Владимир Мельник. Наш ответ неизвестности

07.01.2020 14:12

НАШ ОТВЕТ НЕИЗВЕСТНОСТИ

 

 

Живая зима

 

Природа мёртвой не бывает

Среди безмолвия зимы:

То буйный ветер снег вздымает,

Будя шуршащие шумы;

 

То дерева мороз обнимет

Так, что пойдёт по сучьям треск;

То солнце тучи вдруг раздвинет,

Даря сугробам дивный блеск;

 

То голосок подаст журчащий

Незамерзающий родник;

То вскочит на пенёк торчащий

Ушастый заяц-озорник;

 

И счастлив взор заворожённый,

Когда холодным, зябким днём

На ветке спящей, обнажённой

Горит снегирь живым огнём.

 

Вода во рту

 

Когда в безумстве споров я сгораю,

Когда блаженство пролетает мимо,

Я в рот воды побольше набираю

И принимаю бой неуязвимо.

 

Вода огня душевного не тронет,

Пока она во рту, а не в аорте;

В воде горячий разум не утонет –

Она хоть охладит, да не испортит.

 

Вода во рту – ответ на все вопросы,

Рассудка страж, спокойствия спасенье,

Лекарство от словесного поноса,

Задач нелёгких мудрое решенье.

 

Но если с глупым человечьим стадом

Я не сражаюсь острыми словами –

Моё молчанье принимать не надо

За тихое согласье с дураками.

 

Дорога зовёт

 

Тучи серые, небо мрачное,

Листья мокрые под ногой,

Топь болотная, глушь невзрачная,

Куст с нечёсаной головой.

 

Дождь впивается в грязь липучую,

В глину втоптанный, слёг лопух;

Слух не тешит птиц трель певучая

И жужжание глупых мух.

 

За болотами жмутся-ёжатся

Избы тёмные на холме;

Над их крышами дым тревожится,

Растворяется в серой тьме.

 

Лужи булькают, жижа чавкает

И, того гляди, засосёт.

Измождённая псина тявкает…

А дорога всё вдаль зовёт.

 

Я расстрелял одеяло

 

Ты мне с другим изменяла,

Ты ему вся отдавалась.

Я расстрелял одеяло,

Чтобы унять мою ярость.

 

О, как лицом ты сияла,

Страсть излучая всем видом!

Я расстрелял одеяло,

Чтобы забыть об обидах.

 

О, как ты сладко вздыхала,

Тело чужое лаская!

Я расстрелял одеяло,

Чтобы мой ужас растаял.

 

Горе меня растоптало,

Выжгло потоками лавы.

Я расстрелял одеяло –

Стихли под ним навсегда вы.

 

Крест

 

Увидев всякий крест многопудовый,

Спешу я против воли размышлять:

Настанет ли в судьбе тот час суровый,

Когда меня взнесут на нём распять?

 

Сомненье, камнем давящее радость,

Приходит средь веселья и потех:

Казнят меня за подлость иль за святость,

По ложному навету иль за грех?

 

Лунный сон

 

Луна из небесной заставы

Вдруг выкатилась, как яйцо,

Без умысла, ради забавы

Моё осветила лицо,

 

Кроваво-златыми лучами

Проникла неспешно в зрачки,

Легко завладела очами,

Вонзив в них лучи, как крючки.

 

Сначала я замер в испуге,

Но после окутался сном,

А пляски огней в лунном круге

Мелькали за тёмным окном.

 

Во сне я уверовал страстно,

Как будто прозренья достиг,

Что лунная сила прекрасна,

Что свят её пламенный лик.

 

Тут окна луна отворила,

В мой дом её волны влились;

Она меня нежно убила,

Втащила в небесную высь.

 

Сражаясь со всякою тенью,

Я гну перед нею поклон;

Застывшим в пространстве мгновеньем

Навек стал безумный мой сон.

 

За что

 

За что нас судят небеса?

За то, что мы глупы, спесивы,

Унылы, злы и нечестивы,

Пристрастны, лживы за глаза;

За то, что алчны без оглядки,

На лесть и лизоблюдство падки,

К чужим бесчувственны слезам.

 

За что нас любят небеса?

За то, что мы творить дерзаем,

Собой рискуя, мир спасаем,

Когда над ним гремит гроза;

За то, что жизнь ценить умеем,

Добром и светом не скудеем,

По-детски верим в чудеса.

 

Муки творца

 

Пичуга, гнёздышко вия,

Его по веточке слагает;

Ища, носясь и вопия,

Не отдыхая, не пия,

Она труда не оставляет.

 

Картину трепетно пиша,

До дна художник душу тратит;

Но, созиданием дыша,

Родится заново душа –

И вдохновение оплатит.

 

Строку словесную тяня,

Поэт алкает рифм с волненьем,

Себя за немощность браня

И музу в ярости кляня;

Но станут гимны искупленьем.

 

Порой страданьям нет конца:

Уходят силы, мысли вянут…

Но всё ж наступит час венца –

И муки пылкого творца

Произведеньем славным станут!

 

Другая сторона любви

 

Хоть два столетья проживи,

Хоть десять жизней совокупно –

Другая сторона любви

Обыкновенно недоступна.

 

Из раза в раз, из года в год

Она отказом отвечает;

Так мал и тесен к ней проход,

Что всяк познать её не чает.

 

И снова будничность зовёт

Прийти к любви путём обычным,

Простым стремлением вперёд,

Одним движением привычным.

 

Но жар хмельной кипит в крови,

Запретных ласк натура хочет;

Другая сторона любви

Влечёт к себе и сердце точит.

 

Муза

 

Шатается муза по свету,

К поэту зайти забывает.

