Смута

10.04.2015 16:55

Фрагмент романа "Меч Господень" (футуристический боевик, социально-мистическая фантастика)

 

Быков с тревогой следил за политикой нового Президента и за тем, что творилось в стране. А творилось неладное. Нет, новый гарант конституции вовсе не стал еще одним болванчиком, коим дергают за ниточки стоящие за его спиной дяди и тети. Те, кого называют элитой, – олигархи, магнаты и разная богатая и властная сволочь помельче. Именно они и диктуют свои условия стоящим на виду у всех – у руля власти – высшим чиновникам.

Президент попытался примирить между собой все партии и политические течения, низшие и высшие слои – на основе патриотизма и прочих высокопарных лозунгов. Руслан лишь морщился, слушая патетические речи главы государства. Он видел, что крах неизбежен.

Населением все более овладевали мятежные настроения – и это было очевидным. Хотя бы по тому взлету криминального беспредела, что захлестнул обе столицы и широкой волной хлынул на провинции.

Большинство соратников Жилина оказались разбросаны по всей стране, но продолжали общаться друг с другом, пока это позволяла телефонная и почтовая связь. Лишь Быков и его учитель оставались неразлучны, продолжая вести работу и внимательно наблюдать за происходящими вокруг них событиями. А к концу года правления нового Президента все только ухудшилось.

Беспокоясь за судьбу дорогого и близкого человека – матери, Быков уговорил ее отправиться далеко на восток, где было еще относительно спокойно и безопасно. Первое время они переписывались, но вскоре эта связь оборвалась. Так же, как оборвались все контакты с другими соратниками по общему делу.

Жилин, имевший немалые связи в верхах – особенно в силовых структурах, доверительно сообщал своему помощнику, что зреет заговор генералов и следует ждать военного переворота. И что насквозь продажная, потерявшая голову от безнаказанности чиновничья братия, сросшаяся с братанами и паханами, лишь на руку путчистам, как и ряд крупных аварий на атомных электростанциях и «химические» катастрофы в нескольких регионах, унесшие жизни тысяч людей. Как всегда, планировалось использовать народ в качестве пушечного мяса.

И вот Быков с ужасом и омерзением смотрел порою нечеткую картинку, передаваемую на унифицированный монитор (наконец-то объединили комп с телеящиком) съемочными группами Си-эн-эн. Отечественные телекомпании давно приказали жить либо были выкуплены западными медиа-гигантами.

Руслан видел Кремль, осажденный толпами неорганизованной, но вооруженной огнестрельным оружием массы. Впрочем, порою камеры выхватывали из толпы неких крепких мужиков в камуфляже, брониках и разгрузке, которые направляли отдельные потоки горланящих и, по всей вероятности, хорошо вдатых и обкуренных молодчиков в нужное место и направление.

Такое уже происходило не единожды. Достаточно вспомнить события в столице в конце прошлого века. Но на этот раз все было по-другому. Финал резко отличался от предыдущих мятежей и путчей. Неожиданно ко всем стратегически важным объектам подтянулись воинские подразделения, усиленные бронетехникой. И стволы были нацелены в сторону мятежников.

Дальнейшее Быков посмотреть не успел, так как все его планы сидеть тихо и никуда не высовываться – это была не его война, нарушил внезапный звонок по мобиле. На дисплейчике возникло перекошенное лицо их с Богданом аспиранта и соратника Петра. Он кричал в трубку, что засел в одном из зданий возле Белого дома. И что их обстреливают из крупнокалиберных пулеметов подошедшие почти вплотную бэтээры с вояками на борту. Что их предали, но они отстреливаются. И все такое…

Потом крикнул, чтоб написали его предкам, которые жили в соседнем округе. Мол, сын погиб за правое дело. И в следующее мгновение связь оборвалась.

Быков витиевато выругался и бросился одеваться. Вот ведь, не хотел ввязываться, но разве бросишь друга?!

Он достал припасенный пистолет Ярыгина модернизированный с несколькими запасными магазинами. Рассовал боеприпасы по карманам куртки, ствол сунул в наплечную кобуру и выбежал из дома. Перед этим, правда, успел сбросить сообщение профессору, скупыми словами пояснив, что случилось и куда он рванул.

