Тимур Савченко. Там, на гранитных берегах... - 2

09.11.2016 20:48

24.07.2016 23:25

ТАМ, НА ГРАНИТНЫХ БЕРЕГАХ... – 2

 

По мостам и островам

 

Ну что, дорогой читатель, мы с вами немного отдохнули, перекусили во дворе Петропавловской крепости – можно продолжить нашу прогулку по Петербургу. Куда пойдем? Неподалеку стрелка Васильевского острова с его знаменитыми ростральными колонами – может быть туда? Хотя, мы и так видим эти колонны и здание каждый день на пятидесятирублевых купюрах. Лучше устроим вояж по необитаемым, заповедным, то есть – нежилым, невским островам! А чтобы поберечь ноги и сэкономить время, отправимся мы туда на велосипеде – благо, взять напрокат велик в городе на Неве можно практически везде.

Но прежде, давайте бросим взгляд на легендарный крейсер «Аврора» – она здесь совсем недалеко, стоит пришвартованная у Петроградской набережной. Так… А где же крейсер?... Полундра! Угнали «Аврору» – аспиды! Вскоре, однако, выяснилось, что крейсер отогнали на ремонт в доки Кронштадта – об этом рассказал один из моих знакомых, занятый покраской корпуса корабля.

Ну, тогда ладно – двинемся вперед, осматривая по пути нарядные здания Каменноостровского проспекта, среди которых особенно выделяется голубая соборная мечеть, переедем через Малую Невку по Каменноостровскому мосту, и вот – мы на Каменном острове. Снова вокруг тишина и покой, будто оказались за городом. В ветвях деревьев беззаботно чирикают птицы, тихо плещется о гранитную набережную с маленькими сфинксами вода, сочная изумрудная травка так и приглашает на ней поваляться. Каменный остров, на протяжении всей истории Петербурга, был предметом вожделения для строительства роскошных дач и пригородных резиденций особ королевской крови и знатных вельмож империи. Кого ни попадя сюда не пускали.

Первым «открыл» остров канцлер Головкин, его сменил другой канцлер – Бестужев-Рюмин, пригласивший для благоустройства своего имения самого Бартоломео Растрелли. В результате, остров превратился в один сплошной парк, прочерченный ровными линиями аллей, покрытый деревьями, цветниками, каналами, теннисными кортами. В зданиях бывших дворянских особняков теперь офисы солидных фирм и компаний. Главной здешней достопримечательностью, до недавнего времени, считался дуб, посаженный Петром I. Но в 1990 году зеленый великан, ровесник города, пал от старости – ничто не вечно. Но и без царского дуба остров очарователен.

А вот вездесущих туристов здесь почти не бывает – можно наслаждаться тишиной и покоем. Проехав остров насквозь, по Елагинскому мосту, мы попадаем на соседний остров – Елагинский. Слева от нас остается остров Крестовский – петербуржская «рублевка». Там, за шлагбаумами и заборами обитает нынешняя городская аристократия. А цена какого-нибудь пентхауса на Крестовском острове – равна стоимости небольшого хутора в Ейском районе. Не поедем к богатеям на нашем синем велике! Елагинский остров, на который мы с вами попали, еще более зелен, чем Каменный. И это не удивительно – здесь оборудован центральный парк культуры и отдыха Санкт-Петербурга. Правда, если об этом не знать, то и не догадаешься – тихий, красивый парк, пруды с дикими утками, изящный Елагинский дворец, и почти никаких кафе и жутких, ревущих аттракционов, как у нас в парке Поддубного.

 

По святыням Петербурга

 

А вот на противоположном берегу Невки виднеется очень необычное для наших широт здание – это буддистский храм Дацан Гунзэчойнэй. Давайте осмотрим его внимательнее. Мы привыкли считать в повседневной жизни нашу Россию – страной православной. Ну, еще – частично мусульманской. И забываем при этом, что калмыки, буряты и тувинцы, в большинстве, исповедуют буддизм. Они-то и возвели в начале XX столетия свой храм на невских берегах, который, до недавнего времени, считался самым северным буддистским храмом в мире. В разработке его проекта принимал участие знаменитый художник и востоковед Николай Рерих, а статую Будды для него прислал в подарок сам король Сиама (Таиланда).

 

Храм, сложенный из массивных каменных блоков, внешне напоминает скорее крепость. Во дворе традиционные буддистские колокола, а у входа, словно преграждая путь посторонним, застыли два каменных льва – доводилось видеть похожих в Пекине. Тянем за массивное медное кольцо тяжелую дверь, и вот мы внутри. Пахнет восточными благовониями, звучат звуки барабана и медных тарелок, разносятся тягучие гортанные песнопения – идет служба. В помещении с колоннадой человек 30 – и европейцев и монголоидов. Внимают словам священника. Ладно, не станем мешать людям познавать Бога – тихо притворим за собой двери и выйдем под синее петербуржское небо.