Несладко живётся поэту –

Он горечь и грусть воспевает.

 

Любовь, ослеплённая гневом,

Великих достоинств не видит;

Джульетта не любит Ромео –

Джульетта его ненавидит.

 

Любовь без добра и привета

Извечную ценность теряет;

Ромео не любит Джульетту –

Ромео её презирает.

 

Мучительна злая обуза,

Творцу отягчившая чрево.

Лети же к нему, моя муза,

Джульетту спасай и Ромео!

 

Урожай

 

Сею каменные зёрнышки

На асфальтовых лугах.

Жду, когда созреют солнышки

На железных стебельках.

 

Соберу их утром в снопики,

Просушу, обмолочу –

Урожай богатый в гробики

Ввечеру заколочу.

 

По старинке

 

Мне хочется жить по старинке,

Среди отошедшей красы:

Котята играют в корзинке,

Вздыхают в простенке часы;

 

Клюёт семена канарейка,

Согревшийся чайник пищит;

С водой ключевою бадейка

На лавочке скромно стоит;

 

Внимают шагам половицы,

Скрип двери ласкает мне слух;

На мягкой перине не спится –

Поёт уже третий петух;

 

В окне занавеска из ситца

Скрывает рассветный огонь;

Спешит рукомойник излиться

Прохладою свежей в ладонь;

 

Смирив ослабевшее пламя,

Прикрылась заслонкою печь –

И пахнет в избе пирогами,

Аж слюнки готовы потечь!

 

В стакане чаёк, масло в кринке,

Мёд в блюдце – простая еда…

Мне хочется жить по старинке –

Но есть ли дорога туда?

 

Леденец

 

Слова пусты, сравненья грубы,

Когда невинно, как птенец,

В свои божественные губы

Кладёшь ты сладкий леденец.

 

Порывом счастья, вихрем страстным

По сердцу пробегает дрожь,

Когда ты ротиком прекрасным

Его ласкаешь и сосёшь.

 

Тот леденец ещё не знает,

Что смерть его недалека;

Он тихо, незаметно тает

На жарком ложе языка.

 

И пусть в исходе райской сказки

Такой же ждёт меня конец –

Я жажду незабвенной ласки,

Какую видел леденец.

 

Песня печали

 

Спой мне, красавица, песню печали,

Смех и игривость отринь;

Знойны уста, что другого лобзали,

Прочь от меня отодвинь.

 

Не становись предо мной на колени,

Телом не никни зело:

Я не взыграю теперь вожделеньем,

Токмо нахмурю чело.

 

Горькие думы мои откровенны –

Что мне лукавство и лесть!

Гибельный яд окаянной измены

В сердце вовек не известь.

 

Пламенем страсти вотще мы сгорали –

Хладно и пусто в груди…

Спой мне, красавица, песню печали,

Спой – и навеки уйди!

 

Вечно любимая

 

Ты – моя вечно любимая

Светлая зорюшка ранняя,

Ласточка неукротимая

В песне мечты и желания;

 

Нежная, самозабвенная,

К высям небесным зовущая,

Яркая, благословенная,

С солнышком вешним цветущая!

 

Губы твои обольстительны,

Ласковы руки прекрасные,

Ясные очи пленительны,

Жарки объятия страстные.

 

Огненно-неугасимая,

Сладостно-необычайная

Ты, моя вечно любимая

Радость бездонно-бескрайная!

 

Девушка и старуха

 

– Старуха, старуха, отдай мне цветы,

Что руки твои отягчают

И прелестью яркой своей красоты

Лишь дряхлость твою освещают!

 

К чему тебе этот роскошный букет,

Взывающий к нежности страстно?

В тебе уж ни силы, ни свежести нет,

А я молода и прекрасна.

 

– О, милая дева! Не ведаешь ты,

Что старость бывает любима!

Коль знала бы, кто преподнёс мне цветы,

Прошла бы в безмолвии мимо.

 

Он старше меня и красив не вполне,

Но сверх полувека мы вместе –

И счастье великое дарит он мне,

Как юной когда-то невесте.

 

Обратно

 

Судьба тоску мне щедро посылала,

Зато скупа на радости была;

Я чувствовал, что счастья в жизни мало

И что добро всегда в плену у зла.

 

Мой слабый дух болезненно смутили

Пророков гнусных лживые слова

О том, что правда коренится в силе,

А истина без святости мертва.

 

Зажатый меж неверием и верой,

Я напрочь о познании забыл,

Переболел бездействия холерой,

В борьбе с собой истратив юный пыл.

 

Я перенёс утраты и потери,

Пойдя на равнодушие войной,

И вдруг решил захлопнуть жизни двери,

Уйти от всех страданий в мир иной.

 

В том мёртвом мире стал бы я спокойным,

Немым и безмятежным. Но, увы,

Мне показалось делом недостойным

Бросать мой крест на произвол судьбы.

 

Я понял, что за невозвратной гранью

Из трусости покою не взрасти –

И вопреки заветному желанью

Решил вернуться к жизни с полпути.

 

Я знаю, что страдать не перестану,

Что снова буду кровь стирать с лица,

Подвергнусь оскорбленью и обману,

Но смело дошагаю до конца.

 

Пройдя обратно через те же двери,

Я с тайной просьбой к Богу обращусь:

Спаси меня от тех, кому я верю;

От тех, кому не верю, сам спасусь!

 

© Владимир Мельник, текст, 2020

© Книжный ларёк, публикация, 2020

Опрос

Нравится ли Вам сайт "Книжный ларёк"?

Общее количество голосов: 1437

Koнтакт

Книжный ларек keeper@knizhnyj-larek.ru