Транспорт никакой не действовал, машин, кроме военных и полицейских, проносящихся мимо с пронзительным завыванием, тоже не было видно. Пришлось взять ноги в руки и бежать в нужную сторону. Благо не так уж и далеко было. И он побежал.

Со всех сторон слышалась беспорядочная стрельба. Руслан старался держаться стен зданий. До нужного квартала добрался без происшествий. Дальше были трудности. Все вокруг оцеплено военными и полицейскими.

Мать твою! – выругался он. И как пробраться к другу? Но ведь он сам не пальцем деланный, все ж таки старший сержант спецназа – пусть и в прошлом. Знания и навыки никуда не делись.

Быков осмотрелся, покумекал с минуту и принял решение. Есть ведь и другой путь – под землею. Только вот куда он приведет?..

Откинуть крышку ближайшего канализационного люка не было проблемой. Руслан спустился по короткой лесенке вниз, включил захваченный с собой галогенный фонарь и двинулся вперед – в сторону нужного здания. В полусогнутом состоянии он прошагал минут десять и увидел еще одну лесенку, ведущую вверх. Стоило посмотреть, возможно, он уже на месте.

Когда поднялся, осторожно приподнял крышку – тяжеленная, гадина! – зыркнул по сторонам и едва не рассмеялся. Бляха-муха, так ведь он у самого здания, где засели мятежники, а с ними – его друг Петька. Вот только проблемка небольшая имеется – люк расположен возле угла дома, до подъезда метров двадцать, напротив входа застыл бэтээр нового образца, у которого вооружение как у БМП, а посему добежать никак не удастся – подстрелят на лету, как куропатку. Просто разорвут на клочья крупнокалиберными…

Быков спустился вниз, посветил фонарем. Должен же быть какой-то выход. Он прошел немного вперед и увидел искомое. Ага! вот оно: в тоннель врубался боковой проход, явно ведущий под здание. Быков втиснулся туда – узковато, однако, – продвинулся метров на десять и уперся в стену, в которой были вделаны ведущие наверх металлические скобы. Над головой был колодец.

Долго он не думал, достал ствол, поставил на боевой взвод, сунул за ремень и принялся карабкаться наверх. Вскоре уткнулся головой в еще один люк – типа дверцы. Толкнул – закрыто, причем прочно. Он несколько раз надавил, пытаясь понять расположение замка. Вроде бы понял. Достал пистолет, прицелился под нужным углом, чтоб самому не пораниться от рикошета, и несколько раз выстрелил. Грохот от выстрелов в тесном помещении оглушил его и даже ошеломил. Какое-то время Руслан приходил в себя, затем набрал полные легкие воздуха и с размаху саданул по дверце. Она с громким стуком распахнулась, жалобно звякнув остатками замка.

Быков подтянулся и одним движением запрыгнул внутрь. Тут же откатился в сторону, целясь во мрак из пистолета. Никого. Лишь где-то издалека доносится канонада. Видимо, он попал в подвал – и защитники по своей оплошности не выставили тут охрану. Впрочем, им и так скоро придет конец. Надо спешить.

Быков вскочил, машинально отряхнулся и, включив фонарь, двинулся вперед. Найдя выход, осторожно толкнул дверь – она подалась. Выбрался из подвала и тут шум сражения оглушил его. Стрекотали автоматы, хлопали ружья и пистолеты, покрывая все, грохотали пулеметы. Царил настоящий ад.

Руслан подался к лестнице, одновременно пытаясь дозвониться до друга. Тщетно – мобильник того не отвечал. Молодой человек принялся по стенке подниматься наверх – именно с верхних этажей скупо огрызались защитники здания. Шаг за шагом, выставив оружие перед собой, он скользил вдоль стены неслышной тенью. Достигнув второго этажа, выглянул в коридор – там никого не было видно. Но люди здесь были, ибо кто-то яростно долбил короткими очередями из автомата в одной из комнат в левом крыле.

Быков прокрался к засевшему стрелку, подергал дверь – заперто. Застыл на мгновение: блин, как бы пулю не схлопотать почем зря. Потом все же решился – присел, слегка сдвинулся в сторону от двери, громко стукнул в нее рукояткой пистолета и тут же убрался в сторону. Автомат в комнате замолк, но и в дверь никто не дал очереди. Тогда Быков выкрикнул:

– Братан, это свои! Я друг Петра Осина! Не стреляй! – И спустя мгновение: – Ты меня слышишь?.. Я могу войти?

