных слов (молекул) и букв (атомов химических элементов), а также помещений и шкафов, где находятся книги (среда: жидкости, кристаллы и т. д.), так и вещество нельзя понять с позиции выделения атомов и молекул.

– Получается, Вы сделали открытие?

– Любое открытие имеет многовековую основу. Я развиваю идею непрерывности вещества, которая возникла во времена Платона и Аристотеля, в противоположность идеям Демокрита, которая взята на вооружение современной наукой.

– В чем суть Вашей теории?

– Суть теории очень простая. Любое вещество построено из систем более общих, чем атомы и молекулы. Эти системы обладают следующими свойствами:

Состоят из очень большего числа частиц, и эти частицы – молекулы, атомы и прочее – разного сорта. Состав распределен по свойствам по закону случая (хаоса), то есть для этих веществ характерен больший или меньший хаос состава.

Существуют структуры, в которых в большей степени преобладают атомы и молекулы одного сорта – индивидуальные вещества – они несут информацию о его основных свойствах. Остальные компоненты содержат информацию о его космическом, земном и технологическом прошлом. На языке теории это системы с малым хаосом состава.

Существуют особые вещества с большим хаосом состава систем. Такие системы есть в космосе, например, в межзвездном газе – межзвездные молекулярные облака, и на Земле – нефти, почвы и т. д.

Математический аппарат теории – теория вероятностей, статистика, теория случайных процессов. Я исследовал физикохимию, молекулярную физику таких систем. Были получены математические законы, описывающие распределение вещества на Земле и в космосе.

– С помощью этой теории Вы оценили возможность изначального появления жизни в космосе? Одним из самых спорных моментов в науке и философии является вопрос о происхождении жизни. Поясним для читателей, что в настоящее время существует три основных теории происхождения жизни: 1) абиогенное (из неживого вещества) земное происхождение – органическое вещество, давшее начало жизни, произошло от неорганического в результате множества длительных физико-химических реакций и синергетических взаимодействий, ведущих к самоорганизации и кооперации материи; 2) биогенное космическое происхождение – внесение на планету спор микроорганизмов из космоса (теория панспермии); 3) абиогенное космическое происхождение – образование органического вещества началось еще в космосе и продолжалось при формировании Земли.

Насколько я правильно понял, Вы придерживаетесь той точки зрения, согласно которой органическое вещество сформировалось еще в гигантских молекулярных облаках (ГМО) в межзвездном пространстве. Но углеродистые соединения сами по себе не смогли бы породить феномен жизни. Они послужили лишь субстратом для зарождения жизни путем попадания в эту питательную среду информационных молекул ДНК и РНК. То есть молекулы жизни были внесены в нашу Вселенную извне. Это согласуется с одной из семи основных гипотез рождения Вселенной, а именно – гипотезой А. Д. Линде о бесконечном множестве изолированных вселенных, согласно которой материя образована в процессе фазового перехода из сверхтвердого вакуума, в одном из расширяющихся пузырей которого существует наша Вселенная.

– Вселенная заполнена гигантскими молекулярными облаками: периодически астрофизики открывают в них различные органические вещества.

Расчеты состава космических межзвездных облаков на основе результатов теории свидетельствуют, что Вселенная наполнена биологически активными веществами – нуклеиновыми основаниями, аминокислотами, их запасы огромны. Разумеется, данные расчеты учитывают горизонт видимости Вселенной, доступный современным телескопам и радиотелескопам, и не учитывают скрытую массу Вселенной, обнаружение которой лежит вне сферы доступности современной астрофизической аппаратуры. Но самое интересное, расчеты свидетельствуют, что информационные молекулы ДНК и РНК отсутствуют, так как вероятность их обнаружения 10 в минус 1000 степени, то есть практически близка к нулю. Это подтверждает гипотезу панспермии о занесении жизни извне. Это идея не нова и принадлежит шведскому физикохимику Сванте Аррениусу – он это предложил в конце XIX века. Что касается происхождения информационных молекул, откуда они были занесены, на эти вопросы наука не дает ответа. Ваша идея о том, что эти молекулы занесены из других вселенных, заслуживает внимание. Важно отметить, что информационные молекулы вряд ли возникли самопроизвольно. Более того, появилась возможность оценивать ресурсы любого вещества во Вселенной, так как были выведены общие законы, позволяющие оценить количество этих веществ по термодинамическим свойствам. Это законы основаны на известном математике законе Гаусса.

– А как быть с опытами американских биохимиков Юри и Миллера?

– Юри и Миллер помещали в колбу простые органические и неорганические вещества и действием рентгеновского и ультрафиолетового облучения, а потом и гамма-излучения, получили в растворе ряд аминокислот и азотистых оснований. Но информационные молекулы не были получены в результате этих экспериментов, не говоря уже о таких структурах, как вирусы и клетки. Синтез ДНК в лаборатории возможен, но все эти опыты идут по программе исследователя и осуществляются руками исследователя, то есть при вмешательстве извне! И ни одно сложное вещество не может быть синтезировано вне организма без программы, заложенной в информационных молекулах.

Так называемая гипотеза академика Опарина основана на простейших соображениях физической химии. Известно, что органические вещества в воде агрегируются и образуют микрокапли, например, мыло в воде, что наблюдает каждый, кто моет руки или стирает. Но объяснять этим явлением происхождение в высшей степени наивно.

– До сих пор нет единой точки зрения по поводу происхождения нефти. Одни (и таких большинство) полагают, что нефть была создана в результате преобразования органического вещества, другие утверждают, что нефть образуется из неорганических веществ, а третьи вообще постулируют неземное происхождение нефти – из метаносодержащих космических газов. Какова Ваша концепция?

– Любая нефть – это смесь органических веществ, в которых преобладают углеводороды. Смеси, подобные нефтяным, существуют в космосе в гигантских молекулярных облаках. Нами, с использованием моей теории, рассчитаны составы смесей. Показано, что углеводородные системы типа нефти (протонефти) могли сформироваться в межзвездных молекулярных облаках еще до окончательного формирования Земли как планеты. Это подтверждает гипотезу русского геолога Соколова о космическом происхождении нефти.

– Судя по содержанию монографии, у Вас весьма нетрадиционные взгляды в отношении энтропии. В кибернетике принято противопоставлять энтропию (как меру неорганизованности, усредненности) – информации или негэнтропии (как мере организованности системы, ее упорядоченности, управления). Согласно второму закону термодинамики в замкнутых системах с неравновесными процессами энтропия максимально увеличивается и в состоянии равновесия достигает максимума; отсюда гипотеза о тепловой смерти Вселенной. Энтропия сводилась традиционно к хаосу, отсутствию порядка, разнообразия.

У Вас же, наоборот, энтропия есть мера разнообразия структур. При этом хаос способствует возрастанию многообразия систем, компонентов, состояний и движений на всех структурных уровнях движения материи – физико-химическом, органическом, биоценозном, социальном. Не могли бы Вы прокомментировать это положение?

– В физике энтропию трактуют как меру беспорядка, хаоса. Чем больше хаос, тем больше беспорядок. Но любой хаос это разнообразие движений и траекторий. Это нисколько не противоречит физике. Поэтому в моей трактовке энтропия – это мера разнообразия. Этот подход позволяет по-новому понять роль энтропии. Я ей предписываю созидающую роль в формировании разнообразия неживой и живой материи и даже форм общественной жизни. Полный порядок невозможен, он противоречит природе. Хотя попытки установить единообразие мысли в науке и государственной жизни существуют. Но это гибельный путь, ведущий к разрушению науки и государства.

– Михаил Юрьевич, не подводит ли подобное прочтение Великой книги природы к концепции Сверхразума, Творца, создавшего бытие, в том числе жизнь и разум, с неведомой нам целью?

– Я не сторонник атеизма, потому что атеизм считает человека высшей системой и отрицает силы, стоящие над человеком. Из кибернетики известно, что над любой системой может стоять более сложная и более организованная система. Так что существование сверхразума – Бога – естественно с точки зрения кибернетики и науки о системах. Вселенная организована разумно и целесообразно, поэтому в существовании сверхразума, то есть Бога, я не сомневаюсь. Мир развивается по программе, в которой записано все: и падение камня, и полет кометы, и облик человека. Развитие физических явлений базируется на нескольких законах сохранения – энергии, массы, импульса и т. д. Это программы для нашего мира. Доказательство этого выходит за рамки классической науки и является предметом теологии. В религии и науке есть противоречивые и общие моменты. Предметом науки является исследование объективных законов природы и общества. Основа – эмпирические методы исследования. В основе религии – вера. Хотя вера в догмы есть и в науке, например, для физиков усомниться в природе красного смещения галактик или гипотезе Большого Взрыва считается страшным грехом, все равно что для верующего усомниться в Священном Писании.

 

КУНАФИН МАРАТ САМИРХАНОВИЧ

 

В ПОИСКАХ НОВОГО

(Опубликовано в журнале «Ватандаш» (№ 01, 2009), на сайте журнала «Ватандаш»)

 

Башкортостан славен многими своими учеными. Чего стоят разработки в области нанотехнологий. Имеются у нас и специалисты, с самых разных сторон исследующие проблемы искусственного интеллекта, информационных технологий и виртуальной реальности. Сегодня на наши вопросы любезно согласился ответить доктор философских наук, профессор М. С. Кунафин.

 

– Марат Самирханович, Вы являетесь сопредседателем Башкирского отделения Научного совета Российской академии наук по методологии искусственного интеллекта. Расскажите, пожалуйста, о деятельности этой организации.

– Три года назад у нас, в республике, было организовано Башкирское отделение Научного совета Российской академии наук по методологии искусственного интеллекта (БО НСМИИ РАН), объединившее видных уфимских ученых и философов.

Направления деятельности Башкирского отделения определены «Положением о Региональном отделении НСМИИ РАН». То есть это, прежде всего, объединение ученых разных специальностей, развитие коммуникаций между ними, выработка метаязыка для интенсификации разработок в области искусственного интеллекта. Так уж сложилось, что именно проблематика ИИ фокусирует сегодня в одной точке практически все исследования, выдвинутые ходом развития информационного общества.

Конкретное решение этой проблемы проводится методами, принятыми в научном сообществе. Это конференции, публикации, семинары, теоретические доклады, издательская деятельность.

Наше отделение располагает собственным сайтом UfaIntell.narod.ru, где размещены работы ученых, членов БО НСМИИ РАН, а также тех, кто сотрудничает с нами, – это книги, статьи по тематике искусственного интеллекта, кибернетических систем, информационных технологий, виртуальной реальности.

За прошедшее со дня основания время в рамках деятельности нашего регионального отделения совместно с другими научно-образовательными организациями были организованы и проведены научные конференции: в феврале 2007 года Международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы методологии, философии науки и образования», в феврале 2008 г. Всероссийская научно-практическая конференция «Онтология творчества в развитии реальных, виртуальных и искусственных систем». По их материалам вышли в свет сборники.

Регулярно проводятся ежемесячные заседания БО НСМИИ РАН, на которых заслушиваются доклады ученых по тематике искусственного интеллекта и связанных с ним направлений. Наиболее интересные выступления освещаются в периодической печати, в Интернете.

– Как Вы полагаете, есть ли действительная перспектива в изучении и разработке проблемы искусственного интеллекта? Не будет ли это очередной научно-технической химерой наподобие «звездных войн», активно раздувавшихся в интересах политиков?

– На мой взгляд, в сомнениях такого рода сегодня мало толку. Я имею в виду Ваш вопрос о перспективности исследований в области искусственного интеллекта. У нас просто нет выбора. Независимо от наших желаний и предпочтений, идея создания искусственного интеллекта как цель выдвинута уже давно и активно решается. Не заниматься этим – значит «прятать голову в песок» и обречь себя на научно-технологическое аутсайдерство в мировом масштабе.

Вы назвали программу «звездных войн» химерой, имея, очевидно, в виду, что конечная цель этой программы так и не была достигнута. Это верно. Но в науке часто происходит так, что значение имеет не конечная цель, а результаты, получаемые при ее достижении. И часто оказывается, что эти результаты значимее самой цели. В этом смысле программа «звездных войн» себя оправдала, так как привела к определенным технологическим прорывам в соответствующих областях.

Думаю, понятно, какую аналогию я пытаюсь провести. Сегодня очень трудно предположить, когда и как будет решена задача создания искусственного интеллекта. Но и сегодня уже понятны перспективы, связанные с разработкой проблемы искусственного интеллекта. Прежде чем говорить о создании искусственного интеллекта, мы должны разобраться в том, как существует и функционирует естественный интеллект. То есть перед нами уже стоит грандиозная задача понимания глубочайшего пласта проблем, связанных с сознанием, психикой и физиологией самого человека. В этом отношении проблематика искусственного интеллекта не только не уводит нас в сторону от фундаментального интереса человека к своей сущности, но, наоборот, подталкивает к ее исследованию.

Другой аспект связан с развитием интеллектуальных информационных технологий. Имеющиеся уже сегодня представления о том, каким должен быть искусственный интеллект, и о том, как и в какой степени, он должен соответствовать естественному интеллекту, задают определенное направление развитию технологий, связанных с созданием искусственного интеллекта. Соответственно, это сказывается в целом на развитии информационных технологий вообще. То есть между несуществующим пока искусственным интеллектом и уже существующим несколько десятков тысяч лет естественным Интеллектом возникает своего рода виртуальная обратная связь, которая не только определяет, каким будет искусственный интеллект, но и модифицирует определенным образом естественный интеллект.

– Даже если учесть действительную ценность создания искусственного интеллекта и связанного с ним целого комплекса гносеологических, аксиологических и праксиологических приобретений, не видится ли более перспективным развитие сущностных сил, в частности, психофизиологических способностей самого человека?

– Во-первых, одно другому никоим образом не мешает. Почему создание искусственного интеллекта должно ущемлять развитие психофизиологических сил самого человека? По-моему, наоборот, исходя из сказанного выше, создание искусственного интеллекта невозможно без понимания того, что Вы назвали «сущностными силами» человека. Собственно говоря, смысл создания этого «alter ego» человека заключается в стремлении интенсифицировать развитие собственных психофизиологических способностей, в стремлении довести их до предела совершенства.

Впрочем, такая стратегия характерна для всей технологической истории человека. Разве путь от каменного топора до космических ракет не есть стремление стать более совершенным? Разумеется, такая стратегия таит в себе очень опасную ловушку, и, может быть, мы уже в нее попали или попадем в будущем. Суть ее – в отчуждении технологических возможностей, создаваемых нами же, от фундаментальной потребности развития нас самих как истинных человеческих существ. В конце концов, топор лишь увеличивает мощь человеческой руки, он не делает его совершеннее в духовном отношении, как, впрочем, и ракета. Все технологические творения человека всегда были «бездушными». искусственный интеллект по определению перестает быть таковым. Соответственно, долгий путь, ведущий к созданию искусственного интеллекта, заставит нас мыслить о духовном не только спекулятивно, но и «технологически». Этот путь заставит нас предпринять попытку осознать, в чем эволюционный смысл и предназначение человека, чтобы частью этого смысла наделить искусственный интеллект.

– То есть, если говорить о проблеме «личность и искусственный интеллект», то тенденция такова: идут не просто параллельные, но тесно взаимосвязанные и взаимно обогащающие друг друга процессы познания в области как искусственного, так и естественного интеллекта?

– Совершенно верно. В зависимости от того, насколько успешно мы будем продвигаться в понимании работы человеческого сознания, настолько же значимым будет наше продвижение в работе по созданию искусственного интеллекта. До определенного уровня развития наших знаний о человеческом интеллекте работы по созданию искусственного интеллекта полностью зависели от этих знаний. Но уже сегодня, а тем более в будущем возникнет эффект обратной связи, когда теоретические и практические результаты работ по созданию искусственного интеллекта начнут влиять не только на научный аспект понимания человеческого сознания, но и на формирование психики, сознания человека в целом.

– Важнейшим следствием этого является вопрос: возможно ли, что изменения, начинающие происходить с человеком вследствие развития искусственного интеллекта, способны в пределе изменить природу человека, превратить вид Homo Sapiens в вид Techno Sapiens и, соответственно, мир естественный биологический в мир искусственный технологический?

– Важнейшим следствием этого является вопрос о судьбе человека. Следует отдавать себе отчет в том, что дело здесь не в искусственном интеллекте. Искусственный интеллект только фокусирует процесс перехода от естественного к искусственному, сжимает различные тенденции и способы этого перехода в одну точку.

Наша техногенная эволюция имеет собственные предпосылки возникновения, условия становления и обстоятельства развития, которые определяют закономерности ее протекания. В этом процессе что-то можно сознательно изменить, но, полагаю, процесс перехода от естественного к искусственному отменить нельзя.

По мере ухудшения экологической ситуации мы все больший упор будем делать на новые технологии как единственный способ решения этих проблем и соответственно все в большей степени будем изменять мир вокруг самих себя. Нетрудно предвидеть, в каком направлении будут идти эти изменения. Пытаясь сохранить приемлемые условия существования, человек продолжит изменение естественного мира. Когда в соответствии с существующими природными законами будет достигнут предел этих изменений, человек примется за изменение собственной природы, которую будет пытаться адаптировать к уже неизменяемым условиям внешнего мира. Этот процесс техноадаптации стихийно и незаметно происходит уже давно. Мы давно уже живем в измененном мире и изменились сами, правда, пока пределы этих изменений еще не достигнуты.

Мы должны исходить из того, что человек не обладает монополией на интеллект даже на своей планете – хотя бы потому, что он сам рано или поздно станет виновником создания искусственного интеллекта. Я бы даже сказал, что человек обречен на создание искусственного интеллекта, так как его создание – только логическое завершение цивилизационного процесса постепенного перехода от естественного к искусственному. Творчество человека заключается в создании искусственного. При этом артефакты (созданные человеком предметы и явления) являются конструктивным продолжением естественного творчества природы. Артефакты не создают границ и не роют пропасть между нами и природой – они «пожирают», как пресловутые лангольеры из произведения С. Кинга, волшебную ткань природы, превращая ее в тривиальную фактуру повседневного быта.

Поэтому процесс вытеснения естественного искусственным одновременно означает процесс вытеснения естественной человеческой личности с исторической арены. Закономерным становится тот факт, что по мере интеллектуализации искусственного духовное и интеллектуальное состояния личности становятся менее содержательными. Конкретно это проявляется в стандартизации и массовости.

Человек попадает в парадоксальное состояние. Чем интеллектуальнее системы, которые он применяет, и чем больше возможностей в связи с этим он реализует, тем большему дефекту подвергается его личность. Искусственное в виде различных технологий проникает во все поры социальной жизни, создавая специфическую атмосферу формализации всех социальных структур.

Я вовсе не склонен представлять будущее в духе фантастических фильмов-катастроф, где среди руин городов бродят толпы одичавших людей, хотя и такой сценарий не исключен, если изменения климата приобретут катастрофический характер. Но, разумеется, возможен и другой сценарий развития цивилизации, где жизнь может оказаться вполне сносной, но, очевидно, за это человеку придется заплатить собственной природой вида Homo Sapiens и стать новым видом, скажем, Techno Sapiens. Но это будет уже другая история другого существа, о которой мы вряд ли что можем сегодня сказать.

– Марат Самирханович, вашему перу принадлежит изданный в начале века, а затем переизданный в 2004 году учебник «Концепции современного естествознания». На мой взгляд, это учебное пособие выгодно отличается от аналогичных, вышедших за последние годы в столичных издательствах, – прежде всего широтой охвата, обобщением множества разнообразных естественнонаучных проблем и тематик. Наверное, этому помогла Ваша научная специальность, философское видение картины бытия?

– Спасибо за приятные слова, но это всего лишь учебник и как все учебники чем-то он хорош, а чем-то не очень. Специфика учебников в том, что они более или менее удачно учат чему-то уже известному тех, кто этого еще не знает. На мой взгляд, их (учебников) творческие возможности довольно ограничены.

Особенностью любой книги, посвященной предмету «Концепции современного естествознания» является то, что ее содержание вряд ли будет полностью соответствовать содержанию самого предмета. Чтобы понять это, достаточно попытаться представить себе, что такое «современное естествознание». Это сотни дисциплин, ставящих и решающих тысячи сложнейших проблем. Это десятки специальных научных языков, которыми пользуются миллионы лучших интеллектуалов нашей планеты. Это десятки и сотни концепций, гипотез, теорий, порой неимоверно сложных для понимания в силу своей специфичности. Наконец, это постоянно возрастающий поток информации и дифференциация уже существующих отраслей знания. И все это, если буквально следовать названию, должно быть представлено в книге по предмету «Концепции современного естествознания»!

Разумеется, наивно пытаться «втиснуть» все богатство современного естественнонаучного знания в пределы одного учебника. Вполне очевидно, что все это не может быть ни представлено в нем, ни освоено теми, кто этот предмет изучает. Для решения проблемы следует изначально принять, что изучение этого предмета предполагает некий философский «формат», то есть определенную схему, которая, сообразуясь с дидактическими целями обучения, укладывает в себя все необходимое для усвоения представления о современном состоянии естествознания.

Очевидно, что эта схема, как и любая другая, предполагает ограничения, которые выражены здесь в форме обобщений. Конечно, при этом теряется возможность в полном объеме представить конкретные современные концепции естествознания, но взамен возникает возможность охарактеризовать общие тенденции развития естествознания, дать представление об этапах его развития и о структуре познавательных процессов.

Таким образом, я посчитал, что наиболее реалистичным подходом для книги, посвященной предмету «Концепции современного естествознания», будет подход, основанный на том, чтобы дать представление об истории развития естествознания, структуре познания и о тенденциях развития современного естествознания. Требовать большего означает не понимать того, что концепции современного естествознания в полном объеме не могут быть, во-первых, усвоены теми, кому они предназначены, а во-вторых, популярно и полно изложены в пределах какой-либо книги.

Да и в чем смысл такого требования? Детальное знание неких естественнонаучных проблем для человека, который возможно никогда не будет заниматься ими впоследствии, вряд ли так уж необходимо. В то же время для современного состояния дел жизненно необходимо, чтобы у каждого, тем более у человека, который возможно когда-нибудь будет принимать ответственные решения, было развито чувство «укорененности» себя в мире. Укорененности не только культурной, но и биологической, физической, «укорененности» в чувстве родства со всем живым на планете.

– Роль науки в современной жизни постоянно возрастает. Она чрезвычайно динамична, и по степени воздействия на общественное бытие превосходит искусство и мораль. Вы согласны с этим тезисом?

– С этим трудно спорить. Наука – наиболее значимая по масштабам воздействия на все окружающее сфера инновационной деятельности человека. Наука представляет собой наиболее активный и динамичный инновационный процесс, в котором творчество приобретает абсолютную и в то же время весьма специфическую форму. Оно превращается в инновационный процесс с предсказуемым исходом. Содержание науки составляет выявление закономерностей природы и общества, которое, в конечном счете, выливается в совокупность знаний, выраженных законами, принципами, теориями. Поиск нового, творчество в науке представляет собой инновационный процесс, основанный на уже известном. Творчество в науке начинается не с нуля, оно изначально опирается на уже полученное достоверное знание, оно руководствуется в поисках нового уже разработанной методологией, которая по мере развития математики и вычислительной техники регламентирует творческий процесс определенными рамками и правилами, постоянно контролируя результаты творчества экспериментами.

Несмотря на то, что инновационные процессы в науке носят управляемый характер, персонифицированное, личностное творчество как высшая форма самореализации человеческого разума и духа, как стремление к свободе никуда не уходит. История науки – не история безликих коллективов, хотя без коллективного творчества современной науки быть не может. История науки это, прежде всего, история гениальных творцов, каждый из которых по-своему менял ход нашей истории. И в этом плане искусство, мораль и наука едины. Будда, Бах, Эйнштейн каждый по-своему изменили ход нашей истории. Фундамент инновационного процесса один во всех сферах инновационной деятельности – это творчество.

 

ПОТЕРЯХИН ВЛАДИМИР АЛЕКСАНДРОВИЧ

 

СВЕТ ВО ТЬМЕ, или ПРОСТЫЕ РЕШЕНИЯ

ЗАГАДОК МИРОЗДАНИЯ

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 40, 01.10.2008))

 

Талантливый публицист и ученый-химик из Салавата Владимир Потеряхин известен как автор многих свежих и оригинальных научных концепций. К примеру, спиральной пространственной модели системы химических элементов. Также его перу (с соавторами) принадлежит работа «Мировой эфир». Сегодня мы знакомим читателей с изложенными в ней основными идеями.

 

– Владимир Александрович, насколько мне известно, Вы являетесь приверженцем концепции мирового эфира – особой упругой среды, наполняющей мировое пространство, в которой движутся частицы и волны материи. То есть, Вы считаете ошибочными господствующие в науке на протяжении минувшего века представления, согласно которым Вселенная представляет собой некое пустое темное пространство, заполненное вакуумом, с разбросанными кое-где островками материи…

– Да, это так. Существование такой среды (материальной среды!) постулировалось еще в XIX веке. Потом оно необоснованно было отвергнуто и заменено понятием «мировой вакуум», то есть пустота! Но дальнейшие исследования показали, что вакуум оказался не вакуумом, а «материальной средой особого рода». Однако от традиционного названия отказываться не стали. Так и кочует по страницам научной литературы понятие нечто под названием «ничто»!

– Что представляет собой мировой эфир?

– Чтобы понять суть мирового эфира, надо оторваться от стереотипного понимания газовой среды. Мы привыкли к тому, что наша атмосфера – это газ, состоящий из молекул кислорода и азота. Это молекулярный газ. Но нам известны и атомарные газы, например гелий. Развивая мысль вглубь, почему бы в природе не быть газам, состоящим из других, более мелких частиц материи – нуклонов, лептонов?..

Сегодня было бы наивным соглашаться с менделеевским представлением об эфире, состоящем из химических элементов легче водорода. Таких элементов в природе нет. Но нельзя не обращать внимания на само направление мысли ученого. Он пытался решить проблему на уровне тех знаний о материи, которые были в то время, то есть на химэлементном уровне организации материи. Решение же проблемы находится на другом, более глубоком уровне ее организации. Но Менделеев еще не знал о существовании более низких «этажей» в строении материи. К тому же ученые того времени (как и он сам) пребывали в состоянии «химического гипноза», вызванного построением Периодической системы химических элементов и открытием Периодического закона Д. И. Менделеевым.

Мои утверждения о составе мирового эфира носят гипотетический характер. Но их убедительность и логическая корректность позволяют надеяться на их истинность. То, что эта среда более мелкодисперсна, чем атмосфера Земли, несомненно. Она более упруга, чем атмосфера. И потому в ней распространяются более короткие волны и с большей скоростью, чем акустические. Волна – это вид движения материи. А, как известно, без материи нет движения. Без упругой материальной среды (континуума) – нет волн. Если мы фиксируем факт прохождения через мировое пространство световых (и других) волн, то это ли не подтверждение его материальности?!

– Но в свое время Майкельсон и Морли в известных опытах не обнаружили наличие эфира…

– Действительно, могут возразить, что опыты Майкельсона-Морли не подтвердили существование мирового эфира. Но ведь признано, что мировое пространство представляет собой «материальную среду особого рода». Значит надо задуматься о состоятельности самого метода проверки!

Сегодня можно встретить массу сенсационных заявлений типа: «энергия мирового вакуума», «рождение элементарных частиц из ничего» и прочее. Вот вам и «несотворимость» и «неуничтожимость» материи! Нет ничего логичнее, чем предположить строение эфира из частиц, которые мы еще не обнаружили. История повторяется. Ведь и атмосферой Земли мы сначала научились пользоваться, а о том, что это молекулярный газ определенного состава, узнали много столетий позже.

– Ну хорошо, в таком случае из чего состоит мировой эфир, что является субстратом, первокирпичиком материи?

– Давайте вернемся к общенаучным, философским основам и определим – что есть материя, вещество, поле? Согласно нынешним представлениям, «материя – это бесконечное множество всех существующих в мире объектов и систем, субстрат любых свойств, связей, отношений и форм движения. Материя включает в себя не только все непосредственно наблюдаемые объекты и тела природы, но и все те, которые в принципе могут быть познаны в будущем…». И далее: «В материалистической философии материя определяется как субстанция (основа) всех вещей и явлений в мире…, несотворима и неуничтожима, всегда стабильна в своей сущности; меняются лишь конкретные формы ее бытия, количественные соотношения и взаимное расположение элементов. Материальные объекты всегда обладают внутренней упорядоченностью и системной организацией».

Что касается вещества, то определение таково: «Вещество – это вид материи, который в отличие от поля, обладает массой покоя». Это определение является существенным шагом вперед, в части признания вещества как «вида материи», одной из форм организации материи. Однако это определение не является самодостаточным, потому что построено не на собственных признаках. Оно не дает ответа на вопрос: «Что такое вещество»? Но, тем не менее, из него мы получаем полезную информацию о том, что вещество и поле материальны, но поле – не вещественно. На этом основании они противопоставляются как две разные формы организации материи. С другой стороны, как соотнести понятия вещества и антивещества, как двух логических и структурных противоположностей? Ведь место «противоположности» веществу уже занято полем!

Предполагается, что во Вселенной на равных существуют вещество и антивещество, но в разных местах. На границе их соприкосновения происходит аннигиляция. Антивещество слагается из атомов, состоящих из элементарных частиц, имеющих противоположные зарядовые знаки соответствующим частицам вещества. Следовательно, вещество и антивещество это две формы существования (организации) материи. Они едины, так как материальны. Но противоположны по нуклон-лептонной структуре атомов.

Теперь о поле. Сегодня в теоретической физике принято считать поле как субстрат, материальную среду. Но поле – это не материальная среда, а свойство (состояние!) материальной среды! Известно, что вблизи Земли (и других небесных тел) существует так называемое электромагнитное поле. По мере удаления от Земли оно ослабевает и потом совсем исчезает. Что происходит? Исчезла материальная среда или ее возбужденное (полевое!) состояние? Я считаю, что исчезло возбужденное состояние среды, сама же среда осталась. И зовут ее «мировой эфир».

– И вот мы снова подошли к понятию «мирового эфира»…

– Это закономерно. Вернемся к определению материи, к той части, где говорится: «…но и все те (частицы), которые в принципе могут быть познаны в будущем». Почему мы должны отказываться от гипотезы (пока гипотезы!) о существовании частиц, из которых состоят лептоны – электроны, позитроны, нейтрино?! Природа экономна в выборе методов организации (строения) материи. Она пользуется универсальными методами, повторяемыми на каждом новом уровне своей организации. Нам известно, что нуклоны (протоны, антипротоны, нейтроны) являются разными состояниями одной и той же частицы. Их взаимопревращение происходит за счет испускания или поглощения лептонов. Такую же схему превращений логично предположить и для лептонов. Назовем составляющие их частицы примонами (от лат. слова prima – первичный). Разложение на первичные исходные частицы теоретически можно продолжать до полного исчерпания лептона. О том, что электроны имеют разную массу, имеется информация в научной литературе. Это говорит о том, что они тоже сборные (составные) частицы, состоящие из более мелких частиц.

Я выдвигаю гипотезу о том, что мировой эфир – это примонный газ. Исходя из этой посылки, становится ясно, что поле – это возбужденное состояние эфира. И какими бы малыми ни были его частицы (примоны), они тоже весомы (массивны), а значит материальны. Частицы эфира находятся в постоянном движении (нет материи без движения!), поэтому мировой эфир обладает энергией, как и любой другой газ. Из взаимодействия частиц эфира рождаются новые более крупные частицы – лептоны. А не из ничего (не из пустоты!) как считают сторонники теории вакуума.

– С эфиром и первочастицами вроде бы стало ясно. А как быть с таким весьма неопределенным понятием, как «энергия»? Постулируется, что энергия это некая мера движения, оценка количества и интенсивности движения материи.

– Мы как-то забыли истинный смысл понятия «энергии», и склонны к ее мистификации и субстратизации. Сегодня энергию чуть ли не кружкой черпают экстрасенсы и др. мошенники прямо из космоса. Как Вы правильно заметили, понятие энергии введено в науку для количественной оценки «энергичности» движения, то есть для учета и количества движущейся материи (массы), и интенсивности (скорости) ее движения одновременно. (Очень характерный пример иллюстрации двух основных постулатов материалистической философии: «без материи – нет движения» и «нет не движущейся материи».)

Известна формула Эйнштейна E = m · c2, то есть энергия равна произведению массы на скорость в квадрате. Если бы в мировом пространстве не было материальных частиц (m = 0), то нечему было бы двигаться (с = 0). А если нет материи и нет движения, то нет и энергии, как их производной! При сомножителях порознь равных нулю и их произведение (то есть энергия) равно нулю. Следовательно, космического вакуума (пустоты) не существует. Пространство Вселенной заполнено газообразной средой из особых частиц материи.

– То есть, после ввода в физическую картину мира понятия примонов меняется и вся схема микромира, принятая ныне большинством естествоиспытателей? В том числе и категория элементарных частиц, коих благодаря усилиям физиков расплодилось к сегодняшнему дню просто немереное количество…

– Сегодня элементарными частицами называют все частицы, которые меньше атома. Но это деление (классификация) не достаточно корректно и не имеет строгой системной основы. Подводить какую-либо частицу под категорию «элементарной» следует на основе каких-то системно-структурных законов многоуровневой организации материи. Базовыми понятиями в системно-структурном подходе являются «система» и «элемент» системы как ее составляющая часть. Без элементов нет системы и нет элемента вне системы. Эти понятия сопряженные.

Система – это множество генетически связанных объектов (элементов), функционирующих в определенных случаях как единое целое. Системы состоят из одного, двух и более иерархических уровней (подсистем). А каждая подсистема, в свою очередь, из подподсистем. Последний, самый низкий уровень состоит из индивидуальных материальных объектов – первоэлементов данной системы. В соответствии с принципом обратимости понятий элемент-система, подсистема по своей сути тоже является элементом системы более высокого уровня. Таким образом, в многоуровневой системе имеет место понятие элемента для каждого уровня.

Так «элементарной частицей» кирпичного дома является кирпич, системы химических элементов – химический элемент (вид атомов), системы подвидов атомов (изотопов) – подвид атомов (изотоп), элементом атома являются нуклоны и лептоны, элементами молекулы – атомы. Эту закономерность достаточно корректно распространить на наиболее глубокие уровни организации материи. Первоэлементом материи вообще, одновременно первоэлементом первого уровня ее организации является постулируемый мною примон.

– Опишите, пожалуйста, подробнее «нижние этажи» мироздания.

– Как уже отмечалось выше, первоэлементом самого первого уровня организации материи является первочастица материи, названная мной «примоном». Примон неделим никакими способами, не имеет структуры (сплошен), имеет предельно малые размеры, не имеет качества. Примоны отличаются друг от друга только по одному из трех возможных состояний, определяемых направлением вращения вокруг своей оси.

С этих первочастиц начинается процесс «движения материи» и ее структурного усложнения, или же кончается процесс деления (деструкции) материи. Знаковая симметрия данных частиц является первопричиной структурной симметрии материальных частиц всех уровней, так сказать, «перворазвилкой» путей ее эволюции во Вселенной. Отсюда берет свое начало деление на противоположности. Возможно, проследив их чередование и соотношение на всех уровнях организации материи, удастся получить ответы на вопросы о природе «зарядов» и «сил» во взаимодействии материальных частиц и объектов. Только один из видов движения частиц – вращение вокруг собственной оси, имеет два симметричных (противоположных) варианта. Не в этом ли кроется первораздвоение материи в своих структурных формах? Не это ли является причиной противоречивого ее развития, раздвоения и ветвления на всех уровнях?!

В зависимости от совпадения или несовпадения направления вращения частиц (что обозначено символами «плюс» и «минус»), возникает сила притяжения или отталкивания, концентрация или рассеяние материи, как на отдельных уровнях ее организации, так и в глобальном масштабе. Характерно, что на каждом уровне имеет место свой право-левый дуализм, что рождает свои ветви частиц и античастиц, вплоть до молекул (катион, анион, нейтральная молекула). Так от уровня к уровню идет усложнение простого.

В основе процессов концентрации (усложнения) и рассеяния (упрощения) материи на всех уровнях, лежит универсальный процесс полимеризации-деполимеризации частиц. Мономерами этих процессов являются первоэлементы каждого уровня.

– Что ж, большое Вам спасибо, Владимир Александрович, за содержательную беседу. В дальнейших выпусках газеты мы надеемся продолжить разговор о Вашей концепции, и речь у нас пойдет о дальнейшем усложнении материи на более высоких уровнях ее организации.

 

ВСЕЛЕННАЯ ПОТЕРЯХИНА

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 42, 15.10.2008))

 

В одном из недавних номеров «Истоков» вышло интервью с кандидатом технических наук, членом Союза журналистов РБ и РФ Владимирм Потеряхиным. Речь в нем шла об идеях, изложенных в книге «Мировой эфир». Сегодня мы продолжаем разговор об основных положениях концепции мироздания салаватского ученого.

 

– Владимир Александрович, во время прошлой нашей беседы Вы описали самый первый, нижний «этаж» структуры мироздания. Давайте теперь посмотрим, как материя развертывается далее – на более высоких уровнях своей организации…

– Нами постулировалось, что первичным элементом материи, соответственно составляющим первый уровень, является примон. Примоны, полимеризуясь, образуют лептоны трех видов (с отрицательным зарядом, с положительным и нейтральный) в зависимости от числа и вида примонов в них. Так образуется полипримона с размерами известных ныне электрона (е-), позитрона (е+) и нейтрино (n). Знак лептона определяется превышением на единицу примонов того или иного знака, у нейтрино их число одинаково. Таким образом, электрон и позитрон никаких собственных зарядов не имеют. Они наследуют знак (заряд) избыточного примона. Не этим ли объясняется неделимость так называемого «заряда» элементарных частиц? Он одинаков для примонов, лептонов, нуклонов. То есть масса лептона делима, а заряд неделим, так как неделим примон, носитель «заряда».

Исходным элементом (мономером) второго уровня является лептон трех видов (электрон, позитрон, нейтрино). Процесс их полимеризации-деполимеризации идет аналогично первому уровню. Конечными объектами второго уровня являются полилептоны – те самые частицы, которые сегодня называются нуклонами (протон, антипротон, нейтрон). Однако следует заметить, что данный уровень элементарных частиц (ряд нуклонов) имеет отдельные прорывы в области более тяжелых частиц (полилептонов), которые получили название гиперонов. По своей сути, они просто старшие гомологи нуклонов в более широком семействе полилептонов, а все виды «пионов», «каонов», «мезонов» – это младшие гомологи нуклонов. Так просто разрешается парадокс «лишних» элементарных частиц. Знаки нуклонов зависят от соотношения в них отрицательно или положительно заряженных лептонов. При избытке электрона на единицу, получается антипротон (р-), при избытке позитрона на единицу – протон (р+), при равенстве их числа – нейтрон (n).

Аналогично протекают процессы превращения и на следующих уровнях организации материи: если полипримон – это лептон, полилептон – нуклон, то полинуклон – это уже атом, а полиатом – молекула. «Потолком» системы является тело (полимакромолекула) – конечный объект последнего (седьмого) «этажа» структуры материи. На этом кончается, как принято говорить, «внутренняя» организация материи, ее собственная структура.

– Но не завершается организационное восхождение материи в пространстве?..

– Разумеется. Далее следует «внешняя» иерархическая структура – строение Вселенной, которая является закономерным генетическим продолжением первой системы. Вместе они представляют самую всеобъемлющую систему природы – Физическую картину Вселенной. Граница между двумя подсистемами, в определенной степени, условна (субъективна), так как последний объект первой подсистемы (тело) является первоэлементом второй подсистемы.

– Говоря о мегамире, мы выходим на уровень, изучаемый астрономией и космологией. Сдается мне, что в этих точных науках, к сожалению, пока нет никакой стройной сквозной теории, объясняющей возникновение мироздания, как нет и ясной картины мира.

– Вы совершенно правы. Человек, который сегодня захочет узнать премудрости строения Вселенной и обратиться к безбрежному океану астрономической литературы, будет ошеломлен бессистемностью и неразберихой существующими в данной области науки. Особенно это касается раздела о происхождении и эволюции небесных тел и систем. Вот понравилась маститым академикам теория «Большого взрыва», а она-то, на мой взгляд, является самой уязвимой с позиций системного подхода, совокупных естественнонаучных знаний, диалектической логики и, следовательно, здравого смысла.

– Так что же, по-вашему, представляет собой Вселенная?

– Прежде всего, уточним основные понятия. Понятия Космоса и Вселенной хотя и являются предельно широкими, однако, не тождественны. Космос, скорее всего, это форма организации Вселенной. Под Вселенной же понимается все беспредельное пространство с входящими в него всеми материальными телами и системами тел. С точки зрения системного подхода, Вселенная – это «система всех систем». В ней, как и в любой системе, основными понятиями являются: первоэлемент, как наименьшая структурная часть системы, иерархические уровни ее организации (подсистемы) и обратимость понятий «система-элемент».

Первоэлементом Вселенной является отдельное небесное тело, как дискретная астрономическая частица (комета, астероид, планета, спутник планеты, звезда). Далее в организационной структуре идут различные иерархические системные образования, генетически связанные друг с другом. Сегодня уже вырисовывается определенный структурно-иерархический ряд этой системы: планета ® планетная система (планеты со своими спутниками) ® звездная система (система «планетных систем») ® Галактика (система звездных систем) ® скопление Галактик ® Метагалактика ® Вселенная.

– В свое время Эйнштейн долго не принимал доводов астрофизиков и космологов о том, что Вселенная расширяется. Каково Ваше мнение по этому вроде бы доказанному пункту (речь идет об интерпретации Хабблом красного смещения в спектрах излучения далеких звезд)?

– Говорить нужно о расширении не Вселенной, а нашей Метагалактики. Вселенная бесконечна в пространстве и гетерогенна, с точки зрения фазового состояния и концентрированности материи. Она имеет структуру (уровни организации) и уравновешена в целом. Но это равновесие подвижно в пространстве и времени. Вернее, эта подвижность и рождает счет времени. Расширяются (эволюционируют) небесные тела, звездные системы, галактики, метагалактики... Меняются части, но Вселенная «брутто» остается неизменной. Счет времени имеет смысл только для элементов (частей) Вселенной. Они имеют начало и конец своего существования. Они предельны, как в пространстве, так и во времени. Вселенная же беспредельна в пространстве и вечна во времени. Для нее не имеет смысла вопрос: Откуда она идет и куда? Принцип развития не распространяется на Вселенную в целом. Он присущ только ее частям.

Для Вселенной в целом, из-за ее бесконечности, понятия внешнего и внутреннего отождествляются. Для нее нет «вне», с чем бы она обменивалась материей и движением (энергией). Вселенная – идеальная закрытая система. Обмен между ее частями (открытыми системами) равнозначен обмену Вселенной «самой с собой». Она сама по отношению к себе и «донор» и «акцептор» материи. В ней нет ни одной точки, в которой бы произошло событие, без того, чтобы в другом месте не произошло противоположное, равновеликое событие. Суммарное количество материи и количество движения во Вселенной остаются неизменными.

– То есть, говорить об эволюции Вселенной бессмысленно?

– Вселенная в целом не имеет какой-либо цели и направленности развития. Для нее и концентрация (усложнение) и рассеяние (упрощение) материи равноправны и равнообусловлены. Идея о непрерывном поступательном развитии Вселенной в целом изначально ошибочна. Противоположные процессы в ней протекают одновременно и уравновешенно. Поэтому Вселенная «брутто» качественно неизменна, она не стареет и не молодеет. У нее нет возраста. У нее не было начала и не будет конца. В то же время, она старше всех своих частей, отдельно взятых. Можно сказать, развитие во Вселенной идет ради самого развития, движение – ради движения. Здесь нет ни прогресса, ни регресса. Цель и средство отождествляются. Причина и следствие – тоже. Выражаясь фигурально, это «кипящий котел» материи, не имеющий выхода для «паров» в более широкое «вне». Это единственный естественный «вечный двигатель». Он никогда не остановится, так как нет потерь вовне, но и не приобретет ускорения, так как неоткуда взять дополнительный импульс движения.

– Этот Ваш постулат подводит нас к мысли о том, что ошибочна главенствующая до последнего времени в научных умах теория Большого взрыва…

– Процессы аккумулирования и рассеяния материи небесными телами не протекают только в порядке последовательности образования или разрушения иерархических уровней материи. Они протекают одновременно на всех уровнях и находятся в состоянии подвижного равновесия. Следовательно, никогда не было и не будет такого состояния, чтобы вся материя Вселенной (даже Метагалактики) сконцентрировалась в один комок, размером в десятые доли миллиметра. Против этого восстают вероятностные законы природы.

