Надежда Поздякова. У магазина

12.02.2019 17:03

У МАГАЗИНА

 

 

Олег крепко стоял на ногах. Мужики уважали его за то, что не пил, всегда имел на всё своё мнение. Иной раз шёл против общего решения, отстаивая своё, но мужики принимали это как должное. Даже крутой бизнесмен Лёха с уважением здоровался с ним за руку и провожал задумчивым взглядом.

У Олега была хорошая, дружная семья: жена Алёнка и четырёхлетний любимый сын Егорка. Его радость и надежда, «звоночек», как он ласково звал его про себя, – за звонкий голосок и умение будить их с Алёнкой раным-рано в выходные дни.

Олег таксовал. Получалось совсем неплохо. Были свои клиенты, почему-то частенько попадались хорошие заказы. С клиентами он умел за время подвоза так поговорить, что те с благодарностью совали купюры без сдачи. Для него не составляло труда поднять на этаж продукты какой-нибудь бабуле, успокоить капризничающего малыша у дёрганой молодой мамаши, которая (он видел в зеркало) только и делала, что трындела по сотовому вместо того, чтобы успокоить карапуза. Как-то тащил до самых дверей дома здоровенного подвыпившего парня, а его девчонка в драных модных джинсах стучала парня кулачком в широченную спину и по пути, пользуясь таким удобным случаем, «воспитывала». Впрочем, парень добродушно был не против...

А вечером опять ужин в дружной семье с любимой Алёнкой и ненаглядным Егоркой. Сына он любил беззаветно! Он появился у него уже на четвёртом десятке. Мать Олега шутила: «Как скажешь – тридцать лет – вроде и ничего, но как подумаешь: четвёртый десяток, ого!» Карапуз безраздельно владел душой и сердцем Олега! Правда, в душе Олега жил ещё Бог. Конечно, были там и мама, и отец, и любимая Алёнка, но силу Бога он чувствовал всегда! Были в его жизни события, после которых он точно знал: Бог существует! Он был ещё мальчиком, когда мама ему сказала: «Просто верь, что Бог есть!», и он поверил и не раз убеждался в этой истине.

Так он и жил, работал, содержал семью, растил сына...

Но что-то незаметно последнее время стало делать его более расчётливым, его всё больше тянуло к деньгам. Они стали занимать в его жизни всё более значимое место, и его это как-то даже тревожило...

Больше всего он любил ждать клиентов у вполне себе крупного в городке супермаркета. Пока ждал своей очереди, любил наблюдать за людьми, выходящими из магазина с авоськами, пакетами, тележками. Недавно заметил это за собой. Посмеивался над собой в душе: «Аналитик, психолог, писатель, прямо!» Неожиданно его это так захватило! Иногда он был даже рад, если была не его очередь везти клиентов и у него появлялась возможность следить за выходящими людьми.

 

...Эту женщину он заметил не сразу. Как-то она чуть не выронила сумку из рук, но вовремя подхватила. Было смешно наблюдать, как она встрепенулась и с испуганными глазами прижала сумку к груди. Видимо, там было что-то бьющееся. В душе Олега почему-то поднялось раздражение на неё: «Скупая какая бабёнка!» – так он почему-то решил. Она оглянулась на короткую цепочку такси у магазина, раздумывая, помедлила, но, перехватив поудобнее сумки, свернула за угол супермаркета. «На посёлке, что ли, живёт?» – подумал Олег. Сразу за магазином, на взгорке, начинался посёлок. Следом шли большие кирпичные дома. Часть посёлка как раз и снесли, специально освобождая место под супермаркет. Ходили слухи, что некоторые хозяева частных домов хорошо нагрели руки на этом. Не соглашаясь выезжать из добротных домов, они могли диктовать цены за свои домовладения. Хотя, может, это только разговоры. Но, как бы то ни было, теперь на этом месте стоял крупный супермаркет, люди шли сюда за необходимым, а Олегу было выгодно здесь дежурить на такси.

В следующий раз эта женщина привлекла внимание Олега тем, что, выйдя из широких, разъезжающихся в разные стороны дверей, плакала навзрыд. Как она плачет, слышно не было, но хорошо было видно, как и без того не очень красивое и немолодое лицо искажалось в некрасивую гримасу и она небольшим пухлым кулачком утирала слёзы, растирая их по уже увядающим щекам. Это происшествие ещё больше усилило желание Олега продолжить наблюдение за этой женщиной. Интерес подогревался ещё и тем, что расстояние от дверей до угла магазина, за которым она исчезала, было совсем небольшим, и за короткое время нужно было оценить «сегодняшнюю ситуацию». Олег и сам не понимал, почему эта женщина так привлекает его внимание!