С полминуты царило молчание, потом хриплый голос сказал:

– Отойди от двери и встань напротив. И никаких штучек-дрючек. Оружие прибери.

– Понял! – крикнул Руслан и, нарочито громко топая, отошел к противоположной стене, убрав оружие.

Вскоре дверь рывком распахнулась, на молодого человека уставилось короткое рыло модернизированного калаша. С подствольным гранатометом и лазерным целеуказателем – как он успел заметить.

– Ты откуда? – недоверчиво произнес небритый мужик в камуфляжной куртке и грязных джинсах, все так же держа незнакомца под прицелом.

Быков коротко обрисовал ситуацию – звонок друга, путь сюда, брешь в обороне здания. Автоматчик постоял, подумал и указал стволом – пойдем, отведу тебя куда надо. Пришлось топать под конвоем. А драгоценные минуты уходили. Руслан знал, что вскоре начнется настоящий штурм. И тогда сюда ворвутся спецназовцы, закованные в броню и в противогазах. Расшвыряют спецсредства и возьмут хреновых мятежников тепленькими. Или того хуже – вначале разбомбят здание к такой-то матери, а потом выжгут огнеметами.

Они поднялись на третий этаж – здесь хотя бы были выставлены посты. Спутник Руслана что-то бросил подельникам, те внимательно осмотрели вновь прибывшего. Один из них поманил его за собой. Небритый автоматчик тут же испарился – видимо, побежал вниз проверять слова незваного гостя насчет бреши в обороне. А Быков потопал за новым провожатым. Они прошли пол-этажа, завернули в какое-то большое помещение – зал заседаний что ли, – и тут бывший спецназовец узрел, наконец, своего приятеля, слава Богу, целого и невредимого. Пока целого!

Петро обрадовался несказанно, обнял товарища. На его открытом усатом лице набухли багровые свежие ссадины. Где-то успел приложиться обо что-то шершавое – подумал Быков. Он хлопнул соратника по спине:

– И как это тебя угораздило ввязаться в это дерьмо?!

Тот махнул рукой:

– Потом расскажу. Если живы останемся.

Быков кивнул:

– Останемся, если послушаешь меня и сделаешь ноги отсюда.

И он рассказал ему о тайном проходе под землей.

– Пора выбираться, – подытожил он.

Петр молча кивнул, о чем-то задумавшись, затем встряхнулся и твердо сказал:

– Мне нужно переговорить с нашим командиром. Если уходить, то всем. Своих боевых товарищей я не брошу.

Быков нахмурился, хотел было резко возразить, напомнив, что своя шкура дороже всяких там идейных заморочек и прочей выдуманной людьми лабуды, но Петр уже выбежал из комнаты. Руслан сплюнул от досады. Вот ведь придурки, вобьют себе в башку, что они – спасатели человечества, а потом стреляют и режут таких же мудаков, которые тоже вбили в свои пустые бошки какую-нибудь идейную хрень. Постреляют друг друга, положат пачками, а с барышом остаются хитрые ублюдки, сидящие в своих дворцах и посылающие на взаимную резню толпы безмозглых дураков!..

Петр вскоре появился в сопровождении хмурого мужика размером с автокран. Как оказалось, ихний бугор, то бишь командир повстанческого отряда. Бывший вояка – это Быков сразу просек наметанным глазом такого же бывшего. Тот внимательно выслушал вновь прибывшего, подумал немого и скомандовал:

– Будем отходить. Кравчук, обеспечишь прикрытие. Одно отделение засядет на втором этаже – стрелять из всех стволов. Потом вслед за нами – шеметом! Все, выполнять!

Им удалось уйти, всем оставшимся к тому времени в живых. И вовремя: спустя пять минут после ухода последнего повстанца на здание обрушился шквал огня. Загрохотали пушки и минометы, превратив за считанные минуты дом защитников в дымящиеся руины.

 

*  *  *

 

Потом Руслан часто думал, а что произошло бы, прими командир неверное решение и откажись его друг уходить? Погибли бы все – в том числе и Быков с Осиным, ведь он бы точно не бросил друга, надеясь уговорить его все же смыться из этого пекла.