Если в их уравнении заложить беспредельную протяженность Вселенной и беспредельность числа материальных частиц, одновременно участвующих в параллельно-последовательных процессах концентрации-рассеяния материи, то получим вероятность равную нулю. Поэтому ни в одной астрономической системе (не говоря уже о Вселенной) не может быть достигнута такая степень смещения равновесия, такая предельная степень субстанционной асимметрии, чтобы в одном месте собралась вся материя (в точку!), а кругом – полная пустота. Поэтому теория «Большого взрыва» является величайшим заблуждением в астрономии. Причиной такого ошибочного вывода является формальный математический подход. С его помощью были сведены в одно место и время разноместно и разновременно существующие процессы превращения материи. Однако, что дозволено математике, не всегда приемлемо природе. Здесь проявился чисто формальный подход, когда абсолютизируется одна сторона диалектически противоречивого процесса – концентрация материи, и игнорируется вторая – рассеяние.

– Но на уровне подсистем и элементов такой мегасистемы, как Вселенная, все же можно наблюдать эволюционные процессы…

– Правильно. Я полагаю, что процессы эволюции небесных тел протекают по непрерывной цепи повторяющихся циклов.

Как известно, Солнце (звезда), периодически выбрасывает в окружающее пространство большие количества вещества (протуберанцы) в виде атомов и молекул на огромное расстояние. Попав в новые условия, они проходят следующие стадии эволюции: образование молекул (гомо- и гетерополиатомизация), полимолекул (гомо- и гетерополимолекулязация). Это и есть исходный материал для формирования небесных тел – спутников солнца. Выброшенное вещество вращается вокруг Солнца. Из этих частиц (микротел) в результате взаимопритяжения образуются все более крупные тела. Эту стадию можно назвать «агломерацией». Часть агломератов может попасть в зону неуравновешенного притяжения солнца и снова поглотиться им. Между оставшимися телами развивается конкурентная борьба за преобладающий рост. Через какое-то время все выброшенное вещество концентрируется в небольшом числе крупных тел (лидеров). Со временем их остается все меньше. Процессы слияния становятся все более катастрофическими, скачкообразными, так как сила удара растет с ростом массы тел (кратеры на поверхности Земли, Луны, Марса). В конце этой фазы остаются считанные единицы крупных тел – спутников солнца.

В последующем планеты все дальше удаляются от Солнца (это уже подтверждено наукой), уступая место для новых выбросов вещества и формирования нового поколения планет. Этот процесс напоминает расходящиеся круги волн от камня, брошенного в пруд.

Сформировавшиеся из солнечной материи планеты не останавливаются в своем росте. Они продолжают аккумулировать материю из окружающего пространства в виде метеоритов, пыли, молекул, атомов, элементарных частиц. Рост массы планеты приводит к двум главным последствиям:

1) Увеличивается гравитационное давление внутри планеты. Оно в свою очередь, ведет к уплотнению вещества и его разогреву от экзоэнергетического эффекта реакций. Согласно принципу Ле-Шателье, система, на которую действуют извне, стремится за счет своих внутренних процессов ослабить это воздействие. При росте давления, в системе будут протекать те реакции, которые ведут к уменьшению объема – конденсация, полимеризация…

2) Увеличивается орбита вращения планеты вокруг звезды. Ослабляется прочность родословной связи, увеличивается мера самостоятельности планеты. Причина удаления планет от Солнца объясняется постоянным обменом материи между небесными телами, что приводит к смещению подвижного равновесия в сторону увеличения орбиты. В результате этого расширяется вся Солнечная система.

В то же время внутренние процессы, вызванные ростом планеты, выводят ее на новый этап собственного развития. В планете появляются признаки Солнца (звезды), из потребителя энергии она превращается в ее генератора. Примером может служить Юпитер – самая большая планета Солнечной системы. Он излучает тепла в два раза больше, чем получает от Солнца. С уверенностью можно утверждать, что Юпитер будет разогреваться далее и полностью перейдет в фазу звезды.

И далее система планет (например, Солнечная система) превращается в систему звезд (галактику), та – в метагалактику… То есть, выражаясь фигурально, Солнце капля за каплей отдает свою «жизнь» потомкам. Так небесные тела рождаются, живут и умирают, освобождая место другим. Из этих, конечных во времени жизней, слагается бесконечная жизнь Вселенной.

 

ТЕРЕГУЛОВ ФИЛАРИТ ШАРИФОВИЧ

 

ВСЕЛЕННАЯ ТЕРЕГУЛОВА

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 49, 06.12.2006), газете «Экономическая и философская газета» (№ 14-15, 04.2008), сайте «Экономическая и философская газета»)

 

Герой нашего очерка – доктор педагогических наук, профессор Башгоспедуниверситета Филарит Шарифович Терегулов. Он – автор многих вызвавших большой научный интерес книг: «Материя и ее сознание» (М., 2002), «Теоретическая педагогика» (Уфа, 2004), «Генетическая теория Вселенной» (Уфа, 2006). Выдвинутая им топологическая модель Вселенной и Теория всего позволяют назвать профессора Терегулова «уфимским Эйнштейном».

 

«Если мы действительно откроем полную теорию всего, то со временем ее основные принципы станут доступны пониманию каждого… И если будет найден ответ на такой вопрос, это будет полным триумфом человеческого разума, ибо тогда нам станет понятен замысел Бога».

Стивен Хокинг

 

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ

 

Замечание первое: в 1905 году молодой ученый, сотрудник Швейцарского патентного бюро в Берне Альберт Эйнштейн в одном из научных журналов опубликовал статью «К электродинамике движущихся тел», более известную как специальная теория относительности, в которой изложил новые законы движения. В основу своей теории он положил два постулата: специальный принцип относительности, являющийся обобщением механического принципа относительности Галилея на любые физические явления, и принцип постоянства скорости света в вакууме. Оба постулата и теория, построенная на их основе, заставили пересмотреть ряд основных положений классической физики Ньютона, установив новый взгляд на мир, новые пространственно-временные представления. В 1915 г. Эйнштейн завершил создание общей теории относительности, или современной релятивистской теории тяготения, установил связь между пространством, временем и материей. Всю свою оставшуюся жизнь гениальный физик посвятил созданию единой теории поля – увы, безуспешно.

Замечание второе: 8 августа 1900 года на международном математическом конгрессе в Париже математик Дэвид Гилберт изложил список проблем, которые, как он полагал, предстояло решить в ХХ веке. В списке было 23 пункта. Двадцать один из них на данный момент решен. Последней решенной проблемой из списка Гилберта была знаменитая теорема Ферма, с которой ученые не могли справиться в течение 358 лет. В 1994 году свое решение предложил британец Эндрю Уайлз. Оно и оказалось верным.

Замечание третье: в 1998 году на средства бостонского миллиардера Лэндона Клэя в Кембридже (Массачусетс, США) был основан Математический институт Клэя и установлены премии за решение ряда важнейших проблем современной математики. 24 мая 2000 года эксперты института выбрали семь проблем – по числу миллионов долларов, выделенных на премии. В их числе (все они до сих пор не решены – во всяком случае, официально): проблема Кука (сформулирована в 1971 году), гипотеза Римана (сформулирована в 1859 году), гипотеза Берча и Свиннертон-Дайера (сформулирована в 1960 году), гипотеза Ходжа (сформулирована в 1941 году), уравнения Навье – Стокса (сформулированы в 1822 году), проблема Пуанкаре (сформулирована в 1904 году), уравнения Янга – Миллса (сформулированы в 1954 году).

Замечание четвертое: В 2002 году российский математик Григорий Перельман впервые опубликовал свою новаторскую работу, посвященную задаче, сформулированной французским математиком, физиком и философом Жюлем Анри Пуанкаре в 1904 году. Перельман утверждает, что решил задачу в более общем виде, названном гипотезой геометризации Терстона, частным случаем которой является гипотеза Пуанкаре. Последняя работа, конкретизирующая его доказательство, занимает 473 страницы. Мировое математическое сообщество пришло к согласию, что Григорию Перельману удалось решить гипотезу Пуанкаре, с которой не могли справиться лучшие умы XX века. За это достижение российскому математику присуждена медаль Филдса – высшая международная награда в математике (аналог Нобелевской премии).

Замечание пятое: 26 сентября 2006 года американская женщина-математик Пенелопа Смит из Университета Лихай (Вифлеем, штат Пенсильвания) опубликовала новаторскую статью, в которой приводится решение еще одной задачи века – уравнений Навье – Стокса. В настоящее время идет проверка верности решения проблемы.

Замечание шестое: к настоящему времени уфимскому профессору Филариту Терегулову удалось завершить Генетическую теорию Вселенной и топологическую модель бытия, которые объясняют суть мироздания. При этом и теорема Пуанкаре, и уравнения Янга – Миллса, и даже целая новейшая научная дисциплина – синергетика – являются лишь частным случаем его теории.

 

ТОПОЛОГИЯ – СУТЬ ПРОЯВЛЕНИЯ МАТЕРИИ

 

Топология, как мы знаем, это раздел математики, изучающий такие свойства фигур, которые не изменяются при любых деформациях. А такое математическое понятие, как «топологическое пространство», описывает множество элементов любой природы, в котором тем или иным способом определены предельные соотношения. И в этом смысле топологическое пространство противостоит метрическому – тому самому, к которому привыкли мы в своей повседневной жизни. То есть топологическое пространство весьма умозрительно и абстрактно, но именно оно обобщает все те характеристики предметного и привычного нам мира, которые ему свойственны.

По Ф. Терегулову, материя возникает из идеально однородной топологической среды. Эту среду ученые пытались называть по-разному: вакуумом, пустотой, эфиром, Хаосом, Ничто... Утверждаемая Терегуловым топологическая среда весьма необычна. Данная среда исходно не обладает ни плотностью, ни массой, ни энергией, ни давлением, ни какими-либо иными параметрами существования. Но она бесконечная и сплошная. Бесконечная – не в смысле огромная, а в значении без начала и конца, без разрывов. Короче говоря, это идеальная генетическая (проектировочная) среда.

Эту топологическую среду невозможно описать помимо топологических процессов. Физическая природа этой среды проявляется лишь по мере осуществления топологических процедур, при разделении этой среды на части и установлении субординации между этими частями. В ходе указанных процессов при определенных условиях возникают структуры: вначале элементарные, а затем поэтапно усложняющиеся их объединения. Одним из таких объединений являемся и мы сами.

Основное свойство рассматриваемой среды – это ее непрерывность. Главным событием, нарушающим ее непрерывность, считается разрыв. Однако материи, то есть обсуждаемой среде, обычно понимаемый разрыв исходно не угрожает, так как она бесконечна. Вот тогда закономерно вызревает иное событие-процесс. Имя этому квазипроцессу – локальное расщепление. Появляющиеся при этом стенки будут односторонними, внутренними, замкнутыми, а потому будут обратно сходиться, то есть объединяться и исчезать. Для лучшего представления первоначальных процессов расщепления и объединения топологической среды могут быть полезными такие обыденные слова и картины, как вздутие и съеживание поверхности резинового шарика (при взгляде изнутри).

Самое примечательное в этих обособленных друг от друга топологических процессах то, что вскоре расщепление и объединение материи связываются в единый колебательный контур. Естественно, при расщеплении среды-материи и тут же последующем закономерном ее объединении происходит лишь возврат к исходному, сплошному состоянию, и никакой устойчивой структуры не возникает. Однако все же надо отметить, что циклически происходящие расщепление и объединение сторон являются сугубо внутренними процессами, исходной динамикой развития материи, они составляют начальный фон всем последующим событиям.

Чем же замечателен данный сдвоенный топологический процесс? Скорее всего, следующими обстоятельствами: самой возможностью и собственно наличием некоего отклонения от исходной последовательности в них. Назовем данное отклонение сдвигом фаз между процессами расщепления и объединения. Благодаря возникновению сдвига фаз между ними расщепление и объединение, следуя друг за другом, затем, накладываясь друг на друга и противостоя друг другу, составляют поэтапно усложняющуюся, но единую систему. Данный сдвиг фаз, закономерно наращиваясь от этапа к этапу, возвращает топологическую среду и, соответственно, проявляющуюся материю в исходное состояние. И так далее без конца и начала осуществляется топологический круговорот Вселенной. Отмечаемый сдвиг фаз в базовых топологических процессах определяет всю последующую судьбу Вселенной и может считаться ее фундаментальной характеристикой.

Определенный сдвиг фаз в процессах расщепления и объединения среды, вырабатываемый в практических пробах, ведет к возникновению двух полюсов топологических преобразований. Они, с одной стороны, противостоят и переходят друг в друга, с другой стороны, дополняют и, главное, дают импульс развития друг другу, обеспечивая целостность и неразрывность среды в целом. Эти полюса, работая катализатором полярных преобразований, обладают двойным импульсом развития эффективной топологии, способствуют сближению и выработке сочетанных срединных структур. Сдвиг фаз в топологических процессах, закономерное возникновение двух полюсов топологии, проникающее и восходящее их взаимодействие способны объяснить самоорганизацию проявляющейся материи.

 

АНТИСИНГУЛЯРНОСТЬ

 

Нетрудно отметить, что одинарно-параллельные, фронтально сходящиеся-расходящиеся преимущественно концентрические наслоения образуют вещество, а совокупность последовательно-составных, радиально свертываемых топологических структур определяет полевую форму материи. Сочетанные в соразмерной пропорции радиально-концентрические топологические образования представляются срединными пограничными структурами. Циклически осуществляя пограничные топологические преобразования, они проявляют то вещественные, то (или одновременно) полевые свойства материи. Таким образом, приведены объективные основания для деления материи на вещественное, полевое и промежуточное состояния.

Так, равномерность и равновесие в строительстве топологических структур дают основания для аргументации концепции симметрии, нитеподобные образования – для утверждения струн и темной материи, полярные же проявления выдаются в качестве свидетельства антиматерии, антивещества, процессы схождения-расхождения – как факты существования не только гравитации, но и антигравитации. Как видим, изобретенные в последнее время «продвинутые» супертеории, такие, как теории суперструн, суперсимметрии, супергравитации, выхватывают лишь отдельные аспекты становления Вселенной, а само множество их свидетельствует о том, что до единой объективной теории им еще далековато. Механическое объединение данных супертеорий также ничего не даст. Нужны глубокая методологическая проработка и единая база. Предлагаемая теория Терегулова успешно преодолевает существующий барьер отражения действительности, перед которым остановилась современная человеческая мысль.

Расшатывание сложившегося мировоззрения людей можно начать с развенчания мифов о начальном Большом взрыве и современном разбегании галактик. Согласно генетической теории Вселенной, им нет места вообще. Имеет место лишь многократное расщепление и объединение топологической среды, преобладания одного процесса над другим и топологического разброса. Если внутри областей идет интенсивное объединение, то во внешнем плане наблюдается углубление раскола между ними. Углубление раскола между галактиками не означает их удаления друг от друга с тем или иным ускорением или скоростью, как многие ученые пытаются интерпретировать эффект Доплера. Просто идет капитальная зачистка пограничной зоны между галактиками от фронтально-поперечных, вещественных образований. Их непосредственному взаимному расположению теперь ничто не мешает. Наше соседство не омрачено множеством промежуточных кромок-барьеров, последовательное преодоление которых создает представление их отдаленности и наличия между нами определенного расстояния. Наоборот, галактики, ассимилируя в себя промежуточные структуры, сближаются.

 

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

 

Итак, согласно теории Ф. Терегулова, Вселенная предстает как динамичная и самоорганизующаяся топологическая структура-процесс. Динамика вплетена в сами пограничные зоны расщепления-объединения, обременена вполне определенными пограничными оболочками. Генез ограничен противоположностями отмеченных процессов, встраивается в соответствующий топологический контекст, обусловлен этим контекстом и закономерно вырабатывает срединные новообразования. Таким образом, Вселенная является продуктом эффективной топологии – процесса внутреннего перехода топологической среды из тотально объединенного состояния в тотально расщепленное состояние и обратно. Залогом данного нескончаемого перехода материи-среды является наличие непреходящего кванта топологического процесса расщепления-объединения, действующего как топологический маятник в трех взаимно перпендикулярных плоскостях.

Тут хотелось бы добавить следующее. Молодой французский математик Эварист Галуа неоднократно посылал свои труды в Парижскую академию наук (в 1-й трети XIX века), которые обязаны были рассмотреть великие математики того времени. Но, увы, убеленные сединами патриархи математической науки не придали должного значения гениальным прозрениям одного из величайших математиков всех времен и народов. В итоге заслуженная слава пришла к Галуа только после его смерти.

Как бы и с героем нашего очерка не вышла та же нелицеприятная история – человек сделал величайшее открытие, а о нем ни слова в мировых и отечественных научных кругах…

 

НЕОБХОДИМЫЙ КОММЕНТАРИЙ

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 05, 31.01.2007))

 

В статье Романа Черепанова «Уфимский ученый поможет решить семь великих задач XX века», опубликованной в «КП – Уфа» (26.01.07), имеются неточности. Григорий (а не Георгий!) Перельман никогда не получал премии, учрежденной бостонским Математическим институтом Клэя, более того, она ему и не предлагалась, так как, по мнению экспертов этого научного заведения, санкт-петербургский математик не выполнил необходимых для выдвижения на премию в 1 млн. долларов условий. Ему была присуждена медаль Филдса – высшая международная награда в математике (аналог Нобелевской премии, ибо последняя не присуждается за достижения в области математики) за решение теоремы Пуанкаре. Но, к сожалению, даже эту награду российский математический гений не смог получить по определенным причинам.

Разработанные профессором педагогики Филаритом Терегуловым Генетическая теория Вселенной и топологическая модель бытия, которые объясняют суть мироздания, вряд ли смогут претендовать на вышеуказанные премии, так как не содержат необходимый математический аппарат, в чем автору данного комментария довелось убедиться, внимательно прочитав книгу уфимского ученого «Генетическая теория Вселенной» (Уфа, 2006). Требуется стройное изложение теории с помощью уравнений и формул. Топологическая среда – чисто умозрительное понятие, которое необходимо описывать соответствующим образом – то есть математически. Здесь, кстати, возможны аналогии с гипотезой глубокого вакуума, представляющей один из моментов инфляционной теории российского физика А. Д. Линде – о пузырчатообразном вспучивании изначальной среды, в одном из пузырей которой и возникает наша Вселенная.

 

СОЦИОГЕНОМ И ЧЕЛОВЕЧЕСТВО

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 18, 02.05.2007))

 

Некоторое время назад в некоторых республиканских СМИ прошла информация о работе профессора Башкирского государственного педагогического университета Филарита Шарифовича Терегулова по созданной им теории возникновения Вселенной.

Читателей интересуют подробности этой теории. Предлагаем вашему вниманию интервью с ученым.

 

– Педагогическому сообществу Башкортостана известно, что Вы разработали свою собственную теорию, освещающую основные проблемы педагогики. Не могли бы Вы коротко описать особенность Ваших педагогических взглядов?

– По моему мнению, среди проблем, волнующих человечество, самыми основными являются проблемы поступательного развития культуры, нравственного и интеллектуального здоровья людей. Именно эти проблемы и есть сердцевина образования, смысл педагогической науки.

Мы видим, что за последние четыре-пять столетий наследственный фонд человечества почти не изменился, однако в наше время сотни миллионов детей получили благоприятные условия для развития, какие два века назад были доступны лишь единицам. Подходы же к воспитанию детей, к сожалению, не изменились к лучшему. Это можно подтвердить тем, что число людей, достигающих предельных высот, оставляющих собственный след в науке, искусстве и литературе, мягко говоря, не сильно возросло. То есть ситуация с обучением и воспитанием подрастающего поколения уже давно позволяет говорить о наличии образовательного кризиса. И это продолжится, пока не будут расшифрованы феномен человека и смысл образования. Неудивительно поэтому, что руководители развитых стран периодически говорят о необходимости совершенствования сферы образования. Президент России В. Путин также объявил очередную модернизацию образования, хотя в советское время в нашей стране уже было проведено множество реформ образования.

На основе критического анализа пройденного человечеством пути мною обоснован объективный взгляд на образование человека как на прижизненное формирование у него органа интеллекта.

– Не могли бы Вы объяснить это подробнее?

– У животных в старых отделах мозга фиксируется инстинктивный опыт, передаваемый половым путем. Поэтому животные имеют готовый механизм реагирования на значимые стимулы своей узкой экологической ниши. Новая же кора, составляющая 86% от всего мозга человека и возвышающаяся над старыми и древними его отделами, к моменту рождения ребенка напоминает огромную строительную площадку. Она заполнена универсальным строительным материалом – нейронами, порядка 10 млрд., с подведенными к ней коммуникациями как от внешнего мира, так и от внутренней среды. Первый крик ребенка фактически возвещает о начале интенсивных строительно-образовательных работ, и мозг приступает к строительству в себе самом уникального органа. Пять органов чувств начинают поставлять в новую кору сенсорные слепки окружающей среды, под воздействием чего в коре мозга начинает составляться некоторая картина мира, себя и себе подобных, а также программа взаимодействия между ними. Таким образом, с органом интеллекта ребенок не рождается, он биологически не наследуется, интеллект формируется прижизненно. Новый интеллектуальный орган предоставляет каждому индивиду возможность приспособиться к жизни в конкретном социуме. А каким образом человек, биосоциальное существо, использует его для своего полноценного развития и своей полнокровной жизни – решается полученным им образованием.

– Филарит Шарифович, может быть, указанный Вами орган интеллекта у человека все же заложен, а прижизненно лишь развертывается?

– К счастью, орган интеллекта, каким бы совершенным он ни был, исходно не заложен и биологически не наследуется. Биология поработала над созданием лишь уникального строительного материала – нейронов. Сам орган формируется прижизненно. Свидетельством сказанного, как ни парадоксально звучит, служит объективный факт, что он прижизненно может быть утерян. Например, в результате болезни Альцгеймера, как в случае с президентом Америки Р. Рейганом. Или дети-маугли, случайно попавшие на воспитание к диким животным, после возвращения в социум вынуждены пребывать в школах-интернатах для умственно отсталых. Они не свидетельствуют о прижизненном развертывании биологически заложенного интеллекта. Для формирования интеллекта человека нужна как минимум социальная среда, и она в готовом и зрелом виде у наших предков также не существовала. Исследования академика Н. П. Бехтеревой показывают, что мозг наших далеких предков не отличался и не уступал по возможностям решать сложнейшие задачи мозгу современного человека. Поэтому ученые единодушны во мнении, что у наших далеких предков не было интеллекта, разума, сознания. Социум же закладывался и вырабатывался постепенно, эмпирически многими поколениями людей. И ныне продолжает развиваться, но, к сожалению, путем проб и ошибок, множеством поверхностных скоротечных соглашений, а чаще кровопролитно, жесточайшим образом.

– Ну, жизнь идет вперед, развиваются различные отрасли народного хозяйства, науки, в том числе образование и социальное окружение, и человечество вполне благополучно обходится без осознания глубинных пластов бытия.

– Просто надо различать два пути развития человечества, раз мы включились в этот эволюционный процесс. Исторически первичный эмпирический путь развития общества на основе так называемого здравого смысла, проб и ошибок. И собственно глубинный, теоретически выверенный путь развития, – раз мы наделены интеллектом. Разница в этих уровнях и игнорирование последнего сказываются во всем. Например, эмпирические представления об образовании молодого человека свелись к усвоению знаний, умений и навыков. А количество поверхностных знаний растет день ото дня и, более того, в последнее время достигло такого наращения, что каждые 5 лет их объем удваивается. Возникает неразрешимая в рамках эмпирии проблема содержания образования. И так – в любой сфере.

– Итак, данный орган интеллекта как прижизненное новообразование никогда явно не осознавался, и в общественном сознании прочно закрепился стереотип, будто все органы человека закладываются только внутриутробно и наследуются биологически, а социум и социальные процессы не имеют самостоятельного значения, а позволяют лишь с тем или иным успехом последним развернуться.

– К сожалению, отмеченный стереотип продолжает довлеть не только над простыми обывателями, но прочно сидит в сознании и больших ученых. Им трудно понять, какие перспективы эволюции открываются перед истинными обладателями интеллекта. В целом поступательное развитие рода человеческого зависит от социального взаимодействия особей, причем на выработку развитого социума – удовлетворяющих всех индивидов социальных отношений – будет направлена вся эволюция человеческого рода. На сегодняшний день самое важное поручение жизни – формирование органа интеллекта у отдельного человека и развитие человечества – происходит стихийно. Дальнейшие успехи и судьба человечества целиком зависят от верного осознания феномена образования и строго научной организации образовательных мер, что нуждается в фундаментальной теории образования.

– И это открытие было названо Вами социогеномом? Согласно Вашей теории, социогеном отражает биологическое и социальное в природе человека?

– Да, к понятию явления социогенома я пришел, рассматривая усилия отдельных особей и человеческих масс в целом на протяжении всей истории развития общества. Главными при этом становятся процессы обособления и объединения. Во-первых, каждый индивид, обособляясь, пытается сохранить свою самость, а во-вторых, все они медленно, но верно идут по тернистому пути объединения в единое тело человечества.

Человек обладает практически всеми известными животными средствами общения: мимикой, позой, телодвижениями, звуками и запахами, но человеческие взаимоотношения проходят дальнейшую дифференциацию и интеграцию. Люди взаимодействуют как с окружающей средой, так и между собой, в создаваемых человеческих объединениях и обособлениях начинают развиваться социальные каналы общения и соответствующие социальные коды. Благодаря им открывается возможность оперировать социальными проявлениями, вырабатывать и согласовывать связи и отношения между людьми. Значит, социогеном, являясь естественным продолжением известного биогенома человека, эволюционно вырабатывает во внешней среде, то есть в социуме, специфический материал, в результате прижизненного освоения которого ребенок из биологической особи превращается в социальную личность. Совокупность этих личностей обязана вскоре составить гармонично функционирующее единое тело человечества. От качества складывающегося социогенома зависит судьба как отдельного человека, так и человечества в целом.

Если основой становления биогенома является окружающая среда, то основой социогенома становится человеческая популяция. Человек и человечество в целом как заключительное звено в биосоциальной форме движения материи осуществляют обширное, многомерное, длительное и детальнейшее отображение объективной действительности. Процесс согласования отношений между особями, их популяциями и общностями часто связан с жестокими кровопролитными выяснениями, основанными на тех или иных достигнутых соглашениях, при этом учет природных особенностей также требует соответствующих согласований.

– В чем состоят трудности проявления социогенома?

– Наблюдение и экспериментальное исследование процесса становления социогенома затруднены многими причинами. Первая причина – это стихийный и эмпирический характер его становления, слитность со многими другими процессами и внешняя несводимость к ним. Во-вторых, задача расшифровки социогенома усложняется тем, что сама картина генетического прошлого, извлекаемая из глубин эволюции, лишена четкости, в ней отсутствует собственно сам процесс становления, оставляющий после себя лишь вехи, этапные новообразования (своеобразные атомы, молекулы, клетки). Поэтому все они ретроспективно кажутся появившимися в готовом и зрелом виде, без фазы пробных поисков. Приняв зрелый вид, социогеном устанавливает свой приоритет над всей биосоциальной формой движения материи.

Искать его истоки в сознании и поведении отдельных людей бесполезно, потому что генетический социальный процесс рождается лишь в цепи поколений, что делает принципиально неуловимым становление социогенома у каждого индивида в отдельности в силу самой своей природы. И у каждого индивида социогеном обнаруживается уже в законченном и совершенном виде. Следующая особенность социогенома кроется в его глобальном, масштабном характере, охватывающем всю планету Земля и происходящем в рамках всего человечества

Составляя различные социальные структуры, объединения и общности, охватывая местности, страны и континенты, социогеном медленно, но верно наполняется и совершенствуется. Но классическую форму и полную зрелость социогеном приобретет лишь при наборе возможности осуществлять гармоничное функционирование всей человеческой цивилизации. Не надо думать об этом качестве социогенома как о плавном процессе постепенного вовлечения все большего и большего числа проживающих на земле людей, пока не произойдет их полное объединение в единое человечество. Он, во-первых, дискретный, во-вторых, многоступенчатый, в-третьих, двухсторонний. По мере расширения ареала взаимодействия людей и возникновения их общностей одновременно идет трансформация особей, составляющих первые.

– Согласно Вашей теории, изучение и исследование феномена социогенома испытывает ряд трудностей?

– Материя, развиваясь генетически посредством объединения и обособления структурных базовых образований, достигает максимума в человеческом обществе. При этом и противоречия, сопровождающие данный генетический процесс, также достигают в нем предела, ведь социум может развиваться только благодаря широкому спектру взаимодействий, добровольному самоограничению, то есть сознательному решению социальных проблем путем множества согласований. Без моря крови, проливавшейся на протяжении всей истории человечества и льющейся сегодня, выработка общественно значимых социальных соглашений не обходится. То есть смысл первой трудности социогенома состоит в противоречии между наиболее зрелой формой обособленности индивидов – понятием Личности, и их интегрированности – понятием Цивилизации.

Следующая причина трудностей наблюдения за социогеномом кроется в продолжительном и незавершившемся еще характере его становления – с момента зарождения человеческого общества до настоящего времени. Для закладки только исходных социальных элементов требуются не десятки, а сотни поколений людей. На завершающем этапе полнота становления социогенома увеличивается настолько, что успешное функционирование человечества напрямую увязывается с ответственным отношением к жизни каждой личности; развертывание особями отдельных недостаточно согласованных фрагментов социогенома становится чреватым катастрофическими последствиями для всего человечества. Видимо, поэтому мощные империи и цивилизации неминуемо распадаются, полностью исчезнув с лица земли. А в наши дни мы можем наблюдать увеличение числа техногенных катастроф, не умещающихся в границы государств и могущих привести к гибели всего человечества.

Объективному изучению социальной онтологии социогенома служит помехой также одновременно происходящий его онтогенез, то есть усвоение вновь родившимися особями готовых социальных генов. Нередко в течение одного поколения социальный прогресс перекрывает все предыдущие достижения человечества, чем создается иллюзия отсутствия преемственности и поступательности. Новые люди, усваивая готовые социальные гены, одновременно участвуют в их развитии, подключаются к конструированию новых генов, что маскирует генетическую суть и затмевает саму перспективу развития биосоциальной формы материи. В итоге слияние процессов исторического коллективного и индивидуального социального творчества надолго оставляет социогеном вне поля научного исследования.

– Не могли бы Вы вкратце рассказать о попытках ученых объяснить строение мира?

– Реалии человечества меняются от века в век, но люди издавна взаимодействуют и отражают окружающий их мир. Ученые стремятся понять сущее и интуитивно верят в то, что мир устроен просто, логично и даже лаконично. При этом познание истоков действительности развивается в двух плоскостях: практической и методолого-теоретической.

В первой ведутся интенсивные поиски элементарных составляющих мира, из которых образована действительность. Во второй идет напряженнейшая интеллектуальная работа, более того, непрекращающаяся мозговая атака по выработке единой теории или хотя бы по формулировке ведущей идеи. Искомые методолого-теоретические положения призваны объяснить существующее многообразие мира, унифицировать наши представления об эволюционном развитии Вселенной.

Естественно, данные аспекты познания мира не изолированы друг от друга. Экспериментатор в своих опытах исходит из какой-то научной концепции, подтверждает или опровергает теоретические предсказания, а, обнаружив необычайное явление, пытается найти ему объяснение, строит гипотезу. И таких ученых с практическим уклоном много. Также немало и мыслителей, пытающихся обобщить разрозненные теоретические положения и экспериментальные факты, привести их к общему знаменателю. Однако прийти к глубоким обобщениям и выстроить единое генеалогическое дерево природы ни первым, ни вторым пока не удается. В этой связи значимость методологической культуры трудно переоценить. Отсутствие серьезных обобщающих работ на уровне методологии, недостаточность веера продуктивных идей оставляет исследователей в плену застарелых концепций.

– Почему Вы решили заняться таким далеким от педагогики вопросом, как возникновение Вселенной?

– Во-первых, я не так уж далек от точных наук, как может показаться: по своему основному образованию я – физик. Во-вторых, мне кажется, что интеллект первооткрывателя совсем не обязательно должен принадлежать только астрофизикам или специалистам в области квантовой механики, хотя они весьма ревностно относятся к лицам, посмевшим вторгнуться в их вотчину. Ведь известно, что многие общепланетарные титаны научной мысли стали волшебниками внутри своей науки, но не сумели совершить чудес вне ее – на стыке с реальностью человеческого бытия.

– То есть, как сказал поэт, «лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстоянии»?

– Совершенно верно! Современным специалистам в своих узких областях весьма затруднительно сделать обобщение, касающееся материи вообще, так как еще задолго до рождения нынешнего поколения исследователей наука разбилась на мощные, но специфические потоки, между которыми возникли труднопереходимые водоразделы. Современная наука нуждается, прежде всего, в общей теории самоорганизующихся систем, в сквозной теории моделирования природных процессов. Поэтому и необходим методологически мыслящий ученый, знакомый со многими областями научного познания и способный обобщить многие уровни развития материи, включая биологию, педагогику, психологию, социологию и философию. Эту функцию и попытался возложить на себя ваш покорный слуга.

– Насколько актуальна для современного мира, раздираемого, с одной стороны, межэтническими и межконфессиональными противоречиями, а с другой – погоней за «золотым тельцом» и бесконечными удовольствиями, Ваша теория возникновения Вселенной?

– Человечество всегда интересовало начало любого явления объективной действительности: флоры, фауны и собственно человека, планеты Земля, Солнечной системы и Вселенной в целом. Еще древнегреческий поэт Овидий в своих «Метаморфозах» пытался описать эти первые мгновения возникновения Вселенной:

 

Не было моря, земли и над всем распростертого неба –

Лик был природы один на всей широте мирозданья,

Хаосом звали его. Нечлененной и грубой громадой,

Бременем косным он был – и только, – где собраны были

Связанных слабо вещей семена разносущные вкупе.

 

Исследователи выдвигали интуитивные догадки, прозорливые умозаключения, достаточно стройные теории и концепции, в научный оборот вводились отдельные условные термины и понятия. Мы помним и о трагедиях отдельных ученых, поплатившихся жизнью и здоровьем за свои научные взгляды, – Коперник, Галилей, Бруно…

Но когда мысль человека доходила до характеристики начала Вселенной, наступало полное недоумение, достигался некий предел отражения. Данный уровень Вселенной и предел познания человека мыслители обозначили одним понятием – Хаос, вкладывая в него, с одной стороны, смысл потенциальности всего сущего, а с другой – полную неопределенность всего предыдущего. Поэтому начало возникновения Вселенной, возникновения собственно пространства и времени следует рассмотреть обстоятельно, именно там кроется вся суть материи и разыгрывается основная драма Природы. Нет ничего более деликатного и мимолетного, чем начало. Пока Вселенная молода, ее признаки остаются неопределенными, скорее всего, переплетенными и растворенными, структура подвижна и хрупка, размеры как таковые отсутствуют. Несмотря на полное отсутствие шансов лабораторно воспроизвести и воочию увидеть начальный феномен, мы, то есть интеллект человека, способны достоверно представить данную картину. Но для этого надо отказаться от многих бытовых и так называемых теоретических стереотипов.

– Полагаю, что, помимо естественных научных разногласий, есть и другие преграды на пути принятия Вашей теории. Вероятно, в поисках истины определенную роль играет и психология людей?

– Современное сообщество уже привыкло к некоторым теориям возникновения Вселенной, которые устраивают корпоративные интересы научных школ, кланов, многих сложившихся социальных институтов. Последствия данного открытия могут быть просто катастрофическими для отдельных из них. Нельзя забывать, что по своей значимости исследуемая проблема является фундаментальной, проблемой мирового значения, главнее которой нет, и в той или иной мере она задевает каждого человека. Но и скепсис у людей по поводу открытия истоков Вселенной также великий. Ведь поиски истоков сотворения мира ведутся уже не одно тысячелетие, но они, надо признать, до сих пор не увенчались успехом. Более того, эти неимоверные усилия создали у людей устойчивое мнение о принципиальной непознаваемости начала.

Кроме того, в общественном сознании были выработаны персонифицированные ограничители познания, переступать которые считается кощунственным и тяжким грехом. На фоне бурно растущей в последнее время клерикализации общества многие могут посчитать, что дерзновение на истоки Вселенной – это посягательство на божественный промысел. Но мы должны понимать, что отмеченное выше социальное явление есть определенная реакция общества на отсутствие именно знаний о самоорганизации материи. Что можно сказать, если даже среди академиков, не говоря уже о первых лицах государства, стало модным объявлять себя глубоко верующими людьми, видимо, из-за того, что в своих научных поисках они упираются в некие феномены-пределы, дать объяснение которым еще не способны. Поэтому потребуются значительное время и огромный труд, чтобы вернуть этот маятник общественного сознания в истинное положение.

– Даже далекие от точных наук люди считают, что описания научных теорий не должны быть просто описательно голословными, они обязательно должны подкрепляться точными математическими расчетами.

– Относительно применения математики при описании начальной фазы становления Вселенной я могу сказать следующее. Несмотря на то, что наш подход и понимание фундамента Вселенной связаны с одним из разделов математики – с топологией, это не тот случай, когда математическая обработка приводит к новому качеству. Математика имеет место там, где предмет исследования выявлен. А наш объект исследования исходно никак не обозначен, его еще следует найти, выявить его структуру и функциональные связи, поддающиеся восприятию, выразить понятийно и выстроить общее понимание ситуации.

Например, выдающийся физик и математик современности, лауреат Нобелевской премии Р. Пенроуз подчеркивает «невычислимый» характер математического восприятия и то, что понимание является общей чертой, присущей всем человеческим существам, а эта способность принципиально не является вычислительной по своей природе, она вне всякой зависимости от математики. И даже собственно «математическое понимание» не может быть сведено к вычислительным операциям. Поэтому я предоставляю математикам, если таковые найдутся, возможность выразить изложенное мной языком формул и вычислений.

Не углубляясь далее в сложные рассуждения, хочу выразить Вам свою признательность за интерес к моей работе. Если найдутся ученые, которым интересна моя теория, милости прошу вступить со мной в полемику.

– Большое спасибо, Филарит Шарифович! Возможно, мы продолжим наш разговор в будущем после получения откликов от наших читателей.

 

НЕ БЫЛО БОЛЬШОГО ВЗРЫВА

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 14, 02.04.2008), в журнале «Сибирский педагогический журнал» (№ 08, 2008))

 

В нашем городе живет и трудится ученый, который собирается перевернуть мир. Вернее, не сам мир, а глубоко укоренившийся в умах человечества взгляд на него. Из-под его пера в последние годы вышло несколько монографий и множество статей на тему происхождения Вселенной. Это уже знакомый читателям по публикациям в «Истоках» профессор Филарит Терегулов.

 

– Одна из главных задач современной науки состоит в постижении единым способом замечательного разнообразия природы. В основе нашего понимания микромира в настоящее время лежит так называемая квантовая теория поля, которая более-менее позволяет объединить три из четырех фундаментальных взаимодействий. А гравитация по-прежнему остается вне ее возможностей объяснения. В чем дело?

Безусловно, квантовая физика достигла огромных успехов, в то же время она актуализировала проблемы, решение которых не представляется возможным на известных ее постулатах. Становится все более очевидным, что полное объяснение принципов устройства мироздания невозможно ни в рамках Стандартной модели, ни в ее расширенных трактовках. Конечно, в Природе все связано, и путем множества допущений и сложнейших вычислений можно как-то увязать одно явление с другим. Но если интуитивно верить в некое единство их происхождения, то можно без большого труда установить родственные связи между более поздними отпрысками и обнаружить их взаимные трансформации. Например, электрический ток в проводнике порождает вокруг себя магнитное поле, а изменение магнитного потенциала индуцирует в нем электрический ток. То есть, действительно, электромагнитные проявления материи связаны друг с другом. Но вопрос-то состоит в том, откуда сами эти свойства материи произошли, почему они оказались связанными, да еще взаимно перпендикулярным образом?

Далее, кто нам сказал, что в Природе действуют только четыре вида взаимодействия (электромагнетизм, слабое и сильное взаимодействия и гравитация)? Их гораздо больше. На каждом уровне структурной сложности можно выделить свои специфические силы взаимодействия соответствующих новообразований. Например, на уровне элементарных частиц это ядерные взаимодействия, далее – атомные, молекулярные, клеточные, организменные и т. п. Если все же ученые склонны упомянутые четыре вида взаимодействий относить к разряду фундаментальных, то способны ли эти силы объяснить последующие многоуровневые взаимодействия тел? Например, попробуйте объяснить электромагнетизмом или гравитацией социально-интеллектуальные взаимодействия людей! А если биосоциальный уровень развития материи выпадает из поля объяснения упомянутыми выше силами, то очевидно лишь одно – они не являются базовыми, а представляют собой дифференцированное проявление иных начальных свойств, которые пока науке неизвестны.

– Действительно, откуда следуют бинарная противоположность всего сущего, крайняя поляризованность материи в одних ее проявлениях и сближенность в других? Почему каждой частице ученые приписывают античастицу, к тому же часто находят еще и третью частицу, занимающую среднее положение между ними? Что вынуждает ученых оперировать терминами «материя» и «антиматерия», «гравитация» и «антигравитация», разного рода симметриями? В конце концов, откуда происходят электрические и магнитные силы взаимодействия тел, их положительные и отрицательные знаки? Почему одноименные заряды отталкиваются, а разноименные – притягиваются? Понятно, конечно, что для объяснения данных явлений физиками создана квантовая теория поля, и в первом приближении она как-то эти вопросы разъясняет. Но вопрос-то, видимо, в том, откуда возникает само поле, да еще квантованное?!

Вопросов, действительно, много, но ответ один. Дело в том, что ученые никак не могут обойтись без некой площадки, на которой разворачивается материя. И эта площадка носит у них разные названия: «пустота», «вакуум», «эфир», «хаос» и, наконец, «квантовое поле». Естественно, данным понятиям придается разный набор свойств, оправдывающий последующие признаки и поведение материи. Это и электрические свойства, и масса тел, и многое другое. Горькая правда исследователей заключается в придании ими началу мироздания поверхностных признаков так называемой материи, отдельные из которых действительно проявляются в последующем. А глубинная суть этой строительной площадки до сих пор не вскрыта.

В этой связи на первый план выходит проблема интерпретации тех признаков, которыми ученые наделили материю, которые абсолютизировали, сформулировав ряд законов сохранения. Тем самым они, сами того не ведая, попали под их «гипноз».

Возьмем такую характеристику материи, как ее масса, из-за которой между исследователями часто разыгрываются нешуточные страсти. Иногда она имеет свойство теряться в квантовых преобразованиях частиц, и тогда объявляется дефицит массы. То она предстает предельно однозначно, осязаема и легко приписывается вполне определенным небесным телам; то она невидима, трудно локализуема, и в этом случае остается говорить о темной материи, темной энергии. Так, по мнению космологов, видимая Вселенная составляет всего лишь 5-10% от всей массы материи.

Отмеченные замечания в равной мере относятся и к понятию температуры, плотности и тому подобным эмпирическим характеристикам материи.

– Филарит Шарифович! Нельзя ли сделать более доступным сказанное Вами, проиллюстрировав это примерами? Я понимаю, что, представляя свою точку зрения на действительность, вначале ученые постулируют, далее используют метафоры и только затем используют модели и соответствующие математические расчеты. Таков, видимо, алгоритм любого мышления и открытия.

Пожалуйста. Более того, вы совершенно верно отметили алгоритм человеческого мышления, и он весьма эффективен и при представлении результатов познания. Кто или что мешает нам осознать, что вся окружающая нас действительность есть чистейшая топология и ничего более? Внимательно посмотрите вокруг и убедитесь сами, что все, что поддается обособлению, отгораживается мембранами, оболочками и начинает занимать по отношению к нам и друг к другу определенные места. Аналогично все, что удается объединить, также покрывается обобщающими оболочками, увязывается нитями и образует составные структуры, встроенные тела. А далее между этими процессами идет борьба с переменным успехом: то один топологический процесс начинает преобладать над вторым, то, наоборот, второй над первым. Это и есть топологический круговорот.

Представьте теперь себе огромный ледяной каток и на нем множество людей на коньках. Когда они стоят или движутся раздельно, то стоит одному из них упасть, как могут повалиться и все остальные, то есть из вертикального состояния они могут перейти в горизонтальное. Но стоит только им попарно схватиться за руки, то сразу устойчивость пары возрастает. А если все они дружно схватятся за руки, составят некоторую равномерную фигуру, сплетутся еще и другими частями тела, то такой ансамбль трудно будет повергнуть на лед. В этом случае ученые заводят речь об огромной массе, плотности данного объединения. А на самом деле ничего кардинального не происходит, имеет место лишь расслоение и наслоение некой пограничной зоны между ними. Парное, одиночное, групповое расслоения и наслоения особей, составляя разнообразные конфигурации, закономерно порождают топологические новообразования, которые и начинают характеризоваться новыми признаками и свойствами.