Были у него тут и другие «знакомые». Вон молодые щеглы, ребята, видимо студенты, парень и девчушка – щеглиха, как про себя звал её незлобиво, со смешком Олег. Они обычно ходили с тощенькими пакетиками еды, но иногда, видимо в дни стипендии или когда родичи подкидывали деньжат, их пакеты становились увесистыми и солидными. Иногда парень хватал девушку подмышку, как пёрышко, чтобы перетащить через лужу, а она визжала, чуть не на всю площадь перед маркетом, или они целовались, чуть ли не на виду у всего честного народа! На пальцах сверкали новые обручальные кольца.

Вот идёт презентабельного вида мужчина – пузан, тащит два тяжеленных пакета с продуктами и перед собой, как ещё один огромный белый живот, две новых пуховых подушки. Странно, что такой дядька и без машины, удивляется Олег, глядя, как коллега – Николай – помогает ему грузить вещи в такси. Так что ожидать своих клиентов Олегу было не скучно и в общем-то даже интересно...

Но эта женщина всё больше и больше привлекала его внимание. И какая-то неосознанная тревога поселилась в сердце!

 

В следующий раз он решил оценить её именно как женщину и попытаться «написать» её биографию. «…Лет за пятьдесят, – думал, оглядывая её с ног до головы, он. – Согнулась чуть больше, чем позволяют года... Нет, видимо, ближе к шестидесяти уже... Лицо… не скажешь, что совсем страшная, бывают и страшнее, но, если бы она была и его возраста или даже моложе, сам бы с ней ни за что не познакомился!.. нет, точно бы не подошёл! Живёт, видимо, одна – никогда мужчины рядом нет. Одевается, – продолжал оценивать Олег, – ...тоже могла бы лучше, чем одета, – ведь не алкашка, это точно!»

 

Так и шли дни, всё больше затягивая Олега в эту игру.

Однажды он зашёл вслед за ней в магазин – посмотреть, что она покупает, таскает в сумках, согнувшись, и никогда не берёт такси. Это его начинало всё больше раздражать, и всё больше появлялось убеждение – скряга! Взятые ей продукты запутали всё ещё больше! В тележку укладывались настолько разные по качеству и цене продукты – от почти самых дорогих фруктов и баночек до совсем дешёвой дряни, которую Олег для своей семьи, несмотря на более-менее приличный вид продуктов, ни за что бы не взял! И опять она не взяла такси...

Потом на какое-то время Олег сменил адрес своих стоянок – ожиданий клиентов, но вскоре снова вернулся к магазину. Какое-то время не было видно и женщины, он даже стал забывать о ней. Но однажды, в серый ветреный зимний день – снег летел стеной, бил холодный ветер – она выскочила из дверей магазина... и продуктов-то у неё было немного, и не по возрасту молодо побежала к его машине... У Олега дёрнулось в груди! Но в это время Михей, ушлый пожилой таксист, выскочил из машины и махнул ей рукой – была его очередь.

Вечером Олег подошёл к кучке таксистов «покурить» и ненароком узнал у Михеича, куда он довозил женщину. Тот сказал – не интересная баба! всю дорогу шебуршала сумками, смотрела на часы и вздыхала. Получалось, она жила в большом кирпичном доме на горе. Да, она ходила через посёлок, сильно сокращала дорогу, но тогда ей приходилось с сумками подниматься на несколько пусть и не высоких площадок – горок. «И ведь никогда не возьмёт такси!» – с досадой думал Олег.

 

Были вовсю весенние, солнечные и вполне уже тёплые дни. Все переоделись в лёгкие цветные курточки и чаще улыбались...

...Он сразу увидел, когда она вышла... С ней рядом был парень, на целую голову выше её. Олег перевёл взгляд на его лицо и всё понял!

Он улыбался! Он улыбался и улыбался счастливой, почти совсем бездумной улыбкой! Мать дала ему в руки сумку с продуктами, сама подняла две и чуть махнула рукой в сторону такси. Олег по губам прочёл: «Поедем на машинке?» Парень отрицательно помотал головой. Она ещё пару раз предложила ему поехать на такси, но сын упорно – счастливо улыбаясь – отрицательно мотал головой. Мать вздохнула, удобнее перехватила сумки, и они скрылись за углом магазина...

Олега окатила ледяная волна, потом ему стало невыносимо жарко, душно! Он резко распахнул дверь машины – как в прошлую жизнь!..

 

Шли девяностые... Эта женщина жила в соседнем с семьёй Олега подъезде. Звали её Мила, хотя от милого в ней было только одно имя. Ей было уже за тридцать. Женщины во дворе относились к ней равнодушно – здоровались, улыбались, но в свой круг её не брали. Муж у неё то ли был, то ли не был, появлялся изредка и снова исчезал. Однажды только Олег с ребятами видели, как он вывел ребёнка во двор, разрешив ему после дождя залезть чуть не по колено в лужу. Бабки шушукались на лавочках, но зато все увидели, что он вывел гулять сына, тут же и увёл его, с полными сапогами воды, обратно к матери. Вот и все сведения о папаше Вадика.