Интересно было в Дацане, но как-то неуютно, непривычно. Поэтому, давайте посетим теперь святыню нашу, православную. Не Исаакиевский, или Казанский соборы, которые по своему внешнему виду уместнее смотрелись бы где-нибудь в Риме, а Александро-Невскую лавру. Для этого сдадим свой велик и отправимся на метро на площадь Александра Невского. Вот и памятник новгородскому князю в остроконечном шлеме, на могучем коне, задумчиво смотрит на Невский проспект. В этих местах он и заслужил свое прозвище – Невский – нанеся поражение войску шведского ярла Биргера. За спиной памятника – сама лавра. Пока мы ехали на метро, снова прошел дождь, и выглянуло ласковое солнышко, блестя в мокрой листве, отражаясь в лужах. Основана лавра была еще Петром I у слияния речки Монастырки и Невы, как мужской православный монастырь. В лавре уже чувствуется родной русский дух, перезваниваются колокола, крестясь, отбивают земные поклоны богомольцы. Все свое – родное.

 

Вот таков он – град Петров, впитавший в себя культуру и традицию многих народов России. Величественная столица великой империи, ушедшей в прошлое, но оставившей яркий след в истории и культуре.

 

Парки и белки

 

 

Чем бы нам с вами завершить знакомство с Санкт-Петербургом – может, посетим Кунсткамеру? Хотя, ну их – этих замаринованных уродцев в банках! В Эрмитаж тоже не пойдем – толкаться среди галдящих туристов, когда выдался ласковый солнечный день, не самое приятное занятие. Идея! Побываем в знаменитых петербуржских пригородах – бывших императорских резиденциях. Самый знаменитый и блистательный из них, конечно, Петергоф с его фонтанами. Но туда мы не поедем – и так с ним заочно знакомы. Лучше двинемся в романтичный парк Павловска. Это один из наименее посещаемых объектов в плеяде петербургских пригородов, тем-то он и хорош.

 

Прокатимся для этого немного на электричке с Витебского вокзала. Готовьте 100 рублей, господа, – вход в парк платный. Но не жаль сотни за свидание с этим удивительным местом! 600 гектаров занято деревьями, лугами, озерами, речками!!! Разумеется, мы не смогли бы и за пару дней обойти эту территорию, поэтому побываем лишь в долине реки Славянка и возле Павловского дворца. Идем по аллее в тени огромных елей, у подножья которых разрослись пышные папоротники, а по стволам скачут шустрые, непуганые белки. Больше всего это походит на настоящий лес где-нибудь в Новгородчине, или на Псковщине. Собственно, такого эффекта создатели парка и добивались – это английский стиль, где человек не вмешивается в законы природы, а подстраивается под них. Вот наблюдаем излюбленное местное развлечение – кормление белок. Мальчуган лет десяти вытягивает вперед ладонь с пригоршней орешков и ждет, когда бельчонок спустится с дерева и примет угощение. Долго ждать не приходится – зверек подхватывает орешки, сует их за щеку и пускается в пляс по хрустящим гравием дорожкам.

 

Ели уступают место березам и соснам – мы выходим к кроткой и тихой Славянке. Пахнет скошенной травой и умиротворением, а на холме, сквозь деревья виднеется крыша дворца – небольшого, но изящного и уютного. У подножья мраморной лестницы, ведущей к дворцу, бронзовые фигуры львов. Но что это такое! Какой же это негодяй проделал в них круглые дыры? Оказалось, это отверстия от пуль – Павловск был оккупирован фашистами, которые и расстреляли львов. Поднимемся по лестнице на террасу, полюбуемся на цветники, дворец, статую Павла I во дворе, послушаем отдаленный звон церковных колоколов и побредем неспешно к выходу – нас ждет еще встреча с Пушкиным – Царским селом.

 

Автобус под управлением пожилого узбека, или таджика (половина петербургских водителей – выходцы из солнечных республик Закавказья и Средней Азии), доставляет нас до Царского села минут за десять – городки Павловск и Пушкин практически сливаются. Но если Павловск – тих и задумчив, то Пушкин оживлен и многолюден. И более роскошен. Гораздо роскошнее. Это относится и к Екатерининскому дворцу, сверкающему позолотой, и к Екатерининскому парку, где играют музыканты в гусарских мундирах.

 

А что это за небольшая пристройка к дворцу? Да это же лицей! Здесь юный Пушкин сочинял свои первые строки, перекидываясь жеваной бумагой с другом Кюхельбекером! По этим аллеям французского парка гуляли будущие декабристы – отпрыски славнейших родов империи.

 

Пройдемся по парку и мы. Он уже совсем не похож на павловский – все здесь вымерено, как по линейке. Мостики, статуи, нарядные павильоны, каналы.

 

Посередине огромный пруд с островами. Красота, но красота не природная, а созданная руками человека, отражающая блеск и могущество золотого века Екатерины. Давайте, постоим немного у воды: покормим уток, вспомним о прошлом, подумаем о будущем.

 

Здесь, возле пруда, мы и попрощаемся с вами – читатель, и с городом на Неве. С городом, который не всех принимает тепло, но если уж принял, то не отпускает от себя до самой смерти.

 

 

© Тимур Савченко, текст, фото, 2016

© Книжный ларёк, публикация, 2016

Опрос

Нравится ли Вам сайт "Книжный ларёк"?

Общее количество голосов: 2310

Koнтакт

Книжный ларек keeper@knizhnyj-larek.ru