На самом деле, все существующие научно-бытовые понятия, которыми мы «награждаем» материю на разных этапах ее движения, являются производными сочетания отмеченных выше процессов обособления и объединения, определенного взаимного расположения топологических новообразований.

Допустим, далее, что особи выстроились в затылок, в одну длинную линию. В этом случае издалека мы слабо можем различить первую в этом ряду и не видим всех последующих, а при взгляде сбоку эта общность предстает тонкой линией – струной. Или, допустим, что, расположившись «лицом к лицу» и образовав круг, особи заняты друг другом и проявляют равнодушие к окружающей среде. В итоге возникают определения темной материи, темной энергии, или струнная теория.

Для пущей убедительности вернемся снова к ледяному катку и множеству особей на пороге их объединения и обособления в пары, трио, квартеты и составления иных ансамблей различных конфигураций. Представьте состояние особей, когда они тянут руки друг к другу и тут же отдергивают обратно, в сомнении, тому ли они предлагают «руку и сердце». Частота сомнений между интенциями остаться исходной особью или составить пару подпала под традиционно эмпирическое определение температуры. В этом случае взаимодействие топологических процессов объединения и обособления исходных единиц предстает как нечто, усредняющее состояние, между исчезновением первых и возникновением вторых. Эмпирически это состояние можно представить как критическое: между плавлением первого и кристаллизацией второго новообразования, которое мы увязываем с температурой данного «бульона».

Такие же сомнения объединения-обособления возникают и на других уровнях сложности топологических преобразований. При этом, преодолевая топологические барьеры и объединяясь в крупные ансамбли, последним часто приходится какой-то своей частью жертвовать, что-то выделить и обособить от себя. В итоге имеем разноуровневые ядерные, атомно-молекулярные, химические и прочие процессы, разные агрегатные состояния вещества, которым приписывают разные температурные режимы.

Как видим, рассмотренные масса и температура тел вполне однозначно объясняются топологией. Как, впрочем, и все остальные. И тогда не будет оснований для спекуляций о сверхвысоких температурах, о сверхплотности, о бесконечной массе и т. д. Имеет место лишь неоднократное расслоение и наслоение пограничной зоны, и тогда наши рассуждения увязываются с мощностью этого слоя, его замкнутостью-открытостью, кривизной. Поэтому весь вопрос не только в разновидностях языка и используемых терминах, а в том, что они подчинены и исповедуют разные логики рассуждений.

– С эмпирическими понятиями в первом приближении мы разобрались, убедились в необходимости перехода на топологический язык для ученых. Но необходим не только переход на новый язык научной интерпретации знаний, важно к тому же и принятие хода Ваших рассуждений. А это всегда нелегко. Ведь отказ от своих привычных воззрений, даже если кто-то подвергает их сомнению и доказывает их несостоятельность, всегда происходит весьма болезненно.

Но останемся выше эмоций и продолжим нашу беседу. Теперь вопрос упирается в проблему происхождения великого множества исходных топологических особей, которыми Вы оперируете и взаимодействием которых убедительно раскрываете суть последующих трансформаций материи. Откуда они появляются? Могут ли традиционалисты свести к своему квантовому полю отмеченное множество топологических квантов, ведь с ним они давно и успешно работают? И поэтому могут ли они утверждать, что ничего нового Вы пока не сказали?

Ну что ж, давайте разберемся в основе основ, рассмотрим начало возникновения Вселенной, возникновения собственно Пространства и Времени. Ибо там вся драма ученых и суть Природы. Начнем с того, что физики, на каком-то этапе исследований вскрыв двойственную, корпускулярно-волновую природу элементарных частиц, и сами начали испытывать в своем поведении и научных рассуждениях двойственность. И эта неопределенность вконец их обессиливает.

С одной стороны, по их мнению, волнение квантового поля способно рождать частицу. Поэтому каждому полю приписывают соответствующую частицу. Если в электромагнитном поле возникают фотоны, то гравитационное поле должно вырабатывать так называемые гравитоны, и ученые-экспериментаторы прилагают героические усилия по его обнаружению, но не находят до сего дня. Свою перспективу физики связывают с выявлением полного списка (зоопарка) элементарных частиц – тогда они надеются получить полную картину начального этапа и объяснить все последующее сущее. Хотя, конечно, ученые отмечают, что сами элементарные частицы состоят из кварков, разновидностей которых также достаточно много. Но природа их происхождения темная, кварки в свободном состоянии не существуют, и трудно посредством них что-либо однозначно выяснить, поэтому усилия ученых направляются на изучение собственно элементарных частиц. В то же время, они интуитивно чувствуют, что некоторые частицы вполне обходятся без кварков.

В настоящее время усилия ученых направлены на обнаружение так называемых частиц Хиггса. С этой целью строится многомиллиардный ускоритель – Большой Адронный Коллайдер близ Женевы (ЦЕРН). В целом, согласно данной логике, все многосоставные и сложные структуры обязаны также истощать волны и иметь свои поля. Получается заколдованный круг рассуждений: поле рождает частицу, а частицы создают соответствующие поля. Отсутствие глубинных знаний о природе собственно поля и специфике тех процессов, благодаря которым возникают, развертываются и свертываются материализованные основания, оставляет означенную проблему взаимных преобразований без адекватного решения.

– Вы хотите сказать, что физиков ждет такое же разочарование, какое испытали генетики? Совсем недавно генетики всего мира достигли в научном познании величайшего за всю историю триумфа, ведь только так можно оценить расшифровку генетического кода человека. «Полное собрание сочинений Господа Бога о человеке» включает 3 миллиарда 200 миллионов букв-знаков. Теперь эти четыре нуклеотидных основания опознаны и идентифицированы, то есть это послание пока только лишь прочитано, и генетики еще не совсем понимают прочитанное, не говоря об объяснении возможности возникновения такого сложного образования вообще. Оказалось, что для стихийного возникновения данной молекулы времени существования самой Вселенной маловато. Это обстоятельство толкает мысль некоторых ученых на возможность сознательного ее проектирования неким Творцом. Тем самым, достигнув некоего предела своих возможностей познания действительности, им не остается ничего другого, как вешать всех собак на самого Господа Бога. Более того, оказалось, в сравнительном плане молекула ДНК человека почти не отличается от таковой шимпанзе, а по числу генов молекулы наследственности человека и мыши совпадают. Тогда в чем же наше отличие от остального животного мира? Где те объективные основания, которые поставили нас во главу пирамиды жизни, и каковы перспективы дальнейшего развития человечества? Но поскольку ответ на вопрос о происхождении Вселенной и жизни в ней определяет наш взгляд на самих себя и наше место в мироздании, от него в значительной степени зависят наше самосознание, наши решения, чувства и поступки. Поэтому значимость предпринятого Вами исследования трудно переоценить.

Совершенно верно. Ведь не от хорошей жизни ученые в поисках истоков и первоначала непременно возвращаются к временам все более горячей и плотной Вселенной и все более высокой энергии частиц и упираются в некую точку, в так называемое сингулярное состояние материи, выход из которого видится им только посредством большого хлопка – Большого Взрыва. В итоге исходное неестественное состояние материи распаковывается также неестественным образом – взрывом. Тем самым отрицаются учение и соответствующие способы планомерного развертывания материи, возникает противоречие с самоорганизацией, объективно имеющей место быть. Дабы как-то оправдать последующие этапы движения материи, ученые предпринимают пространные описания фаз взрыва, этапы по их материальному наполнению: возникновения чего-то в труднопредставимые 10-33, а далее и в миллиардные доли секунды после взрыва. Как будто вселенские часы уже отсчитывали время, а пространство предварительно было развернуто.

Проблема заключается в точном определении фундамента всех этих двойственных проявлений материи. Другими словами, необходимо недвусмысленно охарактеризовать саму строительную площадку, о которой упомянули выше, дать ей четкое топологическое объяснение. Необходимо также раскрыть объективные основания самих процессов объединения и обособления, каким общим целям они служат и какими конкретными принципами руководствуются. И такая работа мной проделана.

– Вы хотите сказать, что нынешние усилия научного сообщества, направленные на строительство все совершенствующихся ускорителей элементарных частиц, на которые тратятся миллиарды и миллиарды долларов, бесперспективны? И таким образом развернутая здесь дискуссия не является бесплодным мудрствованием, а помогла бы сэкономить миллиарды долларов? Более того, она стала бы серьезным методологическим подспорьем для развития нанотехнологий – одного из перспективных направлений мировой науки и практики?

Совершенно верно! Давайте предположим, что искомые свойства материи находятся в начальной стадии в обобщенном виде, и они развертываются во всей полноте лишь поэтапно, последовательными уровнями, демонстрируя впоследствии огромное богатство проявлений во Вселенной без всяких купюр. Другими словами, мы утверждаем, что свойства материи способны раскрываться постепенно, продолжительно, а не сразу, мгновенно и во всей полноте. Тем самым получает свое оправдание и значимость пространственно-временной фактор. Далее, если эти свойства способны планомерно развертываться, то естественно предположить и обратный процесс – то, что они могут также свертываться и обобщаться. Тем самым появляется возможность говорить о естественном круговороте проявлений искомых свойств.

Согласно нашему постулату об обобщенном характере исходного начала, была и есть топологическая генетика, постепенное генетическое развертывание и свертывание топологических полярностей, то есть круговорот топологической среды. И ничего сложного в понимании и принятии данных представлений нет. Ведь все согласятся с тем, что любая замкнутая оболочка разделяет собой среду на две части – на внутреннюю и внешнюю. При этом также никто не будет возражать против факта, что внутренняя часть конечная, а внешняя – бесконечная. Вот вам топологические полярности, вот вам оболочка как пограничная зона, разделяющая топологические полярности. Естественно эта граница исходно не могла быть узкой, резко отграничивающей одну полярность от другой, а была широкой, обеспечивающей постепенный переход одной полярности в другую. Вот такое исходное состояние пограничной зоны и квалифицируем мы как обобщенное соотношение топологических полярностей.

Учение же, связанное с последовательным ее расслоением и наслоением пограничной зоны, в результате которых вначале появляются во множестве начальные топологические кванты (пузырьки) с последующим заниманием определенных мест (рядом, линейно-последовательно, фронтально-параллельно, вне, внутри, радиально-концентрически), подчиняясь законам равновесия и равномерности, есть тополого-генетическое. Не взрыв исходного топологического эмбриона материи, а последовательное его деление и дифференциация, как, впрочем, этот процесс воспроизводится несколько позже на клеточном уровне. И этот факт смиренно принимаем. И все это происходит закономерно на тех же генетических основаниях, то есть в результате взаимодействия отмеченных полярностей, в целях их уравновешивания и обмена местами.

Как видите, мной предлагается совершенно иная теория возникновения Вселенной, которой нет альтернативы. Поэтому нанотехнологам, как я полагаю, были бы небесполезны знания о принципах топологической генетики на микроуровне, а социологам и политологам – разработанное мной учение о социогеноме, имеющем место быть на биосоциальном этапе движения материи.

Далее, я полностью согласен с нашим великим соотечественником, который страстно рекомендовал читать книги. От себя добавлю, что некоторые из них специально для этого издаются. Более детальные обоснования топологической генетики можно почерпнуть из наших книг и статей на эту тему.

– В самом деле, если принять Вашу точку зрения на происхождение материи из топологической среды, то найдет достойное объяснение само происхождение начального квантового поля, и мы получим основания для развертывания в нем собственно пространства как последующих топологических преобразований. Неоднократные расслоения и наслоения пограничной зоны между топологическими новообразованиями объективно выводят на рассуждения о меняющейся кривизне пространства-времени и на многие другие реалии, которыми оперирует современная наука. Не означает ли данный факт фундаментальности Вашей теории?

В общем-то, все ученые топчутся на одном «пятачке», если можно так назвать нашу Вселенную. Природа одна, и законы ее существования также едины. Все исследователи имеют дело с одной и той же реальностью. Правда, как уже отметили, постепенно развертывающейся и приобретающей вполне определенные пространственно-временные параметры бытия. Особо отметим, что объект исследования, куда входим и мы сами как биосоциальная форма движения материи, действительно сложен. И сравнение ученых со слепыми, конечно, не совсем этично. Но ситуация оказалась весьма схожей.

Допустим, незрячим людям поручили на ощупь обрисовать в первом приближении слона, с которым те никогда не встречались. Один из них, например, натолкнулся на его гибкий хобот, квалифицирует его в целом как вьющийся шланг или струну и утверждает, таким образом, что слон имеет струнное строение. Другому на ощупь попались уши слона. Естественно, он начинает оперировать понятиями парности, симметрии, кривизны поверхности. Отмеченного, думаю, вполне достаточно, и ясно, куда может завести такой подход в изучении явлений, ведь у слона имеются еще и другие части тела.

Итак, ответом на вызов времени является единая тополого-генетическая теория Вселенной, способная обстоятельно разрешить проблему возникновения пространственно-временных параметров физического бытия. Она позволяет унифицировать наши представления о принципах и видах взаимодействий, реализующихся на любом уровне мироздания. Теория единственности и фундаментальности срабатывает лишь при признании генетической сути топологической среды. В этом случае бесконечное разнообразие объективных процессов можно объяснить существованием в самом начале становления Вселенной очень малого количества характеристик (собственно тополого-энергетической бинарности), играющих роль оснований для тополого-генетических преобразований.

– И вот тут возникает труднопреодолимый соблазн попросить Вас огласить полный список топологических преобразований, детально представив удивительное начало, огромное, полное экспериментов, прекрасное прошлое, завораживающее настоящее и таинственное будущее. Но изложенного, как мне кажется, вполне достаточно для формирования у коллег общего представления, для подключения их в коллективный познавательный процесс в русле представленной теории, потому что такая же задача поиска истины, доказательства правоты своих рассуждений возникает у представителей различных отраслей науки. Каждый должен пройти свой участок пути. Дуализм и встречное движение, как я понял, – неотъемлемое свойство нашей Вселенной, и его следует принять как реальный факт и в научно-социальной сфере. Но хотелось бы услышать от Вас главный мировоззренческий вывод о Вселенной.

Во Вселенной реализуются все кратко упомянутые способы, условия и механизмы топологического кругооборота, нашли структурное закрепление крайние топологические полярности и срединные новообразования. Правда, отдельные феномены, в силу точечного происхождения, составного нитеподобного (струнного) строения и, соответственно, из-за своей малой наблюдаемости извне или замкнутости и свернутости (в себя), вследствие своего слабого взаимодействия с другими образованиями объявляются учеными темной энергией, антиматерией, белыми и черными дырами.

Касаясь современного состояния Вселенной, надо отметить, что вскрытые нами фундаментальные тенденции топологических процессов расщепления и объединения среды к настоящему времени предстают наиболее ярко. Выделяются достаточно крупные, если не сказать гигантские, вполне топологически оформленные космические тела, которые, в свою очередь, во множестве составляют сложные моносистемы и галактические объединения. В них вполне четко наблюдаются как объединяющая тенденция структурных образований, так и резкое обособление последних друг от друга. Происходит обоюдное усиление бинарных процессов. По мере развертывания пространства процессов расщепления созревают также условия для широкого охвата и усиления процессов объединения.

На самом деле, имеют место лишь многообразное расщепление и объединение топологической среды, преобладание одной составляющей механизма топологического кругооборота над другой и топологический разброс параметров. Если внутри областей Вселенной идет интенсивное объединение, то во внешнем плане наблюдается углубление раскола между этими областями. Углубление раскола между галактиками не означает их удаления друг от друга с тем или иным ускорением (или скоростью), как пытаются интерпретировать эффект Доплера некоторые ученые. Дело в том, что крупные вселенские образования, объективно притягивая к себе промежуточные тела, оказываются обложенными поверхностными слоями. Данные наружные слои, движущиеся с некоторым ускорением в направлении центра образований, при взгляде из любой точки Вселенной создают эффект их удаления – как в отдельности, так и в совокупности.

Промежуточные тела, расположенные между массивными образованиями, вынуждены самоопределяться, поэтому притягивание их к одним из этих образований дополняется отталкиванием от других. Данное отталкивание тел и взаимное удаление их друг от друга квалифицируются отдельными учеными как антигравитация. Мы же можем подчеркнуть, что фактически речь идет о капитальной зачистке пограничной зоны, образующейся между галактиками, от предшествующих вещественных образований, и их непосредственному расположению теперь ничто не мешает. Наблюдаемая огромная прозрачность Вселенной, четкая очерченность бесконечного числа образований, свободное распространение и отражение электромагнитных излучений, то есть сама возможность лицезрения миллионов и миллионов звездных скоплений, галактик и туманностей, подтверждают приведенные умозаключения. Так что не было Большого Взрыва в начале, как нет и разбегания галактик во Вселенной сейчас.

– Спасибо, Филарит Шарифович, за обстоятельную беседу. В заключение можно добавить, что Вселенная – это мы сами, и многие трудности ее познания скрыты в нас самих. Открыть в науке нечто новое, как видим, – это полдела, гораздо труднее довести выявленное знание до общественного сознания и признания коллег. Современные мысли трудно воспринимаются современниками, но становятся ясными, само собой разумеющимися со временем. Только не надо легкомысленно думать, что впереди у нас предостаточно времени…

 

ТАЙНЫ МАТЕРИИ, или О ЧЕМ УМАЛЧИВАЮТ УЧЕНЫЕ

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 38, 17.09.2008))

 

Наконец-то вступил в действие огромный суперускоритель элементарных частиц, строительно-монтажные работы по запуску которого на границе Швейцарии и Франции длились более 15 лет. Большой Адронный Коллайдер (БАК) расположился под землей в туннеле, на глубине около ста метров и периметром около 27 километров. Посредством этого коллайдера ученые надеются понять строение Вселенной. В этой работе участвуют более 10 тысяч человек из 500 научных центров всего мира. Но не ждет ли ученых разочарование?

Дело в том, что та теория, на которую, ставя эксперимент, ориентировались ученые, она так и не стала всеобщей, сквозной, и не способна объяснить многие этапы и уровни мироздания. В частности, вполне очевидна немощность упомянутой теории объяснить биосоциальный уровень развития материи. И изъяны теории, возможно, кроются в исходных представлениях возникновения Вселенной именно как микромира. Однако имеется иная точка зрения, в которой утверждается, что этот микроуровень не составляет начальный этап и возникает несколько позже в результате планомерного развертывания некоторого обобщенного макроскопического образования. И согласно положению Курта Гёделя, сколько бы мы не экспериментировали внутри данного промежуточного уровня мироздания, и как бы не увеличивали мощность ускорителей, понять смысл взаимодействий элементарных частиц так и не удастся. Чтобы понять смысл внутриэтапных преобразований надо выйти за его пределы, необходимо осуществить сквозной анализ явлений. Поэтому значимость разработанной профессором Филаритом Терегуловым Генетической теории Вселенной трудно переоценить. И мы решили в связи с этим задать уфимскому ученому ряд вопросов.

– Филарит Шарифович, представляя свою точку зрения на действительность, ученые вначале постулируют, далее используют метафоры и только затем используют модели и математические расчеты. Таков, видимо, алгоритм любого открытия, не так ли?

– Совершенно верно. Поэтому и мы сформулировали несколько положений в качестве исходных постулатов. Основным категорическим утверждением будет следующее: материя возникает только в топологической среде и только лишь посредством топологических процедур. Из этого следует, что топологическая среда вырабатывает структуры, называемые людьми материей, и этой среде, таким образом, придается генетическая функция. Кстати, греческое слово «topos» означает «место», и топология выделена в науке как раздел математики, изучающий наиболее общие свойства геометрических фигур. А если посмотреть вокруг, то можно убедиться, что мир состоит из предметов, обладающих определенными формами и размерами, занимающими по отношению друг другу определенные положения, и их взаимодействия направлены на изменение местоположения по отношению друг к другу. Так что окружающая действительность представляет собой чистейшую топологию, а среда, порождающая эту реальность, может на законном основании носить название не просто топологической, а тополого-генетической среды.

– Что же представляет собой эта среда?

– Топологической средой мы назвали то, что другие исследователи начала материи, не в силах достаточно полно его опознать и осознать, условно обозначали по-разному – вакуум, эфир, пустота, ничто, хаос и тому подобными терминами. Однако эти интуитивно приданные началу развития материи обозначения породили и порождают до сих пор много вопросов.

– Ученые, введя определенные понятия, все же сформулировали причины их возникновения и более-менее сносно представили картину развертывания материи в поименованных ими средах. Каковы же свойства и процедурные характеристики Вашей познавательной конструкции?

– В нашем динамичном мире есть только два топологических понятия – бесконечное и конечное, всё остальное есть только следствие их взаимодействия. Эти противоположности определяют (ограничивают) друг друга и не существуют, то есть не имеют определенности одно без другого. И если в топологической среде наблюдаются динамика, движение, изменение, то они появляются только благодаря взаимодействию бесконечного и конечного.

Далее, топологические полярности определяются благодаря прокладыванию границы между ними. Каждый, наверное, согласится с тем, что любая замкнутая оболочка разделяет среду на две части – внутреннюю и внешнюю. Никто также не будет возражать при этом против того факта, что внутренняя часть оболочки конечна, а внешняя – бесконечна. То есть существуют топологические полярности как и оболочка, разделяющая и определяющая названные противоположности в качестве пограничной зоны, причем эта равномерная замкнутая оболочка предстает сферической формой. При этом надо сказать, что отмеченные полярности постоянно стремятся преобразовываться друг в друга и совершать тем самым нескончаемый круговорот топологической среды, поэтому пограничная зона между ними является вечно напряженной и пребывает в бесконечных преобразованиях. Таким образом, вся последующая проблема познания материи оказывается связанной с изучением особенностей проявления данной пограничной зоны.

В пограничной зоне сосредоточен плавный переход полярностей друг в друга, и полярности при этом оказываются встроенными друг в друга. Подобная многослойно вложенная (матрёшечная) конструкция плавно меняющихся соотношений и переходов топологических полярностей и представляет собой утверждаемое нами обобщенное состояние топологической среды или эмбрион Вселенной.

Взаимодействия слитных радиально-концентрических, вложенных друг в друга соотношений топологических полярностей характеризуются цикличностью и регулярностью. Факты круговой цикличности, регулярности центростремительного схождения и центробежного расхождения полярностей в целом можно и нужно понимать как генетический процесс, в котором нечто периодически рождается, осуществляет свой «жизненный» переход из одного крайнего состояния (соотношения полярностей) в другое, а затем возрождается снова. Под «нечто» понимается, конечно, исходно обобщенная пограничная зона, последующее развертывание которой и порождает материю во всем богатстве проявлений с присущими им пространственно-временными параметрами. Но главная особенность и фундаментальное противоречие данной обобщенной формы состоит в том, что все слои пограничной зоны конгруэнтно вложены друг в друга и, таким образом, могут быть охарактеризованы как односторонние.

– Что же, по-вашему, есть пространство и время?

– Пространство и время – внутренние характеристики преобразований пограничной зоны между топологическими полярностями конечного и бесконечного. Вначале происходит развертывание эмбриона материи или, на языке топологии, полное расслоение односторонне свернутой пограничной зоны сферической формы. Пространство и время расщепляются и предстают во множестве уже размазанным пространством ближайших взаимодействий квантов (строго идентичных пузырьков), последовательности и длительности поэтапных преобразований пограничной зоны. Пузырьки, получаемые последовательным делением эмбриона Вселенной, принимают минимально возможные размеры, но преуспевают в количественном отношении. Они составляют великое множество идентичных топологических квантов.

– Выходит, из этих первоначальных квантов-пузырьков строится все мироздание?

– Мелкоячеистая пограничная зона в своем последующем объединении-разъединении начинает самоопределяться благодаря возникающим в совокупности топологических квантов осям симметрии. Так, при достаточно плотном и равномерном их расположении обозначаются бесконечные, три взаимно перпендикулярные оси симметрии: пузырьки располагаются как бы в узлах кристаллической решетки. Данная топологическая ситуация указывает на то, что мы живем в трехмерном пространстве.

Вначале поэтапно развертываются крайние соотношения топологических полярностей: максимум радиального при минимуме концентрических проявлений и наоборот. В первом из этих случаев возникают бесконечные струны и тороидальные струнные ансамбли, которые предварительно реализуют последовательно-линейный, то есть радиальный способ объединения пузырьков, с последующим равномерным искривлением полученного пучка струн и составлением из них полуоткрытых и замкнутых окружностей, то есть разбросанных фрагментов концентричности. После этой процедуры пучок струн принимает стационарную тороидальную форму.

– В принципе, это согласуется с выкладками сверхпопулярной ныне теории суперструн.

– Вероятно, островки равномерной кубической упаковки исходных пузырьков вырастают в безбрежном их океане на многих участках, и каждый остров вырабатывает свой «бублик». А расходящимися во все стороны открытыми концами струны ищут и устанавливают связи с подобными себе новообразованиями. Конечное множество данных «бубликов», равномерно нанизанных на расходящиеся из их «дырок» пучки струн, способны составить объединенную систему и единый связанный каркас всей Вселенной.

Во втором случае вокруг одного из пузырьков, оказавшемся в центре, возникают концентрические наслоения, а по мере последовательного наращения прослоек, сферическое новообразование, слой за слоем равномерно растет и в радиальных направлениях. В зависимости от кратности сферических наслоений пузырьков возникают микро- и макроскопические так называемые «белые дыры», и они также выключаются из дальнейших топологических преобразований до «лучших времен», то есть до созревания в пограничной зоне соответствующих условий.

– Какие же пространственно-временные трансформации происходят в данных крайних проявлениях пограничной зоны?

– В струнах, в их тороидальных ансамблях и белых дырах время течет по-иному, и поэтому ориентир в виде скорости света в них неприемлем. У данных образований отсутствуют какие-либо специфические внешние переносчики движения, по скорости перемещения или изменения которых можно было бы судить об их пространственно-временных трансформациях, и применительно к ним справедливы утверждения о моментальности распространения импульсов. Всё, что способно с ними взаимодействовать или непосредственно присоединяться, становится внутренним и закрытым, или, наслаиваясь друг на друга, согласовывает общую кривизну новообразования. Интересно, что даже малейшие изменения в пограничной зоне моментально доводятся до самых окраин Вселенной, потому что наслоения являются протяженными, сплошными, непосредственно прилегающими (независимо – вложенные они или рядоположенные) друг к другу по всему периметру!

– Насколько я правильно Вас понял, подобные первичные структуры не являются в привычном смысле слова видимой нами материей?

– Вышеупомянутые топологические новообразования не взаимодействуют с фотонами и не отражаются нами. Их наличие фиксируется косвенно, поэтому они и могут быть объявлены, например, тёмной материей или тёмной энергией.

– Каков же алгоритм развертывания «темной материи» далее в «проявленную материю»?

– Начальные, преимущественно радиальные и концентрические, тенденции взаимодействия и структурного строительства объединяют значительное число исходных пузырьков. Объективно они составляют две разновидности – два глобальных крайних проявления пограничной зоны. В глобальном плане время внешне для них останавливается, обозначив огромное пространство проявлений топологических полярностей и актуализировав такое же напряженное пространство последующих взаимодействий между ними. Дальнейшие преобразования пограничной зоны между ними будут направлены на последовательное расслоение одного полярного новообразования и наслоение его на другое проявление.

Можно сказать, что пограничная зона начинает проникать внутрь пузырьков и сферическая их поверхность расчленяется на множество частей. Тем самым крупные фрагменты поверхности получают возможность отслаиваться и ритмично искривляться в противоположные стороны и более того, вновь образовывать пузырьки, но уже составные. А некоторые кусочки этой оболочки, получив возможность попеременно искривляться в двух взаимно перпендикулярных плоскостях, приобретают способность перемещаться и образуют, таким образом, фотоны. Фрагментация поверхностного слоя пузырьков закономерно выносит на внешний план несколько секторальных, конусообразных очагов проявления внутренних радиально-концентри-ческих, центробежно-центростремительных топологических устремлений. И данные локальные, дробно-дифференцированные устремления фрагментов пограничной зоны проявляются электромагнитными свойствами.

В данных преобразованиях пограничной зоны чрезвычайно важно выделить перспективу выработки их постепенно сближающихся соотношений, и собственно срединных новообразований. Поэтому глубинная подоплека топологических образований на кварковой основе в том и заключается, что входящие в их состав в качестве структурных элементов дискретные участки обладают уже двумя сторонами (кромками). Эти кромки способны резко менять знак кривизны на противоположный, что позволяет им скачкообразно переходить мертвые точки пограничной зоны.

– А как возникает гравитация?

– Начальные, в общем-то, идентичные образования, отталкиваясь от одних своих сородичей и притягиваясь к другим, приводятся во всеобщее движение. В этом движении начинают проявляться устойчивые связи, возникают своеобразные центры конденсации, которые, реализуя радиально-концентрический принцип структурообразования, принимают шарообразную форму. Более того, они развертывают между собой разноуровневую борьбу за то, чтобы стать единым центром наслоений. Невозможность наслоений друг на друга уже довольно устойчиво свернувшихся в себя новообразований выливается в тривиальное взаимное притяжение друг к другу и получает название гравитационной силы. Так возникают космические тела и их всевозможные объединения.

Далее в поверхностных слоях отмеченных скоплений возможен очередной этап различных проявлений соотношений полярностей и отбора из проявившейся совокупности наиболее уравновешенных структур. На базе достигнутого уровня обобщения развертывается новый этап сходяще-расходящихся вариаций соотношений полярностей. Так возникают последующие наслоения и прослойки пограничной зоны. Благодаря возможности включения в качестве структурных элементов большего числа уравновешенных радиально-концентрических проявлений, разнообразие новообразований неизмеримо возрастает, становится более тонким, «индивидуализированным». У собственно обобщенных срединных структур  существенно увеличивается также потенциал разносторонних внешних взаимодействий. Но вскоре, благодаря достигаемому с переменным успехом  равновесию сторон, у данных срединных образований появляется возможность для расщепления посередине. Это величайший момент, связанный с так называемым оживлением косной материи.

– То есть, если я правильно Вас понял, каждый начальный квант принимается за «индивидуальное творчество»?

– Да, действительно составной пузырек теперь не ждет «милостей» от окружающей среды в виде условий симметричного взаимного расположения во множестве. Наоборот, каждый из них становится самостоятельным очагом и активным игроком топологических преобразований.

– Итак…

– Итак, самоорганизация материи может быть объяснена начальным возникновением двух мощных полярных проявлений топологической среды и постепенной выработкой срединных, собственно материальных новообразований. Как отмечают ученые, так называемая видимая часть Вселенной составляет порядка пяти процентов от всей ее массы. А остальная часть Вселенной, именуемая темной материей, заключает оставшиеся 95% массы. Согласно нашей гипотезе, эти невидимые для нашего восприятия глобальные топологические проявления и представляют собой отмечаемые две разновидности соотношений полярностей, своеобразные молот и наковальню, между которыми куется исключительного совершенства ткань собственно материи, ее вещественного выражения. Материя, понимаемая именно так, находится между данными полярными проявлениями и налаживает связь между ними своей последовательной поэтапной трансформацией, постепенно переводя соотношение полярностей из раздельных и разбросанных состояний в единое встроенное обобщенное состояние.

– Какие же практические выводы могут быть сделаны из отмеченных выше методологических положений?

– Главный вывод: предпринимаемая ныне учеными физиками попытка колоссального разгона элементарных частиц и соударения их друг с другом на многомиллиардном ускорителе – Большом Адронном Коллайдере близ Женевы (ЦЕРН) ничего принципиально нового об истоках строения Вселенной дать не сможет. Взаимодействия кварковых образований не приведут ни к чему новому, они лишь подтвердят их распад на известные составляющие и несколько иное переконструирование непосредственного участка пограничной зоны между ними. Печально также, что данные этого эксперимента и последующие всевозможные их интерпретации не способны даже отдаленно вывести мысль ученых на исходное обобщенное состояние материи в форме толстостенного шара, на картину последовательного его расслоения на множество пузырьков, на предварительную выработку струнного каркаса Вселенной... Как мы пытались показать, кварковые образования – не первый этап, а определенный уровень структурного развертывания материи, они значительно отстоят от начальных условий возникновения Вселенной. А они принципиально не воспроизводимы, поэтому нужна серьезная методологическая проработка вопросов космогенеза.

Но ученые-экспериментаторы уже психологически готовы сами и исподволь готовят общественное мнение о небесполезности зарывания под землю более пяти миллиардов долларов. Одни искренне, другие лукаво заявляют, что возможный отрицательный (то есть никакой) результат, к которому может привести данный эксперимент, для мировой науки все равно результат. Якобы прояснится ошибочность одних теоретических рассуждений и можно будет приняться за другие, то есть начать ставить новые дорогостоящие эксперименты. Не слишком ли дорого обходится человеческому обществу игнорирование глубинных методологических работ?..

 

ИЗОБРЕТАТЕЛИ БАШКОРТОСТАНА

 

АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ЭНЕРГЕТИКА

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 50, 13.12.2006), газете «Новая экономическая газета» (№ 24, 16-22.06.2007), на сайте «НЭГ»)

 

На конференции в Киото (декабрь, 1997) была принята Конвенция по климату, согласно которой страны должны стремиться к сокращению выбросов парниковых газов в атмосферу. Значительную долю подобных выбросов, ведущих к парниковому эффекту, дает традиционная энергетика, основанная на сжигании углеводородного топлива.

 

ПРОБЛЕМЫ ЭНЕРГЕТИКИ

 

Во 2-й пол. 80-х гг. в СССР на долю ТЭС приходилось 76,5% вырабатываемой электроэнергии, ГЭС – 13,5%, на АЭС – 10%. Именно тепловые электростанции (в особенности работающие не на мазуте или природном газе, а на угле) вносят самый большой «вклад» в загрязнение окружающей среды. Самые современные ТЭС остаются многоотходными, выделяя в атмосферу тонны кобальта, никеля, хрома, ртути, марганца, титана, фтора, тысячи тонн сернистого ангидрида, оксилов азота, золы; засоряя десятки гектаров окружающей местности шлакоотвалами.

Что касается гидроэлектростанций, то относительно низкая себестоимость получаемой на них энергии сводится на нет в самом начале огромными вложениями в строительство, то есть их окупаемость очень низкая. ГЭС, не загрязняя природу выбросами, в то же время разрушительно воздействуют на естественные процессы, происходящие в реках – нарушается течение реки, динамика водообмена, способность к самоочищению. Ухудшается качество воды, в гипертрофированных размерах происходит массовое размножение сине-зеленых водорослей («цветение» воды), что приводит к гнилостным процессам. Перепады температуры и уровня воды разрушают берега. Все это – результат создания водохранилищ при каждой ГЭС.

Самый же внушительный ущерб от строительства ГЭС заключается в затоплении огромных площадей пойменных плодородных земель, как и прилегающих земель, которые подтапливаются, заболачиваются. Особенно вредоносными в этом отношении являются равнинные водохранилища. Сюда необходимо добавить и массовое переселение людей с нажитых мест, потерю населенных пунктов, гибель множества памятников истории и культуры.

Также плотины ГЭС препятствуют сложившимся путям миграции и нереста проходных рыб.

Меры по преодолению разрушительного воздействия энергетики на природу должны заключаться в следующем. Во-первых, необходимо взять за правило обязательное оборудование на всех типах ТЭС установок по улавливанию отходящих газов и, прежде всего, сернистого ангидрида. Из уловленного сернистого ангидрида в процессе переработки получается серная кислота и кристаллическая сера, необходимые в промышленности.

Во-вторых, актуально внедрение новых технологий, обеспечивающих более экономный расход топлива, а значит позволяющих значительно понизить уровень вредных выбросов. Применение «чистых» процессов сжигания угля позволит во много раз повысить КПД ТЭС, сократить объем сжигаемого топлива и в результате – снижение выбросов в окружающую среду.

В строительстве ГЭС предпочтение следует отдавать малым и средней мощности электростанциям, для которых не требуются гигантские водохранилища, а значит будет исключено широкомасштабное затопление и нарушение речных экосистем. Будущее за новыми разработками турбин и генераторов для малых станций, не требующих возведения зданий и плотин. Крупные же ГЭС должны строиться на отводных рукавах больших рек, что также позволит обойтись без колоссальных сооружений – плотин и водохранилищ.

В атомной энергетике имеются свои проблемы – это проблема захоронения и обезвреживания радиоактивных отходов, и вероятность возникновения аварийных ситуаций и крупных аварий на АЭС. Достаточно одного печального примера с Чернобыльской катастрофой. В решении проблемы безопасности атомных станций существенным выглядит предложение отдельных ученых о размещении АЭС в отработанных крупных карьерах (глубина до полукилометра, скальное основание, отсутствие водоносных горизонтов). Вокруг таких открытых горных разработок складывается незаселенная опустошенная местность («лунный» ландшафт), поэтому в случае аварии риск распространения смертоносной радиации значительно меньше. К тому же облегчается захоронение АЭС в глубоких карьерах.

Очень важным на современном этапе, при сложившейся экологической обстановке, представляется переход на альтернативные, возобновляемые источники энергии. Речь идет об энергии ветра (ветряные электростанции и ветроэнергетические установки), солнца (солнечные батареи и гелиостанции), морских приливов и отливов, внутреннего тепла Земли, геотермальных вод, отходов сельхозпроизводства (биомассы).

Необходимо отметить, что именно ветроэнергетика представляется одним из наиболее перспективных направлений в разработке и внедрении альтернативных источников энергии. В мире темпы развития ветроэнергетики в последние годы составляли около 30% в год, что превышает темпы роста других энергетических технологий. Исследования долгосрочных перспектив показывают, что энергия ветра может стать одним из наиболее эффективных возобновляемых «чистых» энергоресурсов.

Странами ЕЭС за счет нетрадиционных и возобновляемых источников энергии планируется обеспечить 22% своих энергетических потребностей к 2010 г. и 50% к 2050 г. В настоящее время наибольшие практические успехи в этом направлении достигнуты в области ветроэнергетики. В ряде стран Европы, США, Канаде перешли от внедрения отдельных ветроэнергетических установок (ВЭУ) мощностью в десятки и сотни киловатт к строительству наземных и морских парков таких ВЭУ – ветроферм суммарной мощностью в десятки и сотни мегаватт с целью использования энергии ветра в промышленных объемах.

Правительство РБ и Президент Башкортостана уделяют самое пристальное внимание развитию нетрадиционной энергетики. При прямой поддержке руководства республики уже построены и введены в эксплуатацию несколько газотурбинных электростанций и мини-ГЭС на малых реках. Начала работать первая ветроэлектростанция «Тюпкильды» мощностью 2200 кВт. Персоналом Октябрьских электросетей ОАО «Башкирэнерго» уже накоплен достаточный опыт эксплуатации ВЭУ.

 

ВЭУ – НОВЫЕ РЕШЕНИЯ СТАРЫХ ПРОБЛЕМ

 

Известно, что все ВЭУ как в нашей стране, так и за рубежом вырабатывают только переменный электрический ток. Большие трудности при этом возникают в связи с необходимостью удержания постоянства уровня напряжения и особенно поддержание частоты (50 периодов в секунду). Это вызвано непостоянством и периодическими колебаниями ветра. Поэтому создаются технические трудности при параллельной работе с энергосистемой.

По технико-экономической целесообразности возникает необходимость создания таких технических устройств генераторов, которые могли бы производить постоянный электрический ток с исключением резких колебаний уровня напряжения и с отсутствием сложных технических устройств по контролю за частотой колебательных процессов.

При этом существующие электроприемники без вращающихся частей будут успешно работать и на постоянном токе с увеличенным техническим ресурсом, а устройства с вращающимися частями, как, например, двигатели, будут изготовляться униполярными и также работать на постоянном токе. Автономная малая энергосистема, как правило, будет работать на одном уровне напряжения. При необходимости других уровней напряжения будут использоваться делители напряжения.

 

УНИПОЛЯРНЫЙ ГЕНЕРАТОР ПОСТОЯННОГО ТОКА

 

В решении вышеозначенных проблем успехов добились наши соотечественники – изобретатели из Уфы Н. Г. Ермилов и А. Н. Филиппов. Им удалось создать принципиально новый образец униполярного многовиткового торцевого генератора с самовозбуждением, а кроме того – устройство генератора постоянного тока с независимым возбуждением для дальних передач больших мощностей. При этом все устройства генераторов являются обратимыми.

Мы задали ряд вопросов одному из авторов изобретений – Н. Г. Ермилову.

– Николай Григорьевич, в чем отличие вашего устройства от других ВЭУ?

– Известно, что к устройствам, преобразующим энергию ветра, предъявляются требования по регулированию скорости вращения ветроколеса для обеспечения равномерности подачи и сохранения уровня выдаваемого напряжения. Существенным недостатком серийно выпускаемых коллекторных и вентильных электрических машин является наличие коллектора как средства токосъема и коммутации, которое резко снижает надежность и технический ресурс, а щеточно-контактные узлы в подвижной обмотке якоря не позволяют получить высокий уровень напряжения и необходимую мощность.

Магнитопроводы якоря и индукторы в целях устранения вихревых токов выполняются из наборных листов дорогой электротехнической стали, что резко повышает стоимость изготовления генератора. Есть и другие отрицательные нюансы технического характера.

Все эти и другие недостатки полностью устраняются в изобретенных нами устройствах униполярных, бесколлекторных, многовитковых торцовых генераторах.

– И как вам удалось обойти конкретные проблемы традиционных ВЭУ?

– Скорость ветра в значительной части территории Башкортостана не бывает ниже 3-5 сек., что обеспечивает постоянную работу автономных ВЭУ, так как для трогания ветроколеса ВЭУ требуется 2,5 м/сек. Изобретатели из УГАТУ Ф. Р. Исмагилов, И. Х. Хайруллин и Ю. В. Афанасьев создали новый ветродвигатель с устройством регулирования скорости ветроколеса.

В нашем устройстве многовитковость генератора обеспечивается весьма важной новизной – в электрическую цепь неподвижной обмотки якоря введено тело магнитопровода с созданием множества параллельных ветвей, а сама электросхема становится последовательно-параллельной, то есть многовитковой.

Отсутствие колебательной по величине и переменной по направлению электродвижущей силы, с обеспечением постоянства получаемого напряжения, позволяет использовать для изготовления якорной обмотки не дорогой цветной металл, а ферромагнитный сплав, что существенно удешевляет стоимость изготовления генератора.

– Каковы технические характеристики вашей ВЭУ?

– КПД новых устройств генераторов не ниже 0,95. Мощность генераторов не менее 100 кВт, напряжение – до 1000 в. Мощность еще одного разработанного нами генератора – до 10000 кВт, а напряжение – до 10 кв.

– И напоследок несколько слов о перспективах внедрения ваших ВЭУ в народном хозяйстве.

– Продолжающееся реформирование электроэнергетики страны в режиме развития рыночных отношений и конкуренции будет способствовать созданию малых энергосистем на крупных, экономически стабильных частных акционерных компаниях, промышленных предприятиях, фермерских хозяйствах.

С массовым производством изобретенных бесколлекторных униполярных многовитковых электрических машин, постоянный электрический ток, по технико-экономической целесообразности, придет на смену переменному току.

 

БУДУЩЕЕ ЗА МАЛЫМИ ЭНЕРГОСИСТЕМАМИ

 

Ограниченность запасов органического топлива, увеличение его стоимости и ухудшение экологической обстановки обуславливают необходимость всемерного использования возобновляемых источников энергии, в частности энергии ветра.

Возрастает потребность в дешевых и доступных источников электроэнергии на альтернативной основе не только для крупных и средних предприятий промышленности, аграрного сектора, транспорта, но и для мелких частных хозяйств, жилых домов, дачных и садовых участков.

Основным направлением, на наш взгляд, будет применение нетрадиционных и возобновляемых источников энергии, в том числе ветроэнергии, что соответствует требованиям экоразвития и международным соглашениям по Киотскому протоколу 1997 г.

В этом плане опыт наших земляков может оказаться весьма востребованным как у нас в стране, та и во всем мире.

 

ТОЧКИ РОСТА

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 38, 20.09.2006), газете «Новая экономическая газета» (№ 31, 04-10.08.2007), на сайте «НЭГ»)

 

В настоящее время одним из самых опасных факторов жизнедеятельности земной цивилизации является загрязнение окружающей среды продуктами производственной, технико-технологической деятельности общества. К мобильным источникам выбросов загрязняющих веществ относится транспорт. При этом автомобильный транспорт дает наибольшее количество выбросов загрязняющих веществ.