Самое клевое, что, когда они вылезли неподалеку наружу, их уже ждали два закрытых фургона – это Богдан Жилин расстарался и пригнал к тому месту где-то чудом раздобытый транспорт. После того как он получил сообщение своего ученика, профессор начал незамедлительно действовать. Так что тот день для всех них закончился благополучно. И это тоже походило на чудо. Но Быков знал, что в другой раз – попади они в такую же переделку – чуда не произойдет.

Путчистов отовсюду оттеснили и разогнали. Многие остались лежать на поле боя. А потом начались аресты и репрессии. Осин, по настоянию профессора, уехал в соседний округ – к каким-то своим дальним родственникам. Так сделали многие – кому удалось уцелеть и выскользнуть из лап охранки и волкодавов.

А вот Президенту не повезло. Его обнаружили мертвым, с простреленным виском. Рядом лежал еще теплый пистолет. А нашли его генералы, поспешившие на помощь Кремлю. Вообще-то Президент слыл человеком энергичным и волевым. А потому многие не поверили в факт самоубийства. Но кому какое дело?

Вскоре при полной поддержке силовиков к власти пришел новый глава государства. Некто Дивов. И вот тут многие просчитались. Ибо породили диктатуру со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Дивов оказался умным, хитрым и дальновидным. Первым делом он, подобно Французской революции, пожравшей своих детей, уничтожил приведших его к власти генералов с маршалами и адмиралами в придачу. Затем создал несколько инновационно-технологических центров по типу наукоемких полисов или, как в прошлом, академгородков, куда стянул все имеющиеся научно-технические кадры. В основном технарей и естественников. Там были созданы воистину тепличные условия для ученой братии и ИТР. И работа закипела. У россиянских умов еще имелось немало козырей в рукаве. Несмотря на тотальное разграбление страны, утечку мозгов и прочей, творящейся десятилетиями хрени, особенно в области военных технологий. Помимо разных приятных военному слуху и глазу мелочей типа боевых машин нового поколения – с броней и вооружением как у новейших танков, был совершен прорыв – создано компактное и сверхмощное лазерное оружие. Портативными лучеметами сразу же вооружили подразделения безопасности и полиции – называемые в народе «черной гвардией» по цвету экипировки. Опираясь на это оружие, с помощью которого он усмирил недовольных, Дивов за короткий срок установил по всей стране свою личную профашистскую диктатуру.

Все без исключения партии и общественные организации подверглись гонениям, мафиозные кланы и преступные группировки вычислены и зачищены, а явные противники режима заключены под стражу. И еще (этот факт сразу же насторожил профессора Жилина и всех его единомышленников) новоявленный правитель немедленно объявил атеизм одним из ведущих направлений государственной политики. Свое нетерпение к религии он лицемерно объяснял прямым продолжением идеологии «великих вождей народа».

В один из пасмурных осенних дней Руслан с профессором смотрели последние официальные онлайн-новости, ибо это был единственный хоть какой-то источник информации. Все остальные каналы и радиостанции были закрыты. Выслушав очередную банальность, изрыгнутую в экран диктатором, Быков покрутил пальцем у виска, на что наставник возразил ему:

– Не обольщайся, Руслан, этот пиночет не такой дурной, каким хочет казаться. И вообще он вовсе не тот, за кого себя выдает. Очень скоро ты узнаешь об этом.

Профессор говорил загадками, и Быков не понимал, о чем идет речь. Но вскоре тот посвятил своего ученика в сокровенные планы и поделился той информацией, что владел сам. Волосы на голове молодого ученого встали дыбом. Мать моя женщина! – выходило, что Дивов и не человек даже в полном и прямом смысле этого слова, а некая сущность, пришедшая из инфернальных миров, чтобы воцариться здесь, на земле, а потом создать мировую империю под эгидой Сатаны. Попросту говоря, это и был Антихрист.

Уважаемый читатель, ты можешь приобрести электронную версию романа «Меч Господень» либо в магазине ЛитРес, либо напрямую у автора, вот здесь.

Опрос

Нравится ли Вам сайт "Книжный ларёк"?

Общее количество голосов: 2441

Koнтакт

Книжный ларек keeper@knizhnyj-larek.ru