Владимир Мельник. Умный разговор

06.01.2020 10:39

УМНЫЙ РАЗГОВОР

 

 

Эх, тоска зеленая… Скучно.

Ты не злись на меня, я не жалуюсь; просто заняться нечем; вино мы, как видишь, выпили, а за новым лень идти; от книжек глаза слипаются; прогулки надоели. Беседовать с тобою не о чем. Ну о чём, скажи, можно говорить с тобою? Ты и тверёзый лыка не вяжешь, а вина выпьешь – только зубы скалишь да над учёностью моею потешаешься… Нет, спасибо; отодвинь бутылки; руки свои нечистые отстрани от моего лица. Мне хорошо, язык лишь немного заплетается…

Ты слушай, какое я словцо вспомнил: трансцендентальный! Пьян, говоришь? А я без запинки произнёс. И ещё раз могу: трансцендентальный! Съел? Не помню, где выкопал это слово. Да и какая тебе разница? В какой-нибудь глупой книжке, не иначе. Писателей-то нынче сколько развелось – хоть отстреливай. Писать ведь можно и о том, о чём понятия не имеешь. Как делается всё умное? Взял я, к примеру, словарь; нашёл красивое, но непонятное слово, узнал значение – и пошёл рассуждать. Вот и о трансцендентальном: ничего почти не помню. Какой-то философ Кант; какие-то цитаты, рассуждения… Муть голубая… Причинность – это одно, необходимость – это другое, а возможность – ещё что-то там такое, пёс его укуси! Это и называется: муть разводить.

Я уже понял, что ты ничего не понял. Тебя замкнуло? Хорошо, объясню. Проще надо рассуждать: где предел понимания, там и начинается всё трансцендентальное. Всё, что не для пустых черепушек. Всё такое, знаешь ли, абстрактное, аллегорическое, гиперболическое… Опять непонятно? Понятно… Я и не удивляюсь. Ну скажи мне, что такое время? Ты говоришь каждый день: у меня мало времени, дайте мне время, я дорожу моим временем. Ты уверенно произносишь это слово, будто знаешь о времени всё. Вот и скажи мне точно: что такое время? Ты представь, что я дитя, которому нужно растолковать это понятие; вообрази, будто я ничего не знаю о времени. Сформулируй. Напряги голову. Подумай. Время можно увидеть? Пощупать? Понюхать? Лизнуть? Нет? Уже хорошо. Какие часы, при чём тут часы?! Часы – система искусственная, узенькая, выдуманная человеком для собственного удобства в обиходе. Дать понятие о ней совсем не трудно. Но часы ничего не говорят мне о сущности времени. Термометр говорит мне кое-что о погоде, но сам её не делает. Наши уши сообщают нам звуки, но сами их не издают. Чего тут не понять? Не поют уши песен! Понял? И не тычь мне в нос этими часами! Отстань от меня с временем! Отключи мозги! Я тоже не могу сформулировать, поэтому и говорю, пустая ты голова: время – понятие трансцендентальное. Хоть ты лопни! Это значит, что при нынешнем уровне развития человеческого мозга оно не подвластно разумному объяснению. Мы только что видели это на твоём примере. Ну, ну, не лезь целоваться! Лучше соображать учись.

 

 

Ай, молодец! Пространство тоже необъяснимо. Пространство – это не обязательно космос. Подумаешь, открытие: пространство, в котором вертятся звёзды и планеты! Как свёкла с морковкой в борще, ага! Это в твоей башке теперь пьяная глупость вертится. Наша Земля тоже мотается, будто молекула картошки в бульоне? Космос, понимаешь ли… А промежуток между нашими креслами – это тоже пространство? А оно какое? Нешто космическое? Вон куда тебя понесло: пустота! Пустота между креслами? Ладно, будь по-твоему. Будем условно считать, что пространство – это пустота. А пустота что, не трансцендентальна? Дай мне понятие пустоты, профессор мой безмозглый. Не можешь? Вот и я не могу. Ты представь, что пустота – это когда вообще ничего нет, и тебя самого нет; и получается, что даже представить отсутствие всего и самого себя просто некому. Представил? Я пробовал, когда трезвый был, так и то едва мозги не порвал. Трудно представить, что ничего нельзя представить. Это я сам придумал. Ума у людей не хватает; оттого вся эта срамота и трансцендентальна.

Слушай, меня трясти начинает, как вспомню, сколько истин и предположений нарожали разные философы. Да хоть тот же Кант. Страшно помыслить: вокруг нас пустота, нас тоже нет; однако нам почему-то кажется, что мы есть, и всё вокруг есть. Ты уверен, что мы всё это видим и чувствуем? А если глаза врут нам? Если нос даёт мозгу неверную информацию? Если уши слышат не то, что есть на самом деле? Может быть, ни глаз, ни носа, ни ушей у нас нет? Вдруг в реальности мы бестелесны – ни рук, ни ног, ни головы, ни этого… всего остального? Представить страшно, аж волосы дыбом! Чего ты смеёшься? Тебе кажется, что тебе смешно; а тебя нет, и никому не может быть смешно. И волос не то что дыбом, а вообще их нет. Ни одного волоса нет! Сам ты лысый! Ни одного лысого нет, и ни одного волосатого тоже нет! Никого нет, ничего нет! Не смей смеяться, смеха тоже нет! Он тоже трансцендентален!

Тьфу ты, пень берёзовый! Я всё о главном, а ты уже о центральной нервной системе. Умойся слезою, материалист! Смех – это звук, а звук – это сотрясение воздуха, а воздух материален. Хорошо! Согласен! Но это мы с тобой насквозь просвещённые; а древние люди, например, не знали, что дышат воздухом, он для них не существовал. Это уж потом появились химики, физики и прочие телепузики. Всё изучили, всё объяснили и – на тебе! Воздух! Бери, дурак, и дыши! Так в будущем какой-нибудь химик откроет химический состав времени, выведет атомную формулу пространства. Смейся, смейся! Физика соединится с философией; учёные начертят график необходимости, синусоиду причинности, параболу возможности; взвесят чувства на весах, измерят смех каким-нибудь смехомером. И не останется ничего трансцендентального. Всё станет известным и материальным. И наступит тоска зелёная... Такая была у меня в голове полчаса назад, когда мы допили вино, а за новым бежать было лень. Теперь пришла охота: так и быть, принесу бутылочку.

Давай выпьем. И не хнычь! Время ещё нельзя лизнуть, а пустоту пощупать. И слава богу! Лучше наливай себе и мне. Будем здоровы! Я только спрошу тебя напоследок: понял ли ты, зачем я завёл разговор о трансцендентальном? Точно! Ум свой решил показать от нечего делать! Однако я поболтал языком – и успокоился; почувствовал себя философом – и потешил душеньку; побыл полчаса лектором – и выпустил из себя лишнее словоблудие. Это тоже полезно. Иногда нужно излить словесные помои в чужие уши. Утешить себя подленькими, тёпленькими, шкурными мыслишками: дескать, я умён, пёс меня укуси, и у меня есть возможность дальше умнеть. За это не грех ещё выпить, ибо истина в вине. Наливай!

 

© Владимир Мельник, текст, 2019

© Книжный ларёк, публикация, 2020

Опрос

Нравится ли Вам сайт "Книжный ларёк"?

Общее количество голосов: 1393

Koнтакт

Книжный ларек keeper@knizhnyj-larek.ru