Прежде всего, речь идет о загрязнении воздуха выхлопами отработанного топлива (бензинового и дизельного) автомобильными транспортными средствами. Окись углерода (СО), называемая в народе угарным газом, получается при неполном сгорании углеродистых веществ. В воздух она попадает главным образом с выхлопами из автомобилей и выбросами промышленных предприятий. Ежегодно этого газа поступает в атмосферу 250 млн. т. в год, из них на долю выхлопных смесей автотранспорта приходится 60%. По другим данным в результате сжигания двигательного топлива в атмосферу выбрасывается ежегодно 7 млрд. т углерода. Окислы серы (SO2, SO3 и другие) выделяются в воздух естественным путем и при сжигании серосодержащего топлива – 250 млн. т. в год. Окиси и другие соединения азота попадают в воздух из двигателей внутреннего сгорания и различных топок – 53 млн. т. в год. Взвешенные в воздухе частицы (дымы) выбрасываются в воздух при сжигании топлива для получения тепла и энергии и в результате работы двигателей автомобилей – 20 млн. т. в год. Большие неприятности приносят так называемые полициклические ароматические углеводороды. Их поставляют нам главным образом бензиновые и дизельные двигатели, а также выбросы газовых, нефтеочистительных и химических заводов.

В атмосфере соединения серы, азота, углекислого газа, окиси углерода перемешиваются с частицами копоти, пыли, дымов, образуя густой непроницаемый туман – смог. Смоги очень вредны и часто бывают причиной преждевременной смерти людей со слабым здоровьем. Так, за несколько дней смога в Лондоне в 1952 г. умерло 4000 человек. В 1963 г. смог опустился над Нью-Йорком и унес за короткое время более 400 человеческих жизней.

Кроме огромного ущерба, наносимого здоровью людей, автомобильные выхлопы являются одной из основных причин, порождающих кислотные дожди. Последние в свою очередь разрушают постройки, уничтожают посевы, наносят вред лесам. В этом же ряду и связь выхлопов с глобальным потеплением климата на планете.

И, наконец, не последняя по важности проблема – возрастающее с каждым годом израсходование топливных нефтяных ресурсов на автомобильные нужды, порою расточительное (из-за простаивания автомашин в дорожных заторах).

Как видим, транспортный демон из года в год ведет свою разрушительную работу – методично наращивая темпы по нанесению вреда природе и человечеству. Каков же выход?

Необходим срочный перевод автотранспорта на водородное топливо (на первом этапе – замена бензина и дизельного топлива на природный газ). Также нужно в дальнейшем отдавать приоритет в развитии общественного электротранспорта (троллейбусы, трамваи, метро, электрички). Эти меры помогут решить проблему с загрязнениями воздуха, воды и почвы автомобильными выбросами.

Но есть альтернатива получше – электромобиль с электродвигателем. В этом плане имеется немало интересных разработок. Есть и у нас, в республике, свой кулибин. Позвольте представить: Амур Галлямов, автор изобретения – электрического автомобиля. Мы задали молодому изобретателю несколько вопросов.

 

– В чем суть твоего изобретения?

– Суть моего изобретения – ездишь примерно месяц, и всего 6 часов заряжаешь. И при этом никакого бензина, шума и выхлопных газов. В моем электромобиле ничего просто так не тратится (ни разгон, ни торможение) и одно дополняет другое – как живой организм.

– Как ты пришел к своему изобретению?

– Все рассказать – это целая книга нужна. Все началось еще в детстве. Сколько себя помню – машины были в моем сознании всегда. По словам мамы, первые рисунки изображали именно машины, много рисунков сохранилось. И всегда машины занимали в моей жизни особое место. Когда в Уфе случилась фенольная авария (я был в первом классе) люди (и мы в том числе) начали пользоваться фильтром для воды, а потом появились насадки-фильтры для водопроводного крана, и я подумал: засунуть бы такой фильтр в глушитель, чтоб тот не дымил... ну, и понеслось... Узнал – какой же умник изобрел двигатель внутреннего сгорания.

После одиннадцатого класса хотел поступить в МАДИ или туда, где обучаются на автомобильного дизайнера (я ведь художник), но в тот период я болел и в Москву поехать не получилось... Поступил я в БГПУ на художественно-графический факультет (о чем, впрочем, ни чуть не жалею). Но все же «свое взяло» и на третьем курсе «пришло». Три месяца провел в расчетах, искал статьи, проверял и перепроверял то, что пришло. Компьютера у меня тогда не было. Спасибо знакомой – Маше Емельяновой – она мне очень помогла.

– Какие препятствия и препоны были и до сих пор остаются на твоем творческом и изобретательском пути?

– Самое главное препятствие, наверное, это бюрократы, которые без «бумажки» верить людям не хотят. А в остальном, как и у других изобретателей. Чьи судьбы я знаю достаточно хорошо.

– Насколько выиграет экологическая ситуация и все общество в целом от твоего изобретения?

– Выиграют все: и люди, и природа; прекратится истерия с нефтью (нефть ведь – это кровь земная). Люди перестанут беспокоиться, что автотранспорт загрязняет планету (таких думающих людей становится все больше, хотя есть и такие, кому все равно, которые рассуждают: «На мой век хватит»). В Европе нынче экология в моде, даже американцы со своих прожорливых пикапов потихоньку пересаживаются на гибридные Лексусы и Хонды. Остальные безнадежно отстали от них, я уж не говорю о российских автопроизводителях. В России нормы токсичности Evro-2 – и то кое-как ввели.

– Каково твое отношение к окружающей природной среде? По-твоему, кто важнее – человек или среда его обитания?

– Природа дала человеку все, чтобы он развивался и жил в гармонии как с ней, так и самим собой. И то, и другое, оба важны, просто надо хотя бы не портить то, что есть. Жить в ладу с окружающей средой. Хочешь быстро передвигаться в пространстве (машина, самолет...), ну так передвигайся, сколько хочешь, только не нужно при этом загрязнять все вокруг.

– Спасибо, Амур! Редакция газеты «Истоки» искренне желает тебе успехов – они тебе еще ой как пригодятся.

 

Заканчивать на мажорной ноте не позволяет совесть, поэтому в заключение – немного пессимизма. Сдается мне, что ничего хорошего нашему юному изобретателю не светит. Ибо пока еще есть на свете нефть, всевозможные нефтяные бароны и бензиновые короли отнюдь не заинтересованы в подобных разработках и изобретениях, потому и не будет дан зеленый свет серьезным поискам альтернативных источников энергии и транспорта. Ибо цель нефтяных корпораций (нефтедобывающих, нефтеперерабатывающих, топливно-транспортных) – как государственных, так и частных – получение прибыли и сверхприбыли от добычи, транспортировки, переработки и продажи нефти и нефтяного топлива. В этом смысле сильные мира сего действуют по принципу «пока не клюнет жареный петух».

Так и будут качать нефть и газ, пока те не иссякнут. И нет им дела до побочных эффектов от экономической деятельности в этой сфере – загрязнения природы, истощения ресурсов, гибели и необратимых мутаций и генетических уродств в биоте и обществе. А что будет, если выкачать всю нефть? Ведь недаром нефть испокон называли «кровью земли»… Удалите всю кровь из организма – и он немедленно погибнет. Не случайно последнее время получает широкое признание концепция «Гея-Земля» (авторы – английский химик Джеймс Лавлок и американский микробиолог Линн Маргулис), согласно которой наша планета является глобальной живой и саморегулирующейся системой, которая поддерживает свой гомеостазис при любых внешних и внутренних возмущениях. По этой гипотезе выходит, что человек по существу есть паразит, вносящий в единую взаимосвязанную гиперсистему разлад и разрушительные негативные воздействия. Отсюда – человечество подлежит уничтожению именно как разрушитель, паразитирующий на теле Земли. Клещей, высасывающих кровь, прихлопывают, не правда ли?..

 

ЧАСТЬ II

СЕМИНАРЫ, ВСТРЕЧИ, ВУЗЫ

 

ТВОРЦЫ ИСКУССТВЕННОГО ИНТЕЛЛЕКТА

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 40, 04.10.2006), сайте UfaIntell.narod.ru)

 

Не так давно в республике было организовано Башкирское отделение Научного совета по методологии искусственного интеллекта Российской академии наук (БО НСМИИ РАН), объединившее видных уфимских ученых и философов. На днях прошло второе рабочее заседание регионального отделения.

На собрании обсуждались самые разные вопросы и проблемы в области искусственного интеллекта и близких к нему научных направлений, намечалась дальнейшая практическая и теоретическая деятельность отделения НСМИИ РАН. Одними из важнейших были признаны проблемы взаимодействия представителей разных научных направлений в рамках единых исследований по искусственному интеллекту. Не секрет, что порою естествоиспытатели не понимают математиков, а те – гуманитариев и философов. В связи с этим очень важным представляется разработка единого научного языка и терминологического словаря, принятого в качестве рабочего для естественных, общественных, технических и математических наук, а также для различных философских направлений. До сих пор так и не создан метаязык – одинаково пригодный как для представителей различных наук, так и философов.

Другая проблема – тесная связь теоретиков с практиками: в первом приближении – ИТР с учеными, а кроме того – естествоиспытателей с гуманитариями и математиками, кибернетиками, информатиками. К сожалению, в нынешнее «рыночно-конъюнктурное» время фундаментальные исследования и теоретические разработки без их практического, а главное, немедленного результата, мало кого интересуют – из числа тех, кто способен финансировать науку. Необходимо отдавать приоритет тем направлениям, благодаря открытиям и изобретениям в которых осуществляется постоянное внедрение научно-теоретических результатов.

Все это на самом серьезном уровне рассматривалось на прошедшем заседании ученых. Было решено в числе ближайших тактических задач наладить тесное сотрудничество с одной стороны представителей точных наук и философов Башкортостана, входящих в состав местного отделения НСМИИ РАН и сотрудничающих с ним, а с другой – обеспечить возможность практических разработок и внедрений по линии Совета. Также принято решение о создании своего сайта и при нем – электронной библиотеки, которая бы включала работы – книги, статьи по тематике искусственного интеллекта, кибер-систем, информтехнологий, виртуальной реальности.

В целом встреча ученых и философов прошла в дружеской и конструктивной обстановке.

 

ПЕРЕДОВЫЕ РУБЕЖИ НАУКИ

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 42, 18.10.2006), сайте UfaIntell.narod.ru)

 

В одной из публикаций мы уже писали о создании у нас в республике новой научной структуры – Башкирского отделения Научного совета Российской академии наук по методологии искусственного интеллекта. Предлагаем вниманию читателей развернутое интервью с сопредседателем регионального отделения НСМИИ РАН доктором философских наук, профессором М. С. Кунафиным.

 

– Марат Самирханович, расскажите об истории создания НСМИИ РАН. В чем смысл и цель образования подобной структуры?

– Совет создан в марте 2005 г. после проведения Первой Всероссийской междисциплинарной конференции, посвященной философским, методологическим и теоретическим проблемам искусственного интеллекта (ИИ), в которой приняли участие около 300 человек из 44 регионов России, а также ряд представителей ближнего и дальнего зарубежья.

Задачи Совета заключаются в следующем: организация и повышение эффективности междисциплинарного диалога по проблемам ИИ и вопросам его соотношений с естественным интеллектом; содействие интегративным процессам в области существующих направлений научных исследований и технической деятельности; качественное методологическое обеспечение разработок проблематики ИИ; повышение уровня методологической и теоретической подготовки специалистов в этой области; распространение знаний по методологии когнитивных и компьютерных наук среди широкой научной общественности. Главной общей задачей Совета является всемерное содействие развитию новых информационных технологий в нашей стране, которые способны обеспечить ей достойное место на мировом уровне.

Председателем Совета является академик, член Президиума РАН, академик-секретарь Отделения общественных наук РАН, директор Центрального экономико-математического института РАН, член Совета при Президенте Российской Федерации по науке, технологии и образованию В. Л. Макаров. Заместителями председателя Совета являются специалисты в области эпистемологии и методологии науки: ведущий научный сотрудник Института философии РАН, д. ф. н., профессор Д. И. Дубровский и завотделом Института философии РАН, главный редактор журнала «Вопросы философии», академик РАН В. А. Лекторский. Членами Совета являются крупные специалисты по различным вопросам ИИ, представляющие такие учреждения РАН, как Институт проблем управления, Институт системного анализа, Институт проблем информатики, Институт машиноведения им. А. А. Благонравова, Институт оптико-нейронных технологий, Институт высшей нервной деятельности и нейрофизиологии, Институт психологии. В состав Совета входят также руководители ряда крупнейших высших учебных заведений: проректор МГУ В. В. Миронов, ректор Московского института электроники и математики Д. В. Быков, ректор Московского института радиотехники, электроники и автоматики А. С. Сигов.

Советом созданы его региональные отделения в крупнейших научных центрах страны, в том числе Санкт-Петербургское, Московское областное, Башкирское, Пермское, Дальневосточное, Новосибирское. К началу 2007 г. число региональных отделений НСМИИ РАН значительно увеличится, так как им принадлежит первостепенная роль в реализации программы деятельности Совета.

Совет ежемесячно проводит свои заседания, на которых обсуждаются актуальные научные и организационные вопросы, касающиеся проблематики ИИ. Работает ежемесячный теоретический семинар, проведено семь заседаний, на которых с докладами выступили ведущие специалисты в области ИИ.

В рамках IV Российского философского конгресса (май 2005 г.) в течение двух дней проводился круглый стол «Философско-методологические проблемы когнитивных и компьютерных наук», в котором приняло участие более 40 человек. Проведена Первая Всероссийская конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Искусственный интеллект: философия, методология, инновации» (6-8 апреля 2006 г. на базе Института радиотехники, электроники и автоматики), в ней приняло участие около 300 человек из 51 региона России.

Совет является соучредителем еженедельного дайджеста «Интеллектуальные информационные технологии», имеет собственный сайт; планируется создание в ближайшее время электронного сетевого издательства. Советом изданы материалы Всероссийской междисциплинарной конференции «Философия искусственного интеллекта» (М., 2005, 400 с.), сборник «Новое в искусственном интеллекте. Методологические и теоретические вопросы» (М., 2005, 280 с.); коллективная монография «Искусственный интеллект: междисциплинарный подход». Материалы Совета неоднократно публиковались в научных, философских, общественно-политических журналах и в газетах.

Советом установлен контакт с Комитетом по науке и образованию Государственной Думы РФ. На заседании Экспертного совета Государственной Думы РФ по инновациям и интеллектуальной собственности с докладом и сообщениями на тему «О прорывных направлениях в развитии информационных технологий в России» выступили от имени нашего Совета генеральный директор НИИ искусственного интеллекта А. С. Нариньяни, заместитель директора Института системного анализа РАН, президент Российской Ассоциации искусственного интеллекта Г. С. Осипов и главный научный сотрудник Института проблем информатики К. К. Колин. Под руководством А. С. Нариньяни при указанном Экспертном совете Государственной Думы, в соответствии с принятым решением, создается в качестве его подразделения специальная секция по вопросам развития новых направлений информационных технологий.

По инициативе Совета проводится ряд мероприятий, направленных на улучшение теоретической подготовки в высших учебных заведениях будущих специалистов в области информационных технологий. Значительный объем работы в этом направлении выполнен региональными отделениями Совета.

В рамках Совета работают секции: «Искусственный интеллект и образование», «Человек в информационном обществе», «Методологические и логические проблемы развития искусственного интеллекта», «Новые направления развития интеллектуальных информационных технологий», «Сознание, язык, мозг и искусственный интеллект». Планы секций включают не только обсуждения актуальных вопросов в рамках отдельных заседаний, проводимых секциями, но и проведение собственных теоретических семинаров, мини-конференций и симпозиумов, а также издательскую деятельность.

– Какова роль в деятельности Совета региональных отделений?

– Региональные отделения Совета создаются с целью интенсификации работы в научных центрах России по философским, методологическим, теоретическим и социокультурным аспектам проблематики искусственного интеллекта. Такая работа призвана объединять усилия представителей естественнонаучной и гуманитарной мысли в познании интеллектуальной деятельности, способна содействовать ускоренному развитию интеллектуальных информационных технологий в нашей стране, формированию прорывных направлений в этой области, осмыслению и решению проблем, которые ставит перед человеком и человечеством информационное общество.

Региональные отделения призваны осуществлять общую программу Совета, проявляя широкую инициативу в своей деятельности. Поскольку проблематика искусственного интеллекта носит междисциплинарный характер, первостепенной задачей является объединение ученых разных специальностей (представителей компьютерных наук и информатики, философов, психологов, физиологов, лингвистов, социологов и других), развитие коммуникаций между ними, выработка общего языка в решении комплексных вопросов. Важная задача в этом плане – выявление и поддержка талантливых молодых исследователей, содействие их творческому росту.

Региональные отделения функционируют на основе принципов самоорганизации и самофинансирования, опираясь на поддержку местных высших учебных заведений и научно-исследовательских центров, устанавливая связи с государственными, общественными, производственными организациями и иными структурами.

Совет совместно с региональными отделениями организует мероприятия по актуальным вопросам проблематики искусственного интеллекта – издание научных трудов, проведение семинаров, коллоквиумов, круглых столов, конференций, способствует издательской деятельности региональных отделений.

– Какие конкретно задачи и направления деятельности намечает Башкирское отделение Совета?

– Направления деятельности Башкирского отделения определены «Положением о Региональном отделении НСМИИ РАН». То есть это, прежде всего, объединение ученых разных специальностей, развитие коммуникаций между ними, выработка метаязыка для интенсификации разработок в области искусственного интеллекта. Так уж сложилось, что именно проблематика ИИ фокусирует сегодня в одной точке практически все исследования, выдвинутые ходом развития информационного общества.

Конкретное решение этой проблемы будет проводиться методами, принятыми в научном сообществе. Это конференции, публикации, семинары, теоретические доклады, издательская деятельность.

– Как Вы полагаете, есть ли действительная перспектива в изучении и разработке проблемы искусственного интеллекта? Не будет ли это очередной научно-технической химерой наподобие «звездных войн», активно раздувавшихся в интересах политиков?

– На мой взгляд, в сомнениях такого рода сегодня мало толку. Я имею в виду Ваш вопрос о перспективности исследований в области ИИ. У нас просто нет выбора. Независимо от наших желаний и предпочтений, идея создания ИИ как цель выдвинута уже давно и активно решается. Не заниматься этим – значит «прятать голову в песок» и обречь себя на научно-технологическое аутсайдерство в мировом масштабе.

Вы назвали программу «звездных войн» химерой, имея, очевидно, в виду, что конечная цель этой программы так и не была достигнута. Это верно. Но в науке часто происходит так, что значение имеет не конечная цель, а результаты, получаемые при ее достижении. И часто оказывается, что эти результаты значимее самой цели. В этом смысле программа «звездных войн» себя оправдала, так как привела к определенным технологическим прорывам в соответствующих областях.

Думаю, понятно, какую аналогию я пытаюсь провести. Сегодня очень трудно предположить, когда и как будет решена задача создания ИИ. Но и сегодня уже понятны перспективы, связанные с разработкой проблемы ИИ. Прежде чем говорить о создании ИИ, мы должны разобраться в том, как существует и функционирует естественный интеллект (ЕИ). То есть перед нами уже стоит грандиозная задача понимания глубочайшего пласта проблем, связанных с сознанием, психикой и физиологией самого человека. В этом отношении проблематика ИИ не только не уводит нас в сторону от фундаментального интереса человека к своей сущности, но, наоборот, подталкивает к ее исследованию.

Другой аспект связан с развитием интеллектуальных информационных технологий. Имеющиеся уже сегодня представления о том, каким должен быть ИИ, и о том, как и в какой степени он должен соответствовать ЕИ, задают определенное направление развитию технологий, связанных с созданием ИИ. Соответственно, это сказывается в целом на развитии информационных технологий вообще. То есть между несуществующим пока ИИ и уже существующим несколько десятков тысяч лет ЕИ возникает своего рода виртуальная обратная связь, которая не только определяет, каким будет ИИ, но и модифицирует определенным образом ЕИ.

– Даже если учесть действительную ценность создания ИИ и связанного с ним целого комплекса гносеологических, аксиологических и праксиологических приобретений, не видится ли более перспективным развитие сущностных сил, в частности, психофизиологических способностей самого человека?

– Во-первых, одно другому никоим образом не мешает. Почему создание ИИ должно ущемлять развитие психофизиологических сил самого человека? По-моему, наоборот, исходя из сказанного выше, создание ИИ невозможно без понимания того, что Вы назвали «сущностными силами» человека. Следовательно, без развития этих сил или психофизиологических способностей по мере создания ИИ. Собственно говоря, смысл создания этого «alter ego» человека – в стремлении интенсифицировать развитие собственных психофизиологических способностей, в стремлении довести их до предела совершенства.

Впрочем, такая стратегия характерна для всей технологической истории человека. Разве путь от каменного топора до космических ракет не есть стремление стать более совершенным? Разумеется, такая стратегия таит в себе очень опасную ловушку, и, может быть, мы уже в нее попали или попадем в будущем. Суть ее – в отчуждении технологических возможностей, создаваемых нами же, от фундаментальной потребности развития нас самих как истинных человеческих существ. В конце концов, топор лишь увеличивает мощь человеческой руки, он не делает его совершеннее в духовном отношении, как, впрочем, и ракета. Все технологические творения человека всегда были «бездушными». ИИ по определению перестает быть таковым. Соответственно, долгий путь, ведущий к созданию ИИ, заставит нас мыслить о духовном не только спекулятивно, но и «технологически». Этот путь заставит нас предпринять попытку осознать, в чем эволюционный смысл и предназначение человека, чтобы частью этого смысла наделить искусственный интеллект.

 

ЭТО УЖЕ РЕАЛЬНОСТЬ…

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 06, 07.02.2007), газете «Новая экономическая газета» (№ 23, 09-15.06.2007), на сайте «НЭГ», сайте UfaIntell.narod.ru)

 

«Нейрокомпьютеры и их применение» – такова тема доклада заведующего кафедрой вычислительной техники и защиты информации УГАТУ, доктора технических наук, профессора Владимира Ивановича Васильева, прочитанного им на очередном заседании Башкирского отделения Научного совета РАН по методологии искусственного интеллекта. В. И. Васильев – заслуженный деятель науки РФ, автор свыше 300 научных работ в области кибернетики и информатики.

 

ДЛЯ СПРАВКИ

 

История компьютеров насчитывает свыше 60 лет, но она неотделима от истории логических машин, первые попытки создания которых имели место еще в древней Греции. Например, эллины сумели сконструировать механические приспособления для решения отдельных арифметических задач и операций.

Прошли века, и вновь сведения о подобных устройствах появляются лишь в средневековье. В XIII веке испанский философ-теолог Раймунд Луллий сконструировал «логическую машину», состоящую из семи вращающихся вокруг центра кругов, на каждом из которых были написаны слова, обозначающие различные понятия и логические операции. С помощью вращения этих кругов получали всевозможные сочетания понятий.

Спустя четыре века французский философ, математик и логик Блез Паскаль создал суммирующую машину – для выполнения арифметических операций. Через несколько десятилетий великий немецкий ученый и философ, один из создателей дифференциальных исчислений Готфрид Вильгельм Лейбниц в своем исчислении умозаключений (calculus rationator) заложил идею создания думающей машины (machina rationatrix). При этом Лейбниц весьма интересовался созданием вычислительных машин в металле.

Но все-таки настоящей логической машиной является появившийся во 2-й половине XVIII века «демонстратор» Ч. Стенхопа, который решал элементарные задачи формальной логики, выводил следствия из количественно определенных посылок. А уже в середине XIX века сконструированная Беббиджем цифровая автоматическая машина оперировала с десятичными цифрами.

В 1869 г. английский логик и экономист Уильям Стэнли Джевонс построил «логические счеты» и свой вариант «логической машины», имевшей вид фортепиано с клавишами. На одних клавишах буквы обозначали субъекты суждения (предметы мысли), на других – предикаты суждения (высказывания о предметах мысли). Остальные клавиши выполняли различные команды. Машина Джевонса решала задачи быстрее человека.

Но не прошло и полутора десятилетия, как была создана еще более совершенная вычислительная машина А. Маркванда, которая выполняла логические операции уже с четырьмя независимыми переменными.

В 1904 г. выдающийся русский математик, механик и кораблестроитель академик А. Н. Крылов сконструировал первую механическую вычислительную машину для решения дифференциальных уравнений. Дело Джевонса и Крылова продолжили русские ученые П. Д. Хрущов и А. Н. Щукарев. Первому из них удалось построить логическую машину, которая производила разложение булевых (логико-математических) функций четырех переменных на конституэнты логической единицы. Щукарев же усовершенствовал машину Хрущова, введя электрическую индикацию ответа.

С середины 40-х годов XX века началась эра кибернетики и ЭВМ.

 

ОТ АВМ К НЕЙРОКОМПЬЮТЕРАМ

 

Как уже указывалось, вся история вычислительной техники в современном смысле укладывается в немногим более полвека. В 1944 г. в США была создана автоматическая вычислительная машина «Марк-1», имевшая электромагнитное реле и перфоленту, на которой записывались числа и операции с ними. Затем в 1945 г. американский математик венгерского происхождения Джон (Янош) фон Нейман предложил помещать программу вычислений, записанную двоичным кодом (системой двухсимвольных алгоритмов), в запоминающее устройство самой ЦВМ (цифровой вычислительной машины). Отсюда берут старт настоящие ЭВМ (электронные вычислительные машины). Годом позже в СССР была разработана первая АВМ (аналоговая вычислительная машина). А четырьмя годами позже под руководством советского электротехника академика С. А. Лебедева была создана первая ламповая ЦВМ «МЭСМ». Эти машины уже могли осуществлять до 20 тысяч операций в секунду.

Первая американская ЭВМ «ЭНИАК» была создана в 1945 г. по заказу ВМС США. Над ней работали специалисты из Пенсильванского университета – Голдстайн, Моучли и Эккерт. Эта машина имела 18 тысяч электронных ламп и в тысячу раз превосходила по быстродействию релейные вычислительные машины. Затем была сконструирована вторая американская ЭВМ «ЭДВАК» – в том же Пенсильванском университете.

За шестьдесят с небольшим лет последовательно сменилось пять поколений ЭВМ. Первое поколение ЭВМ – ламповые (1951-1960 гг.), всего их было выпущено около шести с половиной тысяч. Эти машины могли хранить большие запасы информации, автоматически выбирать из них необходимые сведения и производить не только математическую и статистическую обработку информации, но и логические операции.

Затем пошло второе поколение ЭВМ – полупроводниковые (конец 50-х – середина 60-х гг.). Эти машины на транзисторах могли производить до 1 млн. операций в секунду, у них были меньшие габариты и большая надежность.

Машины третьего поколения (середина 60-х – середина 70-х гг.) имели память уже в электронном исполнении – на интегральных схемах, представляющих собой маленькие пластинки из кристаллического вещества (кремния, германия), заменяющие громоздкие блоки из тысяч элементов. Это придало им еще большую надежность. Быстродействие достигло нескольких десятков миллионов операций в секунду.

Четвертое поколение ЭВМ на больших и сверхбольших интегральных схемах (середина 70-х гг. – по настоящее время) отличается быстродействием в десятки и сотни миллиардов операций в секунду. На их основе были созданы первые персональные компьютеры: в 1971 г. был изготовлен первый микропроцессор «INTEL-4004», а в 1974 г. – первая персональная ЭВМ «Альтаир-8080». С начала 80-х годов созданы суперЭВМ, в работе которых используются параллельные алгоритмы и кластеры.

Ожидается, что ЭВМ пятого поколения будут построены с использованием методов и средств искусственного интеллекта (база знаний, подсистема общения с пользователем, речевая связь, непроцедурные языки высокого уровня, эвристические возможности машины). С другой стороны, интеллектуальный интерфейс этих машин требует больших затрат. И вот здесь на первый план выходят принципиально новые вычислительные машины – нейрокомпьютеры (НК).

Отличительной особенностью пяти поколений традиционных ЭВМ было использование разработанной фон Нейманом архитектуры – элементов двоичной системы исчисления (двоичной переменной, принимающей значения единицы и ноля) для компьютеров. Нейрокомпьютеры – это вычислительные системы с архитектурой аппаратного и программного обеспечения, адекватной выполнению алгоритмов, представленных в нейросетевом логическом базисе (со 2-й половины 80-х гг.). То есть в НК используются не элементы двоичной логики, а искусственные нейроны (нервные клетки).

 

НЕЙРОН И ПЕРСЕПТРОН

 

Первая модель биологического нейрона была предложена еще в 1943 году американскими учеными – нейрофизиологом Уорреном Мак-Каллохом и математиком-кибернетиком Уолтером Питтсом. В то время считалось, что эквивалентом нейронных сетей в вычислительной технике могут послужить вакуумные лампы. При этом принцип работы нейронов (их возбуждение) аналогичен однократному выбору – по типу «да-нет», производимому при определении разряда двоичного числа. То есть синапс (контакт между нейронами) точно так же определяет – будет ли определенная комбинация выходных сигналов от предыдущего элемента служить для возбуждения (передачи информации, данных) следующего элемента.

В настоящее время под искусственным нейроном рассматривают обобщенную модель, состоящую из аналогов дендритов (воспринимателей сигналов, передающих нервные импульсы в тело нейрона) и синапсов, входов сумматора, сумматора (аналога тела нейрона), выходов сумматора (аналогов аксона – проводника импульсов от тела нейрона наружу). Каждый из входов сумматора имеет свой вес, отсюда главная особенность искусственного нейрона – настраиваемость всех его весовых коэффициентов (весов синаптических связей).

Ныне насчитывается около 200 разновидностей архитектур (структурных типов) нейронных сетей, например, радиально-базисные сети, многослойные сети Хопфилда, самоорганизующиеся сети Кохонена, рекуррентные (динамические) сети, когнитроны, неокогнитроны… Наиболее известным является персептрон (восприниматель) Розенблатта, по сути, представляющий собой «черный ящик», который настраивается на решение какой-либо конкретной задачи. В нем реализуются входные, выходные и скрытые слои нейронов. Эта модель была предложена в 1958 г. Ф. Розенблаттом и представляет собой 1-й класс нейронных сетей.

Существует несколько способов программно-аппаратной реализации нейрокомпьютеров (при этом используется любой подходящий материальный носитель). Программная эмуляция нейронных сетей (нейроимитаторы) базируется на реализации алгоритма обучения (нейросетевого алгоритма). На базе супер-ЭВМ (многопроцессорных ЭВМ) строятся нейронные сети большого объема. Следующие типы программно-аппаратной реализации НК: на основе программируемых логических интегральных схем и сверхбольших интегральных схем (нейрочипов), к таким относятся 64-разрядные микропроцессоры со статической суперкалярной архитектурой NM6403 и NM6404 – Neuro Matrix, выпускаемые московской фирмой «Модуль» по технологии Samsung. В оптических НК задачи реализуются на элементах оптики. И, наконец, самые передовые технологии – квантовые НК (нанонейрокомпьютеры), имеющие атомно-молекулярные размеры, в том числе ДНК-компьютеры. Преимущество таких компьютеров в том, что они могут решать задачи, превосходящие по своей сложности в тысячи и более раз задачи, которые способны решать любые цифровые (даже самые продвинутые) ЭВМ. А так как все материальные объекты состоят из наноструктур (элементарных частиц, атомов, молекул, макромолекул), то наиболее перспективным представляются разработки именно в этом направлении.

 

СУХОЙ ОСТАТОК

 

Итак, подытожим. Отличительными особенностями нейрокомпьютеров являются: 1) в качестве элементного базиса выступают не элементы пороговой логики (триггеры, регистры, счетчики), а искусственные нейроны – простейшие процессорные элементы с настраиваемыми связями (весами); 2) НК не программируются, а обучаются на примерах; 3) НК позволяют решать плохо формализованные задачи; 4) в силу параллельной архитектуры они имеют потенциально высокое быстродействие и отказоустойчивость (нейроны в нейрочипах более продуктивны, так как могут взаимозаменять друг друга); 5) по критерию «эффективность (качество)/стоимость» они превосходят другие типы ЭВМ.

Самое главное, с помощью НК можно решать плохо формализованные задачи, которые трудно алгоритмизируются, но успешно решаются человеком. Например, распознавание образов, классификация (кластеризация) данных, прогнозирование (предсказание), аппроксимация функций – замена сложных математических объектов более простыми и приближенными (нейросеть – универсальный аппроксиматор-заменитель), оптимизация (решение сложных линейных уравнений) и многое другое.

Практически НК будут использоваться в авиации (управление, навигация, контроль, диагностика, выбор оптимального маршрута), медицине (диагностика, прогнозирование, «кибернетический двойник» – нейросетевая модель человека, на которой проигрываются варианты лечения), бизнесе, финансах, политике (прогнозирование ситуаций, выбор решений – альтернатив), информационной безопасности (биометрические системы идентификации, распознавание лиц и изображений, системы обнаружения атак), энергетике (прогнозирование потребления электроэнергии, диагностика режимов и технического состояния агрегатов), строительстве (виброзащита, управление колебаниями – защита от землетрясений), космосвязи (обработка изображений со спутников) и во многих других областях экономики, политики и социокультурной жизни общества.

Прогнозируется, что к 2030 г. НК сравнятся с человеческим интеллектом. Уже сейчас разработкой и внедрением нейрокомпьтерной техники в мире занимаются свыше 300 фирм и фактически все университеты. Американцы, например, тратят на развитие информационно-вычислительной техники, значительную часть в котором ныне уделяют НК, порядка 2 миллиардов долларов в год. В России, к сожалению, цифры на несколько порядков ниже.

Настало время, когда сама национальная безопасность страны зависит от успешных разработок и скорейшего внедрения новейших информационных и биологических технологий. Нанотехнологии и нейрокомпьютеры в своем влиянии на общественный прогресс приобретают все большее значение. Научно-исследовательский и опытно-конструкторский потенциал нашей страны еще достаточно велик, необходимо задействовать его полностью, а для этого нужна поддержка властей, и прежде всего – адекватные финансовые вливания в эту сферу.

 

 

ПРОРЫВ В БУДУЩЕЕ

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 20, 16.05.2007), газете «Новая экономическая газета» (№ 20, 19-25.05.2007, № 49, 08-14.12.2007), на сайте «НЭГ»)

 

На одном из заседаний Башкирского отделения Научного совета РАН по методологии искусственного интеллекта завкафедрой математики и информатики БИСТ профессором М. Доломатовым был прочитан интереснейший доклад на тему нанотехнологий. Так что же такое нанотехнология и с чем ее едят?

 

МИЗЕРНЫЕ УСТРОЙСТВА

 

Греческое слово «нанос» означает «гном», им обозначают миллиардные части целого. Нанотехнологии – область прикладной науки и техники, занимающаяся изучением свойств объектов и разработкой устройств размеров порядка нанометра (по системе единиц СИ, 10−9 метра).

Историк науки Ричард Букер отмечает, что историю нанотехнологии создать сложно из-за неопределенности самого этого понятия. Чарльз Пул, автор книги «Введение в нанотехнологию», приводит такой пример: в Британском музее хранится так называемый «Кубок Ликурга», изготовленный древнеримскими мастерами, – он содержит микроскопические частицы золота и серебра, добавленные в стекло. При различном освещении кубок меняет цвет – от темно-красного до светло-золотистого. Но это не означает, что в Риме была использована нанотехнология.

 

ОБЫЧНЫЕ И НАНОТЕХНОЛОГИИ

 

Вещество может иметь качественно новые физические и химические свойства, если оно очень мелко раздроблено. Частицы размерами от 1 до 1000 нанометров обычно называют «наночастицами». Так, например, оказалось, что наночастицы некоторых материалов имеют очень хорошие каталитические и адсорбционные свойства. Другие материалы показывают удивительные оптические свойства: например, сверхтонкие пленки органических материалов применяют для производства солнечных батарей. Уже сегодня ученым удалось добиться взаимодействия искусственных наночастиц с природными объектами наноразмеров — рибосомами, белками, нуклеиновыми кислотами... Наночастицы могут организовываться в пространственные структуры. Такие структуры также проявляют необычные химические и физические свойства.

Нанотехнологии качественно отличаются от традиционных инженерных дисциплин, потому что это технологии микромира, или пограничной области между нашим и квантовым миром. Обычные технологии металлов, химические технологии в таких масштабах совершенно изменяются. Очень сильно начинают проявляться квантовые свойства вещества. Это дает возможность разработки таких устройств, как молекулярные машины, нанороботы, квантовые компьютеры, молекулярные компьютеры и прочее.

 

НАНОТЕХНОЛОГИИ И СОВРЕМЕННЫЙ МИР

 

Уже к 2004 году мировые инвестиции в сферу разработки нанотехнологий почти удвоились по сравнению с 2003 годом и достигли $10 млрд. Мировыми лидерами по общему объему капиталовложений в этой сфере стали Япония и США. На долю США ныне приходится примерно треть всех мировых инвестиций в нанотехнологии. Много в этой области работают Европейский Союз, Япония, Канада, Китай, Южная Корея, Израиль, Сингапур, Бразилия и другие государства. В США одни только федеральные ассигнования на нанотехнологические программы и проекты выросли с $464 млн. в 2001 году до $1 млрд. в 2005-м. В 2006 году США выдели на эти цели дополнительно $1,1 млрд. Еще $4 млрд. в 2006 году потратили на те же цели американские корпорации. На Западе нанолаборатории создают гиганты большого бизнеса – например, General Electric, IBM, Bell, BASF, крупные университеты. Прогнозы показывают, что к 2015 году общая численность персонала различных отраслей нанотехнологической промышленности может дойти до 10 млн. человек, а суммарная стоимость товаров, производимых с использованием наноматериалов, приблизится к $1 трлн.

 

НАЧАЛО

 

В 1931 году немецкие физики Макс Кнолл и Эрнст Руска создали электронный микроскоп, который впервые позволил исследовать нанообъекты. В 1968 году Альфред Чо и Джон Артур разработали теоретические основы нанотехнологии при обработке поверхностей. В 1974 году японский физик Норио Танигучи ввел слово «нанотехнологии», которым предложил называть малые устройства, размером один микрон и меньше. В 1981 году германские физики Герд Бинниг и Генрих Рорер создали микроскоп, способный различать атомы. В 1985 году американские физики Роберт Керл, Хэрольд Крото и Ричард Смэйли создали с помощью электронной микроскопии технологию, позволяющую точно измерять предметы диаметром нанометр, появились манипуляторы для работы с такими объектами. В 1989 году Дональд Эйглер, инженер фирмы IBM, выложил название своей фирмы атомами ксенона. В 1998 году появились первые наноустройства. Голландский физик Сеез Деккер создал транзистор на основе нанотехнологий.

 

ГДЕ ИСПОЛЬЗУЮТСЯ НАНОМАТЕРИАЛЫ?

 

В настоящее время наноматериалы используют для изготовления защитных и светопоглощающих покрытий, композиционных материалов, спортивного оборудования и инвентаря, военного снаряжения, транзисторов и диодов, топливных элементов, лекарств и медицинской аппаратуры, материалов для упаковки, косметики и одежды. В 2002 году на Кубке Дэвиса были впервые использованы теннисные мячи, созданные с использованием нанотехнологий. В общей сложности в США и на Западе сейчас применяют нанотехнологии при производстве около 100 групп потребительских товаров и свыше 1000 видов материалов различного назначения.

 

НАНОКИРПИЧИКИ

 

Таковыми являются молекулы углерода, напоминающие футбольные мячи, – фуллерены C60 и углеродные трубки фуллерены. Эти структуры были открыты в 1985 году (Нобелевская премия по химии за 1996 год была присуждена первооткрывателям фуллеренов Роберту Керлу, Гарольду Крото и Ричарду Смалли). В 1991 году японским исследователем Сумио Иижима были получены углеродные нанотрубки. Диаметр таких трубок – 0,9 нм, длина – нескольких десятков микрон, поэтому они и получили название нанотрубок.

 

КАК ПОЛУЧАЮТ НАНОТРУБКИ?

 

Это довольно сложная химическая технология, хотя в ее основе очень простое явление – вольтова дуга (плазма дугового разряда). При высокой температуре происходит образование углеродных веществ. Наиболее распространенным способом получения углеродных нанотрубок является термическое распыление графитовых электродов. Процесс синтеза осуществляется в камере, заполненной гелием под повышенным давлением. При горении плазмы происходит испарение анода, при этом на поверхности катода образуется осадок, в котором имеются нанотрубки углерода. Аналогично производят фуллерены. В настоящее время производство этих материалов выходит на сотни тонн в год.

 

ДОСТИЖЕНИЯ НАНОТЕХНОЛОГИЙ

 

В Стенфордском университете удалось создать транзистор из одностенных углеродных нанотрубок и некоторых органических материалов. Эриком Дрекслером был предложен проект механокомпьютера – компьютера, в котором все логические операции, хранение и обработка информации производятся с помощью последовательных движений системы стержней (как в первых счетных машинах Блеза Паскаля). Размеры нанокомпьютера на механотранзисторах составляют всего 400х400х400 нм. Если представить себе такой механокомпьютер в сравнении с красной кровяной клеткой (эритроцитом), то последняя будет больше в 10-15 раз! При этом вычислительная мощность нанокомпьютера – 1016 операций в секунду, что можно сравнить с производительностью персоналки на Pentium II с тактовой частотой 1-1,3 ГГц.

В перспективе нас ждет появление гибких компьютеров, которые можно складывать как угодно, и пленочных экранов на нанотрубках. Симбиоз наноэлектроники и достижений биотехнологии позволит делать такие имплантаты, что не снились даже фантастам. Формы жизни, созданные на биоэлектронной основе, будут, в принципе, универсальны – они смогут приспособиться как к вакууму, так и к агрессивным средам, и при этом размножаться. Искусственный интеллект, скорее всего, будет реализован именно в наноэру.

Разработано уже и несколько применений нанотрубок в компьютерной индустрии. Например, созданы и опробованы дисплеи, работающие на матрице из нанотрубок. Под действием напряжения, прикладываемого к одному из концов нанотрубки, с другого конца начинают испускаться электроны, которые попадают на фосфоресцирующий экран и вызывают свечение пикселя.

В университете Райса построили модель автомобиля, состоящую из одной молекулы. Шасси автомобиля имеет две пары колес в виде сферических молекул фуллерена. На них наномашина может перемещаться по идеально гладкой поверхности золотого кристалла. Ее диаметр – около 4 нанометров, роль «колес» выполняют фрагменты фуллерена-60, а «шасси» и «ось» – химические связи, которые содержат атомы углерода и водорода. Синтез автомобиля длился около полугода. Размер автомобиля составляет всего 4 нанометра. Исследователи снабдили этот автомобиль двигателем, который состоит из молекулы, меняющей свою форму, когда на нее падает квант света. За счет этих изменений автомобиль может самостоятельно двигаться по поверхности. За движением автомобиля наблюдали с помощью туннельного микроскопа. Это не просто экзотика науки. Это прототипы нанороботов. Ожидается, что уже к 2025 году появятся первые нанороботы.

 

НАНОТЕХНОЛОГИИ И ВОЕНЩИНА

 

Нанотехнологии произведут переворот в военном деле. Огнестрельное оружие будет иметь самонаводящиеся (умные) пули. Появятся сверхмалые летающие аппараты размером с пчелу или муху. Средствам обычных ПВО будет невозможно уследить за такими аппаратами. Кроме того, в мире интенсивно ведутся работы по созданию интеллектуальной, непромокаемой и бактерицидной ткани с нанопокрытием, нанобронежилетов, искусственных мускулов.

 

ГУМАНИТАРНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

 

Сегодня каждый покупатель товара платит за его проектирование, материалы, труд рабочих, стоимость производства, транспортировку, хранение и организацию продаж. Наномашины будут производить основной диапазон продукции в любое время и в любом месте. Многие производства будут неконкурентоспособными и отомрут, возрастет безработица. Гибкость нанотехнологического производства и возможность выпуска высококачественной продукции означает, что обычные товары не смогут конкурировать с продукцией нанофабрик. Нанотехнологии позволят организовать промышленное производство даже в регионах, где нет минеральных ресурсов.

По прогнозам специалистов, уже в ближайшем будущем появятся медицинские устройства размером с горошину. Такое устройство достаточно будет наложить на рану, и оно проведет анализ крови, определит, какие медикаменты необходимо использовать, и впрыснет их в кровь. Медицинские нанороботы будут доставлять лекарства в пораженные болезнью клетки организма, очищать сосуды и капилляры, делать операции. Теоретически нанотехнологии способны обеспечить человеку неограниченное долголетие и бессмертие за счет того, что наномедицина сможет бесконечно восстанавливать отмирающие клетки.

Теоретически возможно, что нанороботы будут способны конструировать из готовых атомов любой предмет. Нанотехнологии произведут революцию в сельском хозяйстве. Молекулярные роботы способны будут производить пищу, заменив сельскохозяйственные растения и животных. К примеру, теоретически возможно производить молоко и масло прямо из травы, минуя корову, производить мясо без животных из природного растительного сырья. Нанотехнологии улучшат состояние окружающей среды, так как практически безотходны. Неограниченные перспективы открываются в области космических технологий. Нанороботы способны реализовать мечту людей о колонизации иных планет. Они будут преобразовывать атмосферу и почву, создавать среду обитания, необходимую для жизни человека.