Вадик был болен. Мать иногда выводила его на улицу гулять, объясняла, что нельзя никуда уходить, он и не уходил. Стоял на одном месте – где поставят – или сидел на лавочке и счастливо улыбался всем и всему... Семья Олега жила совсем неплохо для лихих девяностых. Наркота прошла мимо – отец был крепким мужиком, воспитал, как надо. Да и сложилось как-то так, что Олег и сам, несмотря, в общем-то, на совсем ещё не взрослый, но опасный возраст, понимал: это не его! Так шло детство, юность... Но был в этом детстве Вадик...

Мальчишки по-детски не щадили его. Взрослым – лишь бы накормить, обуть-одеть ребятню, не до чужих проблем. Пацаны, стоя стайкой в стороне, кидали кто камнем, кто палкой, корчили рожи, обидно кричали. Вадик счастливо улыбался... Если камень ударял больно, на секунду лицо Вадика становилось удивлённым и растерянным, но через минуту он уже опять улыбался. Мать Вадика выскакивала, чаще просто в домашнем халате, с полотенцем на плече. Гоняла пацанов, пытаясь шлёпнуть их полотенцем, уводила его домой.

 

...В тот день было такое солнце! С крыш капало. Первые тёплые весенние дни. Серый снег был ледяным, твёрдым и острым. Ни пацанов, ни взрослых во дворе не было. Олег походил по двору, погонял воду в лужах и уже собрался идти домой. И тут Мила вывела погулять Вадика. Поставила его у стены дома, на солнышко, наказала никуда не уходить и ушла управляться по хозяйству. Вадик стоял у стены, радостно махал руками чему-то своему, хорошему и доброму, радостно улыбаясь миру... Олег, даже не успев подумать – зачем, схватил кусок льда и кинул в Вадика! Камень был ледяной и тяжёлый, к тому же в него вмёрз кусок острого щебня. Попал ему в лицо... Голова Вадика коротко мотнулась назад, лицо исказила гримаса боли, на щеке выступила капелька крови. Вадик никогда не плакал, видимо, не умел, а тут он замер, на миг взгляд стал осмысленным, видимо, боль пробудила остатки разума, глаза наполнились слезами… слёзы скатились по щекам и... Вадик счастливо улыбнулся Олегу!

Выскочила Мила с полотенцем на плече. Ноги Олега будто приросли к земле. Они стояли втроём во дворе. Вовсю светило солнце. Мать Вадика почему-то ни слова не сказала Олегу. Только посмотрела ему в глаза, так посмотрела!.. по её щеке стремительно скатилась слеза, она повернулась к сыну, ласково вытерла ему глаза, капельку на щеке и, взяв его за руку, медленно повела к подъезду. У дверей приобняла его за плечо, пропустила чуть вперёд, и они исчезли в тёмном проёме подъезда...

Олег не помнил, где он ходил до вечера, в темноте пришёл домой. Мама, так же как Мила, с полотенцем на плече, улыбаясь, открыла дверь. «Иди, сынок, котлетки ещё тёплые»... Кусок котлеты никак не хотел проглатываться. Мама Олега, встревоженно следя за сыном, не зная, что и думать (время такое было), присела рядом, с тревогой спросила: «Что с тобой, сынок?» Олег рывком прижался к родному, тёплому плечу матери и заплакал так, как никогда ещё не плакал!..

Отец Олега перешёл на другую работу, они переехали в более престижный район, впереди была взрослая жизнь...

 

...День прошёл денежно. Олег отвёз какого-то мужика с кучей строительного материала в богатый пригородный посёлок. Тот, проходя по двору мимо дорогой, с задранным капотом машины, ворчал парню, как две капли похожему на него самого, что приходится нанимать такси! Но отстегнул Олегу крупную, приятно шелестящую купюру. Было ещё несколько выгодных поездок. Вечером Олег купил Егорке красивый зелёный танк, Алёнке букет симпатичных тюльпанов. Жена встретила с улыбкой, Олег подкинул к потолку Егорку и пошёл мыть руки. На столе дымился борщ, стояли котлеты...

Кусок котлеты никак не хотел проглатываться...

После ужина Олег прошёл в зал, уселся в мягкое кресло, взял газету, включил телевизор. На колени запрыгнул «звоночек» Егорушка. Олег рывком прижал ребёнка к себе, уткнулся в родное плечико и, стараясь не напугать сына, заплакал!..

 

© Надежда Позднякова, текст, 2017

© Книжный ларёк, публикация, 2019

Опрос

Нравится ли Вам сайт "Книжный ларёк"?

Общее количество голосов: 955

Koнтакт

Книжный ларек keeper@knizhnyj-larek.ru