 

ТРЕВОГИ И ОПАСНОСТИ

 

Ученые всего мира пытаются оценить риск применения и совершенствования нанотехнологий. Специалисты считают, что расходы на выяснение экологических и медицинских аспектов применения наноматериалов должны составлять от 10 до 20 процентов всех государственных затрат на нанотехнологии. По мнению медиков и экологов, наночастицы легко проникают в организм человека и животных через кожу, органы дыхания, желудочно-кишечный тракт. Установлено, что нанообъекты могут оказывать токсичное действие на клетки различных тканей. Например, вдыхание наночастиц полистирола не только вызывает воспаление легочной ткани, но также провоцирует тромбоз кровеносных сосудов. Есть сведения, что углеродные наночастицы могут вызывать расстройства сердечной деятельности и подавлять активность иммунной системы. Опыты на рыбах и собаках показали, что фуллерены, многоатомные шаровидные молекулы углерода поперечником в несколько нанометров могут разрушать ткани мозга.

Террористы и иные преступники через доступ к нанотехнологиям могут нанести обществу огромный урон. Химическое и биологическое оружие будет более опасным, а скрыть его будет значительно проще. Станет возможным создание новых типов оружия для убийства на расстоянии, которые будет очень тяжело обнаружить или нейтрализовать. Поимка преступника после совершения им подобного преступления также усложнится.

Изменение природы человека – одно из последствий нанотехнологий. Появление нанокомпьюторов и их вживление в человека может, с одной стороны, дать ему огромные возможности, с другой стороны – превратить его в управляемого киборга. Вред обществу может нанести наномедицина. Например, медицинские устройства, которые позволят относительно легко модифицировать структуру мозга или осуществлять стимуляцию определенных его отделов для получения эффектов, имитирующих любые формы психической активности, могут стать основой «нанотехнологической наркомании».

 

ВИРТУАЛЬНЫЙ ЧЕЛОВЕК

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 42, 15.10.2008))

 

На состоявшемся в конце октября 2008 г. заседании Башкирского отделения Научного совета РАН по методологии искусственного интеллекта была затронута весьма актуальная в современной науке тема виртуальной реальности. Мы хотели бы поделиться в популярной форме некоторыми идеями, прозвучавшими в нашем докладе «Виртуальность в ноосфере».

 

ЗОНА РАЗУМА

 

Как в науке, так и в обществе, существует множество определений понятия «ноосфера» – от строгих научных до полностью экзотических. Можно объединить их в три блока.

Согласно научно-философскому, самому широкому определению, ноосфера – совокупное человечество плюс продукты его культуры (духовной – информосферы, и материальной – техносферы). Именно в этом смысле ноосфера является «разумной оболочкой Земли» (В. И. Вернадский), «мыслящей пленкой планеты» (П. Тейяр де Шарден). Человеческое общество распространяется по всему земному шару, в результате своей деятельности воздействуя на живую и косную природу и, таким образом, превращаясь в геологическую силу планеты.

В более узком смысле под ноосферой понимается глобальная духовная область, совокупный человеческий разум, состоящий из сознаний отдельных индивидов. Здесь речь в большей степени идет о духовной культуре человечества и сфере сознания каждого живущего в данный момент индивида.

И, наконец, эзотерическое определение ноосферы в рамках неомистицизма и учения «Нового Века» («New Age»). Согласно современным оккультным воззрениям, ноосфера представляет собой особую духовную область, имеющую тонкоматериальный (субфизический) энергоинформационный характер. Эта область включает в себя все «наработанные» человечеством (за всю историю его существования) продукты его мыслительной и в целом психической деятельности. В этом аспекте ноосфера рассматривается как некое глобальное пси-образование, состоящее из душ (полевых структур) людей – живущих и умерших (оставивших «земной план» плотной материи). С этой точки зрения, ноосфера возвышается до понятия и статуса Сверхразума, Бога.

 

НЕМНОГО ИСТОРИИ

 

Первоначально, в античности и раннем средневековье латинское слово «virtus» означало «добродетель», «доблесть», «мужество» (от «vir» – «мужчина»). Впоследствии, средневековые авторы употребляли этот термин для обозначения потенции, способности к чему-либо. Virtus стало означать могущую силу.

Если говорить о Новейшем времени, то поначалу слово «виртуальный» использовалось в терминологии физики (квантовой теории поля и физике элементарных частиц) для обозначения виртуальных частиц (особых короткоживущих частиц, которым не свойственна обычная связь между энергией, импульсом и массой) и означало – «вероятный», «возможный». Затем этот термин взяла на вооружение кибернетика, он стал применяться в сфере информационных технологий (виртуальная память ЭВМ), и, наконец, прочно вошел в обыденный лексикон, по большей мере применительно к феномену генерируемой компьютером реальности.

Ныне даже далекому от науки человеку понятно, что сводить понятие виртуальной реальности к компьютерной реальности (Интернет, содержимое жестких и гибких дисков) неправомерно.

 

ВИРТУАЛЬНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА

 

Ранее применительно к человеку, его сознанию и психике употреблялось понятие «идеальное». На наш взгляд, идеальное ограничивается сферой сознания индивида или коллектива. А вот такое понятие, как «духовное» включает в себя как сознание, так и психику в целом (не только сознательные интеллектуально-разумную и эмоционально-чувственную сферы, но и подсознание). То есть духовное намного шире идеального. Видный российский философ, специалист в области сознания, идеального, духовного Д. И. Дубровский использует для обозначения нематериальной составляющей человека термин «субъективная реальность».

Но со всеми принятыми в науке и философии терминами, означающими особую сферу человека и высших животных – сферу психического отражения, возникали определенные трудности. Поэтому нами был предложен термин «виртуальная реальность» именно применительно к психике человека и животных.

Поясним подробнее. Согласно нашему определению, виртуальная реальность (ВР) есть духовное, в котором субъект преобразовывает содержание вещественной, социальной или психической реальностей. Базисом, субстратом проявления виртуального являются материальные нейродинамические процессы, происходящие в мозгу. Носитель виртуальной реальности имеет материальное основание, так же как идеальное есть свойство живой высокоорганизованной материи, заключающееся в отражении бытия. Информация, заключенная в материальных системах, созданных обществом, является коллективной памятью и становится виртуальной реальностью, будучи затребована индивидами (отображена в их сознании, мозгу, голове).

В противовес отдельным исследователям феномена виртуальности мы заявляем, что ВР может существовать лишь в психике человека или высших животных. В объектах духовной культуры, в информационных источниках и шире в социальной действительности – ВР присутствует (содержится), но лишь потенциально, как возможность осуществления (актуализации) в сознании, в психике каждого живого человека. Знаки, сигналы несут лишь объективную информацию, которая превращается в субъективную реальность, будучи задействована (воспринята, потреблена) именно субъектом – живым человеком, и включена, таким образом, в его ВР. Любая информация лишь тогда становится виртуальной реальностью, когда она отображена в психике живого человека.

Сам по себе какой-либо текст или изображение не являются ни виртуальной реальностью, ни, конкретнее, идеальным. Таковыми текст или изображение становятся, лишь будучи затребованы человеком, отражены в его сознании. Так и материальная основа психики – головной мозг, спинной мозг и нервная система вкупе с органами чувств – не являются вышеуказанными категориями. Виртуальной реальностью является сама психика (и сознание) как совокупность духовных процессов, происходящих в голове (в мозгу) людей.

Предметы и явления бытия отражаются в психике не сами по себе, а посредством образов. Каждому предмету (явлению) соответствует определенный образ. Образы предметного (реального) мира осознаются и выражаются людьми как знаки. Таким образом, в рамках объективной реальности создается особый символический мир, в котором информация выражена в виде знаков и символов. Информационная сфера (содержащая потенциально виртуальную реальность) – это мир символов. Отражение бытия происходит в сознании людей посредством образной системы. А образы, в свою очередь, кодируются и декодируются (осознаются) как знаки-символы. То есть речь идет об отражении отражения бытия.

Таким образом, ВР – это всегда субъективное бытие, возможность осуществления, вероятностная сторона материальной реальности. ВР создает идеальные модели действительности и, будучи объективирована, порождает продукты материального и духовного характера (культуру), т. е. осуществляется как конкретный результат.

 

В МИРЕ ЖИВОТНЫХ

 

Поскольку животным – многоклеточным эукариотам (за исключением губок) – равно как человеку присуще психическое отражение (наличие примитивной нервной системы имеется уже у кишечнополостных), то правомерно утверждать, что и многоклеточным животным присуща ВР (исключая сознание, идеальное). Возможно, следует ограничить круг животных, которым свойственна ВР, подтипом позвоночных (рыбы, земноводные, пресмыкающиеся, птицы, млекопитающие) либо типом хордовых (позвоночные, бесчерепные, оболочники).

Но ВР животных выступает как данность, человек же способен на конструирование новых виртуальных реальностей, он творчески продуцирует их в себе и объективирует наружу в интерсубъективные антропогенные реальности – социальную и знаково-символическую. Отсюда, будучи по своей природе субъективной, ВР человека и отчасти высших животных (коллективная деятельность животных, сигналы, которыми обмениваются особи) в своей функциональности интерсубъективна.

 

ВТОРАЯ ПРИРОДА

 

Таким образом, проявленное бытие (бытие в мире) состоит из нескольких глобальных реальностей, основой которых является универсальная реальность – объективная материальная действительность. Последняя подразделяется на природно-вещественную (естественную), социальную (естественно-искусственную), знаково-символическую (естественно-искусственную) и виртуальную (искусственную) реальности. Отсюда ВР человека есть искусственное (созданное человеком) духовное бытие, в отличие от естественного (природного) бытия и искусственных материального (техника, сооружения, доместикаты), социального (общество, социальные институты, связи и отношения) и символического (знаковые системы) бытия.

В то же время, необходимо упомянуть и о получивших в последнее время развитие (в рамках постнеклассической науки и философии) идеях полионтизма – представления о множественности реальностей. С точки зрения полионтизма существует множество виртуальных реальностей. Каждый живой человек (живущий в данный момент) обладает своей собственной виртуальной реальностью. То есть таких виртуальных реальностей может быть одновременно 6 с лишним миллиардов (по количеству живых людей). При этом эти виртуальные реальности одинаковы в сущностном аспекте, но различны в феноменологическом – то есть по своему содержанию, конкретному наполнению.

 

ФОРМЫ РАЗУМА

 

Существует предположение о нечеловеческих формах разума – негуманитарных видах виртуальной реальности. Наличие нервной системы и психики у многоклеточных животных подразумевает присутствие у них определенной виртуальной реальности (низшего по сравнению с человеком характера). Разумеется, рефлекторная деятельность животных отлична от разумных целенаправленных действий человека и в известной степени близка лишь бессознательным психическим и поведенческим актам – инстинктам, влечениям, мотивам, импульсам, имеющим подсознательную природу.

Существуют также гипотезы, предполагающие наличие внеземной формы разума (а значит и виртуальной реальности у иных разумных существ), о существовании сознания у высших животных (примитивный рассудок) и о так называемом «машинном мышлении» («искусственном интеллекте», «электронном мозге»). Если подтвердятся вышеуказанные гипотезы, то мы будем вынуждены постулировать наличие сознания (и виртуальной реальности) не только антропогенного характера.

По крайней мере, роботам присуща своя (потенциальная) ВР – киберпространство, правда, заданная искусственно человеком. Но мыслительные процессы (логические, вычислительные, запоминающие – по заданным программам) в работающих кибер-машинах могут происходить и происходят независимо от участия и воли человека (пользователя). Здесь человек выступает звеном системы «человек-машина», одной из сторон обеспечиваемого интерфейсом взаимодействия, интерактивного диалога человеческой личности и «искусственного разума» (ЭВМ, робота). Тем не менее, следует отметить, что, исходя из принципа целесообразности, деятельность «искусственного интеллекта» (интеллекта, созданного человеком) является целеисполняющей; цель здесь задается человеком и исполняется кибер-машиной. Деятельность людей же целеполагающая. В этом – принципиальное отличие человеческого (естественного, живого) сознания от машинного (искусственного, неживого) – по крайней мере, на сегодняшнем этапе.

 

СУХОЙ ОСТАТОК

 

Исходя из всего вышесказанного, представляется наиболее корректным как в философии, так и в различных науках применительно к субъективному миру человека и высших животных использовать термин и понятие «виртуальная реальность».

Во-первых, понятие виртуальной реальности шире понятия идеального. Во-вторых, в философии не принято использование однопорядкового виртуальной реальности понятия психики. В-третьих, использовать философское понятие духовного как аналога естественнонаучного и психологического термина «психика» не представляется правомерным, так как некорректно применять термин «духовное» по отношению к отражательной способности животных (ввиду того, что определенным животным присуще психическое отражение, а значит и своя ВР).

Более того, воспользовавшись «бритвой Оккама», можно «отсечь» все частные термины и использовать повсеместно в гуманитарных и естественных науках для обозначения внутреннего нематериального мира человека и высших животных термин «виртуальная реальность».

 

ПАРАДОКСЫ ИСКУССТВЕННОГО ИНТЕЛЛЕКТА

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 48, 29.11.2006), сайте UfaIntell.narod.ru)

 

25 ноября, традиционно в последнюю субботу месяца, состоялся очередной методологический семинар «Проблема обоснования знания», которым уже много лет руководит завкафедрой философии и методологии науки БашГУ доктор философских наук профессор Александр Федорович Кудряшев. На этот раз был заслушан доклад декана ФДО Академии экономической безопасности МВД России, доктора философских наук, профессора Марата Самирхановича Кунафина на животрепещущую тему «Личность и искусственный интеллект. Тенденции XXI века».

Прежде всего профессор Кунафин подчеркнул, что проблема искусственного интеллекта является одновременно и проблемой естественного интеллекта. В зависимости от того, насколько успешно мы будем продвигаться в понимании работы человеческого сознания, настолько успешно мы будем продвигаться в работе по созданию искусственного интеллекта. До определенной степени развития наших знаний о человеческом интеллекте работы по созданию искусственного интеллекта полностью зависели от уровня этих знаний. Но уже сегодня, а тем более в будущем возникнет эффект обратной связи, когда теоретические и практические результаты работ по созданию искусственного интеллекта начинают влиять не только на научный аспект понимания человеческого сознания, но и на формирование психики, сознания человека в целом.

Важнейшим следствием из этого, заявил докладчик, является вопрос: возможно ли, что изменения, начинающие происходить с человеком вследствие развития искусственного интеллекта, способны в пределе изменить природу человека, превратить вид Homo Sapiens в вид Techno Sapiens и, соответственно, мир естественный биологический в мир искусственный технологический?

Не является серьезной попытка представить решение проблемы искусственного интеллекта в виде стремления создать надежного помощника человека, который выполнял бы за него все то, что он не может и не хочет выполнять сам.

Марат Самирханович наглядно показал основной вектор развития материи в бытии: от исходной точки Большого взрыва в течение 15 млрд. лет развития доорганического мира до зарождения жизни на планете Земля 3,75 млрд. лет тому назад, затем несколько миллионов лет тому назад возникновение зачатков разума и собственно естественного высокоразвитого интеллекта около ста тысяч лет тому назад. Впереди, лет эдак через пятьдесят тысяч, – создание искусственного интеллекта.

Отсюда следует отметить, что человек не может обладать монополией на интеллект – хотя бы потому, что он сам рано или поздно станет виновником создания искусственного интеллекта. «Я бы даже сказал, – отметил выступающий, – что человек обречен на создание искусственного интеллекта, так как его создание – только логическое завершение цивилизационного процесса постепенного перехода от естественного к искусственному. Не обладать экзистенциальной историей означает быть искусственным. Быть искусственным означает обладать эссенциальной историей. В этом смысле все природное обладает экзистенциальной историей, в том числе и человек».

По слова профессора М. Кунафина, распространение вещей, или, что то же самое, распространение искусственного, становится процессом, определяющим духовное существование человека. Демократия и глобализация в планетарном масштабе становятся наиболее эффективными способами замещения естественного искусственным. Воздействие последнего мы уже можем наблюдать эмпирически. Оно проявляется в деперсонализации личности. Естественная человеческая личность в современном мире все более унифицируется и теряет интеллектуальную и духовную глубину.

Поэтому процесс вытеснения естественного искусственным одновременно означает процесс вытеснения естественной человеческой личности с исторической арены. Закономерным становится тот факт, что по мере интеллектуализации искусственного духовное и интеллектуальное состояния личности становятся менее содержательными. Конкретно это проявляется в стандартизации и массовости. Человек попадает в парадоксальное состояние. Чем интеллектуальнее системы, которые он применяет, и чем больше возможностей в связи с этим он реализует, тем большему дефекту подвергается его личность. Искусственное в виде различных технологий проникает во все поры социальной жизни, создавая специфическую атмосферу формализации всех социальных структур.

Прокомментировавший яркое выступление коллеги доктор философских наук профессор Аркадий Викторович Лукьянов говорил о переходе индивидуального разума к общественному и затем к космическому, ноосферному разуму (у Павла Флоренского это пневматосфера, духовная оболочка Земли). А. Лукьянов подчеркнул, что в процессе духовного и экзистенциального развития человека важны нравственные основания человеческой самости. При этом творчество – продолжение природы, оно не должно противоречить природе. «И здесь, – заявил Аркадий Викторович, – мы выходим не на искусственный интеллект, а на космический разум».

Нужно отметить, что Марат Самирханович совершенно верно говорил о едином процессе, а если не едином, то не просто о параллельных, но тесно взаимосвязанных и взаимно обогащающих друг друга процессах познания и разработок в области как искусственного, так и естественного интеллекта. Это действительно так. Но вот что интересно. Какое из этих направлений может выглядеть более перспективным? Здесь нужно остановиться на таком аспекте проблемы, как мозг, сознание, психика человека.

В этом плане очень интересной представляется концепция доктора педагогических наук профессора Филарита Шарифовича Терегулова из Башгоспедуниверситета о так называемом прижизненно становящемся органе интеллекта. Речь идет о том, что интеллект – это не просто функция мозга как биологического субстрата идеального, а материальное образование, то есть орган, имеющий квантово-полевую структуру – возможно, лептонной природы.

Еще Н. П. Бехтерева (директор Института мозга РАН) отметила, что мозг современного человека и кроманьонца ничем не отличается – ни по объему, ни по строению, ни по другим характеристикам. За 40-50 тысяч лет мозг сам по себе не претерпел никаких морфологических изменений. Но в том-то и дело, что в течение жизни индивида меняется не мозговой субстрат, а надстройка – особый орган интеллекта. Нейроны (нервные клетки мозга), число которых у человека составляет свыше 10 млрд., как известно, в течение жизни количественно расти не могут, число их может лишь уменьшаться. Дело в другом: растет число, во-первых, различных отростков нейронов – дендритов и аксонов, которые с годами образуют густо переплетенную сеть, а во-вторых, глиальных клеток, составляющих соединительную ткань мозга.

При этом было замечено, что благодаря интенсивным умственным нагрузкам и постоянному обучению количество глий и густота сети отростков у нейронов растут. Параллельно повышается качество и уровень интеллектуальных способностей. Это говорит о том, что при жизни с помощью разнообразных обучающих методик, а также различных психотехник человек может резко повысить свои интеллектуальные и психические возможности, интенсифицируя работу прижизненно формируемого органа интеллекта. Причем сама квантово-полевая природа надстроечного органа позволяет информационным процессам в нем совершаться в миллионы раз быстрее, чем в нейронных комплексах мозгового субстрата.

В перспективе это может привести к развитию у особо одаренных в этом плане индивидов сверхпсихических способностей. То есть Человек разумный современный (Homo sapiens sapiens) трансформируется в Человека разумного совершенного (Homo sapiens perfectus). И сюжеты художественных произведений литературы и кинематографа о сверхлюдях, мутантах и «людях Икс» станут реальностью.

Но что произойдет, если появятся такие сверхчеловеки (а мы полагаем, что большинство человечества все-таки останется в пределах своего вида, своей родовой сущности – то есть обычными людьми с привычными нам психофизическими способностями)? Скорее всего, они обособятся от остального человечества – то ли образовав какие-то коллективные формы общежития, то ли индивидуализировавшись и друг от друга тоже. Вспомним мысль Аристотеля о том, что вне государства, вне общества может жить или зверь, или сверхчеловек.

«Люди Икс» не будут нуждаться в искусственном интеллекте. Действительно, зачем он им будет нужен, если они одной силою мысли смогут передвигать горы, проникать в самые глубины материи, охватывать прошлое, настоящее и будущее? А вот остальному человечеству как раз таки и будет выгодно создание искусственного интеллекта, прежде всего – в целях замещения множества своих функций и их усиления, а также для элементарной защиты и безопасности. Ибо, как мы можем видеть на многочисленных примерах общественной истории, всегда, как только какая-либо группа или отдельные индивиды располагали монополией на те или иные ресурсы и приоритеты, то сразу же подчиняли своей воле и власти своих собратьев по разуму. Будут ли так называемые сверхлюди столь приятным исключением? Весьма сомнительно.

Другой аспект проблемы, рассмотрение которого так и напрашивается из выступления докладчика, это тема киборга, то есть некоего сплава человека и машины. Здесь научно-исследовательская мысль и результаты ее технического воплощения могут пойти по трем направлениям.

Во-первых, в целях продления жизни человек может заменить все свои органы и тело в целом (кроме мозга как центра высшей нервно-психической деятельности) на искусственные, которые не изнашиваются в течение очень долгого срока. Они также могут быть заменимы – за исключением замены мозга, то есть того органа, который является материальным субстратом и носителем сознания, интеллекта, а значит личности.

Второе направление – это перенесение своей духовной сущности на иной материальный носитель, заключающееся в отцифровке и перекодировании своего сознания, а скорее всего – психического комплекса (состоящего из подсознания, сознания и надсознания), и последующая трансляция этой гиперпрограммы и базы данных на искусственное тело. Здесь мы имеем дело полностью с техническим устройством – роботом или киберустройством, обладающим сознанием человека, бывшего ранее биологическим существом. Надо сказать, подобная операция ведет к потенциальному бессмертию.

Итак, в первом случае речь шла о собственно создании киборга, во втором – о трансформации Homo sapiens в Techno sapiens, о котором упоминал докладчик, то есть разумного биосущества в разумное техническое устройство, так сказать, мыслящий артефакт.

И, наконец, третье направление – снятие информационной копии с живого человека и трансляция ее в киберустройство, то есть своеобразное делегирование своей индивидуальности технической системе, некий аналог клон-копии.

Все эти три подхода ставят множество невыясненных пока проблем и вопросов самого различного характера – правовых, этических, эстетических, научных, философских, религиозных и прочих.

Опять же, возникает вопрос об идентификации личности. Будет ли наделена клон-копия (биокопия или технокопия) данного человека своей индивидуальностью, или же это просто некий дубль личности клонируемого? Несмотря на многочисленные прорывы в исследовании мозга, сознания, психики, мы все же до сих пор ничего не знаем о душе. Есть ли душа некая неделимая, неучтожимая, предвечная субстанция, созданная Богом, Природой или еще кем-либо или чем-либо – причем, возможно, нематериальной (или тонкоматериальной, субфизической) природы? Или же душа (психика) – лишь функция биологического организма человека, в том числе его высшего органа – мозга, интегрирующего разнообразные качества и свойства биоорганизма в единую личность? Однозначных и окончательных ответов пока нет.

 

ВЕЧНАЯ АКТИВНОСТЬ БЫТИЯ

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 48, 29.11.2006))

 

РАЗВИТИЕ: ПРОГРЕСС ИЛИ РЕГРЕСС?

 

В науке и философии одной из важнейших категорий и одним из универсальных принципов осуществления бытия является принцип развития. В мире все пребывает в движении (статичные состояния, покой весьма относительны и условны). При этом имеются, конечно, и чисто механические, функциональные типы движения, и круговороты, но все же главенствующим представляется развитие – то есть не просто изменения, проявления активности систем, а именно качественные изменения, отличающиеся направленностью и необратимостью. На фоне эволюционирующей в целом Вселенной остальные виды активности выглядят не основными, представляют собой частные случаи универсального развития.

Развиваются Вселенная, галактики, звезды и планеты. Развиваются биосфера Земли и общество. Развивается и наука. В том числе в столице нашей республики. Одной из форм такого развития являются научные и философские семинары. В Уфе подобных ежемесячных семинаров функционирует несколько.

Например, регулярно проводятся заседания Башкирского отделения Научного совета РАН по методологии искусственного интеллекта. Работу данных научных встреч мы неоднократно освещали на страницах газеты. Писали мы и об одном из старейших философских семинаров в Башкортостане – методологическом семинаре «Проблемы обоснования знания» под руководством профессора А. Кудряшева. Александр Федорович любезно предоставляет возможность выступить на семинаре ученым как из родного вуза – Башкирского государственного университета, так и представителям других вузов и научных организаций и даже ученым – гостям столицы Башкортостана. Впрочем, научный статус здесь не довлеет при выборе докладчиков – лишь бы тема выступления была интересной, содержательной и проблематичной с научно-философской точки зрения.

Вот, к примеру, на последнем заседании семинара с докладом выступил самобытный философ и просто очень незаурядный человек, один из авторов нашего еженедельника А. Легкота. Анатолий Львович вкратце коснулся развиваемой им на протяжении ряда лет концепции двойной доминанты. Суть ее в том, что дуальные пары противоположностей не обязательно должны находиться лишь в состоянии антагонизма, борьбы. Их противоречивость весьма относительна. И в этом Легкота творчески развивает гегелевский закон диалектики, сформулированный немецким классиком как закон единства и борьбы противоположностей.

Более подробно докладчик остановился на вопросах оздоровления – причем оздоровление понимается им как комплексное явление, касающееся всех сфер и уровней социальной действительности, человеческой жизнедеятельности. Это и взаимоотношения с природой, и экономические отношения, и духовная культура, и культура здоровья человека. Судя по количеству и содержанию посыпавшихся вопросов, доклад задел участников семинара за живое. Например, был задан и такой вопрос: «А чем ваша оздоровительная система отличается от всемирно известной системы Порфирия Иванова?» На что докладчик ответил, что является не подражателем системы оздоровления П. Иванова, а скорее продолжателем его дела. Дело в том, что система Порфирия Корнеевича рассчитана на физически более подготовленных людей. А Легкота учел все недостатки ивановской системы и разработал оптимальный вариант, доступный любому человеку.

На прошедшем недавно в Уфимском филиале Московской финансовой академии семинаре один из выступающих – кстати, тоже автор нашей газеты Н. Малахов – коснулся насущных вопросов разразившегося ныне во всем мире, как и в нашей стране, социально-экономического кризиса. По его мнению, необходимо рассматривать составляющие текущего кризиса в трех комплексах. К экономическим уровням Николай Евгеньевич относит ресурсный, технико-технологический, производственно-социальный уровни. Россия на нынешнем этапе развития обрела черты энергетически-сырьевого монстра, широко раскинувшего свои щупальца-трубопроводы на административно неподконтрольных ей территориях. В отношении производительных сил российского общества можно сказать, что собственная технико-технологическая база частью порушена, частью запущена, внедрение же новых отечественных технологий находится в зачаточном состоянии. Вместо этого преимущественно наблюдаются массовые закупки высокотехнологической продукции за рубежом.

То же можно сказать и о производственных отношениях – преобладает негатив. Абсолютизируется роль рыночного регулятора (вспомним тезис о пресловутой «невидимой руке рынка», которая, как мы теперь понимаем, невидима потому, что ее просто нет). В то же время существует необоснованное администрирование в интересах олигархии, крупного капитала, частных монополий; при этом интересы малого и среднего бизнеса ущемляются. Фетишизируется роль и значимость частной собственности, капитала – но откуда им взяться, если нет спроса населения на товары и услуги из-за низких условий оплаты труда и социальных выплат, а значит, нет и достаточного товарно-денежного оборота? Люди в постперестроечной России привыкли складывать средства «в кубышку» – даже те крохи, что они получают.

О махровом расцвете чиновничьего произвола и бюрократии даже и говорить как-то неприлично – эффективность общественного производства и качества управления имеет устойчивую тенденцию к падению.

Далее демографический уровень. Тут мы имеем депопуляцию коренного населения России, фактический геноцид народов страны (особенно мужского населения).

И, наконец, общественно-политические уровни. Рассмотрение этих уровней дает нам столь же неприглядную картину: отсутствие действенных механизмов ротации менеджеров – отстранения от должностей неэффективно работающих управленцев. В этом же ряду перегруженность нормативной базы неэффективными законами, за исполнение которых никто не несет ответственности. А еще засилье идеологии повального прагматизма, нацеленность на беззатратные и легкодоступные «технологии успеха» (отсюда принцип «жить на халяву»), прогрессирующая деградация образования, слепое копирование буржуазного опыта и многое другое.

Такова печальная картина структурных составляющих кризиса в нашей стране, нарисованная преподавателем Башкирского института социальных технологий Н. Малаховым.

Итак, на вышеприведенных примерах мы увидели, что развитие может иметь как прогрессивный, так и регрессивный характер. Развитие научной мысли в нашем регионе в последние годы, в частности посредством научных и философских семинаров и встреч – несомненно прогрессивно. Развитие же – экономико-политическое и социокультурное – нашей страны в целом в последние 15–20 лет явно скатывается в регресс.

 

ЭВОЛЮЦИЯ И КОЭВОЛЮЦИЯ

 

Эволюция, ее ход в природных и общественных системах – такова была тема очередного заседания еще одного популярного в наших краях регионального научно-методологического семинара «Актуальные проблемы исследования сложных систем» под руководством профессора М. Доломатова.

На сей раз докладчиков было двое – сам председатель и доктор философских наук доцент В. Бугера. В приложении к идее эволюции общества Владислав Евгеньевич повел речь о разработанной им концепции трех типов отношений собственности и управления – индивидуального, авторитарного и коллективного. Эти категории, как доказывает автор, являются первичными клеточками общества, его, так сказать, «элементарными частицами», из коих складывается – в структурном и функциональном планах – социосистема. Точнее будет называть ее «биосоциосистемой», ибо на нынешнем этапе развития та естественно-географическая среда, которая испокон веков окружала человечество (и является его колыбелью), практически полностью вовлечена в оборот антропотехногенной деятельности. Таким образом, общественные и природные системы становятся неразрывным целым – единой биосоциосистемой планеты Земля.

Общество есть организм, хотя это более высокий структурный уровень по сравнению с биологическим миром. Да и социальные законы, действующие в нем, весьма специфичны по сравнению с биологическими законами. Проявляется это в еще более тесном взаимопроникновении частей, а также в преобладании такого познавательного подхода: не поймешь части, не познав целого. Поэтому общество мы рассматриваем как целостный организм, которому присуще постоянное развитие – опять же как в прогрессивном, так и в регрессивном аспектах.

В то же время докладчик подчеркнул, что внутри себя этот организм тем более различается по своему структурному основанию, чем более организованны и сложны его подсистемы и элементы, а значит, чем более они разнообразны в своих связях и отношениях. Отсюда быстрее и скорость развития систем и элементов в них.

Изучая различные комбинации трех типов отношений собственности и управления в разных обществах и социальных группах, изучая, какие движущие силы и какие системообразующие факторы связывают эти типы в комбинации и направляют их динамику, мы можем находить объяснение тем процессам, что происходят в обществе, обусловливая общественное развитие, социогенез.

По большому счету доклад Бугеры вылился в живое общение с аудиторией посредством вопросов и ответов. Тематика вопросов была разной: экономические циклы и кризисы перепроизводства, большие и малые войны, направление эволюции общества, проявление ленинского закона неравномерности общественного развития на современном этапе… Интересовала участников семинара и такая тема, как генезис денег. Согласно докладчику, в процессе развития отношений собственности и управления от доиндустриальных обществ к индустриальным (капитализму и бывшему в СССР неоазиатскому способу производства) деньги в одно и то же время являются и собственно деньгами (со всеми своими функциями и значением) – то есть всеобщим эквивалентом, товаром, на который обмениваются все остальные товары и услуги, и неденьгами – некоей квитанцией, выдаваемой начальством подчиненным, по которой последние получают те или иные доли пайка.

Совсем в иной плоскости повел свое выступление доктор химических наук профессор М. Доломатов. Он последовательно изложил свою точку зрения на протекание эволюции в природе, исходя из теории образования сложных молекул в процессе развития реального вещества. Под последним подразумеваются не искусственно вычлененные чистые химические вещества (их можно получить, как правило, только в лаборатории), а те многокомпонентные смеси с составом хаоса, из которых и состоит материальная действительность. Поэтому законы атомно-молекулярной теории к ним неприменимы.

Возможность образования биологически активных молекул, являющихся основой жизни (в форме углеродистых соединений – белково-нуклеиновых тел), представляет собой ключевой вопрос эволюции живой материи на планете Земля и, возможно, в космосе. В отличие от модных ныне концепций неравновесной термодинамики и синергетики, Михаил Юрьевич в своем подходе основывается на данных классической термодинамики. Напомним, что синергетика рассматривает множество объектов живой и косной природы как сильно неравновесные, открытые системы, постоянно обменивающиеся с окружающей средой потоками вещества, энергии и информации. Классическая же термодинамика подходит к объектам как к изолированным системам, поддерживающим свой гомеостаз. Видимо, истина, как всегда, лежит где-то посередине. То есть реальные системы, являясь открытыми, все же обладают замечательным свойством (механизмом) поддержания внутреннего равновесия и постоянства, иначе существование их в постоянно меняющейся окружающей среде было бы невозможным. Система стремится к некой квазиизоляции ради своего сохранения – как правило, окружая себя оболочкой, границами. Опять же свойственное всем системам развитие предполагает изменение качеств этих систем, но некая основа, базисное структурное свойство, остается неизменным, в противном случае система либо дезинтегрируется, либо трансформируется в какую-то другую систему.

Здесь сразу же возникает роковое противоречие со вторым законом термодинамики, согласно которому в замкнутых системах процессы энтропии беспрерывно возрастают и в состоянии равновесия достигают максимума – то есть температуры выравниваются. Отсюда делается вывод (Р. Клаузиус, У. Томсон), что энтропия ведет к гибели системы, к ее тепловой смерти.

Докладчик показал, что, во-первых, энтропия не есть мера неупорядоченности и хаоса системы – как это считалось до сих пор, а есть мера разнообразия состава системы. Чем больше разнообразие, тем выше устойчивость системы, тем больше возможностей для ее развития. Во-вторых, в изолированной системе происходит не выравнивание температур и последующая тепловая гибель системы, а увеличивается число микросостояний системы (согласно формулировке Л. Больцмана), то есть происходит увеличение траекторий и состояний системы.

В конце 80-х годов в рамках классической термодинамики было введено понятие вероятности различия компонентов, на основе которого было получено несколько законов, описывающих распределение термодинамических потенциалов в сложных системах с составом хаоса. При этом вероятность различия компонентов системы все время увеличивается, что не противоречит второму началу термодинамики (в его больцмановском прочтении).

Далее были получены астрофизические данные, прямо свидетельствующие, что сложные органические молекулы в большом количестве присутствуют в гигантских молекулярных облаках (ГМО), представляющих собой колоссальные скопления межзвездного и межгалактического вещества. При этом еще не учитывалась так называемая скрытая масса – темная материя, составляющая, по некоторым оценкам, 96% всего вещества видимой части Вселенной. До сих пор природа этой невидимой материи неизвестна. Это говорит о том, что видимая часть Вселенной буквально насыщена заготовками для образования биологических соединений. Повторим: заготовками, то есть это не жизнь в нашем понимании (основа земной жизни – клетка), а строительный материал для возникновения сложнейших биологических макромолекул и мегамолекул (биополимеров).

Но для того чтобы подобные мегамолекулы образовали клетку, необходим запуск программы с помощью информационных молекул – ДНК и РНК. А вот их-то возникновение, как было подсчитано учеными, равно десять в минус пятисотой степени (по другим данным – десять в минус десятитысячной степени), то есть вероятность самопроизвольного возникновения информационных молекул в нашей Вселенной равна нулю. Отсюда тезис: самосборка молекул ДНК и РНК невозможна. И, как резюмировал докладчик, здесь наука кончается и начинается вера – вера во вмешательство Великого Конструктора, то есть Бога. Но это, увы, уже не наука, ибо последняя основывается на знании, на вере же основывается религия и теология.

Итак, гипотеза самозарождения информационных молекул – молекул жизни – равняется нулю. Следующая гипотеза – концепция панспермии, согласно которой подобные молекулы были занесены на Землю извне и, видимо, существовали изначально, а может быть и всегда. Но это лишь отодвигает вопрос прямо в дурную бесконечность: а откуда же они были занесены в Солнечную систему, в нашу Галактику и вообще во Вселенную? Из некой Гипервселенной? А в нее откуда? Ну и так далее…

Третья гипотеза – пресловутый креационизм, объясняющий создание жизни, да и самой Вселенной путем Творения. Опять же, здесь наука заканчивается.

Что же остается делать? Остается дальше размышлять и предполагать, а предположения и выдвигаемые гипотезы, идеи пытаться проверять эмпирически (опытным путем) и математически (с помощью математического аппарата). Ничего другого не остается, если мы не хотим создать химероподобный союз науки с религией. Как мне кажется, такой союз давно создан, в результате чего образовались теология (богословие) и оккультное знание.

Могут возразить: в курсах КСЕ – концепций современного естествознания – все давно объяснено, причем четко и вроде бы непротиворечиво. Речь идет об идеях синтетической эволюции, обогащенных идеями синергетической концепции И. Пригожина и Г. Хакена. Именно на основе этих идей были созданы модель предбиотической эволюци М. Эйгена и концепция аутопоэзиса Ф. Варелы и У. Матураны. То есть опять же речь идет о самоорганизации материи и самопроизвольном возникновении жизни на основе сложноорганизованных неравновесных систем с диссипативной структурой (диссипация – рассеяние энергии и вещества). Эти идеи опираются на результаты опытов С. Миллера и Г. Юри, в которых были получены отдельные цепочки аминокислот. При этом забывают, что получить хотя бы минимальные фрагменты ДНК или РНК не удалось, хотя экспериментаторы и имитировали условия, при которых могла зародиться жизнь на ранних стадиях развития материи на Земле. Все эти опытные, лабораторные попытки воспроизвести процесс возникновения белково-нуклеиновых соединений потерпели полное фиаско (как и эксперименты, основанные на предположениях А. И. Опарина).

Возвращаясь к особенностям протекания эволюции на Земле и применения дарвиновского принципа непрерывных эволюционных изменений (наследственность, изменчивость, естественный отбор), профессор Доломатов подчеркнул, что, при всей значимости этой теории, более плодотворной на нынешнем этапе развития науки выглядит все же концепция коэволюции, развиваемая автором данной статьи. Коэволюция есть совместное развитие любых систем во Вселенной – на всех этапах и структурных уровнях развития материи. Все находится во взаимной связи и неуклонно развивается, пребывает в активности. Полностью изолированных объектов в реальности не существует, как и абсолютно неподвижных, находящихся в постоянном покое. Материя коэволюционирует: от микрочастиц до звезд и галактик, в мире косном, органическом и социальном.

Впрочем, о том, что такое коэволюция и с чем ее едят, мы уже писали («Истоки», № 02, 10.01.2007) и собираемся в ближайшее время продолжить этот разговор на страницах газеты.

 

НАУКА В XXI ВЕКЕ

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 13, 28.03.2007))

 

Не так давно, в феврале 2007 года в Башкирском институте социальных технологий (филиале) Академии труда и социальных отношений состоялась международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы методологии, философии науки и образования».

Среди членов оргкомитета виднейшие российские ученые – ведущий научный сотрудник Института философии РАН, профессор Д. И. Дубровский, профессор политологии из Калифорнии С. Вайсман, ученый секретарь Уральского отделения Российской академии образования, профессор Н. О. Вербицкая, а также ведущие ученые Башкортостана и России.

Впечатляет и список участников конференции: ученые из США, Великобритании, Украины, Башкортостана, Татарстана, из многих городов Российской Федерации – Москвы, Санкт-Петербурга, Волгограда, Перми, Самары, Орла, Екатеринбурга, Саранска и других. Разумеется, это свидетельствует о высоком уровне подобных научных встреч.

К сожалению, гости из зарубежья не смогли приехать на конференцию, но прислали свои труды и приветственные письма. Так, американский профессор политологии Сьюзан Вайсман подчеркнула, что в наше время неопределенности, «сталкиваясь с потрясающим социальным неравенством и реакционным террором», мы должны анализировать и обсуждать эти проблемы. Она выразила надежду, что конференция «внесет свой вклад в понимание и решение данных проблем».

Директор Центрального экономико-математического института РАН, председатель Научного совета РАН по методологии искусственного интеллекта, академик-секретарь Отделения общественных наук РАН В. Л. Макаров выразил уверенность, что «конференция станет заметным событием жизни философского и научного профессионального сообщества».

И, надо сказать, судя по выступлениям участников и присланным докладам, Валерий Леонидович оказался прав.

В первый день заседания с приветственным словом к присутствующим обратился директор БИСТ (филиала) АТиСО, профессор Г. Т. Галиев. Гали Талхиевич отметил, что на пороге веков (и тысячелетий) произошла смена научного мировоззрения, значительно расширились границы познания Вселенной, общества и человека. Но осталась и, более того, значительно усилилась проблема специализации, когда ученые – специалисты в какой-то одной узкой специальности – все менее понимают своих коллег из других, даже смежных областей знаний. Для преодоления этого недостатка важна методология науки, общая для всех дисциплин – естественных, технических, математических и общественно-гуманитарных. «Необходима кооперация ученых в исследованиях социальных процессов и общества, необходимо развивать социальные технологии», – подчеркнул профессор Галиев. При этом было подмечено, что предметные области знаний обнаруживают поразительную общность.

Задачей конференции стала попытка сблизить, с одной стороны, теорию и практику, а с другой – представителей разных научных дисциплин и направлений. Цели же были заявлены следующие: презентация и обсуждение новых исследований и технологий в области модернизации профессионального образования.

На пленарном заседании выступил ученый секретарь Научного совета РАН по методологии искусственного интеллекта А. Ю. Алексеев. Андрей Юрьевич отметил важность исследования проблем искусственного интеллекта в связи со вступлением цивилизации в эпоху информационного общества. Эту же тему развил декан ФДО Уфимского филиала Академии экономической безопасности МВД России профессор М. С. Кунафин. Интересный доклад сделал завкафедрой технической кибернетики УГАТУ профессор Б. Г. Ильясов. В его работе было развито новое направление в исследовании сложных систем – метод триад, в котором подчеркивается особая роль тройных структур в организации сложных систем, триединство различных систем в природе и обществе. В докладе завкафедрой математики и кибернетики БИСТ профессора М. Ю. Доломатова прозвучала критика антропоцентризма и догматизма в описании явлений природы. Был высказан принцип разумного скептицизма по отношению к существующим достижениям космологии. В докладе завкафедрой философии и методологии науки БашГУ профессора А. Ф. Кудряшева прозвучали идеи о философском смысле понятия числа и недостаточности существующих представлений о числах. Живой интерес вызвал доклад профессора БГПУ В. Э. Штейнберга о новой теории обучения с использованием системных принципов так называемого дидактического дизайна. В докладе председателя молодежной секции НСМИИ РАН Е. В. Середкиной освещались современные подходы к анализу решения проблем представления знаний в методологии искусственного интеллекта. Яркое впечатление произвел доклад доцента кафедры философии УГНТУ В. Е. Бугеры по проблемам тестирования студентов по философии, в котором доказывается, что существуют такие области знания (в частности, философия), в которых метод тестирования не пригоден.

Далее работа конференции проходила в рамках секций: методологии науки и сложных систем, философии и методологии гуманитарных знаний, методологии и философии образования. А во второй день состоялось совместное заседание научно-методологического семинара «Актуальные проблемы исследования сложных систем» и Башкирского отделения Научного совета РАН по методологии искусственного интеллекта, на котором прозвучали доклады ученого секретаря НСМИИ РАН, профессора А. Ю. Алексеева, председателя молодежной секции Пермского отделения НСМИИ РАН, доцента Е. В. Середкиной и зав. научно-экспериментальной лаборатории БГПУ, профессора В. Э. Штейнберга.

Среди многих выступлений особенно запомнились очень содержательные, яркие доклады уфимских и пермских ученых. К примеру, в своем докладе «Об аналогии законов равновесной термодинамики в сложных экономических и природных системах» профессор М. Ю. Доломатов обосновывает правомерность применения в экономике методов термодинамики – раздела физики, изучающего энергию и способы ее передачи. При этом докладчик подчеркивает, что основные положения этой дисциплины – законы и понятия – не могут быть автоматически перенесены в область общественно-гуманитарных наук без должной корректировки.

Автор справедливо указывает, что применять понятия температуры и теплоты (в их физических определениях) по отношению к экономическим системам – абсурдно. Правильным выглядит понимание этих показателей по аналогии и аппроксимации (приближенной замене). Например, температура (мера тепловой энергии) в экономике будет аналогична мере энергии экономической среды, с которой взаимодействует система. Энтропия же (как доля рассеянного в среде тепла) рассматривается в экономической сфере в качестве той доли прибыли, которая используется не для роста производства, а в целях удовлетворения личных потребностей экономических субъектов.

Вообще же, с нашей точки зрения, сам подход с позиций термодинамики (в особенности, используя второй закон – о возрастании энтропии в замкнутых системах) применительно к экономическим объектам и отношениям представляется не совсем адекватным, ибо все живые системы – биологические и общественные (в том числе экономические) являются открытыми и неравновесными. Состояние их характеризуется стремлением к динамически-изменчивой стабильности. То есть их устойчивость достаточно относительна, зависит от множества параметров. Такие системы постоянно обмениваются с окружающей средой, получая вещество, энергию и информацию, а вовне отдавая энтропию. Можно сказать, что второе начало термодинамики по отношению к таким объектам и явлениям неприменимо. Разумеется, закон сохранения энергии работает в обществе и биосфере: энергия никуда не пропадает, а может лишь изменять свои формы. Допустим, химическая энергия преобразуется в биологическую, а та в социально-экономическую.

В принципе Михаил Юрьевич и сам соглашается с тем фактом, что экономические системы – «многокомпонентные системы с составом хаоса», а стало быть обладают диссипативной структурой и, тем самым, характеризуются рассеиванием части полученной энергии (в нашем случае – капитала и ресурсов) во внешнюю среду.

Следует отметить, что большинство докладов были проблемными, дискуссионными, и участники конференции, полемизируя друг с другом, пытались найти истину.

После конференции мы встретились с основными организаторами конференции: председателем оргкомитета конференции, директором БИСТ, профессором Г. Т. Галеевым и заместителями председателя оргкомитета: завкафедрой математики и информатики БИСТ, профессором М. Ю. Доломатовым, и зав. научно-экспериментальной лаборатории БГПУ, профессором В. Э. Штейнбергом, и задали им ряд вопросов.

– Гали Талхиевич, насколько я знаю, подобные конференции проводятся вашим вузом не первый раз. На Ваш взгляд – насколько они актуальны и каков обычно уровень участников?

– Подобные конференции стали традиционными в нашем вузе. В феврале 2006 г. была проведена всероссийская конференция «Естественнонаучные и гуманитарные проблемы экологии». В октябре 2006 г. состоялась международная конференция по проблемам взаимоотношения профсоюзов и местной власти – с участием европейских ученых. Наш вуз весьма динамично развивается, поэтому такие научные мероприятия мы считаем важным направлением деятельности. Наш институт один из немногих в стране, где ведущее место занимает обучение социальным технологиям. Поэтому мы уделяем большое внимание не только развитию профессиональных компетенций будущих специалистов для социальной сферы производства, но и формированию их как исследователей. Не случайно в работе конференции приняли участие лучшие студенты нашего института.

– Гали Талхиевич, в своем выступлении Вы особо отметили, что необходимо срочно модернизировать всю систему образовательного процесса, ибо вызовы времени требуют уточнения и изменения его методологических и технологических оснований. Какой конкретный вклад в решение этих проблем внесла прошедшая конференция?

– Действительно, необходимо внедрять новые образовательные технологии, новые приемы обучения и новые приемы контроля знаний студентов, которые учитывали бы не только новые достижения науки, но и интенсивно бы использовали новые образовательные и компьютерные технологии. Без соответствующего уровня информационной культуры людей система образования просто не может существовать. Во всем мире сейчас происходит информационный взрыв, и мы должны быть в курсе последних достижений науки. Поэтому в условиях вуза проведение таких конференций вносит огромный вклад в совершенство знаний не только студентов, но и преподавателей. Задача системы образования состоит в том, чтобы снизить остроту информационного неравенства людей.

– Михаил Юрьевич, нынешняя конференция проводилась во многом на базе руководимого Вами междисциплинарного регионального научно-практического семинара «Актуальные проблемы исследования сложных систем». Имеется ли связь – между исследованиями в области сложных систем и математического моделирования и вопросами философии и методологии научных знаний?

– Без метода невозможно решить серьезные научные проблемы. Еще Роджер Бэкон – великий английский мыслитель отметил, что метод является компасом в океане знаний. С тех пор количество знаний неисчислимо возросло, соответственно возросла и роль метода в поиске истины.

– Валерий Эммануилович, какова в современном обществе востребованность науки в образовании?

– Здесь необходимо отметить два аспекта. Преобладавшие ранее административно-командные методы в образовании не только давно изжили, но и не оправдали себя. Отсюда ранее востребованность науки была ограниченной. Сегодня такая востребованность очень высока. Но в то же время либерализация научно-педагогической сферы породила немало «информационного шума» в образовательных программах. Необходим своеобразный фильтр для отсеивания неэффективных научных методик в образовании. Своеобразной защитой для педагога тут может послужить антропологичность разработок, то есть биосоциальные основания образования, обращение к инвариантным основам дидактики – со стороны общества и человека. Образованным человеком можно назвать того, кто способен познавать (сфера науки), переживать (сфера искусства) и оценивать (сфера морали) окружающую реальность. Человеческое же познание осуществляется в три этапа: предметно-ознакомительный, или досоциальный (чувственно-образные механизмы мышления), социальный (вербально-логического отражение), когнитивно-моделирующий (моделирующее мышление, которое надстраивается над остальными уровнями). Из этих дидактических принципов и необходимо исходить, чтобы придерживаться «золотого сечения» в образовании.

 

Что ж, остается лишь согласиться с председателем конференции профессором Г. Т. Галиевым, который сказал, что «при всем различии в философском мировоззрении и принадлежности к разным областям науки» участники конференции имеют одно общее, а именно – стремление познать природу, общества и человека. Пожелаем же ученым Башкортостана, России и зарубежья дальнейших творческих успехов на ниве научно-исследовательской и философско-аналитической деятельности!

 

ТВОРЧЕСТВО КАК РЕАЛЬНОСТЬ

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 15, 09.04.2008), на сайте UfaIntell.narod.ru)

 

Недавно в феврале 2008 г. в Филиале Академии экономической безопасности МВД России в г. Уфе состоялась Всероссийская научно-практическая конференция «Онтология творчества в развитии реальных, виртуальных и искусственных систем». Ряд прозвучавших на конференции докладов показался нам интересным, и мы решили рассказать о них.

Открыл работу конференции член оргкомитета – сопредседатель Башкирского отделения Научного совета РАН по методологии искусственного интеллекта, доктор философских наук, профессор М. Кунафин. В своем докладе «Онтология инновационной деятельности» Марат Самирханович подчеркнул, что творческий акт, несмотря на присущую ему спонтанность, зависит от определенного исторического контекста. Результат творчества – это то, что не существовало ранее. Поэтому основополагающими признаками творчества являются уникальность, оригинальность и новизна. В то же время творческий акт – это преодоление хаоса, то есть не случайное явление. Стало быть, мы имеем дело с миром, наполненным творчеством, поскольку он (мир) постоянно самоорганизуется, переходя из хаоса в порядок. Но в отличие от человеческого персонифицированного творчества, акты творения в природе носят обезличенный, объективный характер. Отсюда эволюция – это постоянный инновационный процесс, в качестве своей важнейшей черты включающей устойчивость. По словам докладчика, «творчество, ведущее к созданию нового бессмысленно, если нет способа сохранить это новое и использовать его для дальнейшего продвижения вперед. В мире природы творчество, в конечном счете, выражается в виде законов природы. В мире человека творчество выражено в науке, морали, искусстве». Здесь мы имеем дело с двумя видами творческой деятельности – природно-эволюционной и искусственно-инновационной.

Именно с появлением человека, как носителя разума, возник феномен культурной эволюции, возможный с процессом непрерывного творчества, инновационной деятельности. И наиболее полно творческо-инновационный процесс выражается в искусстве, так как именно искусство является наиболее свободной от всех объективных ограничений формой проявления сущности человека. Другие важные сферы человеческого творчества – наука и мораль. Инновационный процесс в морали более статичен, чем в двух других сферах. Наука же чрезвычайно динамична и по степени воздействия на общественное бытие превосходит искусство и мораль.

Итак, творчество человека заключается в создании искусственного. При этом артефакты являются конструктивным продолжением естественного творчества природы. Как удачно выразился профессор Кунафин, «артефакты не создают границ и не роют пропасть между нами и природой – они «пожирают», как пресловутые лангольеры из произведения С. Кинга, ткань природы, превращая ее в фактуру повседневного быта».

По мнению доктора химических наук, профессора М. Доломатова творчество – это процесс созидания, в котором личность познает новое о бытие и создает материальные и духовные ценности, имеющие значение для культуры. «А научное творчество, – подчеркнул Михаил Юрьевич, – это деятельность, порождающая нечто качественно новое, никогда ранее не существовавшее». Но, увы, если обратиться к конкретике, то организация научного процесса, принятая в отраслевых структурах и в национальной академии нашей страны – РАН и вузах, отнюдь не способствует свободному творчеству.

К сожалению, за долгие годы и века организации научной деятельности в России создана совершенно беспрецедентная по своей ригидности иерархическая и авторитарная система. Будучи неплохими администраторами, менеджерами, руководители науки, порою, являются посредственными учеными, которым творческий процесс бывает безразличен. В результате возникает неблагоприятная атмосфера для творчества научной молодежи, массовый отток ученых из страны.

Абсурдной представляется система присуждения ученых степеней – кандидата и доктора наук, и ученых званий – доцента, профессора, члена-корреспондента и академика. Творца-ученого оценивают по наличию дипломов и званий больше, чем по творческому вкладу. Но это скорее ограничивает официальное признание оригинальных исследований, действительно отличающихся креативностью и новизной, нежели ставит заслон слабым, тривиальным работам.

Академии наук должны стать творческими союзами, а не административно-хозяйственными единицами. Единицей же научного процесса должна являться группа исследователей и лаборатория. А научные звания нужно присуждать по количеству реальных, а не мнимых заслуг перед научным сообществом – в самих вузах и научных коллективах.

Другой докладчик – доктор философских наук, профессор А. Авдонин в своем выступлении на тему технического творчества использовал понятия и законы диалектики. Как мы помним, диалектика это философское учение о фундаментальных свойствах бытия – всеобщей связи и развитии. Творчество есть деятельность, направленная на создание качественно новых, социально значимых, целесообразно организованных и эстетически выразительных продуктов труда. Так как развитие определяется как необратимое качественное изменение, то и творчество представляет собой «человеческое» продолжение присущего всей материальной реальности процесса развития.

На конкретных примерах Александр Николаевич показал, что законы диалектики вполне адекватно описывают плодотворный ход, методы научной и технической творческой деятельности. Отсюда рано списывать с научно-философских счетов такое учение, как диалектика. Возможно, оно нуждается в современных условиях в уточнении, например, в применимости к диалектическим законам известного в естествознании принципа дополнительности. Согласно последнему, противоположности не отрицают друг друга, а взаимно дополняют.

А вот гость из Томска, доктор философских наук, профессор А. Московченко в докладе «Методологические проблемы технического изобретательства» сделал упор на ноосферно-экологическом подходе к проблеме изобретений. По его мнению, существующих критериев изобретения недостаточно. К таким критериям, как мировая новизна, уровень технического решения и промышленная применимость, должны быть добавлены гуманитарно-социальный и природно-экологический. Первоначальная цель изобретения должна коррелировать с надсистемой, в которую входит множество целей. Здесь изобретатель переходит на более высокий уровень – от технико-технологического к технико-ноосферному.

Как в изобретательстве, так и в целом для человеческой глобальной цивилизации со всей очевидностью встает проблема совмещения техносферического и природно-биосферического. Поэтому цель каждого изобретения имеет планетарный и космический аспекты, а изобретатель превращается в мыслителя.

На сегодняшнем этапе можно определить наиболее вероятностные векторы развития человечества, а вместе с ним и биосферы. Первый – это гибель в результате глобальных проблем космического либо экологического характера, или же ядерной войны. Второй – беспрецедентное развитие техносферы, технико-технологической деятельности, ультрановейших кибертехнологий, ведущее к киборгизации и превращении Homo sapiens в Techno sapiens. Третий же путь, представляющийся наиболее предпочтительным – это переход человечества к автотрофности. При этом, автотрофность подразумевает не только самообеспечение человечества питанием и энергией, но и в более широком смысле перевод цивилизации с порожденными ею антропогенными оболочками – техносферой, информосферой, этносоциосферой – на рельсы автономности, оптимальности и гармоничности.

Поэтому в формулу изобретения необходимо включать в качестве целеобразующих принципов автономность, оптимальность и гармоничность. Для этого нужно определить спектр приемов, необходимых для снятия внутренних и внешних противоречий и создать патентный фонд природы по таким разделам, как Биосфера, Социосфера и Техносфера. Указанный фонд дополняется культурно-историческим патентным фондом.

Также с очень интересными, содержательными докладами выступили доктор философских наук, профессор А. Кудряшев, кандидат философских наук С. Семенов, еще один гость из Нижнего Тагила доктор философских наук Н. Игнатова и другие участники конференции.

А на следующий день в рамках конференции состоялся методологический семинар «Проблема обоснования знания» (руководитель: д.ф.н., профессор А. Кудряшев). Доктор филологических наук профессор Г. Ишимбаева выступила с докладом «Фаустовская традиция в романе М. А. Булгакова “Мастер и Маргарита”».

 

О ТВОРЧЕСТВЕ И ФИЛОСОФИИ

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 47, 22.11.2006))

 

16 ноября в Башкирском государственном университете состоялась Международная научно-практическая конференция «Философия и творчество XXI века. Онтология и гуманизм». Конференция была посвящена, во-первых, 450-летию добровольного вхождения Башкирии в состав России, а во-вторых, Международному дню философии ЮНЕСКО.

Вступительное слово взял декан факультета философии и социологии БГУ профессор Д. А. Нуриев. «Мы по праву гордимся нашими философами», – заявил он. Башкирское отделение Российского философского общества занимает третье место в стране (после Москвы и Санкт-Петербурга) по численности, да и по уровню профессиональной подготовки своих членов. В Башкортостане на сегодня 35 докторов философских наук, при этом около 90 процентов из них защищались именно в БашГУ, на факультете философии и социологии. В БГУ действуют 4 диссертационных совета: 2 докторских и 2 кандидатских. В своем выступлении Дамир Ахметович подчеркнул, что специально для более плотного и плодотворного сотрудничества с ЮНЕСКО была создана кафедра этики, эстетики и культурологи (ЮНЕСКО).

Следующий докладчик, председатель БО РФО, завкафедрой онтологии и теории познания БГУ профессор Б. С. Галимов напомнил, что данная конференция как бы продолжила проведенную недавно в стенах Башгосуниверситета по линии ЮНЕСКО Международную научно-практическую конференцию «Проблемы социокультурного бытия в национальном измерении», посвященную 60-летию ЮНЕСКО. Баязит Сабирьянович отметил, что недавно в головном университете республики освоили новый кандидатский минимум – историю и философию науки. Есть немало позитивных достижений в области философских дисциплин в республике и в целом по стране. В то же время, подметил выступающий, идет определенное притеснение философии в системе высшего образования РФ. Раздаются упреки, что, дескать, отечественная философия была сильно идеологизирована. Создается впечатление, что высшее культурное и научное руководство страны поставило себе целью понизить роль и авторитет философии как в вузах, так и в обществе в целом. «Полагаем, что это временное явление, – заявил докладчик. – Если нет развитой философии, то не будет и сложившейся нации, обладающей высокой культурой». Философия – ядро идейно-мировоззренческого комплекса каждой нации, каждого народа и государства.

Доцент С. Н. Семенов поздравил коллег с праздником, заметив, что на последнем Всемирном философском конгрессе в Стамбуле были представлены и философы из Башкортостана. В своем докладе Сергей Николаевич обратил внимание коллег на сложившиеся в мировой философии тенденции ко все большему отходу от рационализма и позитивизма. «А уж если говорить о западных философах, – сказал выступающий, – то все их выступления на том же конгрессе были как раз таки сильно политизированы». Относительно местного философского сообщества, было высказано пожелание, что и ныне башкортостанская философия сумеет поддержать свое реноме, как в не столь уж и далекие советские времена, когда Уфа традиционно считалась одним из философских центров страны. В башкирских конференциях участвовало по несколько десятков человек со всех уголков тогдашнего СССР. Далее докладчик прочитал весьма содержательную лекцию о творчестве, его сущности и свойствах.

Исполнительный директор Комитета РБ по делам ЮНЕСКО Р. М. Суфиянов рассказал о работе ЮНЕСКО и позитивном отношении этой всемирной организации к философскому знанию, необходимости укрепления связей с философией и другими гуманитарными дисциплинами.

Завкафедрой философии и методологии науки БГУ профессор А. Ф. Кудряшев подчеркнул, что актуальность философских исследований должна выражаться прежде всего в плане общественном, социокультурном и в частности в общефилософском. Важное значение имеет познавательно-эвристический подход для решения глобальных проблем современности. Александр Федорович указал также на важность антропного принципа в научном творчестве (в отличие от насаждавшегося ранее социоцентризма), согласно которому человек ставится в центр всех исследований и проектов. При этом, конечно же, не стоит забывать о самоценности любых проявлений жизни.

Далее с докладами выступили участники конференции – ученый секретарь Башотделения РФО доцент А. М. Багаутдинов, декан факультета договорного обучения Академии экономической безопасности МВД России профессор М. С. Кунафин, профессор кафедры истории философии и науки А. В. Лукьянов и многие другие. Помимо философов Башкортостана в конференции приняли участие коллеги из Саратова.

 

О ДРАКУЛЕ И НЕ ТОЛЬКО

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 42, 18.10.2006))

 

В пятницу, 13-го, в рамках философских чтений творческого объединения «Фантасофия» состоялась лекция доктора философских наук, доцента Уфимского нефтяного университета Владислава Евгеньевича Бугеры на тему «Эрих Фромм и воевода Дракула: роль садистской и некрофильской личности в истории». Зал Уфимского планетария – традиционного места встречи членов творческого объединения – был переполнен.

Мы уже писали, что в начале сего года В. Бугера защитил на философском факультете Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова докторскую диссертацию «Отношения собственности и управления как необходимые формы человеческой деятельности». Диссертация вызвала бурную полемику в столичных философских кругах. На основе защищенного исследования в издательстве «Наука» вышла книга философа «Сущность человека». Как раз один из параграфов данной работы и был прочитан докладчиком перед фантасофами и приглашенными студентами уфимских вузов.

Название доклада говорило само за себя – лектор на примере конкретных исторических лиц, в частности, румынского господаря Влада Цепеша по прозвищу Дракул и Адольфа Гитлера, показал роль человеческой деструктивности в отношениях авторитарного управления и собственности в их крайних проявлениях – деспотизме и культе сильной руки – как имеющих садистский и некрофильский характер.

Тираны, деспоты и диктаторы – отнюдь не демоны и сверхчеловеки, а такие же люди со всеми своими слабостями и недостатками. Но, к несчастью многих, они стремятся во власть и порою получают всю ее полноту. И начинается кровавая драма. Причем частенько при правлении подобных «вампиров» в государстве устанавливается железный порядок, виновные в преступлениях жестоко наказываются, вот только преступлений становится неправдоподобно много, а головы летят и летят…

Характерный пример: как-то во время прогулки Влад Дракула, завидев крестьянина в драной одежде, поинтересовался, есть ли у того жена. Получив утвердительный ответ, велел вести его со свитой к ней. Далее, заметив, что та здорова телом, спросил насчет урожая льна. И когда бедняга муж ответил, что и урожай льна выдался хорошим, Дракула велел незамедлительно посадить несчастную женщину на кол – мол, жена, которая не следит за внешним видом своего супруга, повинна и недостойна не только статуса жены, но и самой жизни.

Весьма актуально прозвучал и вывод автора: всегда вслед за периодом всеобщего развала и раздрая, сопровождающимся падением нравов, разрушением экономики, маргинализацией и пауперизацией широких масс, политической нестабильностью, возникает нужда в «твердой руке», и как следствие – появление во власти очередного дракулы… Параллели очевидны – наше общество как раз переживает подобный кризис, затянувшийся на целых два десятка лет.

 

НООСФЕРА – ПРОРЫВ В ВЫСОТЫ ДУХА

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 48, 29.11.2006))

 

В четверг, 23.11.06, в Уфимском планетарии в рамках совместных чтений творческого объединения «Фантасофия» и Народного университета Общества «Знание» состоялась лекция кандидата философских наук, доцента Всеволода Олеговича Глуховцева на тему «Ноосфера и духовное развитие общества».

В своем содержательном выступлении докладчик последовательно, но весьма емко ввел слушателей в суть проблемы. Начал он с того, что вкратце обрисовал существовавшие в разные общественно-исторические периоды различные картины мироздания. При этом В. Глуховцев заметил: то, что мы называем научной картиной мира – лишь часть, пусть и весьма обширная и четко структурированная, нашего общего мировоззрения, которое помимо научного включает и другие аспекты духовного бытия и познания – эстетический, этический, правовой, мифологический, религиозный.

Если в древнюю эпоху люди представляли Землю, покоящуюся на трех китах, а во времена античности и средневековья преобладала птолемеева система космологии, согласно которой небесные тела крутятся вокруг неподвижной Земли, то в Новое время да и по сей день бал правит гелиоцентрическая схема Коперника. Но каждая из этих трех концепций выполняла необходимые функции объяснения мира и соответствовала своему времени.

И уж если говорить о результатах, то именно коперникианская система и базирующаяся на ней картезианско-ньютоновская механистическая картина мира привели к нынешнему тотальному кризису человеческой цивилизации, когда человек мыслится лишь как мелкое, ничтожное существо на затерянной в бескрайнем и мертвом космосе периферийной планете Земля.

Далее лектор подчеркнул, что выход из сложившегося кризиса видится именно в обращении к биосфере, которую нужно понимать не просто как совокупность живого, а как некий резерв (сгусток) пространственно-временного континуума. Именно в биосфере, окружающей нас естественной природе мы находим проявления прекрасного. Самые сильные эстетические чувства в нас вызывают природные ландшафты, прежде всего растительный мир.

Черпая в созерцании красоты природы новые духовные стимулы и интенции, человек не примиряется с мыслью о своей никчемности и ничтожности в космических масштабах, он находит для себя новый смысл своего существования, а значит и существования остального мира. То есть мы чувствуем, что и человек есть совершенная и уникальная система, в которой выражаются как духовные компоненты моменты истины и добра. Совершенство внешнего мира проявляется как красота, совершенство внутреннего – как добро.

В конечном счете, по мнению выступающего, потенции духовного мира человека и потенции биосферы – нечто единое. Земля и человек – это «белая дыра» в пространстве-времени, точка вхождения в многомерную реальность, которую и можно назвать ноосферой. Эти духовные, ноосферные просторы открываются людям тогда, когда их нравственные каноны достигают определенных высот, когда правила этики становятся не отвлеченными указаниями и предписаниями, а смыслом жизни.

Возможно и биосфера движется – стихийно ли, целенаправленно ли – навстречу людям, в результате чего геоклиматические условия становятся наиболее благоприятными для проживания человечества. Таким образом, подчеркнул в завершении своего выступления В. Глуховцев, происходит коэволюция – сближение общества и природы и дальнейшее их совместное и согласованное развитие по направлению к ноосфере.

Вопросы докладчику посыпались словно из рога изобилия. С интересными дополнениями выступили члены творческого объединения «Фантасофия».

Геннадий Шевелев заметил, что те наивные и упрощенные картины мира, о которых упоминал докладчик, скорее всего, циркулировали всегда в среде профанов, широких масс неграмотного населения, а духовной элите – жрецам, магам, учителям – была доступна подлинная информация, адекватно отображающая устройство и функционирование мироздания.

Андрей Самойлов особо подчеркнул, что тот путь, по которому изначально пошла общечеловеческая цивилизация – техногенный, технократический, – является, увы, тупиковым, неизбежно приводящим к ресурсному коллапсу и возможности последующей гибели человечества. Кстати, данный тезис становится в последнее время все более популярным среди творчески мыслящих людей.

Александр Барановский уточнил формулировку и основной смысл понятия «ноосфера», отметив две линии его понимания – духовно-мистическую Тейяра де Шардена и материалистически-естественнонаучную В. И. Вернадского. Согласно первой ноосфера это некое всеобщее духовное образование, энергоинформационное поле Земли, согласно второму ноосфера есть преобразованная человеком природа, включенная в гомеостаз общества. Упомянул он и об антропном принципе в научных исследованиях, одно из прочтений которого подводит нас к мысли о том, что Вселенная в своем объективном развитии неминуемо приводит к появлению феномена человека – мыслящего существа, способного не только познавать окружающий мир, но и переделывать его на свой лад.

На наш взгляд, подобные лекции и выступления просто необходимы культурной элите республики и шире – всем любознательным гражданам, интересующимся вопросами науки, философии и техники.

 

ПРЕРОГАТИВА ВСЕГО ОБЩЕСТВА

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 12, 21.03.2007))

 

В Уфе, по ул. Гоголя, 47 расположен Филиал Академии экономической безопасности МВД России. Это учебное заведение реализует образовательные программы высшего профессионального и послевузовского профессионального образования в нашей республике. О работе Филиала АЭБ МВД России мы попросили рассказать его и. о. начальника Филиала доцента, кандидата юридических наук, подполковника милиции И. А. Кузнецова и декана факультета договорного обучения, профессора, доктора философских наук М. С. Кунафина.

 

– Игорь Александрович, когда и как была создана Академия?

– 24 января 1995 года является днем рождения Академии – именно тогда распоряжением Правительства Российской Федерации было создано государственное образовательное учреждение «Институт повышения квалификации руководящих работников и специалистов федеральных органов налоговой полиции». А 18 июля 1996 года «Институт повышения квалификации руководящих работников и специалистов федеральных органов налоговой полиции» был преобразован в «Академию налоговой полиции Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации». Далее, в связи с упразднением в 2003 году федеральных органов налоговой полиции Академия налоговой полиции ФСНП России приказом МВД России от 12 сентября 2003 года была переименована в Академию экономической безопасности МВД России.

В Уфе вуз основан 4 августа 1998 года приказом ФСНП РФ как Уфимский филиал Академии налоговой полиции ФСНП России. Затем 12 сентября 2003 года Уфимский филиал АНП ФСНП РФ приказом МВД России был преобразован в филиал Академии экономической безопасности МВД России в г. Уфе. Такова краткая история возникновения самой Академии и ее Филиала в Уфе.

– Какова структура Академии и Филиала? Сколько студентов обучаются в вузе?

– С самого начала в состав вновь образованного учебного заведения вошли следующие кафедры: юридических, финансово-экономических и специальных дисциплин, управления, специальной тактической и физической подготовки; отделы: кадров, хозяйственный, учебный, научно-исследовательский и редакционно-издательский, финансовый; медицинская и дежурная службы; секретариат.

В сентябре 1996 года был проведен прием первых 80 слушателей на юридический факультет. В феврале 1997 года открывается обучение слушателей Академии на очно-заочном отделении. В сентябре того же года создается экономический факультет, на который из более чем 500 абитуриентов, прибывших из 60-ти регионов России, осуществляется набор в количестве 93 человек.

Первый выпуск слушателей очной формы обучения юридического факультета в количестве 101 человека состоялся 5 июля 2001 года. 25 выпускников 2001 года окончили вуз с отличием.

29 июля 2002 года состоялся первый выпуск очной формы обучения экономического факультета Академии в количестве 80 человек. 49 выпускников 2002 года окончили Академию с отличием, 6 из них были удостоены чести присутствовать на встрече с Президентом нашей страны.

Выпуск 2004 года знаменателен тем, что впервые выпускники Академии пополнили ряды сотрудников подразделений органов внутренних дел по борьбе с экономическими и налоговыми преступлениями. Выпуск составил 171 человек (90 — по специальности «Юриспруденция», 81 — по специальности «Финансы и кредит»).

В период с 2001 по 2006 год 29 слушателей окончили Академию с золотой медалью, 440 молодых лейтенантов — с отличием. Сотни выпускников Академии несут сегодня нелегкую службу по охране правопорядка практически в каждом регионе Российской Федерации.

В уфимском Филиале по состоянию на 1 декабря 2006 года численность обучающихся составляет 785 человек по специальностям «Юриспруденция», «Финансы и кредит», в том числе:

– по очной форме обучения – 269 человек;

– по заочной форме обучения – 516 человек, из них:

– на базе среднего образования – 365 человек;

– на базе высшего образования – 151 человек.

На сегодняшний день Филиалом выпущено 413 специалистов, которые работают в правоохранительных органах, в различных ведомствах, государственных учреждениях, в том числе кредитно-финансовых. Порядка 70% документалистов и ревизоров Управления по налоговым преступлениям МВД РБ укомплектовано выпускниками Филиала. По результатам конкурса среди сотрудников управления лучшими оперативными работниками и лучшими ревизорами в 2005 году признаны выпускники Филиала.

Кстати, Академию в Москве с июля 2006 года возглавляет наш земляк – профессор, доктор юридических наук, генерал-майор милиции Алик Галимзянович Хабибулин.

– Чем может привлечь абитуриентов Филиал в Уфе? Кто может стать студентов вашего вуза?

– Филиал имеет неплохую учебно-материальную базу. Это учебные аудитории, оборудованные техническими средствами обучения; методический кабинет налогов, налогообложения, бухгалтерского учета и аудита на 24 посадочных места (общий фонд всех собранных материалов составляет 530 методических папок и 719 брошюр); библиотека с читальным залом на 27 посадочных мест, фонд которой сейчас составляет 26016 единиц литературы и продолжает пополняться; кабинет криминалистики с фотолабораторией; компьютерный класс с 9 рабочими станциями, подключенными к Интернету; спортивно-тренажерный зал; лыжная база; буфет на 45 посадочных мест.

Иногородние студенты Филиала обеспечиваются местами в благоустроенном общежитии на 46 мест.

В Филиал Академии экономической безопасности МВД России в г. Уфе принимаются граждане Российской Федерации, имеющие среднее (полное) общее, среднее профессиональное или высшее образование. Формы обучения: очная и заочная по специальностям: юриспруденция; финансы и кредит. Продолжительность очной формы обучения – 5 лет; заочной формы обучения: на базе среднего образования – 6 лет; на базе высшего образования – 3,5 года.

Зачисление в Филиал производится на конкурсной основе по результатам вступительных испытаний. Вступительные испытания проводятся в форме экзаменов по следующим дисциплинам: на юридическом отделении – обществознание – профильный (письменно), история России (письменно), русский язык и литература (письменно); на экономическом отделении – математика – профильный (письменно), обществознание (письменно), русский язык и литература (письменно).

Лица, окончившие среднее (общее) образовательное учреждение РФ с медалью или среднее профессиональное учебное заведение РФ с отличием и получившие высший балл при сдаче профильной дисциплины, освобождаются от других испытаний. Вне конкурса при успешной сдаче вступительных испытаний зачисляются дети – сироты, оставшиеся без попечения родителей, а также граждане других категорий, льготы которым установлены действующим законодательством.

Лица, имеющие высшее образование, в качестве вступительных испытаний проходят профориентационное собеседование. По окончании Филиала выдается диплом государственного образца.

– Марат Самирханович, каких специалистов готовит факультет договорного обучения? Какие дисциплины изучают студенты этого факультета?

– Прежде всего, хороших специалистов. Игорь Александрович уже говорил об этом, я не стану повторяться. Если говорить конкретно, то все сказанное выше о подготовке специалистов относится к студентам, обучающимся на факультете договорного обучения. То есть мы готовим юристов по гражданско-правовой специальности и экономистов по специальности финансовый менеджмент. Дисциплины, разумеется, те же, что и в любом ВУЗе, где учатся студенты по данным специальностям, поскольку существует государственный образовательный стандарт, в соответствии с которым ведётся обучение по всем специальностям во всех ВУЗах России.

Другое дело, что в рамках образовательного Госстандарта достаточно простора для акцента на тех предметах, которые определяют специализацию выпускников в соответствии с нашим, если можно так выразиться, брэндом - экономической безопасностью. Поэтому мы имеем все возможности и, соответственно, в полной мере реализуем их, для подготовки компетентных высококвалифицированных специалистов именно в сфере экономической безопасности.

Но дело не только в этом. Система высшего образования призвана, я считаю, готовить не только специалистов, но и достойных, приспособленных к жизни людей. Период обучения в вузе совпадает с очень сложным и чрезвычайно важным периодом в жизни молодого человека. Это время выбора жизненных ориентиров, время создания интеллектуального и морального фундамента личности. Было бы непростительной расточительностью времени и средств тратить 5 или 6 лет обучения в вузе только на подготовку специалиста как такового. На самом деле подготовить хорошего специалиста можно, например, и за 3 года.

Но сегодня само понятие «хороший специалист» приобретает другой смысл. Это человек, обладающий не только уже накопленными знаниями, но и способный постоянно и самостоятельно учиться и переучиваться. Современные информационные процессы и динамичная инновационная экономика оставляют всё меньше и меньше времени на использование уже накопленного багажа знаний. Хороший специалист сегодня тот, кто, свободно владея информационными технологиями, способен постоянно ощущать пульс перемен в сфере своей деятельности, это исследователь, обладающий широким интеллектуальным кругозором, активно интересующийся всем новым.

Мы в своем вузе ориентируемся на воспитание именно такого специалиста и используем 5 лет, отведенные на обучение, именно на это. Для этого, конечно, прежде всего, необходимо прививать вкус к исследованию, к науке. Неважно – будет впоследствии данный студент ученым или нет, но привитый в вузе навык исследовательской работы, умение самостоятельно искать ответы на вопросы, методологическая подготовка останутся с ним навсегда, превращая его тем самым в хорошего специалиста.

– И в заключение, на Ваш взгляд, как профессионального философа, насколько актуальны ныне вопросы экономической безопасности в постсоветском обществе?

– Интересно, что Вы соединили в одном вопросе два обычно редко совмещаемых понятия: философия и экономическая безопасность. Но независимо от подоплёки Вашего подхода объединение этих понятий имеет глубокий смысл.

Прежде всего, следует отметить, что проблема безопасности стара как мир. Для человека она становится особенно актуальной с возникновением и развитием сложных социальных систем: общества, государства. Естественно, что в современной цивилизации, где определяющими факторами развития и лидерства являются технологии и всё то, что аккумулируется в понятии экономика, именно обеспечение экономической безопасности становится доминирующим государственным делом. Констатируя, что то или иное государство обеспечивает экономическую безопасность, мы, одновременно констатируем, что дела у этого государства идут хорошо.

В современном обществе экономическая безопасность является лакмусовой бумажкой, определяющей стабильность и благополучие данного государства. По умолчанию предполагается, что обеспечение экономической безопасности прерогатива, как говорят, компетентных органов. Это, конечно, так. Но правоохранительные органы действуют подобно хирургу, то есть, по факту болезни, а хирургическое лечение, как известно, сводится к удалению поражённого органа.

Конечно, если общество здоровое, этих мер бывает достаточно, чтобы в целом обеспечивать экономическую безопасность. Но какое общество можно назвать здоровым? Очевидно, то, в котором всё, начиная с психологии отдельного гражданина и заканчивая народным менталитетом, функционирует в границах определённых правовых норм. Если этого нет, то появляются социальные болезни, которые, в конце концов, превращаются в проблемы экономической безопасности.

Итак, в любом современном обществе вопросы экономической безопасности являются актуальными, но, естественно, наиболее остро они встают в обществах, переходящих к другому типу социальных и экономических отношений. Наше общество, которое Вы назвали постсоветским, общество именно такого типа.

Поэтому мы сегодня, к сожалению, сталкиваемся с таким «букетом» проблем, которые невозможно решить действиями только правоохранительных органов. Необходимы системные решения, вовлекающие в действие все слои общества на правовом, социальном и экономическом уровнях. К сожалению, из-за формата интервью, я вынужден говорить, может быть, чересчур абстрактно. Было бы гораздо интереснее на конкретном анализе, например, коррупции или «отмывании» доходов, полученным преступным путём, показать, насколько опасны для экономической безопасности страны такие явления.

Надеюсь, это не последний разговор с Вами, тем более что нам действительно будет, что сказать, так как сейчас в нашем филиале создается и начинает активную работу «Центр анализа, прогноза и экспертизы проблем экономической безопасности». Информационно-аналитическая база этого центра, я полагаю, позволит нам в ближайшем будущем публиковать серьезные аналитические исследования по различным аспектам экономической безопасности.

 

ЧАСТЬ III

РЕЦЕНЗИИ, ОТКЛИКИ, ЗАМЕТКИ

 

О НАУКЕ – С ЛЮБОВЬЮ

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 37, 12.09.2007))

 

Эдуард Байков известен читателям республиканских газет и журналов прежде всего как талантливый писатель-беллетрист и яркий журналист. И, наверное, немногие знают, что Эдуард Артурович – еще и подающий большие надежды ученый-гуманитарий: философ, историк, социолог. Особенно хотелось бы отметить, что Э. А. Байков – настоящий популяризатор науки, науковед – каковых среди научной братии раз-два и обчелся. И немудрено: для того чтобы доводить сведения о достижениях науки, да и просто информацию о повседневной деятельности ученых до широких масс, нужно уметь в популярной, доступной форме изложить все это, а для этого, в свою очередь, необходимо быть одновременно и писателем (заметим: хорошим писателем!), и ученым. Что мы и имеем в лице Э. А. Байкова.

Эдуард Артурович с детства мечтал стать писателем, восхищался творческой работой журналистов. А еще его увлекала наука, возможность открытий, познание неизведанного. Предпочтение он отдавал биологии и географии, не чурался истории и обществоведения. В меньшей степени интересовался точными науками – впрочем, и в этих дисциплинах показывал неплохой результат. К примеру, в выпускном аттестате по химии у него стоит «отлично».

По окончании школы, в переломном 1985 году (напомню: пришел новый лидер и объявил перестройку с гласностью в придачу) Эдуард поступил на исторический факультет Башкирского государственного университета, где проучился на вечернем отделении – совмещая работу с учебой по вечерам, а это нелегкое дело для молодого человека, – вплоть до другого переломного года – рокового 1991-го. Дипломную работу на тему, впервые рассматривавшуюся в нашей республике, а именно – «Происхождение буддизма» (научный руководитель – профессор Р. З. Янгузин), Байков защитил на отлично. Члены госкомиссии прочили вчерашнему студенту блестящую карьеру ученого – специалиста по истории религиозно-философской мысли человечества. Но… Эдуард Байков решил пройти иные университеты – жизненные.

В течение последующих 15 лет он работал в Советском РК СДМБ (зампредседателя), на ГТРК «Башкортостан» (от рекламного менеджера до продюсера видеопроизводства), затем в администрации Октябрьского района г. Уфы (ведущим специалистом информационно-аналитического отдела). В новом веке он, наконец-то, осуществляет мечту своего детства: становится профессиональным литератором и журналистом. Вливается в по-настоящему дружный коллектив республиканской газеты «Истоки» (собкор, завотделом, заместитель ответсекретаря, ныне – ответственный секретарь).

В 2001 году, успешно сдав все экзамены, Э. Байков поступает в заочную аспирантуру по кафедре философии Уфимского государственного нефтяного технического университета – и, таким образом, вновь возвращается в науку, совмещая научную деятельность с журналистикой и литературой. Научным руководителем его становится профессор Г. Х. Мусин. Байков благополучно справляется с учебным планом – пишет диссертацию, сдает на отлично кандидатский минимум, проходит успешно предзащиту. Ко времени окончания (в 2006 г.) аспирантуры его перу принадлежит около пятисот публикаций, из них научных – свыше 60.

Работая над диссертацией, Эдуард Артурович на основе исследований различных научных дисциплин и направлений, обобщив огромный массив данных естественных и общественно-гуманитарных наук, описал такой атрибут бытия, как коэволюция.

По Э. Байкову, коэволюция – совместное развитие любых систем, имеющее диалектически противоречивый характер, есть универсальное свойство и способ существования материи, приоритетный атрибут бытия в мире. «Изюминка» его диссертации заключается в доказательстве того, что коэволюция (проявляемая на любых уровнях организации материи) с появлением человечества закономерно реализуется именно как неантагонистическая взаимодополняемость природных и общественных систем, с одной стороны, а с другой – как неантагонистические противоречия внутри самого общества. Реализации этой закономерности противодействуют антагонистические, непримиримые противоречия в самом обществе и в отношениях между людьми и природой, мешающие людям жить действительно по-человечески. На том уровне развития производительных сил, которого сегодня достигло человечество (согласно Ф. Энгельсу, это тот уровень, на котором заканчивается предыстория человечества), последнее может дальше развиваться либо коэволюционно (то есть подлинно по-человечески), либо никак – и если коэволюция так и не реализуется как закономерность развития человечества, если непримиримые противоречия так и останутся основным его двигателем, то это развитие скоро закончится гибелью земной биосферы, а вместе с ней и ноосферы (области распространения человеческого разума).

А вообще кругозор научных интересов Байкова достаточно широк – глубинная психология, социальная философия, экология, футурология, философия кризиса, история и философия техники, виртуалистика… Его интересуют вопросы искусственного интеллекта, виртуальной реальности, постиндустриального общества… Он с увлечением изучает космологические концепции, данные квантовой механики и релятивистской теории, синергетики и системного анализа. Не случайно Эдуард Артурович был принят в состав Башкирского отделения Научного совета Российской академии наук по методологии искусственного интеллекта (БО НСМИИ РАН), являясь консультантом по связям с общественностью.

Наряду с напряженной исследовательской работой по своей основной тематике, Э. Байков уделяет много внимания освещению наработок и достижений своих коллег по научному цеху. Он с большим знанием дела и весьма доступным языком увлекательно рассказывает о философах, педагогах, социологах, экологах, химиках, физиках, геологах, кибернетиках и представителях иных научных профессий Башкортостана. В популярной форме излагает, что есть нового, каковы достижения на этом поприще местных ученых и изобретателей. Результатом трудов писателя-ученого явилась его новая (шестая по счету) книга «Горизонты науки Башкортостана», которую я с удовольствием рекомендую любознательным читателям.

Владислав БУГЕРА,

доктор философских наук,

доцент кафедры философии УГНТУ,

зам председателя БО НСМИИ РАН

 

 

ИМПУЛЬС ЦЕЛЕУСТРЕМЛЕННОСТИ

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 38, 19.09.2007))

 

Мир творческих его увлечений, устремлений и пристрастий – многогранен. Эдуард Байков не сузил свой путь лишь журналистской тропой. Но в ней утвердил себя прочно.

Мне дорого его полемически-страстное, «раскаленное» журналистское перо. Даже в вяловатом жанре интервью наработкам журналиста не льнет подпись: «Беседу записал…». Он – не из пассивно записывающих ответы на заранее заготовленные вопросы. Его интервью сродни настойчивому костерку раздумий, в который он азартно подбрасывает хворост огненосных вопросов, с заботливым профессионализмом разжигая диалог, усиливая его мыслеемкость.

Эрудиция его захватывает. Родился Эдуард в Уфе в 1967 году, успешно закончил исторический факультет БГУ. А затем и аспирантуру на кафедре философии Уфимского государственного нефтяного технического университета. Привлекает сама культура его мышления. Последовательная целеустремленность. Каждая его книжка – ступенька последующей. Новая высотка, которую он берет с боем… Дедовская жилка…

Его дедушка – Султан Шагимарданович Байков, сподвижник Мажита Гафури, Гайнана Амири, Мухаметши Бурангулова, второй по счету (после Афзала Тагирова) директор Башкирского научно-исследовательского института национальной культуры (ныне Институт истории, языка и литературы УНЦ РАН), проигнорировав армейскую бронь, ушел на фронт. Сколько недописанных работ – литературных, научных – он унес с собой!..

Внук подхватил творческую эстафету… Уже сейчас непросто перечислить его публикации – свыше 450!..

Кто-то скажет, проанализировав острые поднятые им в статьях темы, мол, «разбрасывается»… Сосредоточился бы на чем-то одном. Но сама природа наша дает пример эффективности «перекрестного опыления».

Ну, а разве в Познании – не сходное?!.

Отец кибернетики Норберт Винер чутко приметил: что многие открытия задерживаются только оттого, что ставшее классикой в одной области не известно представителям другой… Эдуард Байков умеет искусно, плодотворно пользоваться принципами «перекрестного опыления» в своем публицистическом творчестве. Понятийное мышление в нем гармонично сочетается с образным. Без «перехлестов» этих составляющих, стиль изложения – ясный, последовательный, логика – безупречна, аргументация – прочная и в чем-то похожа на многогранный кристалл с притягательными его высверками… Такое впечатления производят нередко его аргументы.

Приметил: знакомых мне уфимских студентов-филологов привлекла его вдумчиво-почтительная публикация «Священные символы эпоса «Урал-батыр», открыв новый ракурс – принципы глубинной психологии Фрейда и Юнга. Думаю: эта публикация вызовет отзвук за рубежом.

Я несказанно обрадовался, когда недавно вышел в серии «Библиотека «Истоки» сборник Э. Байкова «Горизонты науки Башкортостана». Этот емкий сборник вобрал в себя статьи, очерки, эссе творчески неуспокоенного автора, раскрывая широкие горизонты его интересов. Отпала необходимость отыскивать его статьи в увесистых газетных подшивках. А пишет он так, что ряд его статей хочется перечитывать.

Отнюдь не в каждой публикации в нынешней прессе встретишь такой затаенный «фирменный авторский магнит…». Его сплав – из притягательного зернышка концептуальности, из изящного композиционного построения, где есть конфликт и его разрешение. Он любит осмысливать острые болевые проблемы Времени и при этом никогда не уходит в общесловие…

Где, как не в притягательно-многомерном, загадочном пространстве фантастики «обкатывать» провидческие идеи, моделировать счастливые угадки контуров Будущего? Байков влюблен в фантастику. Это пристрастие объединило его с многочисленными единомышленниками. Он – председатель творческого объединение «Фантасофия», издатель одноименного литературного альманаха. Относится к этой хлопотной работе с трепетным интересом.

– Почему? – спрашиваю Эдуарда.

Он не спешит с ответом. Говорит:

– В фантастике есть пленительная, вдохновляющая раскованность, которая в чем-то даже – сродни джазу…

Сам улыбается явно неожиданному своему сравнению, которое меня привлекло. Отозвалось собственными ассоциациями.

Его роман «Гнев» захватил сюжетной остротой.

– Как ты выстраиваешь свой сюжет?.. – спрашиваю я литератора.

– Богиня Ариадна, чтобы я не заблудился в зловещих лабиринтах повествования, протянула мне клубок с нитью сюжета.

– Мне бы ее щедрость!.. – весело вздыхаю я.

Эдуард тотчас отзывается в сходной веселой тональности:

– Хочешь, я позвоню ей и попрошу, чтобы и для тебя оставить такой клубок?!

В глазах – озорника...

Берет сотовый телефон и весело, с дорогой для меня КВНовской легокоподъемностью набирает SMS-сообщение. Я с такой быстротой делать это не умею. «Античной богине Ариадне. Прошу выслать дополнительный клубок, спасительная нить которого будет использована для построения сюжета. SCHERZO».

Этот музыкальный термин («быстрая пьеса») переводится, как термин-шутка.

КВНовский азарт моего собеседника – зажигает. Увлечение фантастикой дает заветную раскованность фантазии. Нынешняя его игривость меня греет, устаешь от унылых угрюмцев…

Но в своих публикациях он предельно серьезен, собран. Там ни малейшей расслабленности от него не жди. Упруг, как боксер на ринге. Аргументация его авторских мыслей – особенно на дискуссионные темы – подобна четким боксерским ударам: тут и хук, и апперкот, и крюк… Мне доводилось с ним вести спор. Ощущал…

Вдумчиво и ответственно осмысливая вечные вопросы, Эдуард Байков не гнушается и бытовых тем. Самых что ни на есть – житейско-бытейских. Он удивил меня поначалу публикацией о том, как пожилой, мучимый давящей опухолью пожилой мужчина, не отыскав места в нарядной столице для решения проблемы «малой нужды», выбрал для этого недозволенное место и был подвернут унизительному преследованию. Факт вроде – малозначительный. А вот ведь поставил автор ребром вопрос об общественных туалетах. Не роботы же ходят по улицам, а – живые люди с соответствующими живыми нуждами….

А на мою реплику по поводу «снижения темы» заостренно ответил:

– Недавно видел концертный номер: там на облаке ангелоподобно сидят персонажи, ноги свесили, ну, как бы в раю находятся и рассуждают…

Сквозняк иронии собеседника тотчас смутил. В самом деле: все то, что связано с человеческими заботами, у журналиста не может не вызвать сопереживания… Нужно любить не себя в журналистике, а чутко улавливать и отражать болевые вопросы жизни, которые способно решить журналистское перо. Он – из таковых…

Недавно мне рассказали приезжие кинематографисты о том, какая творческая удача сорвалась у нашего земляка.

Когда ему исполнилось 25 лет, по счастливому стечению обстоятельств его фантастическим романом «Меч Господень» заинтересовались кинематографисты с «Мосфильма», тут же решив ставить по нему фильм – футуристический боевик. Режиссеров Игоря Муругова (автор прогремевшего тогда по стране боевика «Риск без контракта») и Георгия Николаенко (постановщик знаменитого фильма «А завтра была война» и «крутого» шпионского детектива «Досье на человека в белом мерседесе») сценарий не просто заинтересовал, а покорил своей новизной и необычностью, и они даже приехали в Уфу, чтобы по их словам «посмотреть вживую на местного гения».

Все шло слишком гладко, чтобы благополучно завершиться, – с молодым автором был заключен контракт на приличную сумму, удалось договориться с ялтинской киностудией для натурных съемок, утверждены актеры на заглавные роли, профессиональной сценарист Юрий Мегицко взялся за переложения романа на киносценарий, и даже закуплена кинопленка… Но, увы, все мы помним начало девяностых – время тотального «кидалова». Продюсер, финансировавший проект, взял под него кредит в банке – приличную по тем временам сумму два миллиарда… и был таков. Вот и вся история.

Другой бы мог надломиться от такой утраты. Байков – стойкий.

Это – от его корней… Ушел в начале 1942 года наперекор «брони» на фронт его дед – погиб в 1943-м…

Думаю его активность – от чувства задолженности… Высокая созидательная сила таится в этом сердцем осознанном Долге Памяти…

По журналистской молодости своей знаю: чувство долга в работнике на суровом конвейере по имени «газета» должно быть развито остро. Эдуард Байков со всем этим справляет добротно, четко. Ответственно. Мастеровито.

Выдвижение его на республиканскую журналистскую премию имени Шагита Худайебердина, уверен, обрадует многих, кто ценит его публикации… Я был хорошо знаком с дочерью героя гражданской войны, литератора Ш. Худайбердина, известной балериной Тамарой Шагитовной Худайбердиной. Помню ее отношение к газетным статьям и вдумчивым журналистам. Уверен: публикации Эдуарда Байкова ее бы искренно обрадовали отважной «наступательностью» его пера и глубокой человечностью. Деятельно любить человека, отстаивать своим пером его интересы – тоже талант… Его называют – «талантом неравнодушия».

И еще – очень личное. Как и любой автор, я болезненно переживаю даже малые сокращения в своих текстах. Байков – высокий профессионал, искусный в неболезненных сокращениях. Протягивая ему рукопись, я знаю: ее пульса он своим искусным сокращением – не нарушит… Спасибо ему за это!..

Ренард ХАНТИМИРОВ

 

ФИЛОСОФИЯ ЗНАНИЯ

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 38, 19.09.2007))

 

Содержание любого периодического издания, особенно такого крупного для нашей республики, как еженедельник «Истоки», может являться предметом разностороннего научного анализа: социологического (кто читает?), филологического (язык), тематического, литературоведческого. Его результаты могут оказаться полезными как самому изданию, так и молодым ученым – например, выходом на диссертацию.

Особый интерес может представлять анализ оригинального творчества ведущих журналистов, формирующих облик издания, тематику статей, их верность документальности и научной строгости.

Вообще, любой анализ – это весьма трудоемкая работа. Как минимум, необходимо просмотреть все номера издания, выявить количество статей того или иного направления и привести их к некоему общему знаменателю.

В этом смысле очень удачно «подставился» постоянный член редколлегии «Истоков», перечисление титулов которого занимает целую страницу, – Эдуард Артурович Байков (с его биографией и титулатурой можно познакомиться в номере «Истоков» от 12 сентября с. г.). Из публикаций практически двух последних лет он составил книжку «Горизонты науки Башкортостана», включающую более двадцати его статей. Такого издания, открывающего серию «Библиотека “Истоки”», заслуживают многие журналисты как этого, так и других изданий, что позволяет оценить их творчество в полном объеме.

У постоянного читателя, довольно часто встречающего имя Байкова, наверняка должно сложиться впечатление о нем как о писателе, сочиняющем фантастические рассказы с уклоном в мистику и некую «чертовщинку», но в основном пишущем научно-популярные статьи о философии. Читатель, сдав в свое время экзамены по диамату и истмату, основательно философию подзабыл. Тем не менее, ему кажется, что содержание статей он понимает, хоть и не до конца, что должно тешить его интеллектуальное самолюбие.

Но, собранные под одной обложкой, эти статьи производят гораздо более сильное впечатление, чем в газете. Прежде всего, этот сборник соответствует своему заглавию – «Горизонты науки Башкортостана» – и показывает, что наука у нас находится на передовом уровне. Несколько публикаций в виде рецензий или содержательных интервью посвящены выдающимся ученым республики: И. Валееву (о символах в нашей жизни), В. Бугере (о сущности человека), Ф. Терегулову (теория происхождения вселенной), М. Доломатову (о многокомпонентных системах).

Значительное внимание автор уделяет передовым рубежам информационных технологий (искусственному интеллекту), выражая собственное к ним отношение и информируя читателей о конференциях и симпозиумах на эту тему. Интересуют его и общеэкологические проблемы. Хороша для первого знакомства научно-популярная статья о нанотехнологиях. Кстати, этой проблеме недавно посвящалась конференция в Уфе, на которую собрались ученые многих стран мира.

Но, конечно, основное внимание в сборнике уделяется профессиональной проблеме автора – философии. Для многих окажется неожиданностью, что эта отрасль науки интенсивно развивается. В Башкирии работают 18 докторов философских наук.

Изложение всех тем – эмоционально, на хорошем литературном уровне. Чувствуется, что автору эти проблемы важны и чрезвычайно интересны самому. К сведению читателей, писать журналистские статьи гораздо труднее, чем, например, рассказы: ведь надо укладываться в одну страницу (около 12 тысяч знаков – это максимум), и журналисту частенько приходится «вставать на горло собственной песне».

В целом, сборник – для нас интересная и оригинальная новинка. Редакцию газеты «Истоки» следует поблагодарить от имени всех ее читателей за инициативу его издания и выразить надежду, что и остальные ведущие журналисты порадуют нас аналогичными книжками.

Тираж сборника незначителен (первое издание – 100 экз.). Может быть, было бы более эффективным определять его по предварительной подписке как среди постоянных подписчиков, так и среди желающих (после хорошей рекламной кампании в самой газете).

Михаил КУРГАНСКИЙ,

кандидат технических наук,

доцент УГНТУ

 

ТАМ, ЗА ГОРИЗОНТОМ…

 

Не покривлю душой, если скажу, что на информационном рынке нашей республики произошло замечательное событие: вышла в свет книга уфимского журналиста, писателя и ученого Эдуарда Байкова. Это сборник статей, очерков и эссе «Горизонты науки Башкортостана».

Уже из самого названия видна тематика и содержание книги. В ней собраны публикации, ранее выходившие в республиканской и центральной прессе, в альманахах и коллективных сборниках, в Интернете. Автор ведет конструктивный разговор, посвященный многим насущным вопросам современной науки. Перед читателями предстают яркие образы ученых и научных организаций Республики Башкортостан.

Современное состояние науки Башкортостана определяется теми процессами, которые проходили в течение последних десяти лет, после распада Советского Союза. За это время из-за недальновидной политики, сопровождавшей шоковые рыночные реформы, затраты на научные исследования сократились более чем в 20 раз.

Результатом этого стало не только сокращение тех, чрезмерно раздутых отраслей, связанных в первую очередь с оборонной промышленностью, но и практически всех других отраслей науки, в том числе медицины и здравоохранения. В значительной мере прекращены океанографические и геологические исследования, традиционно хорошо развитые в России.

Сложные процессы проходят в общественно-гуманитарных науках, что и подтверждает книга Байкова. Тем не менее, несмотря на все трудности, происходит несомненное развитие гуманитарных и социальных наук, экономики.

К сожалению, пишет Байков, понимание того места, которое естественные науки занимают в современном мире, совершенно недостаточно, и отсутствие политики в области науки и техники стало характерной чертой всего пореформенного времени. И сегодня, с приходом нового правительства, произошла очередная перекройка министерств, и наука вновь оказалась бесхозной.

Тем не менее, Республика Башкортостан может и должна поддерживать, как часть культуры, свою науку и образование. Более того, наукой поставлена задача интегрирования в систему высшего образования. Это давно сформировавшееся и традиционное разделение науки и образования пока не преодолено. Также не найдены возможности для поддержки прикладной науки со стороны нового русского капитала и промышленности, в которой процессы реструктуризации и технологического обновления идут очень медленно.

Однако более всего критично положение молодых ученых. С точки зрения автора книги, от решения судьбы нового поколения ученых зависит не только судьба науки в России, но и самой страны. Способный молодой научный работник, окончивший университет, получает хорошее, даже прекрасное по мировым стандартам образование.

Как было замечено, в науке молодое поколение должно постепенно сменять старшее. Но наука стареет и в нашей стране традиционно сосредоточена в Москве. Однако более чем когда-либо, в настоящее время важно ее развитие в других регионах. Это отдельная проблема, связанная с федеративным развитием и единством страны. Если в Советском Союзе были приняты смелые и результативные решения по созданию региональных центров науки в Новосибирске, на Урале, на Дальнем Востоке, в Поволжье, то в современных условиях, несомненно, должны быть определены региональные приоритеты и найдены новые пути их реализации.

В заключение следует заметить, что Байков очень верно определяет судьбы науки, которые зависят не только от денег или внимания правительства.

В науке своеобразно сочетаются демократия научного сообщества и правота того, кто открыл новое. В области ее организации сочетается диктатура разума и свобода идей. Сегодня надо примирить холодный расчет эффективности рынка и непредсказуемое, но никогда не изменяющее нам удовлетворение от открытия тайн природы, успех в использовании познанного. Эти обстоятельства всегда сопровождали развитие науки, однако в современной России они до предела обострены. Тем не менее, от их разрешения зависит не только наше будущее, но в значительной мере и будущее мировой науки и самого мира. Что нас ждет там, за горизонтом научно-технического прогресса?.. Поживем-увидим.

Александр ЛЕОНИДОВ,

кандидат социологических наук,

главный редактор газеты

«Предприниматель Башкортостана»

 

«ЗЕРНА ВАШЕГО КОЛОСА…»

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 39, 26.09.2007))

 

Много лет работая в научном архиве Уфимского научного центра РАН, я имела возможность «прикасаться ко Времени» осязаемо – через уникальные документы, ощущать связь Времен, неугасимость подлинного… Достаточно сказать, что в нашем архиве хранится бесценная рукопись башкирского эпоса «Урал-Батыр» – тот чистый родник башкирского фольклора, который, обретя международную орбиту признания, будет питать вдохновение исследователей многих поколений…

По обыкновению исследователи, которые занимались в нашем небольшом читальном зале, дарят книги с автографами. И я, с интересом знакомясь с ними, открываю для себя, как, образно говоря, «пыльца» фактов превращалась в мед научных откровений.

А недавно мне показали книгу – уже вторую, приятно изданную в серии «Библиотека «Истоки» – «Горизонты науки Башкортостана» Эдуарда Артуровича Байкова. Наша научная сотрудница сказала мне, что этот, состоящий из статей, очерков и эссе сборник принадлежит перу внука бывшего директора Башкирского научно-исследовательского института национальной культуры (ныне ИИЯЛ УНЦ РАН) – Султана Шагимардановича Байкова. В нашем архиве бережно хранятся и востребованы исследования писателя и ученого, посвященные творчеству и биографии первого народного поэта нашей республики Мажита Гафури.

Пожилые сотрудники вспоминали, что Султан Байков был яркой личностью. Деятельный. Собранный. Волевой. Человечный. Беззаветно преданный своему призванию.

В своей статье (журнал «Ватандаш», № 1, 2002 г.) об Институте истории, языка и литературы УНЦ РАН академик Гайса Хусаинов пишет: «Молодой директор Института литератор С. Байков, Хай Мухаметьяров, Низам Карипов сложили головы на поле боя. В 1944 г. в Институте осталось только 7 пожилых сотрудников».

А вот цитата из статьи (там же) директора ИИЯЛ М. Надергулова: «Во второй половине 30-х годов на работу в отдел (отдел литературы ИИЯЛ УНЦ РАН, в прошлом – Сектор языка и литературы Института национальной культуры при Башсовнаркоме – М. Г.) пришли писатели А. Тагиров (директор института), Г. Амири, Дж. Лукманов, М. Хай (Х. Г. Мухаметьяров), С. Байков, М. Гафури, Г. Салям, а также А. Г. Кудашев и А. И. Харисов, навсегда связавшие свою жизнь с наукой. <…> В годы Великой Отечественной войны некоторые сотрудники отдела ушли на фронт. М. Хай и С. Байков геройски погибли на поле боя».

К сожалению – крайне мало сохранилось биографических данных о нем. Скромность была нормой жизни этих подвижников науки. Обрадовала возможность увидеть его на фотографии. Легко угадать в фотоизображении человека творческого горения.

Вглядываюсь в изящную роспись Султана Шагимардановича под последним его Приказом. А ниже уже иной, судьбоносный для С. Ш. Байкова Приказ, свидетельствующий о его уходе на войну. Он имел бронь, но не мог «бронею» покрыть свое сердце. Как и миллионы солдат Великой Отечественной – погиб…

Недавно я слушала запись песни в исполнении Муслима Магомаева на стихи мудрого горца Расула Гамзатова. Это – «раскаленное» раздумье о преемственности:

 

«…Листья вашего дерева, а не серая тень его, это – мы,

Зерна вашего колоса, эхо вашего голоса – это мы…»

 

Что скрывать: чаще пожилые, и не без основания, досадливо бурчат на новое поколение, видя бесцеремонность, равнодушие, снисходительное отношение к героическим страницам отечественной Истории. И это вызывает закономерное отчуждение. Хочется иных, позитивных примеров, мы тоскуем по ощущению мудрой преемственности.

Так вышло, что ознакомление с книгой Э. А. Байкова невольно начало резонировать с этой песней…

Я просматриваю книгу с оглавления. Вот и сейчас вчитываюсь: «Символы вокруг нас», «Вселенная Терегулова», «Многокомпонентная Вселенная», «Творцы искусственного интеллекта», «Ноосфера – прорыв в высоты духа», «Точки роста», «Завоеватель или друг?»… Не скрываю – захватывает.

А вот штрихи биографии автора: «Профессиональный литератор, писатель-беллетрист, автор романа «Гнев», словаря «Символика сновидений» (глубинно-психологическая интерпретация)…» Ой, пожалуй, стоп! Тот, кого заинтересуют биографические данные, сам отыщет и прочтет.

Но больше всего меня, конечно, привлекла статья Эдуарда Байкова «Священные символы эпоса «Урал-батыр».

Начала читать настороженно: пойму ли я тонкости глубинной психологии?..

К счастью автор не бравирует сложными терминами, о сложном пишет просто и ясно. Чувствуется добротная журналистская школа «Истоков» – газеты внимательной к читателям, к их запросам, щедро «сеющей доброе, разумное, вечное».

Статья написана с опорой на достижения мирового познания. Ни толики местечкового провинциализма. Раздумья автора открывают широкие горизонты обобщения. Впечатление такое: будто взобрался исследователь на Гору Познания и повествует нам о далеких горизонтах.

Читала и думала: «Эх, если бы это успел прочесть его дедушка, погибший на войне!..»

И вновь в памяти зазвучало: «Зерна вашего колоса, эхо вашего голоса – это мы…»

В книге меня захватили интервью с Владиславом Бугерой, доцентом кафедры философии гуманитарного факультета Уфимского государственного нефтяного технического университета.

Читая, ощущаешь «эффект собственного присутствия». Байков умеет задать вопросы, которые волнуют и нас – читателей. Качество, на мой взгляд, редкое. Иногда кажется, что журналисты слышат только себя. А подчас занимаются самодемонстрацией. Автор сборника – скромен, упруг, лаконичен и видит «свет в конце тоннеля», настойчиво в своих раздумьях ищет позитивное решение проблем. Устаешь ведь от нытиков и жалобщиков…

Сборник к радости избавляет от необходимости искать подшивки, а «Истоки», увы, сейчас не продается в киосках, хотя мы любим эту газету, притягательную самим уже своим эпиграфом: «Сейте доброе, разумное, вечное».

Выход приложения в виде сборников очень радует. Это открывает перспективу более удобного общения с полюбившимися авторами.

Не сомневаюсь в том, что выдвинутая на журналистскую премию имени Шагита Худайбердина, книга Эдуарда Артуровича Байкова своей концептуальностью, публицистической страстностью заслуживает признания.

Я уверена – ее будут цитировать, потому что автор поднимает животрепещущие темы современности и делает это высокопрофессионально, последовательно ведя свою, выверенную с наукой, линию повествования.

Недавно один из журналистов подарил нашему читальному залу превосходный портрет одного из гвардейцев, майора башкирской кавдивизии, который совсем мало проработал в нашем институте и ушел от нас на фронт. И к счастью, несмотря на четыре ранения, вернулся с четырьмя орденами, но был направлен в журналистику и всю жизнь тосковал, вспоминая счастливое время работы в нашем институте. А перед смертью сказал, что если бы начал жить заново, то вновь занимался бы фольклором в нашем институте. Этот гвардеец – журналист Калимулла Халиуллович Габитов, чье столетие замечательно провели в центральной библиотеке имени Музагита Хайрутдинова в городе Октябрьском.

А портрет с любовью выполнил талантливый художник из Туймазов Ториз Насибуллин, передав его нам в дар. Спасибо ему за этот чудесный подарок! Я думаю, галерея благодарной памяти у нас будет расти. Внук погибшего на фронте Султана Байкова обрадовал нас фотопортретом своего деда, заботливо отпечатанном типографским способом, которого так нам не хватало.

Примечаю: такая благодарная память дарит ученым в нашем читальном зале созидательную энергию. Успехов вам, дорогой преемник творческого запала неугасимого в нашей памяти Султана Шагимардановича Байкова!

Ваша книга согревает и дарит светлые зернышки оптимизма: не распалась животворная связь поколений!

Магфия ГИНДУЛЛИНА,

зав научным архивом УНЦ РАН

 

ЛИТЕРАТУРНЫЙ ПСИХОАНАЛИЗ В УФЕ

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 40, 03.10.2007))

 

Читатели «Истоков», в № 37, от 12.09.07, возможно обратили внимание на статью об Эдуарде Байкове под рубрикой «На соискание премии им. Шагита Худайбердина», с наглядной презентацией его сборника очерков о науке Башкортостана, вышедшего в серии «Библиотека «Истоки», с посвящением 450-летию добровольного вхождения Башкирии в состав России.

«Библиотека «Истоки» (литературное приложение к одноименной газете) была задумана нами как периодическое издание произведений, прежде всего наших постоянных авторов. Разумеется на общественных коллективных началах, по типу самиздата. Ныне это более модно называть «проектом», под названием «Библиотека «Истоки».

С этой целью, была создана общественная редакция для помощи авторам в подготовке самиздатовских сборников. С начала 2007 года к печати (к распечатыванию или тиражированию) уже подготовлено пять подобных сборников и один из них (нулевой) принадлежит публицистическому перу Эдуарда Байкова.

Далее мне хотелось бы поддержать Эдуарда Байкова как одного из наиболее достойных кандидатов на самую престижную журналистскую премию Башкортостана.

И не только как «яркого журналиста», но и как литературного критика, активно выступающего с литературной критикой в тех же самых «Истоках». И в первую очередь, как организатора издания под эгидой «Фантасофия» сборников литературно-критических статей – «Уфимская литературная критика», издаваемых с 2003 года. Где смогли апробировать свои критические («луковые», по выражению А. Касымова) перья такие известные уфимские писатели и журналисты, как Юрий Горюхин, Светлана Чураева, Игорь Фролов, Денис Лапицкий, Алексей Симонов, Александр Леонидов, Александр Стрелец и многие другие. Учитывая при этом и то, что при довольно бурной литературной жизни в Уфе, у нас, по сути, отсутствует литературная критика. И особенно это стало ощущаться после ухода из жизни нашего единственного профессионального литературного критика Александра Касымова.

Что же касается самого Байкова, то он, на мой взгляд, внес в нашу традиционную литературную критику нечто совершено новое. Новаторское. Неординарное. Ноу-хау, как сказали бы теперь. А именно редкий, даже по всероссийским меркам, так называемый психоаналитический метод литературной критики. И, в частности, в уже упомянутом сборнике из «Библиотеки «Истоков» выступил с прямо-таки завидным для любого критика литературно-критическим очерком под названием «Священные символы эпоса «Урал-Батыр», в котором подвергает уникальный народный эпос глубинному так называемому юнгианскому психоанализу.

Правда, и здесь необходимо оговориться, Байков оттолкнулся от моей литературной сказки «Дочь Солнца», написанной по мотивам вышеназванного эпоса. Но это только формально. Ибо его литературный психоанализ коснулся всего произведения в целом.

И эта высокая, находящаяся на стыке пограничных наук, и совершенно новая для нас литературная критика, еще мало кем признаваема и редко пока практикуема. Критика, из которой и мне, давно знакомому с теорией и практикой глубинной психологии, стало известно много чего совершенно нового, интересного и значимого.

Например, касающегося характера башкир. Таких редких, по нашему смутному времени, черт их характера, как простота и открытость, великодушие и гостеприимство. С таким же редким фоном собственного достоинства и самодостаточности. Или, что касается глубины народной памяти. А именно, в коренном башкирском народе, в его коллективной подсознательной памяти, сохранилось наиболее древнее по эволюции и самое сильное по жизни, женское духовное начало. Равно как и в подсознании русских, где оно выступает в качестве Матери-сырой-Земли, а в подсознании башкир – в образе Дочери Солнца. В образе Великого солнечного духа всех жен и матерей, как старых, так и новых современных башкир! В образе Великой солнцеликой проводницы башкирского народа к Свету. К Разуму. К Возрождению.

Георгий КАЦЕРИК,

врач-психиатр, член СП РБ и РФ

 

КНИГА ДОСТОЙНА СТАТЬ НАСТОЛЬНОЙ

(Опубликовано в газете «Республика Башкортостан» (№ 201, 12.10.2007))

 

В уфимском издательстве «Виртуал» (в серии «Библиотека «Истоки») вышла в свет весьма примечательная книга – «Горизонты науки Башкортостана». В этом издании, посвященном 450-летию добровольного вхождения Башкирии в состав России, известный писатель, журналист, ученый Эдуард Байков, как автор, собрал под одну книжную обложку свои очерки, эссе, статьи, интервью с прогрессивными учеными, а также самобытными изобретателями и другими служителями госпожи Науки. Эти материалы были опубликованы ранее в центральной и республиканской прессе, Интернете, в коллективных сборниках и альманахах. Детище Э. А. Байкова, получившее широкий резонанс в научных кругах Башкортостана и России, выдвинуто на соискание премии Правительства РБ имени Шагита Худайбердина – 2007.

Не столько гостями, сколько истинными соучастниками своеобразного форума – презентации книги «Горизонты науки Башкортостана» стали как члены Творческого объединения «Фантасофия», так и слушатели Народного университета общества «Знание», а также журналисты, писатели, ученые и другие представители творческой интеллигенции Уфы. Словом, в просторном помещении детской библиотеки № 17 в дружеской и непринужденной обстановке собравшиеся по-деловому и со знанием предмета обсудили поистине безграничные горизонты науки нашей республики, достойно оценив исторический вклад как самих ученых мужей, так и тех, кто поднимает на щит пропаганду научных открытий и достижений, заостряет внимание общественности на еще нерешенных задачах и проблемах, встречающихся, увы, до сей поры так называемых подводных камнях…

Так о чем же говорят те 24 публикации, вкрапленные мелким шрифтом в 94 страницы книги? Если коротко, то о первых шагах – открытиях в самых разных отраслях науки, включая вехи и перспективы философии, с анализом и сопоставлением зарубежных столпов науки и техники с отечественными. О многом, думается, говорят и сами названия тем. Это, к примеру, и «Священные символы эпоса «Урал-батыр», и «Вселенная Терегулова», и «Наука в XXI веке», и «Социогеном и человечество», а также «Альтернативная энергетика», «Великая коэволюция» и многое другое в том же духе.

«Эта книга Эдуарда Артуровича Байкова, – сказал один из участников презентации, – вполне достойна стать настольной».

И я, как автор этих строк, с ним солидарен.

Фирдаус ЗИГАНШИН

 

ПАМЯТНАЯ ВСТРЕЧА

(Опубликовано на официальном сайте администрации г. Уфы)

 

В Октябрьском районе столицы состоялась творческая встреча слушателей Народного университета «Знания – старшим поколениям» с писателем-ученым Эдуардом Байковым. Ветераны приняли активное участие в обсуждении его сборника статей, очерков и эссе «Горизонты науки Башкортостана», посвященного 450-летию добровольного вхождения Башкирии в состав России и выдвинутого на соискание премии имени Шагита Худайбердина.

Писатель-беллетрист, поэт, публицист и литературный критик, ответственный секретарь республиканской газеты «Истоки» Эдуард Байков является членом Союза писателей СНГ, Международного Союза писателей «Новый современник», Союза журналистов Республики Башкортостан, Союза журналистов России. Он – член Российского философского общества, общества «Знание» России, Всероссийского общества охраны природы, Российского союза молодых ученых, Башкирского отделения Научного совета Российской академии наук по методологии искусственного интеллекта, автор романа «Гнев» и свыше 480 публикаций в российской прессе, в российских и украинских сборниках и альманахах, в Интернете. Кроме этого, Эдуард Артурович является председателем творческого объединения «Фантасофия», издателем литературного альманаха «Фантасофия», сборника «Уфимская литературная критика». Им выпущен сборник научных статей «Коэволюция и человечество», словарь «Символика сновидений», монография «Символика сновидений, мифов и мистицизма». А в 2003 году Эдуард Байков порадовал своих читателей победой на престижном литературном конкурсе «Писатель из народа».

В своем сборнике «Горизонты науки Башкортостана» автор ведет конструктивный разговор, посвященный многим насущным проблемам современной науки. Выступившие на творческой встрече редактор газеты «Предприниматель Башкортостана», кандидат социологических наук Александр Леонидов, писатель-фантаст Фердинанд Бигашев, поэт, публицист и ученый-геофизик Виталий Гаев, профессор, доктор педагогических наук Филарит Терегулов, журналист, писатель и поэтесса Любовь Селезнева, председатель Правления организации общества «Знание» Федор Сопранцов поблагодарили Эдуарда Байкова за его многогранный труд. Выступающие отметили необходимость изданий, где в популярной форме излагается о деятельности ученых Башкортостана. Автор, в свою очередь, подробно ответил на все интересующие ветеранов вопросы. Эта уникальная встреча, где с любовью говорилось о науке, надолго запомнится и организаторам, и слушателям Народного университета.

Информационно-аналитический отдел

Администрации Октябрьского района

городского округа город Уфа РБ

 

С «НЭГОМ» В АКАДЕМИКИ!

(Опубликовано в газете «Новая экономическая газета» (№ 17, 26.04 – 02.05.2008))

 

Редакция «Новой экономической газеты» от всего сердца поздравляет нашего экологического обозревателя Эдуарда Байкова с избранием в члены престижной Российской академии естествознания.

В РАЕ состоят нобелевские лауреаты Жорес Алферов и Виталий Гинзбург. А из уфимских ученых – профессора Филарит Терегулов, Михаил Доломатов и Аркадий Лукьянов. Вот что пишет в Уфу Президент РАЕ, д.м.н., профессор, академик Михаил Юрьевич Ледванов: «Решением президиума Российской академии естествознания (РАЕ) от 18 апреля 2008 г. единогласно Эдуард Артурович Байков избран советником РАЕ по секции «Культура и искусство науки».

Избрание Э. Байкова автоматически включает его в престижный всероссийский проект – энциклопедию «Выдающиеся ученые России». Важно отметить то, что в наше время всеобщей коммерциализации, когда самые экзотические титулы продаются, все вышеизложенное не предусматривает никакой мзды со стороны нового члена академии, что, безусловно, приятно: остались еще научные организации, ценящие не финансовый взнос в свою казну, а интеллектуальный вклад в ноосферу.

Отметим, что большинство публикаций Э. Байкова, высоко оцененных Жоресом Алферовым, Виталием Гинзбургом и Михаил Ледвановым, впервые увидели свет в «Новой экономической газете».

 

ЗНАЙ НАШИХ!

(Опубликовано в газете «Республика Башкортостан» (№ 122, 21.06.2008), газете «Воскресная газета» (№ 21, 21-27.05.2008), на сайте информационного агентства «Башинформ»)

 

Наверное, немногие знают, что уфимский писатель и журналист Эдуард Байков еще и ученый. Только за последние семь-восемь лет им создано и опубликовано свыше 80 научных работ по самым передовым темам – виртуальная реальность, информационное общество, искусственный интеллект, коэволюция общества и природы, квантовая физика и космология…

Научное сообщество Башкортостана и России по достоинству оценило вклад молодого исследователя и мыслителя в науку: Байков является членом Российского философского общества, пресс-секретарем Башкирского отделения Научного совета РАН по методологии искусственного интеллекта, он награжден Почетным знаком «За охрану природы» Центрального совета Всероссийского общества охраны природы.

И вот новое достижение нашего земляка: Байков вошел в состав престижной Российской академии естествознания (РАЕ), в которую входят, между прочим, нобелевские лауреаты по физике Жорес Алферов и Виталий Гинзбург. Официальное письмо за подписью Президента РАЕ, д.м.н., профессора, академика Михаила Ледванова новоиспеченный член Академии получил буквально на днях. В нем говорится, что «решением президиума Российской академии естествознания (РАЕ) от 18 апреля 2008 г. единогласно Эдуард Артурович Байков избран советником РАЕ по секции «Культура и искусство науки».

При этом избрание Э. Байкова автоматически включает его в престижный всероссийский проект – энциклопедию «Выдающиеся ученые России», которая на сегодняшний день содержит статьи о трех тысячах известных ученых и специалистов РФ. 3 тысячи – это всего лишь 0,6 (!) процента от общего количества всех ученых страны. Понятно, что попадают в этот проект лучшие из лучших.

На вопрос, что он чувствует по поводу своего нового достижения, Э. Байков ответил: «С одной стороны, конечно, приятно, когда солидные научные организации по достоинству оценивают вклад в науку молодых ученых. А с другой стороны – это ведь и налагает на «счастливчика» большую ответственность. Некогда предаваться эйфории. Перед человечеством со всей угрожающей определенностью стоит целый сонм глобальных проблем. Ученые, в том числе и молодые, должны неустанно искать выход из создавшегося положения. Не говоря уже о приращении нового знания, познании глубин космоса, микромира и человеческой психики. Ученые просто обязаны быть на передовом крае жизнедеятельности планетарной цивилизации».

Что ж, пожелаем ответственному секретарю республиканской газеты «Истоки» новых свершений на ниве науки и философии!

Фирдаус ЗИГАНШИН

 

УЧЕНОМУ-ЖУРНАЛИСТУ – «СЕРЕБРО»

(Опубликовано в газете «Вечерняя Уфа» (№ 180, 18.09.2008), газете «Истоки» (№ 38, 17.09.2008), газете «Новая экономическая газета» (№ 37, 13-19.09.2008), газете «Два выходных» (№ 38, 25.09.2008), на сайте информационного агентства «Башинформ»)

 

Кажется, совсем недавно мы сообщали о научных успехах нашего земляка, ученого и журналиста Эдуарда Байкова – в частности, о присуждении ему звания советника Российской академии естествознания и включения сведений о нем в энциклопедию «Выдающиеся ученые России» (которая, кстати, издана недавно в Москве). И вот новое достижение ответственного секретаря газеты «Истоки».

Комиссия по наградам и премиям Российской академии естествознания, рассмотрев материалы членов академии, за выдающиеся достижения в области науки и образования представила советника РАЕ Байкова Эдуарда Артуровича к награде серебряной медалью имени В. И. Вернадского.

В сопроводительном письме указывается, что церемония торжественного вручения наград состоится на Осенней сессии РАЕ 20-23 сентября в Дагомысе.

Надо сказать, к этой весомой академической награде добавилось недавнее присуждение Э. Байкову звания «Почетный член Всероссийского общества охраны природы» с вручением ему Почетной грамоты ВООП.

Байков известен у нас, в республике, а шире в российских научных и журналистских кругах, как популяризатор науки. Также его перу принадлежит не один десяток статей на экологическую тематику. Ныне он выдвинут на соискание премии имени Шагита Худайбердина именно по этой теме – «Экономико-экологический потенциал Республики Башкортостан».

Фирдаус ЗИГАНШИН, Любовь КОЛОКОЛОВА.

 

ЭДУАРД БАЙКОВ СТАЛ АКАДЕМИКОМ

ЕВРОПЕЙСКОГО РАНГА

(Опубликовано на сайте информационного агентства «Башинформ»)

 

В канун Нового года ответственный секретарь республиканского еженедельника «Истоки» Эдуард Байков получил радостную весть: его избрали в состав Европейской академии естествознания (Лондон, Великобритания) в качестве полноправного члена.

Из туманного Альбиона сначала пришло сообщение, а вслед за ним был прислан и подтверждающий сертификат об избрании Байкова в European Academy of Natural History (EuANH). По словам только что утвержденного академика, это знаменательное событие состоялось благодаря решению Президиума Российской академии естествознания (РАЕ) представить данные о лучших своих членах в родственную академию в Европе.

Напомним, что Эдуард Байков является советником РАЕ. Примечательно, что европейское сообщество ученых мужей присвоило Эдуарду Байкову еще более высокое звание, нежели соотечественники. Факт членства в EuANH дает ученому возможность публиковаться в зарубежных научных изданиях на льготных условиях, а также принимать участие в международных научных встречах и конференциях в любой стране мира. А еще – возможность получать иностранные академические награды, если они будут заслужены.

Эдуард Байков известен в российских научных и журналистских кругах как талантливый популяризатор науки. Он автор книг и множества интересных статей на темы экологии. Сведения о нашем земляке включены в энциклопедию «Выдающиеся ученые России», изданную в Москве.

Любовь КОЛОКОЛОВА

 

СТАТЬИ УЧЕНЫХ И ЖУРНАЛИСТОВ БАШКОРТОСТАНА ПУБЛИКУЕТ ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ ДЖОНСОНА

(Опубликовано на сайте информационного агентства «Башинформ»)

 

Не впервые ученые и журналисты Башкортостана заявляют о себе на международном уровне. На днях престижный сетевой ресурс – информационный бюллетень Джонсона (Вашингтон, США) – разместил у себя статью ответственного секретаря республиканского еженедельника "Истоки" Эдуарда Байкова.

"Бюллетень Джонсона" ("Johnson's Russia List") – один из известных и востребованных информационных бюллетеней в англоязычном пространстве. Его основатель и бессменный руководитель Дэвид Джонсон – ведущий сотрудник Центра оборонной информации в Вашингтоне.

Бюллетень представляет собой подборку новостей, аналитики и комментариев и рассылается по электронной почте ученым, журналистам и политикам от Вашингтона до Гонконга. Ведущие ученые-политологи и эксперты – специалисты по России заявляют, что бюллетень сейчас изменил характер научного и политологического исследования российской проблематики, сломав рамки ограниченного, а потому бесплодного подхода к СССР и России.

В N 44 "Johnson's Russia List" была опубликована беседа двух уфимских ученых-философов Эдуарда Байкова и Владислава Бугеры. Речь в ней идет о трактовке того типа общества, которое существовало до распада СССР, о будущем социализма и концепции постиндустриального общества, столь популярной на Западе.

Любовь КОЛОКОЛОВА

 

ДЕРЗАТЬ – ТАК ДЕРЗАТЬ!

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 52, 24.12.2008))

 

В рабочем кабинете ответственного секретаря республиканского еженедельника «Истоки» Эдуарда Байкова одна из стен сплошь увешана различными наградами – дипломами, грамотами, сертификатами, благодарностями и благодарственными письмами. Не успел уфимский ученый и журналист обзавестись новыми регалиями, как приходится готовить место еще для одной…

Из туманного Альбиона пришло сообщение, а вслед за ним был прислан и подтверждающий сертификат: European Academy of Natural History – Европейская академия естествознания (Лондон, Великобритания) – избрала Э. А. Байкова в свой состав в качестве полноправного члена (full member). По словам новоиспеченного академика, это знаменательное событие состоялось благодаря решению Президиума Российской академии естествознания (Москва, Россия) представить данные на лучших из своих членов в «родственную» академию в Европе. Напомним, что Байков является советником РАЕ (с апреля 2008 года). Удивительно даже не это – о научных заслугах и трудах нашего земляка мы уже наслышаны достаточно. Удивляет, что зарубежное почтенное сообщество ученых мужей присвоило Эдуарду Артуровичу еще более высокое звание, нежели соотечественники. Все-таки академик – он и в Африке академик.

Как признается сам виновник радостного события, факт членства в EuANH (ЕАЕ) дает возможность публиковаться в зарубежных научных изданиях на льготных условиях, а также принимать полноправное участие в международных научных встречах и конференциях в любой стране мира. А еще – возможность получать иностранные академические награды, если таковые будут заслужены. И это нормально: россияне-ученые тоже не лыком шиты. Так что дерзать – так дерзать!

Фирдаус ЗИГАНШИН

 

СЛУЖИТЬ НАУКЕ И ОБЩЕСТВУ

(Опубликовано в газете «Истоки» (№ 47, 19.11.2008), на сайте РФО «Диалог XXI век», сайте Союза журналистов РБ, сайте vened.org)

 

Недавно престижный сетевой ресурс – информационный бюллетень Д. Джонсона (Вашингтон, США) – разместил у себя статью ответственного секретаря республиканского еженедельника «Истоки» (г. Уфа) Эдуарда Байкова. Как-то один из коллег уфимского ученого и журналиста заявил, что Байков представляет и прославляет не только себя, но и свою родную газету, как и свой родной край на всероссийском уровне. Если так, то теперь он заявил о себе (и о Башкортостане) уже на международном уровне, причем самом высоком. Предлагаем интервью с «виновником переполоха».

 

– Эдуард Артурович, в Башкортостане, да и за его пределами Вас раньше знали как писателя – беллетриста, поэта, публициста, литературного критика. Насколько я помню, с просьбой дать критические рецензии к Вам обращались столичные мэтры художественного слова и охотно Вас публиковали. В частности, редакция московского журнала «Литературный Парнас». И вдруг такой резкий поворот на 180 градусов – Вы покидаете литературное поприще и с головой погружаетесь в науку. Чем это можно объяснить?

– На самом деле наукой я занимался понемногу всю свою сознательную жизнь – в школе, университете, в годы моей деятельности в качестве телерекламщика и журналиста. Просто в начале нового века я поступил в аспирантуру по кафедре философии Уфимского нефтяного университета, которую, кстати, окончил успешно пару лет назад, и полностью отдался научному творчеству. Оно целиком захватило меня. Впрочем, я продолжал заниматься литературной и журналистской деятельностью – в конце концов, это мой хлеб. Но писать я стал больше на научно-популярные и экологические темы. Вообще с детства увлекался биологией, географией, запоем читал журнал «Юный натуралист», участвовал в природоохранных мероприятиях, затем вступил в Общество охраны природы. Уже в 90-е годы стал Почетным членом Всероссийского общества охраны природы (ВООП), затем меня наградили знаком Центрального совета ВООП «За охрану природы». Всем этим я очень горжусь, ибо это конкретные дела.

Ныне постоянно публикуюсь в центральной и республиканской прессе на тему экологии. Особенно плотно сотрудничаю с «Новой экономической газетой» – являюсь экологическим обозревателем «НЭГ».

– На Вашем счету 6 книг и свыше пятисот публикаций. А сколько научных?

– На сегодняшний день около полутораста научных и научно-популярных публикаций и четыре книги: два словаря по глубинной психологии, монография «Коэволюция и человечество» и сборник статей «Горизонты науки Башкортостана». Но научными в строгом смысле этого слова считаются лишь статьи, размещенные в научных журналах и сборниках материалов научных конференций, конгрессов и симпозиумов.

– Последние год-два только и слышишь – очередное достижение Байкова, новые успехи уфимского ученого… Вот, к примеру, Ваше вступление в Российскую академию естествознания. Нельзя ли поподробнее – что за академия, чем занимается, какие награды вручены Вам лично?

– Российская академия естествознания (РАЕ) была основана лет пятнадцать тому назад. Располагается в Москве. Сегодня это динамично развивающееся сообщество ученых мужей России, объединяющее около пяти тысяч выдающихся ученых и специалистов со всех уголков нашей необъятной родины. Постоянно проводятся научные конференции и другие встречи – часто в ближнем и дальнем зарубежье. То есть академия уже давно вышла на международный уровень. Выпускаются ежемесячные журналы. К примеру, я подписан на журнал «Проблемы современного естествознания». Издается масса другой научной литературы. Отдельным изданиям выдаются сертификаты качества.

Ежегодно Комиссия по наградам и премиям РАЕ поощряет своих членов медалями и премиями, присваивает звание «Заслуженный деятель науки и образования». Вот мне, например, в сентябре этого года была вручена серебряная медаль имени выдающегося ученого, последнего энциклопедиста – в полном смысле этого слова – Владимира Ивановича Вернадского, создателя научной школы и целого направления – биогеохимии, автора учения о биосфере и ноосфере. В сопроводительном письме указывалось, что эта престижная награда вручена мне по рассмотрению материалов моего личного дела и моих работ, «за выдающиеся заслуги перед российской наукой и образованием». Надо сказать, это моя первая академическая награда, до того были другие – общественные, журналистские, литературные… Золотая медаль имени Вернадского вручается только академикам (действительным членам РАЕ). Еще вручаются – по научно-исследовательским профилям – медали имени Нобеля, Эдисона, Ушинского, Бурденко и даже Билла Гейтса (последняя за выдающиеся научные работы в области информатики).

А началось все с того, что по предложению некоторых членов РАЕ (не ниже звания члена-корреспондента) я послал свои лучшие работы и творческие сведения о себе в академию. Не прошло и месяца, как решением Президиума РАЕ меня приняли в состав академии и присвоили звание советника. Почти сразу же сведения обо мне включили в энциклопедию «Известные ученые России» с одновременным вручением нагрудного знака.

– Так что же конкретно так заинтересовало маститых столичных ученых, что Вас безоговорочно приняли в состав академии и, к тому же, осыпали наградами?

– Я могу лишь предполагать, что это, во-первых, моя деятельность на ниве популяризации науки средствами журналистики и литературы…

– То есть Вы работаете на стыке этих трех областей духовной культуры – науки, литературы и журналистики?

– Совершенно верно, это научная журналистика и научно-популярная литература. Ну, а во-вторых, это мои собственные научные и философские разработки. В частности, разработанная мною в течение последних восьми лет теория коэволюции.

– В чем основная идея этой концепции?

– Ну, это слишком серьезная тема, чтобы касаться ее мельком в интервью. Но если обозначить тезисно, то мне удалось обобщить множество данных как естествознания, так и общественно-гуманитарных дисциплин и прийти к единственно правильному выводу: коэволюция – совместное развитие любых систем во Вселенной – является фундаментальным свойством материи, то есть атрибутом бытия. При этом движение и всеобщая связь выступают уже частными случаями коэволюции. Действительно, любые формы движения – механическая, физическая, химическая, не говоря уже о биологической и социальной, являются частными случаями и отдельными моментами всеобщего и универсального РАЗВИТИЯ, эволюции материи. А так как развитие, эволюция (имеющая как прогрессивный, так и регрессивный характер) всегда совместна и когерентна, то она есть коэволюция.

Отсюда можно вывести определение такой фундаментальной и исходной философской категории, как бытие. Бытие (наличное бытие, бытие в мире, реальность) есть коэволюционное и диалектически противоречивое существование бесконечного множества различных и многообразных систем – объектов, предметов, процессов, явлений, состояний, находящихся в постоянном движении/развитии и проявляющих себя как единая Мегасистема.

В дочеловеческом мире коэволюция имеет как симбиотический, так и антагонистический характер. На общественной стадии развития материи же, когда в процессы, происходящие в природе и обществе, активно вмешивается новый фактор – человеческий разум, коэволюция как необходимость приобретает характер неантагонистического взаимного существования и взаимодействия: причем как между обществом и природой, так и внутри самого общества – между его разнообразными элементами. Альтернативой может быть только гибель человечества и всей живой природы на планете Земля. Разум на то нам и дан, чтобы не допустить столь трагичного и бесславного финала.

– Ясно. А какими еще темами Вы занимаетесь?

– В принципе, все темы рассматриваются в рамках главного направления – коэволюционной теории бытия. Но особенное внимание уделяю виртуальной реальности, информационным технологиям, так называемому постиндустриальному обществу, философским вопросам искусственного интеллекта. В общем-то, это как раз те вопросы, которыми занимается Башкирское отделение Научного совета РАН по методологии искусственного интеллекта.

– Вы ведь состоите в этом Научном совете Российской академии наук?

– Верно, причем являюсь пресс-секретарем этой научной общественной организации. Кроме того, очень интересуюсь проблемами космогонии, квантовой физики и физики элементарных частиц, синергетики и кибернетики. Не чураюсь и сугубо социально-философских, гуманитарных тем. Раньше много времени уделял политическим и политологическим проблемам, но сейчас как-то отошел от этого – и времени не хватает, да и интерес сместился совсем в другую сторону. Но, к сожалению, широкая публика больше интересуется вопросами политики и шоу-бизнеса, нежели фундаментальными исследованиями – естественнонаучными и философскими. Так что особой популярности здесь вряд ли добьешься. Так было всегда. Имена нобелевских лауреатов забывают на следующий день после присуждения премии.

– Я знаю, что не так давно одну из Ваших работ опубликовали в «Библиотеке политической литературы» в разделе «Битвы цивилизаций». Ваше имя стоит рядом с именами Генри Киссинджера, Сэмюэла Хантингтона, Джорджа Сороса, Жака Аттали, а также – с именами Сергея Глазьева, Михаила Горбачева, Альфреда Коха…

– Действительно, речь идет о моей программной статье (которая, кстати, является одной из глав моей диссертации) «Мировой информационный порядок». Она посвящена рассмотрению роли информационных технологий в современном и постсовременном обществе. Затрагиваются в ней и вопросы технологии зомбирования населения, того, что Сергей Кара-Мурза назвал «манипуляцией сознанием масс». Впервые она была опубликована в «толстом» журнале «Бельские просторы» (г. Уфа), а также частями в «Истоках» и столичной «Экономической и философской газете». Ну, и во многих научных и философских сборниках и альманахах.

Надо сказать, это было еще одним приятным сюрпризом – включение меня в этот известный проект. На мой взгляд, его организаторы поступают совершенно правильно, в духе времени, предлагая потенциальным читателям все материалы на компакт-дисках. Представляете, сколько бы десятков томов заняли работы включенных в «Библиотеку» С. Кара-Мурзы, А. Зиновьева, А. Панарина, А. Паршева, В. Кожинова и прочих указанных Вами авторов? А так все они представлены на одном (!) CD, ну или DVD.

– Вы являетесь членом Российского философского общества, причем входите в состав одной из центральных секций – «Материалистическая диалектика – научный атеизм». Чем было продиктовано Ваше решение вступить именно в это подразделение РФО?

– Знаете, я полагаю, что все-таки именно диалектический материализм наиболее адекватно отвечает целям и задачам научного поиска, научного описания мира. Основные постулаты материалистической диалектики – три основных диалектических закона развития – диалектического синтеза (отрицания отрицания), перехода количества в качество и, в особенности, диалектической противоречивости (единства и борьбы противоположностей) применимы к любым явлениям реальности.

Последний закон диалектики, кстати, предполагает, что любое развитие (в том числе и коэволюция) возможно лишь как взаимодействие противоположных тенденций, то есть имеет место ОБЯЗАТЕЛЬНОСТЬ наличия противоречий между развивающимися объектами, сторонами, явлениями… Ибо противоречие не есть состояние, а есть всегда процесс, ведущий либо к гармонии, либо к дисгармонии (последняя предполагает свою крайнюю форму – конфликт). Так и коэволюция, как мы уже упоминали, предполагает либо неантагонистический, либо антагонистический характер сосуществования в соразвитии систем, но это всегда есть их ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ. Системы в своем антагонистическом взаимодействии могут прийти к взаимному уничтожению, либо этот процесс приведет к элиминации какой-либо одной участницы коэволюционного процесса. Но и в этом случае мы с полным правом постулируем их коэволюцию – только с обратным (отрицательным) знаком.

Закон диалектической противоречивости, на самом деле, своим происхождением обязан сформулированному еще в древних культурах принципу дуализма Вселенной. Согласно этому принципу, две противоположные тенденции преобладают в реальности бытия, две онтологические силы противоборствуют во Вселенной – сохранение (устойчивость, порядок, негэнтропия) и разрушение (нестабильность, хаос, энтропия). Метафорами этих сил искони являются понятия «Бог» (позитивное начало) и «дьявол» (негативное начало).

Это двойственное (дуалистическое) противостояние как раз и предполагает процесс, активность, движение, развитие, эволюцию – в конечном счете, коэволюцию, ибо противоположности полагают и предполагают друг друга.

Впрочем, материалистическая диалектика, как я полагаю, ныне нуждается в более широком, синтетическом толковании. Проблеме противоречий, противоречивости, на мой взгляд, не совсем правомерно придается главенствующее, решающее значение. Противоречивость систем весьма относительна в реальном мире, поэтому более плодотворным выглядит дополнительностный подход.

Датский физик и науковед Нильс Хенрик Давид Бор полагал, что противоположности являются не противоречиями, как это принято в классическом определении диалектического материализма, а дополнениями. Таким образом, противоположности дополняют друг друга (принцип дополнительности), то есть коэволюционируют, развиваясь согласованно. Даже такие антагонисты в живой природе, как хищник и жертва дополняют друг друга: жертва служит пищей хищнику, а тот в свою очередь «выбраковывает» состав популяции жертвы, пожирая прежде всего слабых и больных. Антагонисты не могут обойтись друг без друга. В обществе, например, эксплуататоры эксплуатируют трудящиеся массы, но они же и дают последним пищу, кров (в случае рабов), трудовые места и оплату труда (в случае наемных работников).

В реальном мире системы (объекты, явления, процессы) либо дополняют друг друга – коэволюционируют согласованно, либо противоречат друг другу – коэволюционируют антагонистически. Реальный мир, скорее, многокомпонентен, чем дуален, в нем одновременно взаимодействует множество разнообразных систем, а не только те или иные две стороны – противоположности. Объекты противополагают друг друга не в качестве дуальных категорий, а как элементы (части) мультикомпонентных систем (целого). При этом происходит взаимопроникновение и обмен свойствами разных объектов. Это свойственно всем уровням самоорганизации материи, но наиболее ярко это проявляется повсеместно в органическом мире.

Таким образом, я в своих исследованиях и размышлениях обогащаю диалектику принципом дополнительности (в его широкой трактовке).

– Не считаете ли Вы, что доводы Ваших оппонентов и просто представителей иных философских воззрений тоже могут быть правильными, отвечающими объективной действительности?

– Разумеется, я не считаю, что огульно отрицать другие точки зрения – это правильно. У представителей множества различных научных и философских направлений могут быть весьма интересные, свежие идеи и креативные мысли. В отличие от разного рода борцов с паранаукой и лженаукой я с большим вниманием слежу за альтернативными мнениями и суждениями, многие из их которых выглядят довольно привлекательными. То есть я не принимаю ничего на веру, но и не отрицаю раз и навсегда – просто откладываю информацию в ящички моей памяти, моей виртуальной реальности. Авось да пригодится когда-нибудь.

– В одной из своих популярных статей Вы попытались если не примирить, то уж привести к диалогу яростных оппонентов – ученых-атеистов и верующих ученых. В этом и заключается Ваша позиция – занимать срединное положение арбитра?

– Вы имеете в виду статью «Игроки в кости»? Это был мой ответ по поводу развернувшейся в российской печати полемике, касающейся острого вопроса введения такого предмета, как изучение Закона Божьего в школах и вузах.

Верить или не верить в Единого или Триединого Бога – это личное дело каждого человека. А вот пытаться распространить эту веру, то есть свое личное убеждение, в приказном, а значит насильственном порядке – это уже занятие незаконное. А теперь вдумайтесь: то, что проходят в школах, да и в высших учебных заведениях, реально является ОБЯЗАТЕЛЬНЫМ предметом изучения. То есть все в том же приказном порядке учеников (студиозусов) ПРИНУЖДАЮТ заучивать, вбивать себе в голову определенную информацию – ибо иначе не сдашь экзамен и вылетишь в два счета. Конечно, сдают и так, взяточки там разные суют, ничего не заучивая. И все-таки получается, что обязательные предметы (дисциплины) – это норма и – более того – закон для обучающихся.

И вот таким законом, обязательным для изучения знанием, возможно, станет (как в прежние времена) закон Божий. То есть основные догматы и постулаты христианского вероучения. Надо ли это юному и еще пока что неразумному созданию? А если дитятя не хочет зубрить религиозные истины, а его заставляют? Если это не насилие над психикой и личностью, то что же?!.. Учебные школьные дисциплины (в сжатом виде передающие знание из различных областей науки) просто НЕОБХОДИМЫ юным гражданам для дальнейшего мало-мальски успешного адаптирования к жизни в современном обществе. Религиозное же знание не может считаться необходимым для этих целей. Как и мифологическое, и оккультное.

Что касается вузов, то студенты могут нуждаться в изучении религиозного (мифологического, оккультного) знания лишь в рамках своей специализации, а углубленно – лишь факультативно, на тех же семинарах. Что, впрочем, уже давно и происходит. И это нормально. Все-таки студент – повзрослевший человек, по сравнению со школяром. И может сам решить – быть ему атеистом, верующим ученым или богословом.

– Действительно, вопрос этот очень непростой и, скажем, деликатный. Но скажите: а как Вы относитесь к идее Бога?

– В той же работе я заявил, что дабы не погрешить против научной истины и этики, все же необходимо признать, что как не можем мы доказать (подтвердить экспериментально) существование Бога в объективной (а не субъективной) реальности, так не можем пока что доказать и обратное. Не вся природа познана, не на все уровни ее мы проникли, и даже многие ее феномены мы понимаем не полностью или неправильно, искаженно. В этом «повинно» частное проявление так называемого антропного принципа, когда мы меряем все по себе. А ведь Протагор имел в виду вовсе не то, что человек – высший судья и пуп мироздания. Античный мудрец говорил о том, что человек как «мера всех вещей» субъективен в своем знании и познании. А, будучи субъективным, знание это неистинно и неполно. Так что споры о Боге далеко не завершены.

Что касается веры в Бога, то само слово «вера» говорит за себя. Есть знание, а есть вера. В области веры все зиждется на эмоциях. Верующие ученые всеми фибрами своей вопящей о просветлении души страстно желают доказать – прежде всего самим себе! – что Он ЕСТЬ!!! Ибо если нет Его, то насколько же бессмысленно все мироздание, никчемна жизнь, ничтожны достижения разума, да и сам разум!.. Но если бытие в мире есть система систем, а это научная концепция, то ему присущи самоорганизация и самообучение. Ибо вектор коэволюции таков и только таков – в этом можно убедиться на наблюдениях и анализе наблюдений различных форм движения материи. А раз есть самоорганизация, развитие, коэволюция, то, значит, имеется проект, ведь любое развитие (качественное изменение) происходит по какой-либо программе, по алгоритму действий. А если существует единый Проект (как совокупность множества частных проектов), то, выходит, есть и Проектировщик, он же Конструктор?..

Ученые-верующие близки к этой идее – бытия Бога. Чего греха таить, близок к ней и я тоже. Но как ученый – диалектик-материалист – я не могу ни огульно отрицать реальность сверхразумной Первопричины, ни самозабвенно принимать ее реальность на веру, ибо НЕ ДОКАЗАН сей факт – эмпирически. Математически может быть доказан (и это уже сделано).

– В своей публикации Вы приводили в качестве примера фильм «Что мы знаем о bleep?» («bleep» на английском означает «электромагнитный сигнал»). В нем с рассказом о парадоксах человеческого бытия выступают авторитетные физики – представители квантовой теории. И они, ничтоже сумняшеся, приходят к выводу, что все, нас окружающее, зависит от наших мыслей. То есть господа ученые скатились в самый тривиальный субъективный идеализм, в солипсизм, не так ли?..

– Эта идея, конечно, не нова, и не европейские субъективные идеалисты ее выдвинули, и даже не античные философы Греции и Рима. Гипотеза эта идет еще от адептов ведической комплексной религии – вспомним ее положения об иллюзорности бытия (о сансаре – круге перерождений, и о лиле – игре Творца), о тождестве человеческой личности (Атмана) и Бога-Творца (Брахмана).

Что касается упоминаемых Вами поборников квантовой теории, то насчет этого приведу несколько любопытных фактов.

Согласно принятому в физике фундаментальному принципу причинности, исключалось взаимовлияние событий, пространственное расстояние между которыми столь велико, что они не могут быть связаны световым сигналом. Но вот в 1964 г. во время краткосрочной стажировки в США ирландско-швейцарский физик Джон Стюарт Белл получил поразительный опыт в области квантовой физики, на основе которого сформулировал свою знаменитую теорему, ставшую для многих ошеломляющим сюрпризом. Суть ее в том, что квантовые эффекты не являются локальными, то есть наблюдаются не в одном каком-то месте в одно и то же время, а в нескольких одновременно. Это значит, что во Вселенной нет локальных причин – линейных причинно-следственных связей и отношений. Точнее, нарушается даже не причинно-следственная связь, а связь между частью и целым – часть уподобляется целому, ибо отсутствует локальность.

Попросту говоря, формы существования материи – пространство и время – являются реальными лишь в нашем сознании, ограниченном получением информации посредством органов чувств. Согласно Роберту Антону Уилсону, можно сформулировать теорему Белла и так: Вселенная есть единая Мегасистема, в которой нет обособленных объектов, ибо все они взаимосвязаны, причем находятся во всеобщей связи, превышающей скорость света.

Возникает противоречие, ибо специальная теория относительности Альберта Эйнштейна, кроме всего прочего, гласит, что ни один материальный объект не может двигаться быстрее света. Но в том-то и дело, что речь идет о любом материальном объекте, обладающем ВЕЩЕСТВЕННО-ЭНЕРГЕТИЧЕСКИМИ характеристиками. Очевидно, что в теореме Белла и вытекающих из нее выводах имеется в виду не вещество или энергия, а некое третье начало. Таким элементом, двигающимся быстрее скорости света (фактически мгновенно), является информация. Здесь речь идет не о широкой трактовке понятия «информация», когда под таковой подразумевают любые сигналы (например, фотоны или все возможные кванты), а именно антропное, человекоразмерное прочтение информации (другие наименования: сознание, дух, мысль, Мировая душа, Нус, всемирный эфир, Акаша). С введением в белловский постулат информации противоречие легко разрешается.

Десятилетием раньше английский физик-теоретик Дэвид Бом выдвинул принцип нелокальности, под которым подразумевал следующее: кванты (порции энергии, например, света, испускаемого частицами) не передают информацию через время и пространство (то есть линейно), они просто обитают в таком измерении, где информация существует всюду и одновременно, то есть информация не локальна, а, напротив, тотальна, всеобъемлюща, и передается мгновенно. Речь идет о едином поле Вселенной, в котором содержится вся информация – в нашем понимании пространственно-временного континуума информация о прошлом, настоящем и будущем. Более того, по-видимому, первочастицы (мельчайшие кирпичики материи, из которых состоят элементарные частицы, в том числе кварки и глюоны, то есть, возможно, суперструны) обладают тем, что мы называем сознанием, разумом.

В свое время основоположники квантовой механики и электродинамики столкнулись с таким фактом, что поведение частиц не подчиняется привычному в макромире действию закона причинности: частица могла «повести» себя вовсе не так, как того требовала обычная каузальность, действующая в мире, описываемом законами классической физики. Но если у частиц есть то, что мы называем выбором, то, значит, они обладают сознанием, ибо выбор и потребности присущи живым и разумным (осознанные выбор и потребности) объектам, а в косном мире действует чисто механическая и термодинамическая причинность. Таким образом, устраняются противоречия между релятивистской теорией (принцип детерминизма: системы движутся одни относительно других и постоянно взаимодействуют друг с другом) и квантовомеханической теорией (принцип неопределенности: невозможно вычислить одновременно и положение, и скорость частицы, то есть не наблюдается явная каузальность). Здесь речь может идти, возможно, не о самих элементарных частицах, а о составляющих их субэлементарных частицах: талантливый ученый-химик из г. Салавата Владимир Потеряхин назвал их примонами. Можно использовать термин «пикочастицы» (в противоположность микрочастицам).

Материя существует, как известно, в двух формах (состояниях): вещество и поле (физическое поле). Последнее, при этом, трактуется как среда, через которую передаются 4 основных взаимодействия. Особого рассмотрения заслуживает вопрос, касающийся природы вакуума. Отметим лишь, что вакуум (речь идет о так называемом физическом вакууме), по современным представлениям, не есть абсолютная пустота, а является той же материальной (вещественной) средой, но с очень низкой плотностью (порядка 10-30 г/см3). По всей видимости, именно в вакууме имеет место мгновенное распространение информации, то есть со скоростью, значительно превышающей скорость света. Возможно и так, что информация не распространяется в привычном для нас смысле, а ВОЗНИКАЕТ сразу везде – одновременно во всей Вселенной на уровне вакуума. Субфизический уровень – глубокий вакуум, который есть источник материи, то Первоначало, откуда все вышло и куда все однажды вернется.

В нашем случае все вышеприведенное подтверждает теоретическое обоснование коэволюции как сущностной характеристики бытия, ибо последнее представляет собой единую сеть материально-информационных феноменов, связанных воедино принципом универсальной и мгновенной информационной связи. При этом информация выступает как негативная энтропия, то есть если энтропия есть мера разнообразия и хаоса системы, то информация (негэнтропия) есть мера упорядоченности и организованности системы. В известном смысле все это свидетельствует в пользу учений пантеизма, панпсихизма и гилозоизма, а также подтверждает гениальные прозрения русских космистов о всеединстве, сродности и соборности бытия человека и мира.

Вот такие выводы возникают из обобщения постулатов и результатов квантовой физики. Но теоретики-квантовики, как мне кажется, зашли слишком уж далеко. Поэтому их выводы и постулаты необходимо использовать ученому-материалисту с известной долей осторожности.

– Очень интересно. Но давайте перейдем к более прозаическим вещам. Буквально на днях в Интернете появились сообщения о публикации Вашей статьи в «Бюллетене Джонсона». Поделитесь секретом, как Вам удалось заинтересовать столь популярный во всем Западном мире информационный ресурс? И что он собою представляет? У нас, кроме политиков и продвинутых ученых-гуманитариев, пожалуй, мало что знают о джонсоновском проекте.

– Так называемый «Бюллетень Джонсона», или правильнее – «Johnson’s Russia List», это на самом деле едва ли не наиболее известный и востребованный информационный бюллетень в англоязычном пространстве. Его основатель и на протяжении последних полутора десятков лет бессменный руководитель Дэвид Джонсон – ведущий сотрудник Центра оборонной информации в Вашингтоне. Бюллетень рассылается, насколько я знаю, многим видным ученым, самым влиятельным политикам, экономистам и военным деятелям Соединенных Штатов, да и всего Западного мира. Его с неослабевающим вниманием читают и анализируют в Белом Доме, Капитолии, Сенате США, в Пентагоне, ЦРУ, НАСА, ООН, НАТО и во многих ведущих научных центрах и университетах Америки и Запада. По словам одного крупнейшего западного экономиста, «его читают все».

Что касается меня, то, как Вы наверное знаете, моему перу принадлежит не один десяток статей о наиболее интересных ученых Башкортостана. В частности, я сделал несколько материалов о Владиславе Бугере – докторе философских наук из нефтяного университета. Один из ведущих сотрудников «Бюллетеня» Стивен Шенфилд обратился к нам с Бугерой с просьбой разместить нашу беседу в «Бюллетене». Естественно, мы дали такое согласие. В результате интервью «Великий блеф XX века», впервые опубликованное в газете «Истоки» пару лет тому назад, было переведено на английский язык и размещено в 44 номере «Johnson’s Russia List». Напомню в двух словах: речь в нем идет об оригинальной концепции Владислава Евгеньевича, в которой он обосновывает тезис о том, что подлинно социалистического общества никогда нигде еще не существовало, но мир будет вынужден обязательно прийти к нему, ибо альтернативой может быть лишь всеобщая гибель на отравленной планете. Ну, еще много чего хорошего и интересного там говорилось об отношениях собственности и управления, определяющих весь ход общественного развития. Если судить объективно, то все-таки основной герой дня здесь доцент Бугера – именно его нетривиальные идеи заинтересовали представителей западной интеллектуальной элиты и политиков.

– Возможно, эту статью прочли Барак Обама и Николя Саркози – или их помощники. Но скажите, после всех этих впечатляющих успехов Вы, случайно, не подверглись звездной болезни?

– Знаете, как ни странно, не подвергся. Просто постоянно помню о том, что если загордишься, то обязательно остановишься в своем развитии – духовном, интеллектуальном. Нужно работать и работать, покорять новые вершины духа, знаний… Так продуктивнее и легче живется. И потом, рано гордиться – мы пока мало что знаем об устройстве мироздания – окружающей среды, да и нас самих тоже. Поводов для эйфории недостаточно, и вряд ли когда станет достаточно. Познание бытия – это безостановочный процесс, это вечный поиск, радость творчества, интеллектуальное наслаждение. Исследования, анализ, синтез, обобщения и вновь исследования… Что может быть интереснее для творческой натуры? Не хлебом единым ведь жив человек, действительно!.. Это большая честь – искренне служить науке и обществу.

– Успехов Вам на творческом поприще! И – до новых встреч.

 

PS

Под занавес пришло сообщение из Туманного Альбиона: Эдуард Байков принят в состав European Academy of Natural History – Европейской академии естествознания (Лондон, Великобритания) – в качестве полноправного члена.

Беседовал Всеволод ГЛУХОВЦЕВ,

кандидат философских наук,

доцент кафедры философии ВЗФЭИ

 

ИЗ КОГОРТЫ ПЕРВООТКРЫВАТЕЛЕЙ

(Опубликовано в журнале «Ватандаш» (№ 02, 2009), на сайте журнала «Ватандаш»)

 

На фронтах Великой Отечественной войны с оружием в руках сражались многие мастера пера из Башкирии. Немало из их числа сложили голову в жестокой борьбе против фашистских захватчиков. Среди них был и ученый-литературовед Султан Байков.

Султан (Шагисултан) Шагимарданович Байков родился в 1905 г. в деревне Шланлыкуль Белебеевского уезда Уфимской губернии (ныне Буздякский район Республики Башкортостан) в семье, принадлежавшей к видному роду дворян – мурз Байковых. Первоначальное образование получил в своей родной деревне, в школе, когда-то организованной известным общественным деятелем Шайхайдаром Сыртлановым. В 1918 году поступил в Белебеевское реальное училище. Через год перешел там же в учительскую семинарию, которая была вскоре преобразована в педагогические курсы, а затем в педагогический техникум. Но голод 1921 года, охвативший все Поволжье и Урал, вынудил юного Султана прервать учебу и пойти рабочим железной дороги – на этом поприще ему пришлось трудиться в разных краях.

Вернулся он в педтехникум в 1922 году и окончил его в 1925 году. Работал учителем школы № 6 в г. Белебее, Зильдаровской школе крестьянской молодежи. В 1928–1931 годах он учился на отделении татарского языка и литературы Восточного педагогического института в Казани. Получив диплом о высшем образовании, приехал в Уфу, около двух лет работал старшим научным сотрудником, заведующим сектором детского движения Башкирского научно-исследовательского института педагогики и педологии.

В 1933 году известный писатель, ученый-литературовед, доцент Восточного педагогического института, который стал называться Татарским государственным педагогическим институтом, Галимджан Нигмати (кстати, тоже наш земляк, уроженец села Удрякбаш Чишминского, позже Благоварского района) пригласил своего бывшего одаренного студента в аспирантуру по татарской литературе. Под руководством Г. Нигмати, ставшего в 1934 году профессором, учились тогда в аспирантуре будущие крупные ученые Латиф Заляй, Мухамет Гайнуллин, приехавшие из Башкирии Забих Искужин, Афзал Кудаш и другие. Галимджан Нигмати и его земляк, уроженец Чишминского района, писатель Рахим Саттар были в ближайшем окружении Султана Байкова в Казани. На всех троих очень благоприятное влияние оказали идеи просветительства Зии Камали и медресе «Галия». Как известно, старший из этой троицы – Г. Нигмати – являлся воспитанником медресе «Галия». В их среде очень популярными были имена Сайфи Кудаша, Мажита Гафури, Шайхзады Бабича, Хасана Туфана – воспитанников З. Камали.

Мой научный руководитель в аспирантуре, доцент Казанского института Джемал Вазеева, учившаяся в аспирантуре в одно время с С. Байковым, рассказывала, что он был широко эрудированным, инициативным. Г. Нигмати сам в основном занимался исследованием современной литературы, вопросами реализма. Он ориентировал и С. Байкова на изучение реализма в татарской литературе; в фондах хранилища отдела рукописей и текстологии Института языка, литературы и искусства им. Галимджана Ибрагимова Академии наук Татарстана находится рукопись труда на татарском языке под названием «Положительные герои социалистического реализма», написанного в те годы.

Как известно, существовавший до этого Татаро-башкирский агропедагогический институт в Оренбурге в 1934 году преобразовывается в полноценный педагогический институт с самостоятельным факультетом татарского языка и литературы. Но не хватало на факультете квалифицированных педагогических кадров. В 1935 году пединститут приглашает профессора Г. Нигмати для чтения лекций по истории татарской литературы. Он берет с собой в качестве ассистентов своих аспирантов Султана Байкова и Джемал Вазееву. После прочтения определенного курса лекций Нигмати уезжает в Казань, а его ученики остаются на некоторое время для продолжения практических занятий, притом, по воспоминаниям бывшего преподавателя этого института Камиля Абдразакова, он поручил Байкову чтение лекций по остальным разделам истории татарской литературы.

После окончания аспирантуры С. Ш. Байков в 1935 году по направлению Народного комиссариата просвещения РСФСР снова приезжает в Оренбург, преподает в педагогическом институте татарскую литературу и теорию литературы. В 1938 году возглавляет кафедру татарского языка и литературы, становится доцентом. (Пусть нынешнего читателя не удивляет последний факт: в то время для того, чтобы быть избранным доцентом и даже профессором, не обязательно было иметь диплом кандидата или доктора наук – лишь бы имел печатные научные труды и опыт работы в вузе. Учитель С. Байкова Г. Нигмати тоже не имел ученых степеней, тем не менее был вначале доцентом, а потом стал профессором. Кстати, такая практика и сейчас существует во многих странах Запада. В западных университетах, как правило, нет такой степени, как кандидат наук, а сразу присваивается звание доктора.)

В оренбургской периодической печати он выступает со статьями о виднейших представителях татарской литературы. Но неожиданно настоящей кладезью для него оказался творческий архив татарского писателя-демократа начала XX века Шакира Мухамедова (1865–1923), хранившийся в его семье. Ш. Мухамедов начал писать на стыке двух столетий, его повести, разоблачающие алчность купцов, ложность буржуазного патриотизма в период русско-японской войны, выходили в основном в Оренбурге. В 1906–1907 годах там же он издавал сатирический журнал «Карчыга» («Ястреб»). С 1910-х годов он уже не печатался, хотя и продолжал писать прозаические и драматические произведения, которые оставались в рукописях. В советские годы ни один из историков литературы не интересовался этим богатым творческим наследием, и писатель был незаслуженно забыт. С. Байков, тесно общаясь с семьей писателя, ознакомился с его творческим и эпистолярным наследием и решил написать монографию о нем.

В 1939 году в Оренбургском пединституте упраздняется факультет татарского языка и литературы, и Султан Байков приезжает на родину и становится преподавателем татарской литературы и заместителем декана факультета Башкирского государственного педагогического института им. К. А. Тимирязева, одновременно с марта 1940 года работает старшим научным сотрудником Башкирского научно-исследовательского института языка и литературы. Султан Байков был одним из первых деятелей, внесших огромный вклад в развитие норм башкирского литературного языка и литературы, воспитания башкирских национальных кадров писателей, литературоведов и языковедов.

В Уфу он привозит с собой основную часть творческого архива Шакира Мухамедова и интенсивно продолжает работу над монографией. В результате разностороннего, углубленного изучения повестей, стихотворных произведений, публицистических выступлений и писем писателя, а также воспоминаний о нем С. Байков написал большую литературоведческую работу, сокращенный вариант которой был опубликован в 1940 году в четвертом номере литературного журнала «Совет эдэбияте» («Советская литература», ныне журнал «Казан утлары») под названием «О писателе Шакире Мухамедове».

Автор вначале подробно рассказывает о жизненном пути писателя. Впервые обнародованные факты биографии впоследствии перекочевали из одной статьи в другую, из одного учебника в другой, подготовленные другими исследователями. Отметив, что произведения Ш. Мухамедова наряду с творчеством Г. Тукая, М. Гафури, Г. Камала, М. Файзи внесли весомый вклад в развитие татарской литературы начала двадцатого столетия, С. Байков сетовал на то, что писатель в советские годы был совсем забыт, его имя никем и ни разу упоминалось, произведения оказались «спрятанными от народа». Он отмечал, что писатель во всех произведениях с заботой говорил о простом народе и бичевал буржуев-стяжателей, «донкихотствующих» лжепатриотов, заботящихся лишь о своем животе. Для подтверждения того, как в свое время оценивались произведения Ш. Мухамедова, С. Байков со ссылкой на письма Г. Камала отмечает такой факт: классик татарской драматургии время от времени просил Мухамедова присылать в Казань по 200 экземпляров его книг. Байков в заключение пишет, что творческий путь и литературное творчество писателя должно внимательно изучаться и, безусловно, занимать свое достойное место в истории татарской литературы.

Можно сказать, таким образом, что С. Байков возродил имя забытого писателя, ибо с того времени произведения Ш. Мухамедова включались в школьные учебники, стали изучаться в национальных отделениях высших учебных заведений.

Следует отметить, что 1940 год был весьма плодотворным для героя нашего очерка в смысле публикации научных литературоведческих работ. В том году в Казани, в соавторстве с товарищем по аспирантуре Латифом Заляем, Байков опубликовал учебник-хрестоматию по литературе для 8-го класса средних школ. В нем излагалась история татарской литературы XVII–XIX столетий. В предисловии к учебнику отмечалось, что биографии многих писателей минувшего малоизвестны, и поэтому авторам пришлось приложить немало усилий для поисков и выяснений материалов прошлого. В этом же году в 5-м номере башкирского литературного журнала «Октябрь» (ныне «Агидель») С. Байков опубликовал большую статью о выдающемся татарском писателе Шарифе Камале.

В Уфе, в дни подготовки к юбилею шестидесятилетия со дня рождения Мажита Гафури, С. Байков особенно активно включился в изучение жизненного и творческого пути классика татарской и башкирской литератур. В газетах «Красная Башкирия», «Кызыл Башкортостан», «Комсомолец Башкирии», «Яшь коммунар» («Молодой коммунар»), журнале «Октябрь» были опубликованы его обширные статьи о поэте, а в 1941 году он выпустил книжку «Народный поэт Мажит Гафури». Как известно, хотя о Мажите Гафури печаталось немало статей в периодической печати Татарии и Башкирии, до этого не было ни одной книги о нем, кроме юбилейной брошюры Газима Касимова, увидевшей свет еще в 1923 году. В 1941 году почти одновременно увидели свет книги Г. Халита в Казани и С. Байкова в Уфе. Как отмечал исследователь творчества М. Гафури Гилемдар Рамазанов, в своей книге С. Байков анализирует весь творческий путь поэта, довольно полно освещает его литературную деятельность. Для этого он привлекает большое количество фактического материала, особенно подробно анализируются первый период творчества и его источники. Интересны рассуждения автора об отношении М. Гафури к проблемам нации и национализма. Некоторые биографы народного поэта, ссылаясь на то, что он в своих стихотворениях часто употреблял слова «нация», «национальное», заявляли, что, мол, Гафури на первых порах творческой деятельности «болел» национализмом. С. Байков же, полемизируя с ними, утверждал, что под этими словами поэт подразумевал свой народ, размышляя о его судьбе, никогда не противопоставлял его другим нациям, то есть использовал понятие «национализм» в прежнем, дореволюционном, прогрессивном смысле.

7 июля 1941 года Султан Байков назначается директором Научно-исследовательского института языка и литературы. Последней его работой было составление и издание сборника стихов и рассказов М. Гафури «Я – патриот» (1942 год). Как писал С. Байков в предисловии к книге, издание ее вызвано тем, что стихотворения и рассказы народного поэта играют огромную роль в поднятии патриотического духа народа, выполняют функцию сильнейшего оружия; в дни Великой Отечественной войны в поэзии М. Гафури еще сильнее звучат мотивы призыва к борьбе за свободу и независимость, за правое дело, воспитания в массах ненависти к врагам.

В предисловии к данной книге не только говорится о злободневности творчества народного поэта, но звучат и сокровенные мысли самого автора-составителя. Он, например, пишет, что во время войны, борьбы против врагов страны должны ярко проявляться три качества людей: самоотверженность в труде, отвага в битве и готовность пожертвовать собой за родную Отчизну. «В дни, когда идет великая битва в защиту социалистического общества, надо стремиться быть в передовых рядах борцов, – писал Байков. – Это – самое святое место!»

Несмотря на возможность остаться в тылу, имея бронь как руководитель научного учреждения, и продолжать свою исследовательскую работу, С. Байков неоднократно обращался в военкомат и вышестоящие органы с просьбой отправить его на фронт. В феврале 1942 года его просьба была удовлетворена. 28 февраля он передает свои директорские дела однокашнику по аспирантуре Афзалу Кудашеву. Пройдя двухмесячные командирские курсы в Уфе, он в звании старшего лейтенанта отправляется на фронт, участвует в освобождении Донбасса.

Вот сухие строки приказа:

«Приказ № 4 от 27.02.1942 г.

По Институту языка и литературы им. М. Гафури

По случаю своего ухода в ряды РККА и на основе договоренности с отделом пропаганды и агитации Обкома ВКП(б) (тов. Хафизовым) и зам наркома просвещения БАССР тов. Тимашевым временное исполнение обязанности директора оставляю тов. Кудашеву А. Г.

Директор                        С. Байков (подпись)»

Как известно, многие писатели Башкирии, находившиеся на фронтах Великой Отечественной войны, присылали свои письма и новые произведения на адрес старейшему поэту республики Сайфи Кудашу. Он не оставлял их без внимания. В архиве народного поэта находятся также несколько писем Султана Байкова.

6 июня 1942 года он сообщает С. Кудашу, что пишет свое письмо перед вступлением в бой и что он лелеет надежду вернуться в родные края к празднику победы над фашистскими оккупантами. «Не хватает времени. Дел невпроворот. Боевая подготовка идет очень интенсивно. Встречаются разные человеческие типы, здесь кого только не увидишь – людей с разным психическим складом. Эх, иметь бы время, чтобы написать о них…» Одновременно С. Байков просит руководителя писательской организации республики позаботиться о его семье.

В ответ на его просьбу С. Кудаш сообщает, что его семье за счет Союза писателей доставлено четыре кубометра дров.

Вот письмо Султана Шагимардановича от 6 апреля 1943 г.

«Уважаемый Сайфи-ага!

Сегодня я в газете “Красная звезда” ознакомился с Указом Президиума Верховного Совета СССР о награждении тебя орденом Красного Знамени. В связи с 30-летием творческой деятельности и награждением орденом поздравляю, хотя с некоторым опозданием, но от всей души. Вот что хочется сказать: я тебя вижу не только в тылу, но и на передовых линиях фронта. Вижу через пламенные твои произведения. Как только выкрою свободное время, читаю твои стихотворения, опубликованные в книжке серии “Фронт и тыл”, и получаю большое вдохновение. Твои стихи читал русским и украинским товарищам. Твои пламенные слова, глубокие чувства всколыхнули и их сердца, дали большое эстетическое наслаждение и вдохновение».

В одном из очередных писем он сообщает о желании перевестись в башкирскую кавалерийскую дивизию и просит прислать адрес Тагира Кусимова.

Последнее письмо С. Байкова С. Кудашу датировано 8 августа 1943 года. Он пишет: «…Нет времени писать длинное письмо, подошла горячая пора “уборки”. Предыдущие письма посылал с этой стороны реки, а следующие, если буду жив, пошлю с той стороны, написал было три очерка под общим названием “Письма в Башкирию”. Но, к сожалению, потерял вместе со всеми другими вещами. Не суждено было послать».

Если учесть, что в этот момент он воевал в районе Донбасса, упомянутая им река, возможно, была Северский Донец.

В одном из писем упомянутому бывшему коллеге по работе в Оренбургском пединституте К. Абдразакову, тоже находившемуся на фронте, Султан Байков писал: «…Друг мой, если со мной что-то случится, а ты останешься жив, принимай, пожалуйста, меры, чтобы издать мой труд “Творчество Шакира Мухамедова” и “Предисловие” к его сборнику… Это мое завещание как фронтовика к фронтовику. Все собранные материалы, а также готовые к печати вещи находятся у моей жены, в Уфе…»

Это было его последнее письмо-завещание. В жестоких боях за освобождение города Славянск на Донбассе комиссар батальона Султан Шагимарданович Байков 10 сентября 1943 года пал смертью храбрых и похоронен в деревне Крутогоровка. К. Абдразаков же, как офицер, надолго оставался в рядах Советской Армии и вышел в отставку лишь в 1958 году. Когда с целью исполнения завещания друга он приехал в Уфу, вдова С. Байкова Бибинур Ханова заявила, что весь огромный архив ученого уже забрали какие-то товарищи из Казани. У нас же повелось так: наследники некоторых писателей и ученых, не желая расставаться с творческим архивом близких людей, вовремя не сдают его в соответствующие государственные хранилища, либо, поверив в честное слово и благие намерения отдельных частных лиц, отдают им без всяких описей и расписок. К тому же и сданные в уфимские архивы рукописи и книги хранились небрежно, часто пропадали и портились. Сдавшие эти материалы лица, возмущенные таким отношением, забирали их обратно, и они часто оказывались в Казани.

Неизвестно, вел ли К. Абдразаков поиски следов архива С. Байкова в Казани. Профессор М. Ахметзянов в Путеводителе коллекций и фондов хранилища Института языка, литературы и искусства Академии наук Татарстана сообщает о том, что часть архива Ш. Мухамедова хранилась в Научном архиве Казанского филиала АН СССР и впоследствии передана вышеуказанному хранилищу. Профессор Мухамет Гайнуллин в своей книге «Татарская литература и публицистика» (Казань, 1983) писал, что личный архив писателя обработан им и хранится у него. Но часть архива покойного профессора, переданного в хранилище, еще не обработана, а другая часть вообще хранится у его наследников. Но нигде рядом с архивом Ш. Мухамедова не упоминается о рукописи книги о нем С. Байкова. Одним словом, пока трудно найти следы его труда.

В результате имя Султана Шагимардановича Байкова ныне остается почти неизвестным не только среди широкого круга интересующихся историей литературы и литературоведения, но даже среди научных работников. Этому способствовало и то, что историки татарской литературы в течение долгих лет не уделяли внимания тем деятелям, которые трудились за пределами Татарстана, а башкирская научно-литературная общественность не успела с ним близко познакомиться. Ведь вопросами башкирской литературы он успел позаниматься всего два года: кроме трудов о М. Гафури опубликовал две статьи о рассказах Гайнана Амири в журнале «Октябрь» (1941, № 3) и газете «Красная Башкирия» (1941, 24 июня). Таким образом, он как бы остался в «нейтральной» полосе.

Тем не менее, Султан Байков и как первооткрыватель отдельных страниц татарской и башкирской литератур, и как учитель и воспитатель будущих педагогов и ученых, и как воин, отдавший свою жизнь за свободу нашей Отчизны, достоин того, чтобы все новые и новые поколения не забывали и чтили его память.

 

P.S.

У Султана Байкова, когда он ушел на фронт биться с врагом, подрастали сыновья – старший Герман и младший Артур. Интересно, что сын Артура Эдуард пошел по стопам деда и стал известным не только в республике, но и далеко за ее пределами писателем и ученым. Ныне Эдуард Байков активно трудится на поприще журналистики в качестве ответственного секретаря республиканской газеты «Истоки». Но это, как говорится, уже другая история.

Суфиян САФУАНОВ

 

© Эдуард Байков, текст, 2009

© Книжный ларёк, публикация, 2016

Опрос

Нравится ли Вам сайт "Книжный ларёк"?

Общее количество голосов: 990

Koнтакт

Книжный ларек keeper@knizhnyj-larek.ru